290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Мой папа - суперзвезда (СИ) » Текст книги (страница 3)
Мой папа - суперзвезда (СИ)
  • Текст добавлен: 30 ноября 2019, 09:30

Текст книги "Мой папа - суперзвезда (СИ)"


Автор книги: Юлия Резник






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 13 страниц)

Глава 5

Ну, какого черта, Санин? Какая, на хрен, работа? – тут же пожалел о своих словах Влад. Дернулся, почему-то не в силах выдержать этот честный открытый, наполненный праведной злостью взгляд. Он так смотреть разучился… а, однажды утратив эту способность, ее уже не вернешь. Да и незачем это было в их прогнившем насквозь мире шоу-бизнеса? Открытость там не приветствовалась и запросто могла быть использована против. Влад хмыкнул. Аня хлопнула длинными чуть выгоревшими на концах ресницами. А он никак не мог отделаться от странного ощущения, что они были знакомы. Может быть, когда-то давно. Еще в прошлой жизни. В той жизни, в которой он еще не был таким циничным.

– Работу? – пробормотала она, облизывая необычной формы губы. Они не были пухлыми, как это сейчас было модно. Но их капризный излом и четко очерченный контур привлекали внимание.

Да ладно, Санин… Завязывай. Ей сколько? Двадцать хоть есть?

Совсем рядом на приличной скорости промчалась машина. Влад резко отступил и дернул на себя девушку, опасаясь, что ту зацепит. Спину прострелила боль. С губ сорвался болезненный стон. Влад покачнулся. Но его массажистка вовремя успела подставить плечо. Несмотря на свой вес и невысокий рост, она была достаточно сильной.

– Говорила же, что нужно уколоться! Больно?

– Терпимо… – прохрипел Влад. Отдышался, придерживаясь рукой за открытую дверь своей бэхи. Самым дерьмовым в этом всем было то, что от чертового сдавливания корешков, которое ему диагностировали, наверное, еще лет семь назад, в последнее время у него стали неметь ноги. Машину водить в таком состоянии было довольно опасно. Зря он вообще сел за руль.

– У тебя права есть?

– Что? – Аня уставилась на него с таким искренним недоумением, что раздражение Санина смыло волной. Он шумно выдохнул. Задрал лицо к небу:

– Права есть, спрашиваю? Машину водишь?

– Вожу… То есть водила. А что? – вконец растерялась Аня.

– Садись за руль.

– Вы шутите?

– Садись, – прохрипел Влад, – считай, что твой первый рабочий день начался.

– Я не могу… Это ведь БМВ! К тому же я в жизни не ездила по дорогам с таким оживленным движением.

Влад поморщился. Оглянулся…

– Права у тебя с собой?

Аня кивнула. Она как получила те права еще в восемнадцать, так и не выкладывала никуда. Носила с собой, под замком в старой сумке. Привычка такая…

– Запрыгивай. Здесь недолго по городу. А потом на шоссе и в деревню. В это время движение там нормальное. Сам не доеду. Болит…

Влад с большим трудом забрался на пассажирское сиденье, отодвинул его максимально назад и откинул спинку. А Аня все так же топталась на тротуаре, вгрызаясь зубами в губу.

– Так тебе нужна работа или нет? – рявкнул Санин, которого ситуация порядком подза*бала. Аня запрыгнула в машину быстро, будто опасаясь, что мужчина передумает, неловко толкнув его при этом локтем.

– Извините… – отдернула руку, будто обжегшись.

– Ты как-то странно на меня реагируешь, – сощурился Влад, наблюдая, как судорожно она дергает переключатели и жмет на все кнопки, методом тыка изучая, что тут и как. Стеклоочистители ожили, заскользили по абсолютно сухому стеклу с не самым приятным звуком. Аня дернулась, опасливо покосилась на хозяина машины и быстрым движением вырубила дворники.

– Я буду признателен, если ты выключишь и подогрев сиденья. Я не замерз.

Щеки девушки окрасились розовым. А у него все внутри замерло. Настолько знакомой и близкой она ему в тот момент показалась. Какое-то странное дежавю… Так уже было когда-то. Воспоминания взяли в плен и потащили назад, туда, далеко-далеко, куда он не заглядывал больше. Где было слишком много горечи и неправильного. Влад сдернул очки, растер лицо ладонью. Наваждение какое-то… Что за черт?

– Вам плохо?

– Именно поэтому ты сейчас за рулем. Давай, выруливай. Я еще хотел поработать.

Аня повозилась немного, подстраивая сидение под себя, и, высунув язык от усердия, все же выехала со стоянки. Благослови господь создателей автоматической коробки…

Санин молчал, тайком разглядывая девушку. Он ожидал миллиона вопросов, но их не последовало. Вытянув шею и то и дело озираясь по сторонам, будто боясь, что и правда не справится, Аня медленно катила вперед. Хм… может быть, идея посадить ее за руль была не такой уж дерьмовой.

– Так у тебя будет полным-полно дел, кроме этого.

– Это каких же? – насторожилась Аня, с тревогой оглядываясь по сторонам.

– Господи, да расслабься ты! Не позарюсь я на твою бренную тушку! – вскипел Санин.

– Я знаю! – не менее агрессивно выпалила девушка. Та, у которой язык прилипает к небу. Ага…

– А чего тогда смотришь на меня так, как будто я тебя прямо сейчас здесь разложу…

– Да не смотрю я! Вам показалось. И вообще… я просто хочу понять, что будет входить в круг моих обязанностей. Ваше лечение… – Аня вздернула брови, будто подталкивая его к каким-то словам.

– Машина!

– Машина?

– Да. Ты будешь моим водителем. Я сейчас совершенно не в форме. Мой быт тоже возьмешь на себя. Дважды в неделю ко мне приходят прибраться и что-нибудь приготовить. А ты будешь заботиться о моем комфорте все остальное время, – не придумал ничего лучшего Влад.

– Заботиться о комфорте… – повторила Аня, будто пробуя эти слова на вкус.

– Да! Приготовить чай, кофе… Следить за тем, чтобы в холодильнике не заканчивался лед. Что?! Что-то опять не так?

– Нет. Все нормально. – Аня пожала плечами. Выхода у нее не было. И лучшего предложения тоже. Понятно, что это временная работа. Но ведь это как раз то, что ей нужно, до тех пор, пока она не найдет что-то получше! А то, что рядом с Саниным у неё перехватывает дыхание – так это пройдет. Наверное… Когда она привыкнет к его присутствию. Главное – до этих пор не задохнуться. – Можно узнать, сколько вы планируете мне платить?

– Пятьдесят баксов в день. Тебя устроит? – сощурился Влад. И Аня опять отвернулась. Сердце колотилось, как сумасшедшее. Во Владе многое изменилось за прошедшее время. В вот этот прищур никуда не делся… Только морщинок прибавилось за стеклами стильных очков. Господи, почему же так сильно дрожат ее ноги? Ведь прошло столько лет. Морок спал… И первая, щемящая сердце влюбленность – она ведь тоже прошла. Или…

Стоп! Что значит «или»? Прошла, и нет её! Нет… Гад он! От Васьки отказался… Ладно, раньше, но ведь теперь, когда остепенился, мог о ребенке и вспомнить.

– Так что? – нетерпеливо застучал по столу пальцами.

– Устроит, – вздохнула Аня.

– Только график у меня ненормированный. Ты мне и ночью можешь понадобиться. Если вдруг нужно будет поехать на какое-нибудь мероприятие. С этим не будет проблем? Я услышал, что у тебя дочь…

– Ничего страшного. Она взрослая девочка. Справится.

– Взрослая? Во сколько же ты ее родила?

Аня разозлилась. Стиснула кулаки. Допустим, она её вообще не рожала, но кто ты такой, чтобы осуждать?!

– Не думаю, что это та тема, которую я обязана обсуждать со своим работодателем.

Влад нахмурился. Ну, вот какого черта ты полез к ней со своими вопросами? Какое тебе вообще до этого дело? Ясно, какое. Жалко ее, глупую. Залетела по малолетке и родила. А сейчас одна тащит… Хоть сама еще дите дитем.

– Ты права. Извини.

– Проехали. Давайте лучше я перейду к своим непосредственным обязанностям. Уколоть есть чем?

– Понятия не имею. Надо в аптечке глянуть.

– Если нечем – ничего страшного. Я завтра куплю, а пока обойдемся массажем.

В аптечке нашлись лишь просроченный диклофенак и длиннющий рулон дюрексов. Аня низко-низко опустила голову и затолкала презервативы обратно в сумочку. Влада, кажется, её находка ничуть не смутила. А вот её…

– Так… Ну, вот этот стол, пожалуй, подойдет.

– Для чего?

– Для массажа. Сюда бы парочку махровых простыней и… – Аня не успела договорить. В открытое настежь окно донесся гул мотора. Влад оглянулся, подошел поближе. Встал совсем рядом с Аней. Красная Хонда припарковалась аккурат рядом с Владовым БМВ. Так уверенно, словно водитель делал это уже не один раз. Дверь распахнулась, и из машины вышла шикарная брюнетка. Обогнула тачку, открыла пассажирскую дверь, и практически в то же мгновение из машины пулей вылетел темноволосый мальчик.

Сердце Ани пропустило удар.

Глава 6

Ребенок… У него был ребенок! Которого он не бросил, который выскочил из машины и помчал прямиком к дому, ни на секунду не сомневаясь, что может это сделать. Рот наполнился горечью. Аня сглотнула.

Злость, с которой она боролась долгие годы, проникла острой иглой прямо в вену и впрыснула в кровь очередную порцию яда. Аня смотрела в окно на приближающегося вприпрыжку ребенка, а перед глазами стояла Васька… Её никому не нужная маленькая девочка, которой было так трудно объяснить, почему её не любят мама и папа.

Влад выругался под нос и пошел прочь из комнаты. Будто привязанная невидимой ниточкой, Аня скользнула за ним. В ушах стучали кровь и топот маленьких ножек по деревянному настилу открытой веранды. Завидев отца, мальчик завизжал и запрыгнул ему на руки. Влад покачнулся, застонал и потихоньку стал оседать на пол, стараясь уберечь ребенка от удара.

– Влад… Что такое? – взлетела на крыльцо Майя. Теперь-то Аня узнала в женщине бэк-вокалистку Санина.

– Черт… спина!

– Вам не нужно было делать резких движений, – сварливо заметила девушка, косясь на ребенка, которого произошедшее не на шутку испугало. Губа малыша задрожала, выдавая приближающиеся слезы.

– Эй, сынок, ну-ка, иди сюда. У Влада просто заболела спинка. Ничего страшного не случилось! – Майя подхватила сына на руки, чтобы его отвлечь и успокоить.

У Влада? Телом пронеслась такая волна облегчения, что Аня едва не упала. А ведь в этот самый момент она пыталась поднять с пола Санина. Вот было бы веселье.

– Я не ждал сегодня гостей, – пробормотал Влад, упираясь рукой в поддерживающую крышу веранды стойку.

– Мы тоже не планировали никуда ехать, но зоопарк закрыт, представляешь? А тут еще Стас сказал, что никак до тебя не дозвонится, вот мы и решили рвануть сюда… Но вижу, что мы, наверное, не вовремя.

– Спину опять скрутило.

– Тебе бы обследоваться по-нормальному, Влад.

– Я уже. Вот… Аня. Моя массажистка.

Майя вскинула бровь и удивленно, как будто вот только сейчас ее увидела, смерила Аню взглядом. А та тоже смотрела. Прямо, не мигая. Бэк-вокалистка Влада была на полголовы ниже и килограммов на пять полней. И если бы эти самые килограммы не распространялись по всему Майиному телу так ладно, у нее бы, может, и был бы повод порадоваться. Но нет… Майя была из тех горячих красоток, которых даже лишние килограммы не портили, а лишь подчёркивали их знойную красоту.

Так… Стоп. В какой момент это стало Аню заботить? Плевать! Плевать, как выглядит эта женщина! И что их с Саниным связывает – тоже плевать. Вот, если бы он вспомнил о том, что у него есть Васька… Это было бы другое дело. Тогда бы её интерес можно было списать на то, что она переживает, какая той достанется мачеха.

Нет… Об этом тоже лучше не думать. Потому что, стоило Ане только представить возле ее Васьки какую-то другую женщину, как голова начинала кружиться, и душила страшная паника. Это была её… её… Васька. Она стала её матерью, когда от малышки все отказались. И никто её девочку не отнимет.

– Массажистка… Но послушай, Влад, ты уверен, что у этой девочки нужный уровень квалификации? Не лучше ли тебе пойти к Лаврентьеву, а? – донесся до Ани глубокий голос, когда парочка скрылась за дверями дома, а она так и осталась стоять на веранде.

Злость на то, что кто-то сомневается в её квалификации, не потрудившись даже хоть что-то о ней узнать, отдалась неприятной тянущей болью в висках. А может быть, это от напряжения. С Ани семь потов сошло, пока она доехала до места. И это ведь только начало! Если Санин не пошутил и серьезно решил доверить ей своего Зверя. Именно так Аня про себя называла теперь его машину.

– Нормальная у девочки квалификация. Без неё я бы вчера концерт не отработал.

– Серьезно? А что молчал? Вот партизан! Ну, разве так можно, Влад? – голос Майи окрасился томными интимными нотками. И если Аня еще сомневалась, что связывает этих двоих, понадеявшись, что в таком случае шумихи в прессе было бы не избежать, то теперь у неё не осталось никаких сомнений.

Сцепив зубы, она дернула дверь и пошла следом.

– Владислав Александрович, так мы будем делать массаж? Или я могу быть свободна?

– Ох… Я помешала, да? – вскинула красивые брови Майя, проведя ноготками по татуировке на руке Влада.

«Да ты просто Кэп!» – едва сдержала себя Аня. Обидные слова вертелись у нее на языке, и ей это совершенно не нравилось. В этот момент Аня себя не узнавала. Язвительность ей была совершенно не свойственна. Каких-то пару часов в обществе Санина – и вот, только посмотрите, в кого она превратилась! В настоящую ведьму. Может быть, права была мама, когда говорила, что это Влад так на Альку влиял? Может быть, он действительно виноват в том, как бездарно та прожила свою жизнь?

Приехали… А ведь совсем недавно Аня с пеной у рта защищала Влада перед родными. И с сестрой у неё из-за этого были проблемы. Хотя, казалось бы… Они и не пересекались толком. Алька была на пятнадцать лет старше. Аня была поздним ребенком. Нежеланным… Она, наверное, потому так к Ваське и потянулась с первых дней. Хотелось, чтобы хоть кто-то её любил. И самой любить хотелось. С сестрой же они практически не общались. Та как перебралась с Владом в столицу в неполные двадцать, так и моталась за ним, как ниточка за иголкой, лишь изредка наведываясь домой. Иногда ее сопровождал и Влад. Вот в один из таких визитов Аня в него и влюбилась. А может, это случилось раньше. Она его любила столько, сколько себя помнила. Все самые светлые воспоминания из её детства были связаны с Владом. И все самые темные.

Однажды они с матерью неожиданно нагрянули к ним в столицу. Ане тогда было лет десять. Она уже не помнила, зачем они туда подались, что их заставило проделать весь этот путь. Но вряд ли бы когда смогла забыть картину, которая их встречала. Пьяные, обдолбанные Алькины друзья, которых, несмотря на ранее утро, было полным полно в их с Владом однушке… И она сама, открывшая им дверь. Полуголая и нетрезвая.

– Аль, ну, какого хера, детка, я с тобой не закончил! Кого там принесло…

Аня помнила, как в страхе она озиралась по сторонам. И того… с расстегнутой ширинкой, помнила. Потрясенное лицо матери, сбивчивые речи Альки… Да много всего запечатлелось в ее неокрепшем детском мозгу.

– Кто это, Алечка? Кто все эти люди? И где Владик?

– Мам, да ты проходи! Лех, Бакс, давайте, выметайтесь… Табриз, прости, дорогой… Мы о записи чуть позже поговорим, ты же не против? Сам видишь, мама приехала издалека, сестренка, вот…

– Дерьмо… – сплюнул прямо на пол Табриз и двинулся прямо на них, застывших, как два соляных столба, в тесной прихожей. Он всего-то и хотел, прощимиться в ванную. Им совершенно ничего не угрожало, но это Аня уже потом поняла. А в тот момент ей было безумно страшно.

– Алечка, доченька… Да что же это? – как попугай повторяла мать.

– Мам, ну, не начинай! – огрызнулась Алька, подкуривая тонкую сигарету. – Богема, что ты хочешь… Творческий процесс. Ну, не криминал же…

Криминала там тоже хватало. Лежащий на столике пакован с дурью запросто мог потянуть на статью. Но, по наивности, ни сама Аня, ни её мать не знали, что это за сверток. И слава Богу, конечно.

– Аня! Аня… Ты слышишь, что я говорю? – прорвался в воспоминания голос Санина.

– Да. Конечно…

– Я простыни принес. И одеяло, подойдет?

– Да. Я расстелю.

– Может быть, лучше на диване? – вставила свои пять копеек Майя, озабоченно хлопоча над Саниным, как будто тот без неё шагу не смог бы ступить.

– Мне нужна жёсткая поверхность, – возразила Аня, раскатывая одеяло по столу. – И масло. Найдется? В аптечке не нашла…

– Не помню, чтобы у меня было… – почесал в затылке Влад.

– Можно воспользоваться обычным растительным. Есть оливковое или подсолнечное, на худой конец?

– Угу. Было вроде. В кухне.

– Я принесу… – вздохнула Аня.

– Я сама. Тебе будет сложно найти. Там столько шкафов – я сама путаюсь, – улыбнулась Майя и, подхватив притихшего сына за руку, вышла из комнаты. И не было в той улыбке ничего наигранного или искусственного, а все равно она Аню порядком взбесила. Резкими движениями она расстелила поверх одеяла полотенце и взмахнула приглашающим жестом рукой.

– Ну, забирайтесь…

– Давай уж на ты. И не забывай, что я – твой пациент. А не кумир, до которого ты дорвалась, – вроде бы шутя, заметил Санин, неторопливо взбираясь на стол. Большинство людей при этом выглядели бы довольно нелепо. Но это была история не про него. Литые мускулы перекатывались под загорелой кожей, и девушка наблюдала за их скольжением, как под гипнозом. Совершенно не в силах отвести взгляд.

– Аня!

– М-м-м?

– Ты же не делаешь сейчас то, о чем я думаю? – подозрительно осведомился Влад, когда повисшая в комнате тишина затянулась.

– Больно надо, – пробурчала девушка, – просто жду, когда можно будет приступить.

– А вот и я… У него там чего только нет. И кукурузное масло, и репейное… Вот тут масло из виноградных косточек и…

– Из виноградных косточек подойдет, – оборвала Аня певицу и забрала из ее рук пузырек. – Вы будете присутствовать при процедуре?

– А что? Я могу помешать?

– Нет. Если Владислав Александрович не прочь при вас оголить свою пятую точку…

– Нефёдова! – теперь уж пришла очередь Ани заткнуться, – начинай, а?!

– Мы, пожалуй, и правда пойдем, да, Лешка? – улыбнулась Майя сыну. – Хотя зрелище могло быть занятным, – она поиграла бровями напоследок и пошла к выходу. Санин в ответ громко фыркнул. А Аня поняла, что так и не удовлетворила своего любопытства. Кем была для него эта женщина? Попробуй его разбери. Видно, что между ними крепкая, давно устоявшаяся связь. Но у хороших приятелей или в сработавшемся коллективе тоже могли быть отношения подобного рода. Наверное… Или ей просто хотелось так думать.

Да с чего хотелось-то?! Брр-р-р! Аня с психом отвинтила пробку на небольшой бутылочке масла. Пробка отскочила и покатилась по полу. Тяжело вздохнув, Аня отставила открытую бутылочку подальше и, обойдя стол, наклонилась, чтобы поднять крышку. Без задней мысли она выпрямилась и наткнулась на изучающий темный взгляд. Влад снял очки, и теперь морщинки у его глаз стали еще заметнее.

Столько лет прошло, а Аню все равно до костей пробирал каждый направленный на неё Владов взгляд. Когда-то она была готова кожу с себя содрать, чтобы он смотрел на нее, не отрываясь. Чтобы он видел её одну. А теперь почему-то разозлилась от этого. А может, и не от этого вовсе, а от того, что сама все так же остро на него реагировала. Так остро… почти болезненно.

– Эй! Эй! Полегче… – возмутился Санин, когда она начала его основательно разогревать.

– Терпи! Мужик ты или кто? Я тебя нормально… сейчас поворочаю. Чтоб не думал, что… я тебя лапаю… – пыхтела Аня, разминая его изо всех сил. Санин чертыхался, выдыхал с шумом воздух, когда она посильнее надавливала, и даже хрипло стонал. Аня так разошлась, что забралась на него сверху. И вроде бы в этом не было ничего такого… Была и такая техника… Тайский массаж, например, только так и делался, и это чистая правда. Вот только вряд ли тайские искусницы, массажируя своего пациента, чувствовали то, что ощущала Аня, прижимаясь промежностью к крепкой заднице Санина. Вряд ли их тело сладостно сокращалось, наливалось соками и пульсировало. Совершенно неожиданно для себя Аня так завелась, что это стало настоящей проблемой. Она поднималась повыше, массируя плечи, опускалась вниз… И эти с виду целомудренные, а на деле порочные до невозможности движения сбивали ее дыхание и заставляли хотеть большего. Еще большего… и еще…

Чувствуя, что абсолютно утратила контроль над ситуацией, Аня слезла с Санина. Трясущимися руками взяла еще одну простыню из заранее приготовленных и накрыла той Влада. Ее щеки полыхали, как языки пламени. Чувствуя себя грязной озабоченной нимфоманкой, девушка потупила взгляд.

– Пойду, вымою руки… А вы полежите пока.

Глава 7

Бежать! Ей хотелось бежать до монгольской границы. Бросить все, к чертовой бабушке, и улепётывать от того, что произошло. Глядя в шальные глаза собственного отражения, Аня набрала полные пригоршни воды и плеснула в разгоряченное, покрытое тонкой пленкой испарины лицо. Вода оказалась неожиданно холодной, как если бы подавалась из скважины, а не из всем привычного центрального водопровода. Впрочем, может, так оно и было. Дом Санина стоял на отшибе, и тянуть сюда коммуникации вряд ли имело смысл. А еще это было довольно затратно.

– Боже, о чем ты думаешь, дурочка? Какой водопровод? Какое затратно? – простонала Аня, не без основания полагая, что шумящая в кране вода поглотит этот звук.

Низ живота тянул. Девушка переступила с ноги на ногу в попытке ослабить напряжение, но это не помогло. Влажные насквозь трусики неприятно впивались в кожу. Никогда за всю свою двадцатипятилетнюю жизнь она не испытывала такого острого, болезненного желания, но нисколько не сомневалась, что это оно и есть.

Нет, Аня не планировала хранить верность Владу, как монахиня-иезуитка. Так вышло случайно. Просто сначала она была в него влюблена, а потом… Потом у Ани не оставалось ни времени, ни сил на мужчин. Учеба, работа, Васька, умирающая мать… Где здесь лишнему времени взяться? Да и какой дурак захотел бы с ней разделить эти заботы? Вряд ли бы такой нашелся. Вот и вышло, что в свои двадцать пять Аня Нефёдова оставалась девственницей. Вполне возможно, последней двадцатипятилетней девственницей на планете. И не то, чтобы её организм был с этим согласен.

Вот! Наверное, все дело в этом…

Бросив последний взгляд в зеркало, Аня торопливо вышла из ванной. В глубине дома слышались тихие разговоры и звуки гитары. Трусливо прячась от необходимости снова встретиться взглядом с Саниным, девушка вышла на веранду. С жадностью вдохнула аромат петуний и прогретой солнцем воды. Дело близилось к вечеру. И, наверное, её первый рабочий день можно было считать оконченным, если бы она нашла в себе смелость спросить об этом. Постояв еще немного, любуясь местным умиротворяющим пейзажем, Аня собрала в кулак все свое мужество и вернулась в дом.

– Не пойму, почему ты не хочешь попробовать. Это могло быть занятно.

Аня остановилась, прислушиваясь к голосам.

– Кастинг? Да брось. Все эти шоу – полная херня.

– Зато отличный шанс засветиться. Ты только подумай, Влад. Три часа в прайм-тайм на одном из центральных каналов… Двадцать выпусков… А от тебя практически ничего и не требуется.

– Май, ну, кто сейчас смотрит телевизор, а? Ты знаешь, какая там возрастная аудитория? Пятьдесят пять плюс. Эта публика тупо далека от моей музыки.

– А в интернете? Ты знаешь, сколько просмотров набирают эти программы в интернете? Мы со Стасом смотрели. Миллионы. Понимаешь?

– Хм, не помню, чтобы ты когда-нибудь так на меня наседала, – голос Влада окрасило удивление, он взял низкий аккорд и снова принялся перебирать струны.

– Я и не наседаю. Просто парни загорелись этой идеей. Я думала, тебе она тоже понравится. В конце концов, ты же не будешь пропадать в студии безвылазно? Почему нет?

– Я не знаю, Май, правда. Там ведь будут не только талантливые ребята. Фрики, бездари… все, кому не лень. Ведь это развлекательное шоу. А я, ты в курсе, не отличаюсь терпением и за словом в карман не лезу.

– Ну, вот и будешь злым полицейским. Им как раз такого недостает в жюри. Лешка, оставь этот провод! – тут Майя переключилась на сына.

– Эй, дружок, это и правда лучше не трогать. Ну-ка, иди ко мне! – вторил ей Влад.

– Неть…

– Нет? Ах, ты ж маленький проказник, сейчас я кого-то к-а-ак догоню!

Лешка с громкими криками вылетел из открытой настежь двери студии. Ну, это уже потом Аня поняла, что это была студия. Тогда девушка этого не знала.

Сделав вид, что она только-только подошла, Аня встретилась взглядом с Владом, который, состроив страшную морду, бежал за ребенком. Санин смотрел на Аню в упор, она же старательно отводила взгляд, к смятению которого прибавилась щедрая порция заскорузлой обиды. Её Васька тоже любила дурачиться…

– Я бы не советовала вам делать резких движений, – сухо заметила девушка. Влад лишь приподнял бровь, продолжая все так же, с интересом, её разглядывать.

– Я постараюсь следовать вашим рекомендациям, – насмешливо заметил он. Аня вскинула ресницы. В какой момент он перешел на «вы»?

– Это очень правильное решение.

Лешка описал круг в коридоре и, распрямив руки подобно крыльям самолета, помчал назад. К ним… Влад поднял обе ладони вверх:

– Прости, друг, но сегодня из меня плохой напарник для игр.

Следом за мужчинами из студии вышла и Майя. В руках она держала стакан с каким-то напитком, в котором плескались кубики льда. Идиотка! Разве она не знает, что Влад в завязке, и для него это может быть не абы каким испытанием? И вообще! Ей ведь потом еще за руль нужно. Если, конечно, дамочка не решила остаться. Под ложечкой противно засосало. Аня нахмурилась:

– Я хотела уточнить, нужна ли вам еще на сегодня?

– Да нет… – Влад растерянно осмотрелся, провел широкой ладонью по волосам. – Нет, езжай… Я сейчас такси вызову.

– Зачем такси? Мы с Лешкой можем её подкинуть, – улыбнулась Майя.

Аня с шумом сглотнула. Облегчение от того, что эта дамочка не планирует ночевать в доме Влада, было слишком сильным для того, чтобы его можно было проигнорировать. Ненавидя себя за ненужные чувства, Аня покосилась на зажатый в руке женщины стакан и с намеком вскинула бровь.

– Что? – недоуменно спросила та, но проследив за Аниным взглядом, рассмеялась: – Да это ведь чай! Чай со льдом. А ты что подумала?

Аня вспыхнула. Пробубнила что-то невнятное, пялясь на собственные ноги. Бледно-розовый лак уже не мешало бы обновить, и она непроизвольно поджала пальцы, сравнивая собственные узкие ступни с изящными – Майи. Вот, чей педикюр был идеальным. А между тем, потеряв к ней всякий интерес, та снова улыбнулась Владу:

– Слушай, ну, может, ты еще подумаешь насчет судейства этого шоу?

– Ты же сказала, что времени на размышление нет. – Напомнил Санин.

– Ну, день-два, не больше… Подумай. Это правда отличный повод засветиться. Да и новый опыт, какой-никакой. – Майя подхватила небрежно брошенную ею же сумочку и уставилась на Аню: – Ну, так что? Ты с нами?

Аня равнодушно кивнула. Хотя чего-чего, а равнодушия в ней не было и в помине. А всяких других чувств намешано – дай боже. Странное комбо из ревности, жгучей обиды, желания и непонятно откуда взявшегося любопытства…

– Как Влад тебя нашел? – поинтересовалась Майя, стоило им отъехать от дома Санина.

– Я работала в массажном салоне, – коротко ответила Аня. – А он меня перехватил.

– Это хорошо. Ему давно пора заняться своим здоровьем. Все эти концерты и переезды – огромный стресс для организма.

Аня лишь пожала плечами. Что тут можно было сказать? От дальнейшей необходимости поддерживать светскую беседу девушку избавил звонок Майиного телефона. Она перевела вызов на громкую связь и, внимательно следя за дорогой, выехала на трассу.

– Привет. Ну, куда ты пропала? Какие новости?

– Привет, Стас. Почему сразу – пропала? Не пропадала я, а выполняла общественное поручение. В общем… Влад в курсе, что его приглашают в шоу, но, как мы и думали, не испытывает по этому поводу абсолютно никакого восторга. Думаю, он уже корнями врос в свою деревню, и теперь его оттуда метлой не выгонишь… аж до следующего тура.

– Дерьмо.

– Да ладно… Ну, не заставлять же его? Хочет в своей глуши сидеть – пусть сидит, на здоровье.

– Май, это дополнительная реклама. Нам она абсолютно не помешает. Больше скачиваний на iTunes и AppleMusic, больше концертов – больше бабла. Такой шанс продавать нашу музыку не только на запад, но и здесь… Разве не об этом Влад и мечтает?

– Слушай, почему ты задаешь эти вопросы мне? Аргументы у тебя железные, не спорю. Вот и озвучь их шефу.

– Вот и озвучу! Хреновый из тебя вышел переговорщик.

– Да, уж какой есть, – рассмеялась Майя, сбрасывая звонок. Она вообще очень много смеялась. Когда-то и Аня была такой. Но потом на неё свалилось столько проблем, что стало уже не до смеха.

– Представляешь, нашего Влада зовут судить местный аналог Х-фактора. А он ни в какую.

– Х-фактора? – во рту Ани пересохло. Почему-то она и думать не думала, что Влада зовут в то же шоу, в котором надеется принять участие её дочка! Его дочка…

– Да? Что-то не так? – удивилась Мая.

– Нет… Нет! Все в полном порядке.

Ага. Как бы ни так! Наверное поэтому у нее руки дрожат! Аня с трудом сглотнула образовавшийся в горле ком, убеждая себя, что паниковать рано. Ну, во-первых, Влад еще не согласился! А во-вторых, даже если он узнает в Ваське свою дочку, то вряд ли сможет ее отобрать. Да и не захочет он этого! Жил ведь без нее столько лет… Как-то…

– Слушай, точно все хорошо? Ты бледная, как полотно!

– Нет. Все нормально. Вы меня у метро высадите, хорошо?

– Ну, смотри… Я и до дома могу… – неуверенно пробормотала Майя.

– Нет-нет. Мне здесь недалеко. Спасибо…

Минут через десять Аня выскочила из машины, пробормотав Майе неловкие слова благодарности. Закинула рюкзачок на плечо и двинулась к входу в метрополитен. Говоря по правде, жила она далеко. На другом конце города. Но прямо сейчас домой Аня не торопилась, да и оставаться в компании Майи не было сил. Ей нужно было обдумать ситуацию. Раньше у них с Васькой не было тайн друг от друга. Но теперь… как быть теперь? Стоит ли рассказывать дочке об их неожиданной встрече с Саниным? О том, что она на него работает? А если да, то как Васька отреагирует на эту новость? В последнее время тема отцовства Влада сошла на нет в их разговорах, но Аня знала, что девочка все еще надеется, что тот о ней вспомнит. И то, что она наизусть знает все его песни и следит за ним в Инстаграмм, тоже знала…

В ушах загрохотало. Разгоряченное тело обдало волной прохладного воздуха – приближался состав. Час пик… Потные тела, прижимающиеся друг к другу. Подхваченная потоком народа, Аня протиснулась внутрь. Может быть, зря она не поехала с Майей.

Домой Аня попала, так ничего и не решив.

– Васька! Ва-а-ась.

– Привет!

– Привет. А ты чего такая смурная?

– Да ничего, – нахмурилась девочка. – Это неважно.

– Как это неважно? – возмутилась Аня, – ну-ка, пойдем. За ужином все расскажешь.

– Я не голодная, – вздохнула девочка, ступней одной ноги почесывая другую. Так… Все понятно. Васька перешла в режим «страдашки». Знать бы, почему.

– Что-то не так в школе? Оценка плохая, да?

– Вот еще! Когда это у меня – и оценка плохая?

– Тогда что? Дома сидишь, какой день, а на улице погода такая! Пошла бы погулять.

– А… – взмахнула девочка рукой и плюхнула перед матерью тарелкой с гречкой. – Вчера просто с этим кастингом провозилась…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю