290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Свадьба Мари (СИ) » Текст книги (страница 5)
Свадьба Мари (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 10:00

Текст книги "Свадьба Мари (СИ)"


Автор книги: Юлия Ляпина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 10 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Глава 8

Первые дни осады прошли почти спокойно. Чужаки шастали по округе, тащили все, что плохо лежало, а еще больше портили. Виллард скрипел зубами, видя со стены, как солдаты рушат ограду трактира и выкатывают бочки. Лорд Дункан отметив это решился на вылазку, через подземный ход, чтобы собрать побольше информации о нападавших. У королевского инспектора не было способов предупредить короля о масштабном нападении, но была надежда помочь королевским войскам.

Дождавшись глубоких сумерек, лорд Дункан и несколько его людей переоделись в темную одежду, обмотали ноги тряпками, взяли с собой пару проводников из прислуги и неслышно вышли через подземный ход.

Лорд Виллард не пошел их провожать неожиданно сказав, что в этом случае их вылазка будет более удачной. Хозяин замка остался в главном зале, чтобы следить с недовольным лицом, как его жена велит поставить больше широких скамей, сколотить еще одну ширму и принести к огню запас бинтов, горячей воды и крепкого вина.

Долгие часы ожидания оказались самым мучительным временем этой осады. Мари пыталась вышивать, потом читать при неверном свете камина, но все занятия получались плохо. Руки дрожали, строчки прыгали перед глазами, а Виллард давно выпил кувшин вина и теперь храпел в кресле, не заботясь об окружающем. Когда ожидание стало невыносимым, девушка накинула плащ и вышла на стену.

Внизу горели сторожевые костры, храпели и топали кони, похрустывая овсом и сеном. Солдаты громко смеялись, вышибая дно у очередной бочки или снимая с вертела очередной румяный окорок. Девушка поежилась. Отсюда осада казалась чем-то нереальным, далеким, как узкий серп луны, висящий в небе.

Летнее звездное небо над головой, легкий ветерок пахнущий влагой реки и дымом костров, стрекот цикад и гулкое уханье сомов, плещущихся на мелководье, все сливалось в привычный фон мирной летней ночи, вот только мир в любой момент мог обернуться гибелью для многих людей и даже для самой Мари. Девушка зябко поежилась и вдруг горячие руки легли ей на плечи, крепко сжимая, чтобы предупредить крик. Задохнувшись от ужаса, девушка обернулась. За ее спиной стоял лорд Дункан:

– Миледи, – хриплым шепотом сказал он, – не стойте на ветру, простудитесь.

Волна облегчения затопила Мари так стремительно и сильно, что у нее слезы подкатили к глазам.

– Вы вернулись! – еле-еле выговорила она.

Кажется, горячность хозяйки замка смутила гостя.

– Да, и почти все целы, – сдержанно улыбнулся ап Марж, – мои люди уже в зале, они ужинают и перевязывают раны и очень благодарны вам за предусмотрительность.

Теперь настало время смущаться Мари. Они вдвоем спустились со стены, при этом лорд вел себя так галантно, словно находился в королевском дворце и тем смущал девушку еще больше. К счастью на лестнице им никто не встретился. Когда до входа в донжон осталось совсем немного, Мари занервничала, представляя лицо Вилларда, когда он увидит ее рядом с инспектором. Между тем мужчина решительно вел ее вперед и остановился только у большой двери:

– Я войду первым, – быстро улыбнувшись он распахнул тяжелую створку и скрылся.

Мари подумав секунду спустилась в кухню, взяла там кувшин подогретого вина, и вошла в зал через арку для слуг. Виллард уже не спал. Он сидел на своем месте и недовольно морщась слушал Дункана. Инспектор не торопясь ел подогретый суп и рассказывал, что они успели увидеть во время вылазки. Девушка подошла к столу, молча наполнила кубок мужа и придвинула ближе к нему тарелку с холодным мясом, такие мелкие услуги были привычны в доме семейства Суис, а вот Виллад смягчался, от такой заботы. Сделав несколько глотков. барон расслабился и начал слушать внимательно вставляя в разговор конструктивные предложения.

– Мы прошли вдоль дороги и поднялись на холм, – рассказывал ап Марж, глядя с каким аппетитом ужинают его люди. – Сверху видно, что риввийцы стоят лагерями вокруг замков ваших соседей. Они выбрали удачное время, урожай еще не собран и больших запасов в амбарах нет. Зерно опадает в полях, а они травят его конями. Если королевская армия не поторопится, эти края вымрут зимой.

– Я заметил со стены, что костров гораздо больше, чем солдат, – вставил Виллард, – похоже здесь собираются оставить лишь небольшой гарнизон, отправив основные силы внутрь страны.

– Хорошее замечание, – коротко улыбнулся инспектор, – думаю можно поручить моему секретарю посчитать солдат у костров и сравнить с количеством лошадей и телег. Если солдат окажется больше, думаю стоит организовать вылазку и потрепать риввийцам мундиры.

Мужчины заговорили о вероятной вылазке, а Мари незаметно ушла к себе. Ее терзали двойственные чувства: с одной стороны, угроза ее жизни заставляла напрячь все силы для выживания. С другой, в это непростое время она вдруг ощутила себя не просто приложением к прялке и кухне, но женщиной достойной высоких чувств.

Медленно раздеваясь без помощи горничной, девушка отмечала то, на что перестала обращать внимание, переехав в замок мужа: как тонка и шелковиста ее кожа, покаты плечи, высока грудь… Дальше Мари смутилась, поспешила накинуть огромную теплую ночную рубашку и спряталась от своих мыслей под одеялом, крепко зажмурив глаза.

На рассвете стены замка внезапно сотряс гулкий звук удара и шорох осыпающегося щебня. Мари вскочила, быстро оделась, торопливо дергая шнуровку и раздирая гребнем спутанные волосы. Увы, без помощи служанки это занимало куда больше времени, чем обычно, а грохот не прекращался.

Когда девушка спустилась в главный зал е там встретили все обитатели замка. Люди жались друг к другу, камин не горел, на столах осталась неубранная посуда и брошенные блюда с кашей. Шум и треск во дворе дополняли крики воинов, поднявшихся на стены. Они собирались отбивать атаку, но хитрые риввийцы и не пытались подойти к стенам, разрушая замок с помощью катапульт и баллист.

Лорд Дункан скрипел зубами, понимая, как его провели. Детали осадных машин солдаты привезли с собой, а дерево для оснований нашли на месте, разобрав крестьянские дома. Камней у реки тоже хватало, так что завершив сборку машин риввийцы начали атаку на замки, сохраняя своих солдат.

– Нужно сообщить королю! – метался по площадке инспектор, глядя как очередная каменная глыба разбивается во дворе замка, оставляя глубокую вмятину в брусчатом покрытии.

Виллард взирал на баллисты с удивительным хладнокровием:

– Не переживайте так, лорд, думаю к вечеру, когда переменится ветер, мы покажем этим дикарям, что такое дворянин обученный военной школе!

Криво усмехнувшись, ап Марж ушел со стен в донжон, чтобы усадить всех свободных людей за изготовление метательных дротиков, стрел и просто снарядов из камней и веревок. Он подозревал, что риввийцам скоро надоест игра в одни ворота и они попробуют стены замка на прочность и вот тогда им пригодится каждая палка с куском железа на конце!

Ни Виллард ни Дункан не пожелала ничего объяснять хозяйке дома. Один потому что ненавидел женские слезы, второй потому, что считал нетактичным объяснять что-то замужней леди имеющей супруга. Мари пришлось расспрашивать слуг, стражников и секретаря, чтобы знать, к чему готовиться. Раз планируется вылазка, значит им вновь потребуются лавки, лекарь и бинты. Вздохнув и вознеся молитву, девушка пошла собирать женщин, чтобы укрыться вместе с ними в донжоне.

Глава 9

Мари сидела в главном зале, среди своих горничных, сматывая бинты, пропитывая подушечки кровеостанавливающим зельем и вином. Одновременно она негромко уговаривала детей не бояться и помогать матерям. В другом углу, у самых дверей, мужчины расщепляли сухие доски, чтобы изготовить дротики и стрелы.

У камина находился лекарь с ранеными стражниками и слугами. Пока пострадавших было немного, пара слуг раненых осколками каменных глыб, да три стражника, упавших со стены при попадании. Их всех напоили горячим вином, чтобы снять страх, и теперь замковый докторус зашивал самые крупные раны, позаимствовав у леди шелковые нитки и серебряные иголки.

День до вечера тянулся невыносимо. Мари делала вид, что спокойна, а сама прислушивалась к глухим ударом каменных ядрам и речам мужчин. Когда женщины и дети начали подвывать от ужаса, девушка решительно отложила бинты и велела немедля убирать со стола, мыть посуду и готовить обед.

– Так ведь огонь разводить нельзя, – заикнулась одна из кухарок, – лорд запретил, чтобы пожара не было.

– Это на кухне нельзя, – согласилась с ней Мари, – а в коптильне можно! Ступайте в подвал и готовьте суп! Вашим мужьям нужны силы!

Вдохновляя испуганных женщин личным примером, девушка сгребла со стола объедки в корзину и сунула самой истеричной служанке:

– Отнеси на псарню!

Та заверещала от ужаса и тут же получила крепкую оплеуху:

– Молчать! Возьми корзину и отнеси это на псарню! Можешь пройти через подвал!

Женщина замолчала, и нога за ногу потащилась к двери.

– Я проверю, куда ты дела еду, – сказала ей в спину хозяйка замка и служанка вздрогнув заторопилась.

Остальные уже не возражая поплелись в подвал, радуясь предусмотрительности прежних владельцев, устроивших там несколько выходов к разным службам. Обед, ужин, Мари вспоминая матушку была строга, но милостива, а когда очистили столы позволила зажечь большую масляную лампу и вынула из своего сундука небольшую книгу сказок, чтобы почитать детям.

Мужчины, спускаясь со стен под непрерывный грохот каменных ядер находили в зале спокойную умиротворяющую атмосферу, горячий суп и теплые лепешки. Они с гордостью смотрели на своих женщин и раздали немало сладких поцелуев в темных уголках и переходах.

Лорд Дункан поражался силе духа этой юной леди. Он видел, что ей страшно. От прежней живости, желания полета не осталось и следа, только выверенные движения, точные жесты, вымученная улыбка. И все же своим терпением и силой она объединяла собой женщин, а через них и мужчин, готовых защищать родной дом.

Когда Мари начала читать сказки, особым, таинственным и волшебным голосом, инспектор задержался у двери, чтобы послушать. Только насмешливый оклик Вилларда заставил его оторваться от косяка и двинуться к лестнице, ведущей на замковую стену.

Здесь, под каменным навесом уже собрались те, кого барон отобрал для выполнения своего приказа. Рослые мужчины с огромными луками и колчанами, полными длинных стрел.

– Первые стрелы кидаете с деревянными наконечниками, – инструктировал бойцов лорд. – подсветите лагерь, чтобы боевыми поджечь баллисты. Если есть срезни, режьте снасти.

Ап Марж молча наблюдал за Виллардом, удивляясь его внезапно проявившемуся умению строить нападение. Перед ним был не сонный с похмелья провинциальный барон, а блестящий столичный щеголь, выпускник военной школы, карьера которого наверняка сверкала будущими назначениями и наградами. Отчего же этот блестящий офицер прозябает в глуши? У инспектора зазудели кончики пальцев, так захотелось попасть в подвал особой службы короля и поискать в огромных сундуках странички посвященные барону.

Через несколько минут в лагерь риввийцев полетели стрелы. Хитрый владелец замка прежде придерживал лучников, не показывая противнику все, что у него было. Мощные «большие луки» навесом били по лагерю простыми стрелами с паклей вместо оперения. Тлеющая пакля падала на головы стражников, на загоны для лошадей, на телеги с припасами, поднявшийся к ночи ветер раздувал огонь, относя его в сторону от замка. Виллард удовлетворенно смотрел, как мечутся солдаты противника, а лучники продолжают засыпать их лагерь смертоносным градом.

– Сейчас мои воины спустятся со стены и добавят паники в лагере, – довольным голосом сказал он, – думаю кухня не откажется от конины и круп.

Инспектор пораженно наблюдал, как под прикрытием лучников стражники угнали из лагеря телегу с провизией и нескольких лошадей. Конечно ворота им никто не открыл, но воины быстро погрузили мешки в спущенную со стены корзину, а затем один из них вскочил на коня и скрылся в темноте.

– Местный, – прокомментировал барон, – уведет в болото, и зимой его семья сможет выжить.

Ап Марж беззвучно поаплодировал, а Виллард приосанился, и довольно кивнул:

– Думаю, на сегодня все, милорд, можно идти спать. Этот шустрый парень передаст крестьянам приказ от меня и завтра мы снова пощиплем риввийцев, – хозяин замка довольно улыбнулся, и отправился в свои покои.

Лорд Дункан еще понаблюдал с высоты, как мечутся солдаты, собирая коней, наводя порядок в стане, а затихшие было лучники успевают порезать шатры, оснастку баллист и навесы. В общем и целом, картина разгрома была очевидна, так что защитники замка могли действительно отправляться спать, но глаза мужчины невольно оборачивались к небольшому окну сквозь ставень которого пробивался слабый свет. Покои леди Виллард. Он высчитал это окно еще несколько дней назад и втайне выходил вечером «дышать воздухом», надеясь, что в промасленной ткани мелькнет размытый женственный силуэт.

Не дождавшись привычного мелькания теней, ап Марж чуть слышно хмыкнул. Прежде он был большим моралистом и осуждал светских щеголей, волочившихся за замужними леди. Он считал, что мужчина не должен терять свое достоинство и коли жаждет плотских утех, вполне может воспользоваться услугами дам легкого поведения, но не равных себе и не замужних.

Теперь же испытывая двойственные чувства к замужней женщине, он понимал тех, кого осуждал и принимал полную чашу горечи неразделенных чувств. Леди Мари не пыталась с ним заигрывать или бросать кокетливые взоры. Ее поведение было безупречным, а вот его… Даже плотно сомкнув веки он не мог изгнать из памяти прекрасное видение обнаженной нимфы, поливающей себя водой. Гладкая белая кожа, сверкающие капли на аккуратной высокой груди, влажные локоны, тяжелой копной падающие до талии… От этих мыслей его тело разгоречилось и он поспешил уйти со стены, чтобы предаться мечтам в одиночестве отведенной ему спальни.

Глава 10

К рассвету риввийский лагерь затих, офицеры навели порядок, посчитали убитых и раненых, количество угнанных лошадей, полюбовались на обугленные ремни и бревна баллист и объявили плотницкие работы. Солдаты отправились по деревням, искать подходящие бревна для орудий, жерди для навесов и шатров, а также уцелевших крестьян, способных выполнять хозяйственные работы.

Земледельцев они не нашли, зато попали в пару неприятных ловушек, откуда-то появившихся в брошенных домах. Бревна выломать удалось, но слишком короткие либо трухлявые, а в довершение всех бед после обеда небо затянуло тучами, пошел нудный дождь, смывающий следы, пропитывающий влагой суконные мундиры и сбрую.

Офицеры радовались тому, что теперь поджечь баллисты будет невозможно, интенданты ворчали на подмоченные припасы, солдаты покарябанные и побитые в ловушках собирались у костров, не желая махать топорами, и в это время себя показали местные жители. Подобравшись к лагерю по реке, они умудрились напугать лошадей, и во время паники умыкнуть нескольких солдат. Пленных увели на дальнее поле и заперли в землянке пастухов, а когда дождь прекратился вывели работать, пригрозив уморить голодом. Риввийцы вынуждены были собирать урожай, опасаясь стрел и мечей своих собственных сородичей.

За несколько дней баллисты все же восстановили, отвели подальше и снова начали обстрел замка. Теперь орудия прикрывали щиты из жердей, накрытые мокрыми шкурами, а один солдат всегда наблюдал за огнями на стенах.

Мари вместе с другими женщинами теперь большую часть дня проводили в подвале, потому что риввийцы взяли на вооружение способ Вилларда и метали на стены горшки со смолой, горящую паклю и просто обрубки бревен и камни. Каменные строения не горели, но зато занималось сено, двери и рамы, деревянные сараи и навесы, да и осколки каменных ядер представляли большую опасность для человека, не прикрытого доспехом.

От постоянного шума обитатели замка плохо спали, невозможность развести огонь и согреть воды для мытья угнетала. Мари тихо радовалась тому, что они успели вычистить замковый колодец и даже выкопали в огороде маленький пруд. Теперь вся вода шла на тушение пожаров, но зато замок был относительно безопасен. Лорд ап Марж с каждым днем хмурился все сильнее. Он подозревал, что его вестник не добрался до короля и теперь им всем грозит смерть от голода и холода, ведь дрова тоже подходили к концу.

Конец терзаниям положила бешеная атака риввийцев. Удары баллист внезапно участились, над зубцами стен засвистели стрелы, а затем раздался тяжелый удар в ворота…

– Они сделали таран! – в подвал вбежал раненый стражник, – скорее все на стены! Несите кипяток, смолу! Все несите!

Женщины подхватились и побежали вслед за мужчинами. Горячая вода, смола, воск и камни были давно приготовлены в барбакане и угловых башнях. Мари осталась с детьми и лекарем, торопливо разворачивая скатанные тюфяки, разводя огонь, замачивая в крепком вине шелковые нитки.

Шум под стенами замка стоял страшный. Грохотали камни, свистели стрелы, кричали обожженные смолой воины, вопили от страха и решительности женщины, спасающие жизни своих детей. Те, кто прятался в подвале как один опустились на колени, моля светлых богов помиловать их души перед лицом смерти. Старенький замковый священник вышел из своего уголка закутанным в саван и с мрачной торжественностью зажег последние сбереженные свечи.

Женщины плакали, маленькие дети с восторгом смотрели на сияющие огоньки, а подростки давно убежали на стены, подтаскивать мешки с камнями и стрелы.

Мари молилась и чутко прислушивалась к тому, что творилось вокруг. Ей казалось, что замок похож на огромное животное, которое со всех сторон атакуют мелкие хищники. И крупный зверь трясется под их напором, стонет скрипом стен и крыш, пытается отогнать их зубами копий и дротиков, плюется смолой и огнем.

Дважды риввийцы в слепом бешенстве кидались на стены, стараясь смять маленький гарнизон и дважды защитники замка отбивали штурм, неся потери. В подвал уже никто не приходил сам, раненых притаскивали подростки и старики, а лекарь все чаще разводил руками и перекладывал тела в угол, на старую солому. И все же Мари верила! Прощаясь с каждым обитателем замка, она стискивала в кулаки маленькие ладони и снова готовила бинты и подушечки для ран.

Короткая передышка, горячий обед, разнесенный женщинами по стенам и снова крик, звон металла, грохот баллист. Девушке казалось, что это ее душу разрушают эти мерные толчки. Почему-то в эти последние часы, а может быть минут своей жизни она думала о матери, о сестрах и братьях, о теплом ручье за мельницей, в котором так славно было мочить ноги в жару. И еще в ее голове прочно засела мысль о том, что она не успела сделать счастливым ни одного человека на свете. Виллард не любит ее, только терпит, и недалек тот день, когда он вернет надоевшую супругу родне, конечно если оба они выживут в этой бойне!

Мысли девушки внезапно прервала Жанетта. Личная помощница хозяйки, верная и любимая, почти сестра, она билась на стенах наравне с мужчинами, не страшась боли и ран, а теперь потупившись стояла перед госпожой и нервно теребила оборку передника.

– Жанетта, что случилось?

– Леди, я прошу вашего разрешения выйти замуж! – выпалила статная красавица и покраснела.

– Что? – Мари непонимающе заглянула за высокую девушку и обнаружила за ее спиной худощавого юношу, оруженосца лорда ап Маржа.

– Жанетт, твоему кавалеру нужно разрешение от его лорда, – с ноткой грусти пояснила леди.

– Милорд уже позволил, если вы разрешите, – пробормотал молодой человек, стискивая ладонь девушки.

Мари на миг ощутила всю нереальность происходящего. Сглотнула подступившие к глазам слезы и улыбнулась:

– Позволяю! Священник здесь есть, алтарь тоже, идемте!

Потянув смущенную парочку за собой, Мари отыскала священника и объяснила ситуацию. Как ни странно, служитель света одобрил их совместное решение:

– Пусть лучше в браке любятся, может и на небесах вдвоем будут, – пробормотал он, доставая из ларца все необходимое для церемонии.

Это была самая странная свадьба в жизни Мари, но ей хотелось плакать и смеяться от прихлынувших чувств. Жанетта, в порванном обожженном платье, но с пучком разноцветных лент на плече и кружевной салфеткой вместо фаты на голове. Оруженосец в посеченном осколками ядер доспехе, но с такими же лентами вместо цветов. Они смотрели друг на друга так, что каждый понимал – это любовь. Та самая, до колыбели, до старости, до двух камней в изголовье.

Едва священник проговорил:

– Объявляю вас мужем и женой перед лицом света!

Как особенно большой камень грохнул в стену донжона. Стена охнула, но устояла. Снаряд осыпался мелким крошевом, а новобрачные сладко поцеловались под радостные возгласы всех, кто был в это время в подвале.

Риввийцы возобновили атаку, и молодожены побежали на стену, не размыкая рук. Мари посмотрела им вслед, чувствуя, как щемит сердце. Ее свадьба была пышной и богатой, но не принесла ей счастья. А теперь у нее скорее всего не будет возможности сделать вторую попытку. Еще немного и замок падет. У них заканчивается оружие, закончились дрова и еда, в большом котле остывает бульон из несушек. Возможно скоро придется жарить бычью кожу и вываривать рыбий клей, а может эта атака станет последней и риввийцы убьют всех свидетелей своего вторжения.

Девушка опустилась на колени, стараясь не думать о плохом, но мысли продолжали теснится в голове. Виллард сейчас там, на стене, считает, что его знаменитая удача поможет спасти замок, а рядом с ним горсточка стражников, слуг, женщин… Закрыв глаза Мари молилась, рассказывая мирозданию, что еще не успела так много!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю