290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Свадьба Мари (СИ) » Текст книги (страница 4)
Свадьба Мари (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 10:00

Текст книги "Свадьба Мари (СИ)"


Автор книги: Юлия Ляпина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 10 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Глава 7

Виллард как обычно ввалился в замок глубокой ночью. Свалил у дверей зала шкуры волков, там же бросил плащ и падающих от усталости стражников, а сам ринулся к столу – утолять голод и жажду. Мари на шум не вышла, но появился ночной слуга, в обязанности которого входил присмотр за печами и встреча припозднившегося господина. Он принес хлеб и мясо стражникам, утащил шкуры на ледник, а затем помог лорду снять доспехи просветив на счет гостей.

Хозяин замка узнав новости притих и благоразумно ушел в свою спальню, велев убрать все следы ночного возвращения. Незваный гость в доме беспокоил его своим присутствием, да и околица еще не поправлена.

Поутру Мари не успела открыть глаза, как прибежала ее служанка с вестью о возвращении супруга. Девушка задумчиво села размышляя, как ей одеться: выбрать повседневное скромное платье, так муж будет шипеть, что она позорит его. Надеть более открытое платье с квадратным вырезом, принятое в столице, и он будет смотреть на нее тяжелым взглядом, вызывающим панику. В итоге хозяйка замка остановилась на простом темно-голубом платье, закрытом до самого горла, но украсила шею и волосы тонкими золотыми цепочками из клада, найденного мужем.

Когда Мари спустилась вниз, слуги уже хлопотали, накрывая столы к завтраку. Она обошла все столы, проверяя приготовленные блюда, велела добавить листьев латука, обрызганных маслом и уксусом, добавить на стол два прибора для гостей, а когда убедилась, что все готово вышла в кухню проверить свежие булочки. Таким образом Мари удалось задержаться и выйти к столу, когда мужчины уже познакомились.

Тихо сев рядом с мужем, девушка завтракала, прислушиваясь к разговору. Проверяющий задавал ее мужу те же вопросы, что и Мари, но получал совсем другие ответы. Виллард больше говорил об охотничьих угодьях, о ленивых старостах и хлопотах по перестройке замка.

– Страшно надоедает эта суета, лорд Дункан. – вещал он, пробуя отменно приготовленную пулярку, – сев только закончился, велел селянам почистить ров, так все время пришлось наблюдать, чтобы работали как следует! Столько времени на это извел!

Мари еле удержалась, чтобы не прокомментировать, что для охоты и развлечений муж всегда находит время и спутников. Гость заметил ее поджатые губы и понимающе усмехнулся в ответ, отламывая кусок медовой лепешки:

– Конечно, лорд Виллард, новый замок – это всегда хлопотно.

Инспектор с удовольствием поглощал простые, но вкусно приготовленные блюда и размышлял о том, что этим утром ему не стало легче. Супруги не ворковали, не обменивались тайными улыбками, лорд Виллард постоянно следил за леди Мари, строгим взглядом припечатывая тех, кто пытался привлечь внимание девушки. Сам ап Марж не попадал под тяжесть взора барона лишь потому, что за столом совершенно игнорировал присутствие жены хозяина замка а вот секретарь, осмелившийся что-то спросить, теперь с трудом подносил кусок ко рту под пристальным взглядом барона.

За беседой о делах поместья завтрак быстро закончился и проверяющий пожелал объехать земли баронства вместе с хозяином. Виллард любезно предоставил Дункану портшез, закрепленный между двумя лошадями, секретарь и воины поехали верхом. В торопливых сборах Дункан отметил желание барона увести из дома всех мужчин, способных понравится юной женщине.

Когда муж и гости покинули замок, Мари вздохнула с облегчением, ей было не по себе рядом с Виллардом. Супруг казался наигранно веселым и это пугало больше, чем его мрачность. Весь день девушка хлопотала по хозяйству, успевая наблюдать за подготовкой амбаров и кладовых к новому урожаю. К вечеру она устало села за пяльцы, стоящие в большом зале, и, ожидая возвращения воинов, уснула прямо на натянутом шелке.

Мужчины вошли в зал громко разговаривая и смеясь. Мари подняла голову, не понимая где она и что случилось, в это время головной убор, положенный замужней даме, свалился с ее головы, шпильки выскользнули, длинные волосы светлой волной рассыпались по плечам. Королевский инспектор замер в дверях, любуясь внезапным восхитительным зрелищем. Виллрд напротив посмотрел хмуро и цыкнул на супругу:

– Приведи себя в порядок и вели подать ужин!

Мари моментально спрятала волосы под гинин2, сгребла шпильки и виновато улыбаясь вышла в кухню, позвать дежурных слуг. Пока мужчинам подавали воду для омовения рук, легкое вино и закуски, девушка успела поправить прическу и умыться, разгоняя остатки сна. Идти в зал было боязно – Виллард с каждым днем становился все более невыносимым, но вежливость требовала присутствия хозяйки на вечерней трапезе.

Поколебавшись Мари неслышно вошла в зал и убедилась, что ее ждут – муж кидал недовольные взгляды на пустое кресло. Осторожно присела рядом с ним, стараясь не привлекать к себе лишнего внимания. Муж отчаянно жестикулировал, стучал о стол тяжелым кубком и отламывал от туши большие куски прямо руками. Инспектор же пользовался своим собственным столовым ножом и лучинками-шпажками для мелких кусков, осторожно пригубливал вино и, кажется обрадовался, когда слуга, повинуясь знаку госпожи, поставил перед ним обычный фруктовый компот вместо вина.

Убедившись, что все довольны блюдами и подачей, девушка спокойно сидела за столом, гоняя по тарелке кусочек мяса и прислушиваясь к разговору мужчин. Королевский проверяющий говорил, что ему понравилось управление на землях баронства, но пока нога продолжает болеть, он хотел бы совершать свои выезды именно отсюда:

– Конечно, если это вас не затруднит, лорд Виллард, – вежливо говорил ап Марж, – право, сомневаюсь, что я найду столь же рачительных хозяев в других замках.

Виллард немедля раздулся от гордости, забыв, что замком занималась жена, а вот Мари было приятно услышать такую оценку своих усилий. Весь ужин разговор вертелся вокруг мудрости и активной деятельности владельца поместья и елей, щедро расточаемый гостем принес свои плоды – барон сытно поужинал, выпил вина и, пошатываясь, удалился в спальню, пообещав королевскому инспектору великолепное развлечение в самое ближайшее время.

Проводив мужа взглядом Мари вздохнула с облегчением и с большим аппетитом откусила кусочек мяса. Гость ушел с хозяином, и есть надежда, что Виллард позабудет о ее конфузе перед высоким гостем. Демонстрировать распущенные волосы замужняя дама могла лишь в столице, да и то тщательно уложенные, завитые и зачастую украшенные так, что их и рассмотреть было трудно. А в провинции строгие нравы требовали прятать женскую красоту и соблазнительность от всех, кроме мужа.

И все же как лорд Дункан посмотрел на нее! Мари задумалась. Прежде на нее так смотрел лишь сын соседей, восторженный юноша хрупкого сложения. Она выслушивала его баллады и поэмы, но знала, что брак между ними невозможен, марко тихо умирал от чахотки. А теперь на нее с таким же восторгом смотрел мужчина, которого она знала не более двух дней. Наверное, это и есть пресловутый «мужской интерес», о котором толковала матушка. Вздохнув, Мари вернулась к не завершенной трапезе, ее вечер еще не закончен, нужно обойти дом, отдать распоряжения на завтра, проверить скотный двор и конюшни, да еще заказать кузнецу новый нож для разделки мяса.

Девушка доедала сладкое печенье, размачивая его в подогретом вине, когда в большой зал неожиданно вернулся лорд Дункан:

– Леди, прошу прощение за мою нескромность, но сегодня вам лучше переночевать в другой комнате, лорд Виллард слегка увлекся фалернским и теперь спит, не сняв сапог и кольчуги.

– Благодарю вас за добрый совет, – потупившись ответила Мари, – это не составит проблемы.

Развивать тему она не стала, не желая давать объяснений, а Дункан не стал говорить, что не заметил в спальне барона ни одной женской вещи. Только сбруя, седла, мужская одежда и обувь. Похоже, баронесса имеет отдельную комнату, но разве мужья так быстро охладевают к молодым и привлекательным супругам? Вопросы, слишком много вопросов! Дункан поклонился леди и торопливо ушел, проклиная свою больную ногу, заставляющую его придерживать шаг.

День за днем королевский проверяющий обследовал окрестные земли, порой уезжая вместе с секретарем и охраной на два три дня, но неизменно возвращаясь в поместье. Замковый лекарь прилюдно ругался, умолял мужчину поберечь ногу, но лорд уезжал, словно не желала видеть уютный дом, приветливую хозяйку и хмурого барона, страдающего по утрам от похмелья.

Все изменилось тогда, когда Виллард устроил инспектору обещанное «развлечение». Его люди оттеснили к лесу банду разбойников, и барон пригласил королевского проверяющего лично принять участие в схватке. Дункан высказал опасения в безопасности мероприятия, но Виллард отмахнулся:

– Моя удача способна перешибить хребет и дюжине разбойников, а там по слухам их всего трое или четверо, – ответил барон, садясь в седло.

Раздраженный таким бахвальством и самолюбованием инспектор поехал на отлов разбойников, благо лекарь уже разрешил ему садиться в седло, используя плотный бинт.

Захват лесных татей превратился в кровавую бойню. Барона обманули. Четыре дюжины здоровенных мужиков, явно знающих с какой стороны взяться за меч устроили засаду на тропе ведущей к их логову.

Когда в коней полетели камни, Виллард еще находил в себе силы смеяться, но горящие стрелы и короткие арбалетные болты, пробивающие кожаные доспехи заставили его потерять самообладание и выругаться столь грязно и черно, что собственные стражники слегка попятились от его коня.

Бой был коротким и кровавым. Новый хозяин замка все же не зря закончил военную школу. Окриками раздавая команды своим людям, он сумел переломить ход сражения и обратить противников в бегство, но при этом он сам получил тяжелую рану, свалился с коня и возвращался после победы на крестьянской телеге отбитой у разбойников.

Мари как обычно ждала его в зале. Увидев окровавленные тряпки, набитые под одежду мужа она на миг, застыла, судорожно сглатывая, а потом распорядилась:

– Лекаря! Сию минуту лекаря!

Дежурный слуга помчался в жилое крыло, будить немолодого докторуса, прижившегося в замке. Жанетта, Жак и еще пара лакеев остались выполнять распоряжения госпожи. Лорда Вилларда переложили на лавку, срезали с него одежду, и Мари своими руками принялась смывать кровь, пот и грязь с тела мужа. Краснеющая помощница отвернулась, лакеи растапливали погасший камин и таскали воду, и только старик Жак помогал юной госпоже и своим ворчанием не давал ей потерять голову от ужаса.

Лекарь явился быстро, натянув овчинный жилет прямо поверх ночной рубахи. Осмотрев раны, врач наложил на них целебные мази, прикрыл повязками, и напоил пациента маковым соком, растворенным в молоке. Раненный уснул, а перед Мари встала другая забота: Вилларда нельзя было унести в его комнату, лестница слишком узкая, так что пришлось снова привлекать слуг, чтобы устроить временное ложе супруга прямо в большом зале у камина.

Переносить и устанавливать балдахин конечно было слишком хлопотно, поэтому девушка распорядилась принести ширму из собственных покоев, а также маленький столик и кресло для дежурной сиделки.

Когда все было приготовлено, хозяйка дома устало зевнула и отпустила всех спать. Дункан, незаметно наблюдающий за всеми действиями девушки только завистливо покачал головой: вот бы ему попалась женщина, готовая пожертвовать своим покоем ради супруга!

Ранним утром Мари сменила ее горничная. Девушка потерла покрасневшие от недосыпа глаза и отправилась в свою комнату, желая принять ванну. Ночью она так испугалась за жизнь Вилларда, что вспотела, и теперь ее тело покрывала неприятная липкая пленка.

Слуги довольно быстро принесли кипяток и холодную воду, Мари сама вынула из сундука мягкие простыни, и едва мужчины ушли, закрыв дверь, девушка стянула пропахшее потом и усталостью платье, бросила его на сундук и ступила в горячую воду. Несколько минут она наслаждалась теплом, но в каменных стенах вода быстро остывала, и ей стоило поспешить, ведь без служанки мытье становилось не таким уж простым делом.

Поднявшись из бадьи Мари взяла мягкий лоскут, зачерпнула из миски немного ароматного мыла и принялась намыливать шею, плечи, грудь… Внезапно налетевший сквознячок заставил ее обернуться и замереть. На пороге стоял инспектор! Вероятно, мужчине потребовалось что-то в этом крыле, возможно он перепутал двери, и сам не сразу понял, что вошел в покои хозяйки дома. А она увлеченная купанием не услышала его из-за плеска воды. Да и прежде ее скромность всегда охраняла ширма, та самая, которая теперь отгораживала ложе раненого супруга.

Но все эти мысли и оправдания пришли Мари в голову гораздо позже. В тот же момент девушка ахнула, прикрылась руками и рухнула в воду, подняв волну брызг.

– Простите, леди! – Дункан тоже растерялся, – вам не нужна помощь?

– Нет! Уйдите! – в панике крикнула девушка.

– Я могу прислать вам служанку? – осторожно сказал мужчина, отворачиваясь к стене.

– Лорд ап Марж, если хоть кто-то в замке узнает, что вы подглядывали за моим купанием, мой муж вас убьет, а заодно и меня, – горько сказала Мари, – поэтому прошу вас молчать и покинуть мою комнату как можно быстрее.

Холодный тон стал своеобразной защитой Мари от смущения. Она не признавалась самой себе в том, что ей польстил жадный взгляд королевского чиновника. Но благоразумие, к счастью, взяло верх над любопытством. Инспектор ушел, а хозяйка замка поторопилась завершить купание, и вызвать свою прежнюю молодую и шуструю горничную, чтобы побыстрее переодеться и приступить к ежедневным заботам.

Когда леди спустилась в большой зал, там уже суетились слуги, накрывая завтрак. Проверив сервировку, Мари подошла к ширме, чтобы взглянуть на супруга. Виллард беспокойно метался, лицо горело, а пожилая горничная храпела в кресле. Рассердившись, девушка бесцеремонно растолкала старую клушу и велела ей убираться прочь. Как ни пугал ее муж, она не желала ему смерти, все еще лелея надежду на развод.

Пажи, смирно стоящие за спиной госпожи, получили задание принести полотенца, холодную воду и уксус. Пока они бегали, Мари использовала простыню вместо опахала, а затем смочила ее уголок в чаше для питья и тщательно протерла лицо и руки супруга. Спешно призванный лекарь одобрил все действия хозяйки дома, и пообещал сварить снадобье от лихорадки, отправив парочку слуг собирать свежую ивовую кору.

Обтерев Вилларда слабым раствором уксуса, Мари сумела напоить мужа бульоном и с помощью пары лакеев сменила белье. Это заняло так много времени, что гости и все обитатели замка позавтракали без нее. Когда утомленная молодая женщина наконец вспомнила про еду, солнце поднялось высоко и большой зал опустел. Она уже собралась пойти на кухню, поискать кусок хлеба с сыром, но тут из арки, ведущей на лестницу, выступил лорд Дункан:

– Леди Мари, – он держался так почтительно, словно ничего не видел тогда в ее комнате, и от этого щеки девушки заполыхали еще сильнее. – Я взял на себя смелость собрать для вас поднос, – его слуга вынес к столу накрытую полотенцем большую керамическую тарелку.

Мари растерялась. Она умела ответить ехидством на колкое замечание, умела блюсти светскую вежливость, но за время, проведенное в компании Вилларда совершенно разучилась благодарить! Девушка неловко кивнула:

– Спешу выразить свою признательность за вашу заботу! – вычурно ответила она.

Слуга инспектора поставил блюдо на стол и откинул полотенце. Внимательный лорд собрал на одну тарелку все, что подавали к завтраку. Тут был комок остывшей овсяной каши, печеные помидоры, репа и немного дичи, завернутой в капустные листья. Сверху лежал кусок хлеба, накрытый сыром.

Мари почувствовала, как ее рот наполняется слюной и спешно вынула свой столовый прибор из чехла на поясе. Когда на тарелке осталась примерно половина припасенного, девушка подняла глаза на мужчину, сидящего рядом:

– Еще раз благодарю вас, лорд Дункан!

– Вы ничем мне не обязаны, леди, – учтиво ответил инспектор, и продолжил: – вы так хорошо заботились обо мне и моих людях, что я счел должным позаботиться о вас, когда обстоятельство позволили это.

Такая долгая красивая речь смутила Мари, она опустила ресницы, и потянулась к бокалу с вином В этот момент из-за ширмы раздался стон, потом грохот и брань. Девушка тотчас кинулась к мужу и обнаружила, что Виллард в бреду умудрился опрокинуть столик с водой и морсом, и уже почти свалился с лавки, проклиная всех вокруг.

Испуганный паж вжался в кресло, а прочие слуги были заняты на своих обычных местах. Пришлось Мари просить о помощи лорда Дункана и его слугу. Вдвоем мужчины водрузили Вилларда на место, поправили сбившуюся постель, и откланялись, оставляя хозяйку замка дежурить рядом с раненым. Инспектор собирался проехаться по соседям, собрать отряд и поискать разбойников, отбившихся от шайки.

Несколько дней в замке было тихо. Лорд ап Марж уезжал ранним утром и возвращался поздним вечером, а Мари неотлучно сидела возле мужа, меняя повязки, давая лекарства, выдерживая непростой характер Вилларда.

Днем она отодвигала ширму, чтобы муж мог видеть весь зал и приходящих к нему людей, и тогда барон оживлялся, хмурые складки его лица расправлялись, а руки почти не сжимались в кулаки. Вечером же Виллард снова хмурился, требовал, чтобы жена никуда не отлучалась, и сидела подле него с рукоделием или книгой всю ночь.

Сначала Мари выдерживала такой ритм: сон урывками, в кресле, или на пяльцах, а потом длинный день с распоряжениями по замку и землям, но уже на третьи-четвертые сутки она стала резко отвечать на капризы мужа, спорить с ним и просто уходить, когда он принимался обвинять ее в любовных связях со всеми знакомыми ему мужчинами.

На пятый день лорд ап Марж вернулся довольно рано и сообщил, что ему удалось собрать соседей и они разорили еще одно убежище грабителей:

– К сожалению, мы не можем сказать, сколько человек они убили и ограбили разбойники, и куда они дели тела, но в их логове нашли много поломанных повозок, сундуков и товаров со всего света, – тут инспектор тяжело вздохнул и пробормотал короткую молитву об усопших, – большая часть будет поделена между теми, кто помог одолеть разбойников, но кое-что причитается и вам, лорд Виллард.

В ответ на это заявление хозяин замка поморщился и кивнул. Его люди помогали королевскому чиновнику, и даже были ранены, так что награда была справедливой. Мари тоже поморщилась, но по другой причине. Ей было страшно касаться вещей, отнятых у людей вместе с жизнью.

Вскоре приехали сборщики трофеев и начали вносить в большой зал тюки с тканями, оружие, кувшины с вином и маслом, а также инструменты и свечной воск. Девушка смотрела на все это и понимала, что разбойники планировали не просто зимовать в своем убежище, а значит:

– Лорд ап Марж, – вежливо обратилась она к мужчине, – а были ли в логове женщины?

– Нет, – инспектор нахмурился.

– Вы не находите это странным? – девушка коснулась носочком башмака огромной бухты толстой веревки.

– Леди, вероятно им просто не повезло и в ограбленных ими караванов не нашлось молодых женщин, – предположил лорд.

– Но среди трофеев нет украшений, платьев, лент, да и ткань вся очень простая, полотно, сукно, словно они собирались шить мундиры! – неожиданно закончила Мари, замечая, как побледнел инспектор.

Не закончив разговор с хозяйкой дома, мужчина быстро ушел, а когда появился на ужине похвалил девушку:

– Ваша наблюдательность леди, возможно спасла вам жизнь. Я приказал осмотреть тела убитых и почти у всех обнаружил подмышкой клеймо Ривванской армии!

– Дезертиры? – Мари удивленно отложила нож, которым собиралась отрезать кусочек утки.

– Хуже, – поморщился лорд Дункан, – регулярная армия. Здесь планировался прорыв Ривванских войск. Я уже связался с королем, сюда пришлют пару егерских отрядов, для прочесывания болот и потайных заводей.

Виллард чувствовал себя гораздо лучше. Он сидел за столом на месте хозяина и хмурил аристократически-тонкие черные брови:

– Получается, на моей земле Ривванцы устроили свое гнездо? Чтобы потом пойти на столицу? – тяжело спросил он.

– Не совсем на вашей, – инспектор не собирался щадить барона, но не хотел огорчать его милую жену, – у этих типов было три убежища в трех разных владениях. У вас, у вашего соседа справа и еще дальше, у самых туранских скал. Мы раскрыли и вычистили два, из третьего все обитатели успели бежать. Наверняка это не единственная шайка, нужно искать остальных. Раз вы поправились, я могу оставить ваш замок и продолжить поиски бандитов, – небрежно сказал ап Марж.

Виллард одобрительно кивнул и складки на его лице расправились, а вот Мари выглядела грустной. После ужина все разошлись по своим комнатам, и девушка даже распорядилась приготовить гостю мешок провизии в дорогу, и получила в ответ витиеватую благодарность и хмурый взгляд мужа.

Утром замок был разбужен громким звуком трубы. Сонная Мари накинула поверх сорочки просторное блио, спрятала косу под платок и выглянула с балкона во двор. У ворот толпились стражники и слуги, опасливо поглядывая на стены. Не понимая, что случилось и почему ворота все еще заперты, девушка вызвала горничную и ахнула от ужаса, услышав последние новости: замок окружили ривванские войска!

Заторможено, не веря своим ушам Мари позволила себя одеть и причесать, а затем вышла во двор и поднялась на стену. Вокруг замка действительно стояли войска! Конники, латники, повозки, крытые парусиной… Лорд Дункан, был прав, риввийцы планировали нападение, и осуществили его гораздо раньше, чем все думали!

Вот когда девушка благословила стражников, не забывающих запирать ворота и поднимать мост! Вот только замок Вилларда находился во второй линии обороны, означало ли это падение замков, стоящих у самой границы?

– Думаю нет, миледи, – раздался над ухом мужской голос.

Мари вздрогнула и оглянулась. За ее спиной стоял секретарь лорда ап Маржа, приятный молодой человек с лицом тронутым оспой.

– Здесь не так много воинов, скорее всего они постарались перекрыть все замки с это стороны реки, чтобы дать дорогу основным силам. К счастью мой господин отправил письмо в столицу еще вчера, так что вот-вот должно прийти подкрепление, вам не о чем волноваться.

Леди вежливо поблагодарила молодого человека и спустилась вниз, не желая видеть, как чужеземные солдаты ломают крестьянские сараи на дрова, и тащат к огню визжащую живность и женщин. Отправляясь на кухню, чтобы распорядиться о завтраке Мари похолодела: припасы! Конечно сейчас в кладовых замка было куда больше продуктов, чем прежде, но и людей жило много. До сбора урожая еще несколько недель. Пока в погреба спустили только ранние овощи да некоторое количество засоленной речной рыбы, чем же она будет кормить защитников своего дома?

На кухне встревоженные женщины варили кашу, запекали репу, тушили капусту. На территории замка был небольшой скотный двор и птичник, так что некоторое количество молока, яиц и мяса у защитников будет, а вот мука, сахар, крупы… Отдав распоряжения, Мари лично проследила за их выполнением, и повелела варить крепкий напиток из корней шиповника и меда, для придания сил воинам.

Выполняя обязанности хозяйки замка, девушка была спокойной и сдержанной, но стоило ей очутиться в своих покоях, как она в нетерпении заломила руки, стараясь справиться с навалившимся беспокойством. Осада. В голове бились страшные истории, рассказанные шепотом у гаснущего камина. Голод, жажда, кровавые разборки среди защитников и наконец гибель всех за несколько часов до прихода помощи!

Мари не ощущала, что по ее лицу текут слезы. Как же ей хотелось сейчас прижаться к теплому плечу, выслушать слова утешения и заботы! К сожалению, на ее плечах лежала забота о защитниках замка и некому было утешать юную баронессу. Позволив себе еще минуту слабости, девушка умылась прохладной водой, и даже подержала на глазах влажное полотенце, чтобы снять покраснение век, затем проверила как выглядит прическа и неторопливо, соблюдая ежедневный ритуал отправилась вниз, проверять, как готовят и накрывают завтрак.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю