332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Владимир Марков-Бабкин » Империя. Пандемия (СИ) » Текст книги (страница 8)
Империя. Пандемия (СИ)
  • Текст добавлен: 9 июня 2021, 08:02

Текст книги "Империя. Пандемия (СИ)"


Автор книги: Владимир Марков-Бабкин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 19 страниц)

                Высшая воля отвела чашу сею от Руси в те дни. Она решительно победно вытащила страну из войны, и начала стремительно и жестко отсекать всё отжившее пройдясь кровавой косой и по моим заигравшимся товарищам. Многие присмирели в те дни, а за многих мне пришлось просить в Высочайшем следственном комитете. Потому, когда сначала давние благотворители мои, а потом и уплывшие в Мексику товарищи, попросили меня поговорить о спасении остающихся в России с Михаилом я согласился. Не прошло и месяца с моего обращения к господину Суворину, и Государь нашел время меня принять.

                Тогда мы точно так же говорили в Путевом дворце, и я был искренне удивлён насколько наши мысли близки, насколько схоже мы видим будущее России и дорогу к этому будущему. И я увидел в собеседнике человека искренне готового вести нас к этой светлой цели. Похоже, что прав Синезий, епископ Птолемаиды: «Для философа необходимо спокойствие души – искусного кормчего воспитывают только бури».

                Всё о чём мы сговорились тогда, было исполнено точно. Русские социалисты, даже не отбывшие ещё свой срок, к июлю уплыли все в Мексику. Оставшиеся товарищи публично заявили об отказе от нелегальной борьбы и даже были допущены к выборам в Думу. Я же, как и обещал Михаилу, с единомышленниками пошел другим списком, но поддержка исходу и сношения со Стариком по‑прежнему идёт через меня.

                Вот к компании моих бывших соратников, нынешних сподвижников и всегдашних противников и собрались мы сегодня на императорскую аудиенцию. С нашего фланга были Потресов от трудовиков, Красин от коммунистов, Ванновская и Бонч‑Бруевич РСДРП, Эрлих от БУНДа, Алгасов и Авсксентьев от эсеров, и мы с Есениным от нашей крестьянско‑рабочей. Были еще Самарин и Баландина от освобожденцев, и Коновалов от прогрессистов. Партии равноправок представляли Шабанова с Плевицкой. Правые были представлены националистом Дубровиным и либералами Струве, Тырновой‑Вильямс и Шаховским. Были еще от других списков, но этих господ я не знал.

                Встреча была «рабочей», государь был краток. Поздравил всех с предстоящими выборами, сказав, что они самые демократические в мире. Отметил, что сейчас, как никогда важно, не допустить срыва выборов и потому всех попросил умерить свой пыл, не давать несбыточных обещаний и призывать к насилию народные массы. Предложил задать вопросы, которые последовали. У всех были какие‑то частности, все старались говорить взвешено, осторожно, только Сергей (Есенин) решился спросить про Тамбов. Не ему, ли крестьянину о мужике печалится? Михаил ненадолго замер, будто размышляя. Потом позвонил в колокольчик и попросил вошедшего секретаря «раздать папочки».

                «Господа, дамы, я ждал этого вопроса. Ведь народные избранники нужны и для того что бы такие вопросы задавать. Эта наша встреча первая, но я намерен встречаться с вами регулярно. После выборов нам с вами вместе править нашей любимой страной. Потому я не хотел начинать наше общение с недомолвок. Сейчас вам раздали материалы о волнениях в Тамбовской губернии. Прошу вас ознакомится с ней. Те из вас кто станет лидерами фракций новой Думы, будут, так же полно знакомится с важнейшими материалами. При этом обязуясь на оговоренное время не обнародовать тайны. Я доверяю Вам, и верю, что вы не сделаете ничего такого, что может навредить стране и предстоящему голосованию.

                Ситуация серьёзная и опасная, но я не допущу срыва выборов в Думу или подмены их уличной вольницей. Мой царственный дед хотел даровать конституции, но назвавшие себя исполнителями народной воли не дали ему сделать этого. Сегодня снова наши враги пытаются не дать России перейти к конституционному правлению. Я не допущу этого.

                Мы намерены применить все средства, что бы разобраться и волнения прекратить. Надеюсь что и вы примете со своей стороны всё, что ваших силах для этого.

                С материалами вы можете ознакомиться только здесь. И, Я ПРОШУ, не делать записей и не говорить никому в ближайшую неделю о прочитанном. Если у Вас созреют к тому времени заявления, то рекомендую согласовать их с господином Сувориным. Мы не можем допустить, чтобы неловкое слово повлекло в преддверии выборов новые трагедии».

                 Погрузившись в чтение, я отчетливо понял, что кто‑то снова хочет, чтобы на улицу выползла неорганизованная толпа, плохо понимающая, чего она хочет, и, прикрываясь ею, авантюристы, воры, профессиональные убийцы начнут «творить историю русской революции». Одним словом – повторится та кровавая, бессмысленная бойня, которую мы уже видели, и которая подорвала во всей стране моральное значение революции, пошатнула ее культурный смысл. Вспомнилось письмо, пришедшее мне на днях от крестьянина Пермской губернии: «Да, правда не каждому под силу, порой она бывает настолько тяжела, что страшно оставаться с ней с глазу на глаз. Разве не страшно становится, когда видишь, как великое, святое знамя социализма захватывают грязные руки, карманные интересы?.. крестьянство, жадное до собственности, получит землю и отвернется, изорвав на онучи знамя Желябова, Брешковской.» Нам остается только уповать о милости к падшим.

                Сегодня я окончательно понял, что революция свершилась. Сама по себе она судорога, за которою должно следовать медленное и планомерное движение к цели, поставленной актом революции. Сила революции – в правде и доверии. И сегодня мы, Государь и лидеры партий, встретили их за одним столом…»

* * *

ЛИЧНОЕ ПОСЛАНИЕ КАЙЗЕРА ГЕРМАНИИ ВИЛЬГЕЛЬМА II ИМПЕРАТОРУ ЕДИНСТВА МИХАИЛУ. 5 октября 1918 года.

Приветствую тебя, Михаил!

Позволь выразить озабоченность ситуацией, которая складывается в Австро‑Венгрии, где на 13 октября, как ты знаешь, намечены референдумы о сохранении империи и о статусе территорий. Данное положение представляется мне чрезвычайно опасным, и чреватым различными неожиданностями, что не может не создавать угрозу стабильности у границ наших великих империй.

Усиливающиеся провокации против немцев на территории Австро‑Венгрии, появление первых убитых во время антигерманских погромов в отдельных регионах Двуединой монархии, не могут оставить Германию равнодушной. И, в случае, если власти в Вене не смогут поддерживать порядок на своей территории, Рейх оставляет за собой право ввести ограниченный контингент в АВИ для защиты немецкого населения.

Эти, и многие другие вопросы, требуют нашей личной скорейшей встречи.

Предлагаю, не позднее 9‑10 октября встретиться в Балтийском море на твоей яхте «Штандарт».

Жду ответа.

Твой кузен,

Вильгельм.

Новый дворец, Потсдам. 5 октября 1918 года.



Часть вторая: Пожелай мне удачи в раю.

 Глава 7.

Грянет буря!


ГЕРМАНСКАЯ ИМПЕРИЯ. БАВАРИЯ. ГДЕ‑ТО У ГРАНИЦЫ С АВСТРО‑ВЕНГРИЕЙ. 5 октября 1918 года.

‑ Вот тебе и попили пива…

‑ Да, похоже, что в следующий раз пить пиво мы будем уже в твоей родной Австрии.

Возразить было нечего. Собственно, как всегда это бывает, совершенно секретная информация гуляла в среде простых солдат уже давно. Конечно, это были слухи, или, как их еще называли, «солдатский телеграф», но о том, что их вскоре должны выдвинуть в Австрию, знал каждый низший чин. Да и трудно утаить явные признаки и приготовления к передислокации. Хотя командование и маскировалось приказами о передислокации в другую часть Баварии, но вряд ли бы кто‑то стал полк, готовящийся к отводу в глубь баварских земель, вдруг усиливать тяжелым вооружением и подвозить дополнительные боеприпасы. Так что сомнений насчет предстоящей боевой задачу ни у кого не было.

И, судя по объявленной отмене всех отпусков и увольнительных, произойти это должно в самое ближайшее время. В ближайшие дни, если быть точным.

Что ж, возможно, Вену ефрейтор Адольф Гитлер увидит раньше, чем планировал.

* * *

ГЕРМАНСКАЯ ИМПЕРИЯ. КИЛЬ. «КРУПП‑ГЕРМАНИЯ‑ВЕРФЬ». 5 октября 1918 года.

Празднование спуска на воду нового линейного корабля Кайзерлихмарине был в полном разгаре, но мысли кайзера Вильгельма II были далеко отсюда.

Новоримский Союз. Новая геополитическая реальность. Россия с этой ее Ромеей, Италия, Греция, Болгария, Румыния, Сербия, Черногория. Пока нейтральная, но тяготеющая к НРС Франция с ее огромными колониями. Да, пока промышленный потенциал этого объединения серьезно уступает германскому, но в Италии, и особенно в России, идет бурная модернизация, строительство заводов, электростанций и прочего. Огромные запасы нефти, угля и других ресурсов. Еще больший продовольственный потенциал. И главное, огромные просторы и огромный рынок. Двести пятьдесят один миллион человек населения и способность выставить армию соответствующей численности. Причем минувшая война показала, что армия эта будет весьма боеспособной и умеющей воевать.

Да, выбирая в невесты итальянскую принцессу новый русский царь явно имел дальние виды на Италию. Это был стратегически очень важный и очень грамотный ход. Блестящая партия. И своими интригами он продолжает эту политику, укрепляя союз за счет династических браков, которые намечены на 22 ноября. И это очень неприятная перспектива, над разрушением которой работают сейчас все влиятельные силы в Европе, поскольку такие браки чрезвычайно усилят и так сильное влияние России на Балканах, что дополнительно сцементирует и так союзную структуру НРС.

Единый блок от Италии и Северной Африки до Тихого океана, связанный союзническими обязательствами. Блок, который бурно развивается. И точно так, как рост Германии серьезно беспокоил и беспокоит Великобританию, так и рост Новоримского Союза не мог не обеспокоить Берлин. На востоке и юге поднимал голову колосс, который будет много мощнее, чем та Россия, которая была еще пять лет назад.

Мнение этого колосса никак нельзя будет игнорировать. Да, собственно, уже нельзя.

И пусть Германия войну формально не проиграла и имеет весьма серьезные перспективы, однако Россия по итогам войны усилилась намного больше. В этих условиях, голоса тех, кто хочет решать проблемы Германии походом на восток, слышны все меньше и тише. Слишком дорого будет стоить такой поход сейчас. С самым непредсказуемым результатом. Точнее, результат будет только один – полный надрыв сил обеих сторон к вящей радости Лондона и Вашингтона.

Но и мириться с таким положением было невозможно.

Момент новой грандиозной битвы, которая должна окончательно разрешить вопрос о месте Германии в мире, близится неумолимо. Двадцать, от силы тридцать лет, и планета вновь содрогнется от кровавого противостояния, на фоне которого померкнут все ужасы Великой войны. Вторая Великая война неизбежна. Решающая война. Требующая мобилизации абсолютно всех сил и ресурсов.

А потому Германии нужно сырье, нужна промышленность, нужны колонии, нужно накопить как можно больший потенциал и охватить бОльшие человеческие ресурсы, чем у нее есть сейчас. Причем сделать это как можно быстрее, не размениваясь на сантименты и прочие политесы. Все должно быть взято под полный контроль и обеспечить Рейху превосходство в промышленности, в вооружениях, в духе армии и нации над прочими блоками великих держав.

Четыре великих блока. И пусть Антанта все еще формально существует, но по факту она давно распалась. Поэтому реальным блоком является Новоримский Союз, объединенный договором о «Малой Антанте» и Франция, к нему тяготеющая. Отдельно от «Малой Антанты» идет союз Великобритании (с ее многочисленными доминионами и колониями) с Японией. Третий ‑ Союз Запада во главе с США. И, наконец, Нордический Союз во главе с Германией. Союзы, контролирующие три четверти территории и ресурсов мира. И Нордический Союз сейчас, пожалуй, слабейший из четырех, по ряду позиций пропустив вперед Новоримский Союз во главе с Россией.

Нетерпимое положение. Абсолютно нетерпимое.

Германии необходимо срочное усиление. Просто‑таки взрывное усиление, если она хочет претендовать на лидирующее положение в новом мире. А получить такое качественное и количественное усиление Рейх может сейчас только на юге, поскольку минувшая война показала неспособность сухопутных армий преодолеть эшелонированную оборону. Пока не появится радикально новых средств прорыва обороны, о походе на восток и думать нечего.

Так что только на юг.

Австро‑Венгрия ‑ вот главный ключ к величию Германии. Австрия и Чехия, включенные в состав Великогерманского Рейха, и Венгрия в составе Нордического Союза. Это огромный промышленный и людской потенциал, это возможность значительно усилить мощь Германии. В конце концов, это дополнительно еще двадцать два миллиона человек из которых 12 миллионов – немцы. Которые прибавятся к шестидесяти восьми миллионам нынешнего населения самого Рейха.

Сто миллионов человек.

Конечно, с развалом АВИ и русские получат в свой Новоримский Союз дополнительно миллионов 7‑8 дополнительного населения, но, во‑первых, Рейх получит намного больше, а, во‑вторых, русские получат в основном территории со слабой промышленностью и, в основном, с крестьянским населением, а вот Нордический Союз и сама Германия приберут к рукам трудолюбивое, технически образованное население, и, что чрезвычайно важно, сильную военно‑промышленную техническую базу, которая прекрасно дополнит существующие мощности Рейха.

Добавим к этому порты и ресурсы Скандинавии, и идея Нордического Союза засверкает гранями идеального бриллианта, который может бросить вызов любой державе.

Да, пока идея Нордического Союза с трудом находит себе дорогу к умам элит сопредельных стран, но это не представляется совершенно невозможным. И одним из главных препятствий на этом пути является как раз существование Австро‑Венгрии.

Ничего, после присоединения Австрии, Чехии и Венгрии, элиты Дании, Швеции и Норвегии станут более сговорчивыми. В конце концов, в Данию можно и войска ввести под каким‑нибудь благовидным предлогом. Британия сейчас не в том состоянии, чтобы вновь вступать в большую войну ради ничего не значащей страны. Тут главное договориться с русскими. Чтобы они не вмешались и не оказали поддержку Карлу.

А получив потенциал Австрии, Чехии и Венгрии, можно будет уже всерьез говорить о притязаниях Германии в Африке за счет Британии. Но для компании в Африке, опять же, нужно заручиться поддержкой России и США, подписав наконец окончательное соглашение о разделе сфер влияния в мире, и о предстоящем разделе колоний Великобритании по всей планете. И они это соглашение, так или иначе, подпишут. Четырем хищникам не хватит добычи на ограниченной территории планеты, так что старого одряхлевшего льва почти наверняка разорвут три молодых тигра.

С тем, чтобы перегрызться между собой при дележе добычи.

Это будет страшная война.

Потом двое съедят третьего.

Потом останется только один.

Единая империя на весь земной шар.

И он, кайзер Вильгельм II, сделает все, чтобы именно германский орел распростер свои крылья над всем человечеством!

Всемирный Великогерманский Рейх.

Восторженные крики толпы отвлекли мысли кайзера от размышлений о геополитике и будущем величии, и вернули его к стапелям «Крупп‑Германия‑Верфь», где съехавший с них в воду линкор «Саксен» уже жизнерадостно качался на волнах.

Заиграл гимн, и Вильгельм II приложил ладонь к фуражке.

Да, для будущего Великогерманского Рейха и его господства в мире нужен мощный флот. Намного более мощный чем сейчас. Как минимум для того, чтобы компенсировать потери, и чтобы иметь возможность на равных тягаться с британцами на море. Иначе о колониях в Африке можно смело забыть.

А флот – это деньги. Огромные деньги!

А без мощного флота никак нельзя, иначе можно забыть о колониях, не говоря уже о том, что растущую экономическую и торговую мощь Германии нужно было охранять, а торговые пути на море, соответственно, охранять. Для этого нужны корабли, очень много кораблей. И «Саксен» с «Вюртембергом» лишь первые ласточки новой большой кораблестроительной программы Рейха.

Другое дело, что большей частью сейчас шли ожесточенные споры о том, какие, собственно, нужны корабли. Изучались все морские сражения минувшей войны, особо изучалось Ютландское сражение, но главным предметом анализа, конечно же, была Моонзундская катастрофа.

Что ж, итоги катастрофы подведены и анализ произошедшего сделан. В том числе и в части эффективного применения аэропланов в морском сражении, и полной неэффективности установленного ранее на кораблях противоаэропланного оружия. Впрочем, русские в прошлом году показали всем, что эффективность бомбардировщиков недооценена не только на море, но и на суше.

Так что на все новые большие корабли в обязательном порядке ставились теперь катапульты для гидроаэропланов, а уже находящиеся в строю линкоры и крейсера по мере возможностей дооснащались такими воздушными машинами. Строились на верфях и эскадренные авиаматки, призванные оказать поддержку эскадре во время похода.

Так же большие корабли дооснащались торпедными аппаратами, поскольку данный вид оружия показал свою эффективность при Моонзунде.

И, формировался полк береговой авиации, сформированный из дальних торпедоносцев, способный атаковать вражеские транспорты и легкие корабли на расстоянии в четыреста километров от берега.

В общем, большая работа велась и сегодняшнее событие одно из череды им подобных. Что ж, будущее Рейха куется из таких вот мелких событий, как сегодняшнее. Событий, удостоенных лишь одной строки в будущей Энциклопедии Великой Германии. Кто из потомков будет знать о том, каких усилий потребовала от Рейха эта одна строка.

Нет, сегодняшнее событие очень важно и значимо само по себе. Все‑таки флот получает еще один корабль типа «Байерн» ‑ линкор «Саксен», а на подходе спуск на воду и последнего корабля этой серии – линкора «Вюртемберг». Но едва ли два, пусть и новейших корабля, смогут заменить те чудовищные потери, которые германский флот понес в прошлом году при Моонзунде, когда Кайзерлихмарине разом лишилась одиннадцати линкоров, включая новейшие «Баден» и «Байерн».

Кайзер тяжело вздохнул, не отнимая ладонь от головного убора.

Конечно, та катастрофа была тщательно расследована, ее ход, тактика и итоги были проанализированы экспертами всех мастей, включая адмиралов и генералов, выводы были сделаны, и выводы эти были крайне нелицеприятными. Было практически со стопроцентной вероятностью установлено, что, в результате измены, были похищены планы августовской операции «Альбион» по захвату Моонзундского архипелага и высадки десанта восточнее осажденной Риги. Эти планы как‑то оказались в руках русских. Каким образом оказались? Это осталось неизвестным. Одни эксперты считали, что тут хорошо поработала русская разведка, другие (и их было подавляющее большинство) были уверены, что это операция британцев, а Лондон, в свою очередь, передал эти планы России в надежде, что те смогут оказать приличное сопротивление немецкой армаде, и что в результате морского сражения обе стороны понесут серьезные потери, или, как минимум, серьезно смогут один другого потрепать.

Конечно, логика в этих соображениях была. Урон в тяжелых кораблях, который могли бы понести немцы, был очень желаемым для англичан. Не сумев нанести существенный ущерб Флоту открытого моря, Гранд‑Флит отсиживался в британских портах, ожидая очередной ошибки немцев, которая позволит выманить основные силы германского флота и навязать ему встречное сражение со значительно превосходящими силами англичан. А тут вдруг подвернулся такой шанс ослабить Кайзерлихмарине чужими руками! Да еще и ослабить набирающих силу русских! Так что логика в таких действиях действительно была.

Однако, последующие события шокировали не только Берлин, но и Лондон, поскольку в этом сражении русские не потеряли ни одного своего линкора! Ни одного!!! Зато Германию ждал полный и катастрофический разгром.

Более восьмидесяти тысяч погибших в одном морском сражении. Семнадцать тысяч попавших в плен к русским. Утоплено более двухсот пятидесяти кораблей и судов различных типов. Десять линкоров и один линейный крейсер пошли на дно. И несмываемый позор белого флага на линкоре «Гроссер Курфюрст», издевательски, после боя, переименованного русскими в «Моонзунд».

Одиннадцать линкоров. Полмиллиарда золотых марок. Огромная сила и чудовищные деньги, которые много лет ассигновались из бюджета на их строительство, обслуживание и боевую подготовку кораблей и их экипажей. Все это было безвозвратно потеряно. Нечего было и думать о том, чтобы быстро восстановить численность и силу флота.

Понятно, что после такой катастрофы нечего было и думать об активных действиях на море. Англичане не давали немцам выйти из портов, а русские вообще высадили десант в Курляндии и принялись обстреливать германские города на Балтике из орудий главного калибра, мстя за газовые атаки на Ригу.

В общем, второй Цусимы для русских не получилось. Скорее, наоборот. Официальная русская пропаганда провозгласила, что позор Цусимы смыт и объявила о величайшей морской победе в истории России и всей Великой войны!

Но, Donnerwetter, как такое могло произойти?! Эта мысль уже больше года не давала Вильгельму покоя. Как, черт возьми?!

То проклятое сражение было уже разобрано практически поминутно, но окончательной картины, которая позволит ответит на этот вопрос, так и не сложилось. Да, русские, так или иначе, имели подробный план операции. Да, у них было время на подготовку. Да, русские подловили длинную кильватерную колонну в тот момент, когда она шла узким коридором через минное поле. Да, русские использовали береговые батареи, коих оказалось куда больше, чем докладывала разведка. Да, русские прислали на место сражения практически полный состав своего Балтийского флота, возможность чего не была учтена при разработке операции «Альбатрос». Да, у русских линкоров более дальнобойные орудия, а хорошая летняя погода на Балтике в тот день давала преимущество. К тому же, российские канониры показали вполне приличный результат стрельб, а немецкое командование пренебрегло сообщениями разведки о частых учебных стрельбах кораблей Балтийского флота и об их активном маневрировании в Финском заливе. Да, русское командование вновь широко использовало крупные силы авиации, которые весьма серьезно мешали германским кораблям и даже смогли, как утверждают некоторые, потопить один немецкий линкор, просто утыкав его торпедами. И, наконец, две дивизии русских подводных лодок очень удачно подлавливали свои цели в узких проходах минных полей, заранее выбрав места, словно заказав билеты на лучшие кресла в театре.

Все это – да! Это все было на стороне русских! Но германский флот имел двойное количественное и тройное качественное преимущество!!! Что бы не делало российское командование, немецкая армада должна была просто раздавить русских!!!

Нет, определенным образом, на исход боя, как это обычно и бывает, повлиял ряд случайностей, которые и предопределили разгром. Например, попадание сбитого русского четырехмоторного бомбардировщика с полным грузом бомб прямо в рубку флагманского корабля, что привело к гибели морского и сухопутного командующих операцией. Последовавший за этим хаос в управлении эскадрой не мог не сказаться на итогах боя.

В общем, вроде бы ничего удивительного. От военных катастроф не застрахован никто. Цепь случайностей, помноженная на недооценку противника. Свой Тевтобургский лес случился и у германцев. Однако, червь сомнения не давал кайзеру покоя. Что‑то они пропустили в этом деле, что‑то недопоняли…

Но все это сейчас не так важно. Слава Всевышнему Богу, Германия минувшую войну не проиграла и отделалась приемлемыми потерями, которые не сломили дух нации, а финансовые издержки оказались не так высоки, как это можно было ожидать, если верить докладам аналитиков из МИДа и разведки. Во всяком случае, «добровольные взносы» в МБВР мало того, что были не столь грабительскими, как предрекалось, так еще и позволяли германскому капиталу расширить свое присутствие в сопредельных государствах. И, конечно же, отдельное спасибо России за то, что она выступила инициатором более мягких санкций для Рейха и сумела убедить остальных в этом.

Впрочем, новый царь после восшествия на престол взял дурную привычку неприятно удивлять кайзера. И, наученный горьким опытом и едва не проигранной войной, Вильгельм теперь искал подвох в каждой русской инициативе и в каждом широком жесте, а уж делать резкие движения, не согласовав их с Москвой вообще было рискованно. Особенно в таких тонких и взрывоопасных вопросах, как раздел Австро‑Венгрии. Вводить туда войска без согласованной позиции с этим самым Новоримским Союзом и, в первую очередь, царем Михаилом, было бы весьма опрометчиво.

Нужно обязательно добиться от него участия в давлении на Карла. Карл I, если не будет общего давления всех соседей, может и упереться, отдав приказ о сопротивлении входящим германским войскам. А то и войну может объявить. Зачем это вес? Нет‑нет, Германия к большой войне сейчас не готова. Да и опасно это, ведь ввод войск может не ускорить распад Австро‑Венгрии, а даже предотвратить его, если против общего врага объединятся все. История знала и такие примеры.

Так что – нет, Михаила надо убедить, заставить, уговорить. Встреча на русской яхте очень необходима. Причем, до референдума в АВИ. Иначе ситуация вообще может выйти из‑под контроля и тогда может быть все что угодно, включая пожар огромной гражданской войны в самом центре Европы. Войны, в которую неизбежно будут втянуты соседи. И тогда окажется, что Великая война и не заканчивалась вовсе.

Эх, тяжело стало жить!

* * *

ИМПЕРИЯ ЕДИНСТВА. РОССИЯ. МОСКВА. ПЕТРОВСКИЙ ПУТЕВОЙ ДВОРЕЦ. 5 октября 1918 года.

‑ Разыщите графа Свербеева. Я желаю его видеть. Срочно.

Полковник Абаканович склонил голову.

‑ Будет исполнено, Государь. Смею напомнить, что в приемной ожидает начальник ИСБ генерал Ходнев.

‑ Пусть ждет. Я вызову.

Адъютант исчез за дверью, а я задумчиво забарабанил пальцами. Что ж, кузен Вилли решил ускорить события и поставить меня перед фактом. И выбрал для этого очень удачное время.

Похоже, что он и рейхсканцлер принц Максимилиан Баденский, окончательно приняли решение о том, что пора расставить все точки над «i», и окончательно поделить сферы влияния в центре Европы между Новоримским Союзом и Союзом Нордическим, где Германия играла первую скрипку.

Нет, формально все шло под лозунгами заботы о мире и об устранении даже малейших возможностей для возникновения конфликта между НРС, США и НС. Мол, вот ваша сфера, вот наша. Мы не лезем в ваш курятник, вы не лезете в наш. Мир, дружба, жвачка.

Балканы, Малая Азия и Ближний Восток отнесены сфере интересов Новоримского Союза, Западное полушарие и Тихий океан – зона интересов Америки, а Скандинавия, вся Британская Африка и территории, заселенные германскими народами, относятся к Германии.

В общем, три молодых хищника делят мир на троих и совместно имеют виды на охотничьи угодья старого британского льва.

Концепция выглядела достаточно привлекательно и в Вашингтоне, Москве и Риме идея получила понимание. В конце концов, возможность (хотя бы теоретическая) избежать большой войны с Германией, и направить мощь германской военной машины в другую сторону, и меня вполне устраивала.

Но, как всегда это бывает, гладко было на бумаге.

Переговоры о «Союзе трех» шли уже пять месяцев. Шла личная переписка, встречались высокие (и не очень) делегации, дипломаты и военные извели уже тонны бумаги, уточняя те или иные позиции.

Согласились с тем, что Индия должна быть независимой и должна открыть свои рынки для свободной торговли (читай – для свободной торговли там новоримских, американских и германских компаний). Согласились с тем, что нужно совместно давить на Великобританию, дабы вынудить ту «добровольно» открыть доступ на рынки британских колоний.

Предварительно даже договорились потеснить британский фунт из международной торговли, установив доллар, рубль и марку в качестве основных мировых резервных валют.

Но дальше начались сложности.

Американцы не соглашались с тем, что Германия претендует на всю британскую Африку, и юг континента с его алмазами, США непременно хотели получить под свое начало. Немцы, понятное дело, с такой постановкой дела не соглашались, требуя в таком случае, учесть интересы Берлина в Китае, в Тихом и Индийском океанах, куда, в свою очередь, не желали их пускать в Вашингтоне.

Ну, и так далее.

В Лондоне, конечно же, о такой возне знали и предмет наших переговоров британцам, ясное дело, совершенно не нравился. И они всячески вбивали клин в отношения неформального «Союза трех», и делали все, чтобы сорвать все договоренности. И, разумеется, делали ставку на те круги в Берлине, которые мечтали не об Африке, а о «Дранг нах Остен» ‑ походе на Восток, на Россию. И пусть, пока, эта идея не пользовалась слишком уж большой поддержкой в верхах, но ничего исключать было нельзя. Особенно в контексте того, что сферы влияния между Германией и Россией в Европе поделены не до конца.

В сущности, Австро‑Венгрия оставалась одним из самых больших узлов противоречий между Германией и Россией. Разумеется, по дипломатическим каналам и в нашей частной переписке, эта тема в разных вариациях обсуждалась уже несколько месяцев, но было слишком много моментов, которые следовало учесть.

Впрочем, главным противоречием и главной сложностью было само существование Австро‑Венгрии. С этим вопросом было сложно даже между странами Новоримского Союза, не то, что в отношениях с Германией.

Так наши балканские союзники были единодушны в стремлении поскорее развалить Двуединую монархию. Слишком уж долго Австро‑Венгрия нависала над Балканами, слишком часто становилась источником военной опасности и политической напряженности. Да и Римская империя считала Австро‑Венгрию своим испоконвечным и персональным врагом.

Кроме того, все указанные страны страстно желали округлить свои собственные владения за счет присоединения земель почившей (как они надеялись) Двуединой монархии.

В общем, все красиво и все довольны. В теории.

Однако…

Во‑первых, мнение одних наших союзников далеко не всегда совпадало с мнением других наших же союзников относительно вопроса, как именно делить Австро‑Венгрию и какие куски кому должны отойти. А противоречия эти вполне могли похоронить не только наш союзнический проект, но и стать причиной новой Балканской войны.

Во‑вторых, распад Дунайской империи неизбежно приведет к тому или иному варианту аншлюса Австрии со стороны Германии, что резко усилит мощь этой державы, и мы не могли этого не учитывать.

В‑третьих, был фактор Венгрии, которая сама по себе могла стать источником немалых проблем, вплоть до войны с соседями и попытками силой подавить любые движения на Землях короны Святого Иштвана.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю