290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Буксир "Кузнечик" (СИ) » Текст книги (страница 5)
Буксир "Кузнечик" (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 06:30

Текст книги "Буксир "Кузнечик" (СИ)"


Автор книги: Владимир Чамкин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 8 страниц)

Глава 14

«Попрыгунчик» уверенно скользил в метре над поверхностью со скоростью не больше двадцати километров в час. Быстрее разгоняться не хотелось, местность не степная, всё больше деревья, а не дороги. Однако прогалины были, и не так уж часто приходилось форсировать двигатели, перепрыгивая заросли. Иногда закладывал вираж и сидящая на втором кресле Лиза коротко взвизгивала и всегда просила повторить манёвр покруче.

– Здорово как! А у вас, ну в смысле в ваше время, есть что-то типа гонок? На таких штуковинах классно летать, бесшумно и скорость высокую можно развить, колёс то нет.

Выровняв аппарат, ответил: попытки были, оказалось не очень зрелищно, драйва не хватает. Нормально сложную трассу можно только на Марсе сделать, но до этого у людей руки ещё не дошли. На Земле хотели в Большом Каньоне устроить заезд на антигравах, власти запретили. Заповедник. Да и правильно, хватает и обычных развлечений для получения дозы адреналина. Ты не забывай за небом посматривать. Нам встреча с летающим «похитителем слонов», совсем не нужна. Примет нас за Моа, а прятаться негде.

– Не волнуйся, смотрю! Уже шея затекла, – «рыжая зенитчица» перехватив арбалет в другую руку, стала массировать себе затёкшие мышцы. – Может, на привал остановимся? Часа три как движемся. Ты не устал рулить?

– Не хочется останавливаться, две трети пути до шаттла проделали. Ещё немного и отдохнём в нормальных условиях. Как раз до темноты успеем.

* * *

С отбытием в дорогу мы задержались. Ольга до последней минуты не хотела оставаться одна. Оставленный ей пистолет и твёрдое обещание обернуться за четыре – пять дней, не помогали. Девчонка просто трусила после пережитых событий в лесу. Я же больше беспокоился брать её с собой. Отвлекаться на присмотр за «большой девочкой» в опасной дороге не было никакой возможности, и лишнего места на борту самоделки не наблюдалось.

Взяв её за руку, стал обходить нашу стоянку. Вместе проверили сторожевую систему, она повторила наизусть инструкцию по использованию техники. Показал для её успокоения приличный запас продуктов, рыбы и птицы. Заставил разобрать и собрать наш единственный огнестрел. Дав ей несколько раз пощёлкать курком в холостую, скрепя сердцем, пожертвовал один патрон на реальный выстрел. Неплохо для первого выстрела из незнакомого оружия, метров с пяти в стоящего бизона не промахнётся. Понятно, что оружие поможет ей только психологически, даст уверенность в сложной ситуации, да и чем черт не шутит, поможет в боевой обстановке. На крайний случай мною был изготовлен сюрприз в количестве десятка «подарков».

На курсах выживания входивших в пилотскую подготовку, инструктор показывал, как из субатомного аккумулятора сделать гранату. Практические занятия тоже не были забыты. Взяв на потрошение самые маленькие «коробочки», которых у меня была целая упаковка, девяносто штук, удалил встроенную защиту от короткого замыкания. Делается достаточно просто, в трёх местах, на определенную глубину, миллиметровым сверлом бурятся отверстия, надо только знать где, и граната готова. Остаётся только примитивным способом закоротить контакты аккумулятора и ровно через три секунды с ужасающим грохотом возникнет плазменный шар диаметром метра два. Попавший внутрь сферы файрбола гарантированно выйдет из строя, будучи одетым даже в полицейский скаф, армейский думаю, сдюжит, но говорить это про аборигенов с деревянными щитами я бы не стал. В дополнение к плазме, из поражающих факторов присутствовали ещё звуковая волна и световая вспышка. Осколков вот, к сожалению, не было совсем, устройство испарялось полностью. Сил забросить, двухсот граммовый брусок, на десять метров хватит и ребёнку. Половину «секретного оружия» оставил Оле, другую забрал с собой, пригодится.

Так, что за возможную оборону можно было не беспокоиться, остающаяся подруга, нападающих если не уничтожит, то напугает до смерти, точно.

Осушив поцелуями мокрые Олины глаза, я забрался в пилотское кресло, и позже на три часа от запланированного, «Попрыгунчик» отправился в путь.

* * *

Фюзеляж шаттла лежал на месте, где находился и прошлый раз. Явных следов чьего либо пребывания, за время нашего отсутствия, мы не обнаружили. Прежде чем расположиться на ночёвку, не поленились обойти вокруг «Кузнечика» ножками. Одно дело разведка с воздуха, другое, разглядеть каждый кустик и вероятные места, где может быть лёжка противника. Дикари – дикарями, но это взрослые, бывалые воины, и не могут они не обладать хотя бы зачатками военной хитрости. Разделившись, прошерстили лес в радиусе пятидесяти метров от корабля, ничего подозрительного не обнаружив.

Запитав напрямую от конвертора, привод неповреждённых створок грузового отсека, завёл внутрь наш транспорт, тут же на скорую руку сообразив ужин, расположились на ночлег.

Удивительно, но устроившая рядом со мной на куске «пенки» Лиза совершенно не стала оказывать мне знаки внимания, как в прочем и принимать их от меня. Использовав древнюю как мир женскую отговорку об усталости попыталась отвернуться и сделать вид, что засыпает.

– Я слышу, что ты не спишь дорогая! Поэтому будь так добра ответь мне на пару вопросов – подперев голову правой рукой, повернулся в её сторону. – И главный из них, зачем ты устроила этот цирк с групповухой? У тебя, что болезненная тяга к порнографии?

Некоторое время спустя Лиза нехотя ответила: никакой тяги у меня нет. Да это я подбила Ольгу на секс втроём. А тебе, что не понравилось?

– Телу моему вполне понравилось, а вот душе не очень. Как то противненько стало потом. Если тебе так хотелось переспать со мной, что не дождалась, пока вдвоём не уедем? – Сделал паузу. – Или у тебя в голове что-то другое было?

– Ха-ха-ха! – От смеха её затрясло. – Вот рассмешил! Вы русские и через сто лет всё также подвержены рефлексии. Тело, душа…. Не выдумывай, пожалуйста, всякой ерунды! Всё гораздо проще, Ольгу надо было обломать! Если не сделать этого сразу, дальше проблемы станут нарастать как снежный ком. Не дай Бог, через пару недель, засекла бы нас где – ни будь на вересковой полянке в позе «бутерброда» и пристрелила одной стрелой на двоих. Если ты не заметил, тихоня Оля, очень ревнива. Но как вы русские говорите «в тихом омуте, черти водятся». Не делай удивлённого лица, мне даже в темноте понятно как оно у тебя вытянулось, русскую культуру я изучала, Достоевского читают не только в России.

– Кхм! – Я чуть не поперхнулся от осознания того факта как Лиза легко просекла моё состояние. – Достоевский это кто? Нам не преподавали.

– Фу! Да ты совершенный неуч, о чём с девушками разговаривать будешь? Или за волосы и в кусты? – продолжая посмеиваться моя собеседница, встала и налила из фляжки воды в два пластиковых стаканчика. – На выпей и успокойся. И прошу тебя, не надо меня демонизировать, я обыкновенная женщина, только более прагматична, чем тебе приходилось встречать.

Взяв протянутый стакан, мелкими глотками влил в себя холодной воды и действительно успокоился. Видимо «рыжая» ассоциирует меня со своими современниками, и даже представить себе не может каких высот достиг «прагматизм» в ХХII веке, её «дикий капитализм» детский сад по сравнению с космическим постиндустриальным обществом, зацикленным на экологии. Настолько, что забыто для кого сохраняется и восстанавливается природа. «Зелёные» перегнули палку и выдавливают человечество с планеты с остервенением большим, чем проводилось «огораживание» в Англии 15–17 века. Не только мне, иногда кажется, что Землю планомерно для кого-то освобождают от людей. В слух свои мысли я произносить не стал. Озвучил второй вопрос.

– А сейчас, когда рядом нет соперницы, я стал тебе совсем не интересен? Это милая в любые времена называется не прагматизм, а «сволочизм». Ты действовала как обыкновенная стерва, привыкшая сталкивать людей лбами и получать свою выгоду. Интересно какую, в нашей не слишком удачной ситуации? Разберёмся. Можешь не отвечать, вопрос был риторическим. Спи!

Лиза легла и обиженно засопела, устраиваясь удобней, на не слишком комфортной постели. Пусть думает, что я верю в искренность её обиды. Она совсем другая, чем показалась мне вначале. «Другая» в худшем смысле этого слова.

* * *

Рассвет встретил нас грохотом выстрелов и криками. В воплях слышалась боль раненого, жажда крови и стон умирающего. Сильный стук в запертый люк и срывающийся женский голос, произнесший на английском: «ребята откройте, мне от них одной не отбиться», вывели нас из оцепенения. С трудом открыв запоры и распахнув створку, мы увидели фигуру в окровавленном камуфляже с пистолетом в правой руке.

– О Господи! Мегг! Ты ранена! – Лиза, сунув мне в руки, взведенный арбалет подхватила падающую женщину и затащила внутрь, – что застыл, задраивай люк и помоги мне!

Выглянув наружу, разглядел бегущую к кораблю толпу, размахивающих оружием, полуголых мужиков. Захлопнувшийся буквально перед ними люк, вырвал из их глоток ураган негодования, разом бросивший в бок шаттла все копья, дротики, дубинки и прочие палки. Не причинив никакого вреда титановой поверхности, но вызвав гул в отсеке, архаичные системы вооружения попадали на грунт. Вот мля, похоже началась не детская войнушка. Эти загорелые бандиты расселись у входа и принялись эмоционально, что-то обсуждать, видимо, как вытащить таких вкусных белых личинок из металлического бревна.

– Ну, что ты там уставился в иллюминатор всё равно закопченный, не черта не видно. Давай скорее помоги мне! Надо Мегги перевязать. Она кровью истекает. – Склонившись над раненой, Лиза пыталась снять с неё куртку.

– Отойди я сам посмотрю. Принеси лучше мне мой рюкзак и флягу с водой, – отодвинув её в сторону, осмотрел рану. Из левого предплечья торчал кусок костяного наконечника копья или дротика, который судя по его размеру задел, кость пострадавшей. Кровь обильно залила ткань вокруг, видимо при попытке вытащить застрявшее изделие воинственных островитян, повредились крупные сосуды. Разрезал ножом рукав, смыл с кожи кровь и посадил на руку лежащей пациентки «паучка» хирурга. Робот тут же зашевелился, загудел связанный с ним блок аптечки и замелькавшие до невидимости лапки стали погружаться в рану. Запахло жжёной плотью и лекарством, вспышки синего цвета и щелчки, раздающиеся из работающего хирурга дали понять, что процесс лечения пошел, и необходимости нашего вмешательства на данном этапе нет.

– Лиза присмотри за раненой, она может скоро очнуться, аптечка в кровь впрыскивает нанороботов, они быстро изнутри «чинят организм». А я займусь её преследователями.

В магазине пистолета, столь неожиданно появившейся третьей пассажирки пострадавшего самолёта, оставалось всего три патрона. Запасного магазина я у неё не нашёл, зато пояс украшал полный патронташ на двадцать патронов. Ружье, похоже, было потеряно при ранении или бегстве. Схватив «гранаты» и арбалет запрыгнул в кресло «Попрыгунчика», с форсажем двигателей выплюнувший себя и меня, через открывшийся верхний люк, на высоту метров двадцати. За те секунды, на которые удалось зависнуть до срыва в скольжение, сделал два броска гранатами. Одна полетела в сидящую группу из пятерых «любителей человечинки», вторая под пальму, где расположились двое здоровяков в набедренных повязках, с интересом рассматривающих какую-то вещь. Первый взрыв оказался удачнее второго. Всех пятерых накрыло энергией взрыва аккумулятора и их обгорелые и переломанные тела не подавали признаков жизни. Второй разрыв зацепил только одного воина, другой же подхватив короткое копье, перекатился в сторону и, вскочив, бросился бежать под защиту крон деревьев. Шустряка упускать совсем не хотелось, и я рванул на посадку, догнать его в полете лавируя между стволами, шансов ноль.

От смерти меня спасло чудо и кевларовая ткань комбеза, спасибо технику, не подсунул азиатскую подделку. Удар дротика пришёлся в левый бок по касательной, но рёбра затрещали, как будто сам Тор прошёлся по ним своим молотом. Покрытая узорами оскаленная рожа, выскочила из зарослей внезапно, не оглашая воздух боевым кличем. Неудача с броском дротика, его, похоже, совсем не огорчила. Налитые бешенством глаза и костяной нож показались ему достаточным оружием для отправки противника к духам океана. Ошибся парниша, стрела, выпушенная из страйкера, вошла в его мускулистую грудь до оперения, не дав дотянуться до меня буквально один шаг.

За неимением пистолета, «контрольный выстрел» делал резаком, не пропуская ни одного, казавшегося явным мертвецом, врага. Как не противна мне была эта процедура, себя она оправдала, один из пятёрки пострадавших от взрыва первой «гранаты», оказался обгоревшим, но вполне живым. Не успокой его я, вполне могло произойти обратное. Рука оглушенного уже нащупывала дубинку и повернись я к нему спиной, целостность моего черепа можно было поставить под сомнение.

Предмет, который двое изучали под пальмой, оказался тем самым потерянным помповым дробовиком, такой часто показывают в старых фильмах про полицию. Плазменный выброс его почти не задел, только слегка опалило приклад. Закинув трофей на плечо, вернулся с верным «Попрыгунчиком» на борт шаттла, к дамам и лазарету.

Мегги сидела, попивая из стакана чай, немного бледная, с перевязанным предплечьем левой руки. Состояние её явно улучшилось с того момента, когда она осталась на попечение Лайзы и робота – хирурга. Улыбнулась и протянула мне здоровую руку, – Маргарет Корнифф, или если вам будет удобней, Маргарита Корнеева. Мои мама и папа, русские эмигранты третьей волны. А я опальный офицер Агентства по борьбе с наркотиками и как теперь понимаю, бывшая гражданка США. Вы же пилот, приютившего нас корабля?

Осторожно ответив на её рукопожатие, произнёс смущённо: не только пилот, но и владелец этого космического «корыта», Василий Дорохов. Рад приветствовать вас на борту, мэм! Как ваше самочувствие?

– Спасибо! Благодаря этой замечательной аппаратуре, – указала глазами на аптечку – заштопана и подлечена, осталось немного набраться сил, и буду в порядке. Василий извините, что не говорю на русском, он у меня не очень хорош, да и Лайза его не понимает.

– Ничего страшного, английский мой «рабочий» язык и я вас прекрасно понимаю, надеюсь и вы меня. – Попытался стянуть с себя верх комбеза и застонал от боли.

– Лайза помоги Василию! Похоже, ему здорово досталось от полинезийских воинов! Вам, что хватило ума схватиться с ними врукопашную? Они гибки как кошки и здоровы как носороги. Совсем не боялись выстрелов, наверное, просто не понимали, почему падают их товарищи. Подстрелила троих из дробовика, пока не ранили. Ещё чуть – чуть и они достали бы меня. А я не девочка, побегала по джунглям, выискивая кокаиновые плантации и лаборатории колумбийских наркобаронов. – Маргарита поправила пыльную, слипшуюся прядь своих волос, перехватила мой взгляд, – Что, не очень презентабельно выгляжу? Тебя прямо перекосило всего.

– Нет, к тебе это не относится, отхожу от схватки, наверное, уровень адреналина понизился. И знаешь, обгоревшие «человеки» пахнут не фиалками. Мне приходилось вытаскивать сгоревших ребят, из отсека станции после пожара, но тут я их сам положил. Мутит меня здорово, извини. – Пока говорил, Лиза аккуратно сняла с меня до пояса верхнюю часть комбеза. Левый бок – сплошной синяк.

– Ого, какая гематома! Рёбра не сломал? – Проведя рукой по посиневшей коже, спросила она, – надо аптечку твою приложить, Мегги уже подлечилась, «штопальщик» в коробку спрятался.

– Давай. Лишним не будет. – Задержав дыхание, вздрогнул от прикосновения холодной поверхности диагноста. Тот радостно помигав индикатором, вколол мне, одному ему известную «гадость», отключился, на прощание, посветив зелёным огоньком. – Нормально всё, ушиб сильный, сам пройдёт.

– «До свадьбы заживёт», – русская речь из уст Мегги-Марго, заставила меня поглядеть на неё более внимательно. Невысокая, плотная и пропорционально сложенная, насколько можно было судить через охотничий камуфляж, шатенка, глядела на меня добрыми и усталыми глазами цвета серой стали. Это, казалось бы, невозможное сочетание, притягивало к ней сильнее любого магнита. – Так моя мама всегда говорила, жалея мои ссадины, царапины и разбитые коленки. Девчонкой я была боевой, район Бруклина и Оушен-авеню в Нью-Йорке, конечно не Гарлем, но в моём детстве хулиганства, разборок и драк хватало. Кого-то это подтолкнуло в преступники, а меня в юристы и далее в федеральные агенты.

– Ты неплохо говоришь на русском, зря преуменьшала свои способности. – Боль в рёбрах отпустила, и оделся я уже сам. – Может, расскажешь, как ты здесь очутилась и привела за собой толпу каннибалов?

– Расскажу, конечно, не вопрос, только не сейчас. Надо мне отлежаться немного, сил совсем нет. А вам ребята придётся прибраться, там. – Марго, с трудом подняв руку, махнула в сторону люка. – Иначе скоро от вони и мух дышать будет нечем. Вы уж меня простите я вам не помощница сейчас. Поохранять ваш скорбный труд смогу, только ружьё перезаряжу. Дурацкая конструкция, трубчатый подствольный магазин, на бегу зарядить проблематично. – Не очень сноровисто из-за раненой руки, «агентша» стала загонять цилиндрики патронов в магазин, вошло только четыре.

– Да ты права, надо трупы убрать, вот только могилку для семерых придётся копать нам неделю. Как ты думаешь, их духи не очень обидятся, если сделаю погребальный костёр? – Вопрос я адресовал уже Лизе. Та неопределённо пожав плечами, молча пошла, открывать люк.

Глава 15

Этот долгий-долгий день закончился совершенно в духе сумасшедшего художника. Привязанная за руки и ноги к ложу, Лайза лежала без сознания, робот– хирург ползал по её окровавленной голове, зашивая и обрабатывая рану. Я и Мегги, ужинали, вспоминая сегодняшние события.

* * *

Нарубив веток и небольшие деревца для погребального костра, вдвоём с Лизой занялись сборкой трупов. Несколько раз меня стошнило, хотя желудок был уже пуст. Лиза же, таскала останки нападавших, совершенно спокойно, словно это были не люди, а старые вещи, которые необходимо было выкинуть за ненадобностью. Ослабевшая от потери крови и напичканная лекарствами «аптечки», Мегг сидела свесив ножки на краю люка, держа ружьё здоровой рукой, однако внимательно наблюдала за окрестностями и нами. Мои побеги в кусты доставляли ей видимое удовольствие, и сопровождались ехидными замечаниями о том, как держится девушка и как должен вести себя настоящий мужчина.

Зажечь сырое дерево удалось только при помощи пятилитровой канистры растворителя для амортизирующей пены. Неохотно костёр занялся, чёрным жирным дымом заволакивая небо, дальше я на кремацию смотреть, не стал. Когда всё прогорит, но не раньше, чем завтра, закопаем останки. Из всего трофейного оружия захватил только деревянный меч, похожий на короткое весло. Дерево было твёрдое и тяжеленное, а вся поверхность покрыта замысловатым рисунком – узором. Раньше за такой сувенир можно было удавиться, а сейчас прикидывал, куда его приспособить.

Лайза первая подошла к кораблю навстречу улыбающейся Мегги. Я отстал шагов на пять, не больше. Не убирая улыбки со своего лица, бледная и совершенно спокойная «охранница», направила ствол в грудь Лайзе.

– Стой, где стоишь! – Тёмный срез воронёного «громобоя» поднялся на уровень глаз остановившейся девушки. – Девочка ты кто такая? Тебя на самом деле как зовут? На вид ты Лайза О`Лири, а повадками другой человек. Да и человек ли?

На лбу Мегги появилась испарина, капля пота заскользила к переносице, глаза моргнули и через мгновение дробовик был в руках противницы. Всё это произошло так быстро, что я не даже не успел удивиться.

– Просчитала меня, сука! Умна, я сразу это поняла, ещё в самолёте. – Тембр голоса у Лайзы изменился, и стал более низким, но окончания слов произносились с повизгиванием. Это было бы смешно, если бы не её палец около курка.

Не надо болтать, когда стреляешь, делаешь тонкую работу или забиваешь гвозди в стену, держа остальные во рту, отвлекает, знаете ли. Новоявленная террористка забыла или не знала такого правила, за что и поплатилась. Реакция у неё была замечательная, и брошенный мной меч-весло пролетел бы мимо цели, уклонись она просто в сторону. Любопытство как говорится, кошку сгубило, не хватило долей секунды потраченных на то, что бы обернуться и её голова приняла деревянный снаряд. Вскользь, но этого хватило. Падая, инстинктивно, успела выстрелить, только вот Мегги уже убралась с линии огня, спрыгнув на землю.

Связав и затащив потерявшую сознание, уже не зная кого, внутрь отсека, утомлённо плюхнулись на пол.

– Что теперь будем делать? – дрогнувшим голосом произнесла Мэгги.

– Сначала упакуем нашего монстра в юбке, – я, мотнув головой, указал подбородком на лежащую девушку – а потом подробно разжуёшь мне свои подозрения и сделанные из них выводы.

Для фиксирующей кровати нашёл перфорированный металлический лист. Руки и ноги привязал прочным, мягким пластиковым ремнём. Аптечку перевёл в режим лечения и содержания пациента во сне, не совсем наркоз, но не даст ему проснуться без моей команды.

– Давай Маргариточка, поболтаем, – опустив керамический балластный резистор в воду, дождался появления бурлящих пузырьков, – и бульончика похлебаем. Рассказывай всё с самого начала.

– Незадолго до катастрофы нас окутало зеленоватое сияние. Все решили, что это атмосферное явление. А потом оно проникло в салон и сразу пропало, вот только кроме меня и Лайзы никто этого не заметил. Я в тот момент пошла за сумкой, её содержимое могло не понравиться таможне. Надо было передать её пилотам, а мы забыли, заболтались с ребятами индусами. – Марго пригубила горячего бульона и продолжила. – Лётчики были в курсе кем мы с Айрин на самом деле являлись, они давно под крылом агентства работали. Жалко мужиков, крепкие и умные парни были. Погибли мгновенно, хорошо хоть не мучились.

Я перебил, – а Лайза утверждала, что вы обе из ЦРУ.

– Ещё скажи из Кей-Джи-Би, – Марго засмеялась и остановилась только когда от смеха, на её глазах выступили слёзы. – Ну, рассмешил! Что делать ЦРУшникам, в этой дыре «Киви»? Ловить китайских агентов? Так это бесполезно, полтора миллиарда шпионов не переловить никому, никогда.

– Я, к большому сожалению, не знаю реалий вашего времени, – сделав обиженное лицо, попробовал изобразить дурачка, – все ваши спецслужбы для меня одинаковы. И про китайцев мне совсем не понятно.

– Тогда объясняю: ЦРУ это разведка, а я, скорее полицейский, занимаюсь борьбой с изготовителями и распространителями наркотиков. Вот как раз с ЦРУ мы и не поладили в Колумбии. Взяли за жабры не того кого надо было. Работал там один «барончик» на ребятишек из Лэнгли, сливал им информацию и денежки, а его за это не трогали. И направило нас родное Агентство подальше от гнева рыцарей плаща и кинжала, в Новую Зеландию. По задумке руководства мы должны были тут отсидеться, пока всё не утихнет, и помочь коллегам на островах. Наркотическая дрянь давно проникла и в эти «райские» места, особенно в среду молодёжи и студентов. Организовали прикрытие получением гранта на исследования. Пригласили несколько настоящих молодых учёных из разных стран. Но внедрения в университетскую среду не произошло, из-за чего, знаешь сам. – Марго вздохнула и протянула мне пластиковый стаканчик. – Налей попить, в горле пересохло.

– Тебе бульона или воды? – Приготовился покрошить мяса в кипяток, но услышал: «воды холодной дай».

Плеснул ей из фляги и приготовился слушать дальше. Однако рассказчица не торопилась с продолжением. Задумалась и, похоже, сильно.

– Так вот, пошла я за сумкой, когда сияние в салон проникло, – Маргарита, наконец, вышла из прострации – Лайза и Ольга ко мне спиной сидели, разговаривали. Тут нас тряхнуло первый раз, свет мигнул, потом турбины взвыли сильнее. Я испугалась и села в кресло за девчонками, пристегнулась, сумку под сиденья сунула.

– А, что в сумке такое важное было? – Опять встрял я с вопросом.

– Василий не перебивай меня! Оружие, ноутбук служебный и набор технических спецсредств там лежали, если тебе так интересно. Ещё раз перебьёшь, замолчу.

– Всё, всё, продолжай, пожалуйста!

– После того как тряхнуло самолёт, Лайза вдруг странно вытянулась в кресле и замолчала. Оля стала её тормошить, думая, что ей плохо стало. А она молчит и не шевелится, тело одеревенело, глаза выкатились. Я сама испугалась, решила у девки приступ какой то, пульс проверила. Есть, но слабый. На всех ребят досье было собрано, и мы с напарницей их изучали. Интересно, что в файле О`Лири ни о каких болезнях речи не было. Как не было данных о её спецназовской подготовке. Только занятия спортом: лёгкая атлетика и сноуборд.

Ты обратил внимание, как она двигается? Не человек, ягуар. Когда трупы обгоревшие таскала, на лице ни один мускул не дрогнул. Ты же каждые пять минут в кусты бегал. А два аборигена, подстреленные ей из засады? Меня ваш рассказ сильно удивил. Обычная девушка справилась с воинами – дикарями буквально голыми руками. Подумаешь, арбалет у неё был, ты попробуй его взвести в бою. Это тебе не магазин в автомат вставить, что под обстрелом и то не каждый молодой солдат сделает. Девчонка двадцати четырёх лет, а ведёт себя как рейнджер – ветеран.

То, что с ней произошли изменения при посадке это факт. Очнувшись, она произнесла непонятную фразу, приблизительно звучащую так: «соомниаати, соомниаати паадрав» и несколько минут явно не ориентировалась в обстановке. Ты, конечно, можешь сказать, что это шок от катастрофы, но авария случилась позже. Когда колёса шасси коснулись полосы, нас вдруг опять сильно тряхнуло, а в следующий миг мы уже не двигались. Кабину пилотов расплющило, крыльев нет, мальчишки и Айрин все переломаны, а мы сидящие рядом с Лайзой, целы и невредимы. И знаешь, она улыбалась! Потом всё закрутилось и стало не до странностей и подозрений. – Маргарита осушила стаканчик воды до дна и требовательно на меня взглянула. – Ну, что ты молчишь? Сказать нечего?

– Ты же сама не разрешила перебивать. Вот и молчу, тебя слушаю. – Автоматически стал я оправдываться. – Ты думаешь, я знаток истории? Откуда мне знать, как почти сто тридцать лет назад вели себя люди. Может быть, у вас половина населения на завтрак кровь пьёт? А другая часть, стреляет в прохожих ради забавы.

– Но сравнить поведение Ольги и Лайзы ты мог? – Не унималась Марго.

– И что даст это сравнение? Например, ты по сравнению с Ольгой выглядишь боевым киборгом, а не романтической барышней. Пойми, не мог я определить, чьё поведение естественное, а чьё нет. Марго, повтори мне лучше ту непонятную фразу, которую Лайза произнесла перед катастрофой, а не пытайся мне объяснить, что я не гений психологии. Я и без тебя это знаю.

– Пожалуйста, слушай. Я, конечно, могла её исковеркать, слегка, но не слишком сильно. – Маргарита несколько раз, и в разной тональности проговорила по моей просьбе, показавшиеся чем-то знакомые слова.

– Корнеева, а у тебя хороший слух. Это не просто набор слов, а вербальный код выхода из медитации у Эревитов. Они каждое серьёзное дело или переговоры начинают с небольшого погружения в себя, а в конце произносят именно такую фразу. Так, что Лайза инопланетная шпионка! Как только она здесь оказалась? Или кто-то оказался в ней. – У меня от такого расклада чуть мозги не расплавились. Судя по всему, хозяева груза решили не оставлять его без надзора не только в пространстве, но и во времени.

– А у вас ещё и инопланетяне есть? – Мегги-Марго скептически поджала губы.

– Есть дорогая, есть! И большая часть наших технических достижений принадлежит им, как бы не хотелось нам думать об обратном. И о очень многих их возможностях, мы не только не знаем, но и не догадываемся. Мне и в голову не могло придти раньше, что можно попасть в прошлое.

В моё время, планета Земля, по отношению к иномирянам, похожа на Россию в ваши времена. Сырьевой придаток и поставщик дешевых услуг. Всё, что нам достаётся, строго дозировано, и не даёт развивать новейшие технологии самим. Исключение антигравы, подкинули от своих щедрот даже теорию, но основной узел поставляют сами, на Земле изготовлять не умеют. Та же ситуация и с энергореакторами. Вот такие у нас инопланетяне. А ты надеялась, что у нас идиллия, светлое будущее и всё такое?

– Нет, не надеялась. Но мне казалось, если мир уцелеет и глобальных войн не будет, то вы будете жить лучше, чем мы. – Измученная недавним ранением и калейдоскопом событий, Мегги прилегла на спальник. – Ты не против, если я отдохну немного, и поговорю с тобой лёжа? Что-то сил совсем нет, и замерзла я.

– Отдохни, конечно. – Помог ей накрыться и включил подогрев. – Пойду, посмотрю, как так с лечением Лайзы дела обстоят. Не укладывается у меня в голове, что она другое существо. Человек как человек, явно всё знает, что положено, знать твоей современнице. Помогала во всём мне и Ольге, ну и как женщина…. Не могли эревиты знать, куда я попаду, и самое главное «когда». Подготовить точную копию девушки из 2008 года, снабдить её всеми знаниями и подменить. Они же не боги, в конце концов. Людям доподлинно известно, что их империя далеко не самая развитая в галактике. Многие технические достижения просто приобретены ими у других цивилизаций. Вот чего у эревитов не отнять, они гениальные торговцы. Вполне возможно они использовали, чьи-то разработки. Вселенная велика и кто-то мог додуматься до темпоральных перемещений. Извини Мегги, что мешаю тебе, просто мысли вслух прорвались.

– Не извиняйся, не мешаешь, я не сплю и внимательно тебя слушаю. И зови меня Ритой, так меня родители звали дома. – Она слабо мне улыбнулась и продолжила. – В юности мне нравилась фантастика, думаю, что фамилии авторов тебе ничего не скажут, но это были хорошие книги. Если взять за основу некоторые их идеи, то возможен такой вариант: никто никого не подменял, а в мозг Элизабет поселилось чужое сознание. И, может использовать её память, навыки и знания. Будем надеяться, что можно всё вернуть назад и бедная девочка станет сама собой.

– Тут мне сказать нечего, я не специалист по переносу сознания и не врач. – Эти слова я произнёс, уже наклонившись над пациенткой робота-хирурга. Пострадавшая, от моего броска мечом, лежала без сознания. Аптечка, окутанная роем красных огоньков гудела как перегруженный трансформатор, что было странно для не слишком сильных повреждений. Набрал на дисплее медицинского устройства запрос о состоянии больной. Ответ меня очень озадачил: «нарушение мозговой деятельности, проводится активное восстановление связей, прогноз успеха 87 %». Неужели хитрая начинка прибора смогла нащупать внедрённого чужака и пытается его отключить? Чудеса бывают, будем надеяться.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю