290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Буксир "Кузнечик" (СИ) » Текст книги (страница 3)
Буксир "Кузнечик" (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 06:30

Текст книги "Буксир "Кузнечик" (СИ)"


Автор книги: Владимир Чамкин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 8 страниц)

Глава 9

Как же мы потом посмеивались, ощипывая перья гигантской тушки. Не пропадать же добру, подушку можно будет сделать или ещё на, что пойдёт.

– Я так испугалась, подумала, что на нас дерево с головой напало! До сих пор ноги в коленках подгибаются и руки дрожат.

– Во-во! Видимо от дрожи ты быстрее меня пёрышки и выщипываешь. – Пытался я пошутить. – Да я сам только от испуга и попал в неё. Как кстати называется этот страус переросток? Ты не изучала таких чудовищ?

– Это Моа, вымершая птица, точнее истреблённая человеком. Местное население Маори, съели их ещё до появления англичан. – Оля посмотрела на лежащую трёхметровую полу ощипанную «курицу», поёжилась и, не скрывая страха, сказала: – Такой лапищей, она человека пополам разорвёт, хорошо, что ты ей в голову попал!

– Да, повезло нам, а ещё больше повезло, когда этот птице – слон, уже без башки ломанулся, а ему большое дерево на пути попалось. А, что она – хищник?

– Да нет – травоядная, но с такими размерами растопчет и не заметит. Мы, что будем с мясом делать? Тут, наверное, килограмм двести будет. Пропадёт большая часть.

– Не пропадёт. Вон на платформе коробки видишь? – показал рукой камбузное оборудование – Сейчас порубим на куски, нарежу на полоски и в сублиматор, за пару часов получим практически «вечные» консервы. Захотим поесть, в кипяток и супчик с мясом готов. Ты заканчивай с перьями, всё равно одни жёсткие остались.

– Угу. А лихо ты с тушей обращаешься. Я думала вы в ХХII веке только на кнопки будете нажимать, и вместо еды таблетки глотать. – Девушка решила то ли похвалить, то ли пошутить.

– Оль, чуть больше ста лет, не сильно поменяли базовые навыки человека, научно-технический прогресс замедлился и пошёл другим руслом. Больше развиваются биотехнологии, компьютеры, а вот производство техники в том виде, что была у вас, сократилось. Грохочущие и рычащие механизмы редкость, бережём природу, отсюда и доктрина: можешь сделать руками, сделай, не перекладывай на технику. Но это всё касается Земли, в космосе без техники не выжить.

– Вась! Я конечно сначала не поверила, что ты из будущего! – Ольга запнулась на пару секунд и продолжила: – Но висящая в воздухе твоя поклажа меня убедила. Да и ножик твой, у нас такими только в кино, Джедаи сражались.

– Я Оленька, не хочу сейчас выяснять про времена из каких мы здесь оказались. Есть более насущные проблемы. Тем более по отношению к нынешнему моменту, и ты, и я пришельцы из будущего. Кто такие Джедаи мне не известно, только, вот столкновение лезвий двух молекулярных резаков, ни к чему хорошему их владельцев, не приведёт. Впрочем, и окружающим не поздоровится.

Оля пожала плечами, и мы уже вместе стали свежевать, столь напугавшую нас совсем недавно Моа.

Мяса было наготовлено впрок. Большую часть превратил в закаменевшие плитки. Оставшуюся свежатинку порубил на стейки и зажарил на листе металла. Усевшись вдвоём за импровизированный стол из коробки, нацепил на вилку кусок мяса и вопросительно взглянул на помощницу. – А ты, что не ешь, вроде не совсем сгорели?

– Да о доме вспомнила, о родителях и друзьях, как мы на даче шашлык делали.

– Кстати о друзьях. Оль, а куда подевалась новозеландка? Или она тоже попала к дикарям?

Тут моя собеседница, как то внутренне подобралась и довольно сухо ответила: – Мы с ней разделились.

– Вот как, почему? Не в городском парке, что бы порознь бродить. Может быть ты мне недоговариваешь всё до конца.

Оля отвела глаза и ответила далеко не сразу.

– Я действительно не всё тебе рассказала. Если честно, то мы твой шаттл нашли на день раньше тебя, ну и ходили вокруг него кругами, не зная, что делать дальше. Видно было, что внутри после аварии никто не уцелел, а внутрь попасть не смогли. Потом Лайза решила затаиться, подождать пару дней, посмотреть, кто будет искать корабль. Она пошла вверх на холмы, а я осталась в зарослях, недалеко от родника. Когда ты появился, начали следить за тобой.

– А, что сразу, то не вышли? – я искренне удивился – Или испугались чего?

– Вась, мы не испугались, просто опасались. Толком не понятно ничего, где мы, что произошло, а тут ещё в джунглях корабль космический! У нас фильмы снимают, про таинственные острова, про выживших после авиакатастрофы, и различных злодеях на них. Вот мы и подумали, вдруг и нас в такую передрягу занесло.

– Девочка моя ты не расстраивайся только, действительность страшнее и опаснее чем в ваших шоу. Нам здесь похоже трудновато придётся. – Закинув голову, вгляделся в черноту неба, в которое красными звёздочками дополняя мириарды уже существующих, взлетали искорки от нашего маленького костерка. – Нет тут спокойствия и рая земного нет. И для выживания надо постараться доверять друг другу. – Последнюю фразу произнёс на английском, добавив погромче: – Лайза не прячьтесь, выходите, еды хватит на всех!

Некоторое время ничего не происходило, потом зашелестели раздвигаемые ветки, и к нашему бивуаку буквально просочилась сквозь подлесок, лесная нимфа. Высокая, сложенная как богиня девушка, с арбалетом в руке, встала предо мной, затмив копной своих рыжих волос живое пламя костра. И я понял, что попал, в неё невозможно было не влюбиться.

Уже позже, когда познакомились, рассказал о себе, о времени и ситуации, все наелись жареного мяса, я решил продолжить импровизированный допрос:

– Скажи Лайза, ты всё время шла за нами? Видела, как маори захватил Ольгу в плен?

Рыжая красавица, тряхнула своими роскошными волосами и поглаживая ложе арбалета сильной и красивой рукой, которую не портили даже ссадины и поломанные ногти, поведала мне о событиях последних дней:

– Ты Базил трудился как муравей в своём шаттле, а мы никак не могли решиться показаться дня четыре. В тот день я пошла, разведать тропу, по которой ты сюда пришёл. А Ольга по моему совету отошла в лес метров на пятьсот и дожидалась моего возвращения. Вернувшись Олю на месте не нашла, только обрывки одежды и помятую траву. Сначала подумала, что это ты напал, но следы уводили в другую сторону от места аварии. Пошла по следам, через пару часов потеряла след. Нет бы, вернуться обратно, потопала в сторону побережья и чуть не напоролась на неприятности. Двое воинов – полинизийцев достаточно громко делили пойманную птицу. Шумно делили – услышала, спряталась. Сидела, замерев за деревом больше часа, пока эти два гада не успокоились, арбалет чуть пополам не переломила, так руки от страха напряглись.

Я взглянул в её тёмно– зелёные глаза, кадык дёрнулся, сглотнул слюну и выдохнул: – по тебе не скажешь, что испугалась. Арбалетик то откуда?

Мой спазматический всхлип не прошёл незамеченным Лайзой, ехидно улыбнувшись, ответила: – Арбалет охотничий, из товаров для спортивного магазина в Окленде, стреляет неплохо и сильно. Человека с десяти метров к сосне пришпиливает!

– Дашь посмотреть? – протянул руку и не сразу, получил оружие. Не плохо в старину делали игрушки, лёгкий, из пластика, стали, полиспастовое крепление тетивы, надпись Strayker, и даже оптический прицел. Стрелы из карбона, наконечник стальной. Показалось, что одна стрела вроде в следах крови. – Охотилась?

– Да! На двуногого зверя. Подстрелила я их обоих. Не сразу, по очереди – добавила, Лайза перехватив наши удивлённые взгляды.

– Стала я отходить вглубь леса, и видимо они почувствовали что-то. Может быть, услышали, как ветка под моей ногой хрустнула. Один вышел прямо на меня и получил болтом между глаз. Второй заходил с фланга, засаду уже я ему устроила, стрелой к дереву прибила, выдернуть не смогла, напоминает он теперь скульптуру на тему «Keep Out».

Увидев, что у меня отвисла челюсть, Лайза тихонько захихикала. А я выдавил из себя: ты справилась с двумя воинами Маори?

– Они мой дорогой Базил ещё не Маори, а обыкновенные островные каннибалы – полинезийцы, судя по всему с островов не столь лесистых как моя родина. Если ты не ошибся в расчётах с годом нашего провала во времени, то до заселения ими Новой Зеландии от трёхсот до пятисот лет. Но первые разведчики уже появились и надо с ними, что-то делать. Нас в покое они не оставят.

– Ты говоришь как настоящая англичанка, жёстко и прагматично! – заметила Ольга.

«Рыжая» тут же вскинулась и гневно произнесла: никогда не называй меня англичанкой, мои предки ирландцы и я Ирландка!

Я поднял руки вверх, развел в стороны. Всё девочки – Мир! Нижайше просим нас простить воинственная богиня Морриган!

Леди Лиза медленно повернула голову ко мне. – А ты мне нравишься, знаешь древнеирландский эпос. – И улыбнулась так, что сердце забилось чаще в предвкушении счастья.

Глава 10

Втроём волокуша тащилась гораздо быстрее. Просеку делали по очереди, резак в обращении прост, но тяжёл, поэтому Ольга чаще оказывалась в арьергарде, вооружённая моим пистолетом. Я же и Лиза, не сразу, но она разрешила себя называть русским аналогом её имени, часто оказывались рядом, а то и в одной упряжке. Разговорились понемногу, она рассказывала о себе, об острове и его фауне. Мне же приходилось отвечать на её вопросы о будущем, которое совсем её не впечатлило. Оля наоборот замкнулась в себе и посматривала на болтунов неодобрительно, время от времени покрикивая на нас, мол, мы сильно шумим, и враги могут подкрасться незаметно. Лиза улыбалась, хитро посматривала то на Олю, то на меня, потом не выдержала. – Базил, твоя соплеменница банально ревнует тебя ко мне. Я повода не давала.

– Не отказался бы от повода! – Флиртовать не умел никогда, за что и поплатился довольно резким ответом:

– Не отвлекайся, мужчина, дыхание собьёшь, лучше тащи свои пожитки, а я сменю подругу в охранении.

Хмурая Оля впряглась рядом со мной и натужено пыхтя потащила платформу. Через пять минут я не выдержал: – Ну чего ты сердитая такая? Чем ты расстроена? Может, устала? Так залезай наверх тюков, отдохни.

Оля запыхтела ещё громче и буркнула:

– Нормально всё, не устала. Смотри лучше куда тянешь!

И вдруг без всякого перехода:

– Да, что ты нашёл в этой рыжей ведьме? Все вы мужики на обёртку падки! Чем она лучше меня!

Так, похоже, в нашем маленьком коллективе назревает первый конфликт на национально – сексуальной почве. Надо его тушить, пока не разгорелся пожар страстей.

– Оль, а ты, что виды на меня имеешь? Давай выкладывай, что за ревность такая! Нам надо держаться друг за друга, ни одного человека на планете знающего кроме нас, что такое компьютер и антибиотики, а ты наоборот…

– Так и ты только один, мне, что детей от этих вонючих аборигенов рожать прикажешь?

От такого откровения остановился как вкопанный, забыв «приземлить» платформу. Которая тут же напомнила о себе хорошим пинком. Потирая основание спины, мы смотрели друг на друга как бойцы на арене. Первой рассмеялась девушка.

– Ладно, Васенька, замнём этот вопрос для ясности, до будущих времён. Видно будет, к какому берегу, ты приткнёшься.

Нашу беседу прервала подбежавшая Лайза. Оглядела нас подозрительным взглядом и спросила: что это вы остановились? Раскричались, делите что-то?

Я не сдержался и брякнул.

– Делим меня!

У Лайзы вытянулось лицо.

– Уже? На второй день? Быстро ты подруга соображаешь! Надо мне русский учить, а то без меня процесс идёт. Так и незамужней можно остаться. Угадала я, Оля, твои поползновения?

Ольга упёрла руки в бок, и ответ не заставил себя ждать.

– Не надо было глазки ему строить, а то распустила свои рыжие волосы и задницей закрутила! Когда одни были, ты их в пучок собирала и формами своими не трясла!

Понимая, что лично меня они уже в расчёт не берут и, опасаясь попасть под раздачу, стал присматривать за окрестностями. Время от времени посматривая в оптоэлектронный бинокль. Боковым зрением заметил приближающуюся точку в небе. Пытаясь привлечь внимание двух разозлённых фурий, позвал девушек.

– Девчонки, что за птичка к нам в гости летит? Вот там – смотрите.

И показал рукой направление. «Частнособственницы» проследили взглядом и медленно стали приседать. Первой опомнилась Оля.

– Вась, прячься, это гигантский орёл Хааста, он на Моа охотится и нами не побрезгует.

Я присел и прижался спиной, вместе с девушками, к платформе. Голос сам перешёл на шепот.

– Большой он? Может быть, не заметит нас?

Ольга так же шепотом мне ответила.

– Вы там в своём космическом далёко совсем перестали соображать, это же орёл, он не хуже твоего бинокля видит. И крылья у него метра три в размахе. Когти в музее видела, впечатляют!

Раздумывать было особо некогда, схватил пульт платформы и включил антигравитаторы.

– Значит так, спорщицы, поднимаю «волокушу» на максимум. Залезаем под неё. Смотрите не лезьте под движки, придавит сильно, может рёбра сломать. Лайза арбалет приготовь, а пистолет мне дай. Отобьёмся!

Битва с воздушным агрессором не состоялась по вполне прозаической причине. Снизившись и не найдя добычи огромный хищник улетел. Но громкий клёкот и хлопанье крыльев пробрали нас так, что полчаса мы ещё просидели под защитой платформы. Хорошо, что орёл охотится с лёту, а не рыщет по норам и под корягами как такса моего деда.

Обсудив с дамами новую опасность, решили форсировать переход к моей стоянке. Теперь кроме поверхности пришлось следить и за небом.

Шестого апреля, добрались до берега ручья. Девчонкам мой выбор понравился и пока я ставил палатку, с визгом от холодной воды принялись купаться в озерце. Семнадцать градусов на воздухе и градусов пятнадцать в воде, не способствовали длительности процесса. Переодевшись в мои чистые вещи, выбрав, что потеплее, они и меня стали загонять на помывку.

– Базил ты же не хочешь ходить потный и грязный как свинья – давила на меня Лайза.

– А мы тебе спинку потрём – посмеивалась Ольга, подталкивая меня к воде.

Сопротивляясь и упираясь, я надумал подшутить над ними. Сказав, что они изверги и садисты, незаметно завернул в сменную одежду маску-акваланг. Разделся и нырнул в обжигающее зеркало озера. Надел под водой маску, выдохнул в неё, развернулись плёночные жабры и микро-компрессоры стали подавать мне воздух для дыхания. Глубина у противоположного берега была метра полтора, там я и затаился. Моё отсутствие было замечено минут через пять. Девушки бегали вокруг водоёма и кричали, зовя меня. Через преломление сред видно не очень хорошо, однако когда они стали раздеваться, собираясь прыгать в воду, я не выдержал и поднялся из воды. И тут же рухнул обратно, кто-то сильно ухватил меня за большой палец левой ноги.

* * *

Получив положенную долю тумаков и упрёков, чистый и переодетый я сидел у костра. В кастрюле варился приличных размеров рак, не уступающий габаритами омару.

– Это crays или по маорийски koura– плотоядно посматривая на варево, пояснила Лайза.

– Чуть палец мне не откусил, зверюга! – попытался я вызвать сочувствие.

– Надо было тебе другой «палец» откусить, скажи спасибо, что это не Тасмания, там такие раки до трёх килограммов бывают, а этот и на полтора не тянет – позлорадствовала Оля.

Разнообразив свой рацион деликатесом, мы принялись обсуждать ближайшие, неотложные дела.

Самое главное, надо срочно отправляться за Мегги.

Вторым по значимости вопросом была проблема аборигенов. Терпеть такую угрозу смерти подобно. Рано или поздно столкновение с ними неизбежно. Если встреченных нами воинов случайно занесло на остров, нельзя дать им вернуться обратно к себе домой и притащить потом сюда орду каннибалов.

Лайза оказалась по образованию антрополог и имела степень магистра. Она напомнила мне о возможности присутствия на этой земле и другого населения, возможно австралоидов. Дружелюбные они или нет, неизвестно. Придётся исходить из худшего варианта, что бы, не разочароваться в дальнейшем.

Третьим вопросом было строительство дома. Зима не за горами, холоднее всего будет в июне – июле, даже днём температура может опуститься градусов до шести тепла. В сочетании с высокой влажностью, это настоящий колотун. Строиться будем на выбранном мною месте, когда приведём Мегги.

Спать не ложились, пока я не собрал примитивную сторожевую систему. Её основой стали датчики положения груза из одноименного отсека шаттла. Через контроллер подключил к компу, настроив программу на массу пересекающего линию охраны объекта, в пятьдесят килограмм. Девчонки проверили, попытками проникнуть на поляну из леса и бамбуковой рощи, сигнал тревоги тут же оповещал об их действиях. Со стороны озерка система легко отслеживала и скорость перемещения нарушителя. Теперь можно спокойно укладываться, но пистолет далеко не прятать.

Утром проснулся от того, что рука спящей Лизы легла мне на горло, и стало трудно дышать. Теснота палатки позволила, нам троим, устроиться на ночлег только с минимальным комфортом.

Слева приткнувшись к моему боку, лежала Ольга, справа Лайза, тихонечко сопящая во сне. Сняв её руку с себя, не удержался, провёл ладонью по её волосам. Девушка забормотала и, отвернувшись от меня, продолжила видеть сны. Что ж, как ни хорошо спать, будучи согреваемым двумя красавицами, надо вставать и добывать «хлеб насущный».

Свежей дичи во вчера установленных силках не было, и завтрак опять составил бульон из сублимированной птицы, приправленный корешками, найденными неугомонной Лайзой.

Проснувшиеся подруги не преминули поехидничать в мой адрес, мол, не смог пристать ни к одной беспомощной и сонной девушке. Получили в ответ не менее лестные слова о том, что сами ледышки. Пикируясь и незлобно подшучивая, друг над другом, наш смешанный коллектив развил бурную деятельность по обустройству быта и подготовке похода за Мегги.

Глава 11

Хотя Оля и Лиза, буду называть её русским именем, старались не показывать беспокойства, было видно, что они переживают за оставленную в самолёте третью девушку. Мегги была старше девчонок на семь лет. Они, будучи ровесницами, в свои двадцать четыре года, считали её уже зрелой женщиной. Оставив её одну, обеспечили топливом для печки и едой на первое время. У неё было небольшое количество упаковок печения, шоколада и консервов. Для самообороны: спортивный арбалет, менее мощный, чем у Лизы, но компактней и легче. Вся одежда пассажиров неудачного рейса и товар для спорт-магазинов тоже остался под её присмотром.

– Не пропадёт она – заверила меня Лиза. – Беспокоит только появление на острове полинезийцев. Как бы не нашли наш эйрплан! Да и тут не всё потеряно. Мегги три года прослужила волонтёром «Корпуса мира» в Колумбии. Может за себя постоять.

– Что такое этот корпус? – озадачился я. – Военная организация?

– Нет. Это скорее рекламная фирма, поднимающая престиж США в мире. – Лиза подумала и добавила. – Правда, как говорят, очень многие волонтёры раньше служили в разведке или других спецслужбах. И я думаю Мегги, одна из них.

– Почему ты так считаешь? – Не знаю для чего, я стал дальше её расспрашивать.

– Краем уха слышала её разговор с погибшей подругой. – Опустив глаза, Лиза заговорила чуть тише. – Они вроде как где-то проштрафились и руководство отправило их с глаз долой, подальше. Айрин, погибшая в катастрофе, ещё сказала: «Годик поживём у этих папуасов, всё успокоится, забудется и нас вернут на службу».

– А как же исследования, вроде как гранты были выделены. Не боялись они выглядеть глупо? – Удивился я. – Или в ваше время, наука как прикрытие, для опальных резидентов в порядке вещей?

– Ха! Они вовсе не тупые дуры, как минимум получили дипломы бакалавров и не в одном университете. Мегги и Айрин вели беседы о работе с твоей Олей на равных. – Лиза состроила хитрую рожицу. – Не удивлюсь, если окажется, что всю эту поездку оплатило CIA. Только для прикрытия двоих агентесс. Что-то ранее университет, где я работаю, не имел фондов, и вдруг деньги появились.

Как некстати все эти тайны, будто проблем мало. Мысли роились и путались в голове. Задачи буду решать по мере их поступления.

– Скажи мне дорогая! CIA, это печально известное Центральное разведывательное управление США? И нам придётся опасаться и не доверять Мэгги? Какие сложности и угрозы могут возникнуть от неё? – Пулемётной очередью выскочили мои вопросы.

– Наверно в основном проблем не будет, пока будет идти квест «Выживание». Но как только она почувствует, что может стать лидером, пойдёт на всё ради этой цели. И ещё – узрев все твои технологические чудеса, не сомневайся, основной её идеей – фикс будет, доставить их своей стране. – Замолчала и с грустью посмотрела в мои глаза.

– Ну, это невозможно даже для нашей цивилизации, машины времени нет! – Произнёс уверенно, к концу фразы сбавив обертоны. – Ах! Да! Сюда же мы как-то попали, так, что теоретически есть возможность попасть и обратно. Вот только технических средств нет.

Лиза печально улыбнулась и легонько взъерошила мои волосы. – Глупый мальчик! Машина времени есть, она постоянно работает, и мы в ней плывём навстречу будущему. У Мегги прекрасное образование, она наверняка знает о раскопках лесу Вайпуа. Археологи появились там впервые в 1979 году, вот и оставит им посылочку. Твой скелет и технику. – Всё это она говорила абсолютно серьёзно, как лектор студенту.

– Не слишком ты сгустила тучи? Может твой рассказ продолжение того спектакля, что вы устроили с Ольгой! – Вырвалось у меня. – Пытаешься заранее устранить ещё одну конкурентку?

– Ой-ой-ой! Какое самомнение. Ты переоцениваешь себя. – Лиза засмеялась. – И знаешь, я не ревнивая и вполне могу делить тебя с другими женщинами в нашей ситуации. Пока не появится, кто ни будь посимпатичнее. Всё серьёзнее, поэтому и рассказала о Мегги то, что знаю.

– Спасибо! – Я приобнял её за плечи. Девушка прижалась ко мне и сама легонько поцеловала меня в губы. Слегка отстранилась и медленно произнесла: – настолько серьёзней, что возможно ей всё это удалось, данные раскопок засекретили до 2063 года. А учёных принимавших в них участие предупредили: «любой новозеландский археолог, работавший в Вайпуа и попытавшийся что-то рассказать о своих исследованиях, будет считаться изменником родины». Вот так-то милый!

– Нифига себе! Какие открываются подробности. – Присел на валун, рукой похлопав рядом с собой, пригласил присесть Лизу. – Судя по тому, что в базе моего компьютера о факте этих раскопок ни слова, не рассекретили. Да и вообще успешно вымарали из истории.

А может это просто слухи?

– Ну, знаешь! – Лиза попыталась вскочить. Я за руку нежно усадил её обратно. – Ты меня за кого принимаешь? За тупую блондинку, начитавшуюся комиксов? Так вот, в 1988 году новозеландское правительство специальным постановлением засекретило на 75 лет все результаты раскопок. Был настоящий скандал и широко обсуждался в прессе и парламенте, со всех концов Новой Зеландии шли возмущённые письма. Правительство неуклюже, и даже как-то робко, пыталось оправдываться, объясняя свою позицию интересами политики, но решения своего не изменило.

Я конечно ещё маленькая была тогда – Лиза продолжила свой монолог. – В университете узнала подробности, ребята с «исторического» просветили. Между прочим, с трудом нашли документы, а прошло менее двадцати лет.

– А ты, что противница США, зачем тебе надо Мегги мешать? – Спросил, наконец замолчавшую Лизу. – Какая тебе выгода?

– Выгода? – Она переспросила и ответила моментально. – Пожить подольше – вот моя выгода! А ты думал, что я идейный борец против империализма? Такие как Мегги не остановятся не перед чем. Ради своего так называемого «долга», она не примет во внимание, что только ты и твои технические возможности являются основой нашего выживания. Новая Зеландия – жёсткий мир. И убрав тебя, вскоре и мы останемся без шансов выжить. Понял?

– Понял, дорогая леди, что ты не только красивая женщина, но и прекрасный аналитик. С тобой надо только дружить, во врагах иметь опасно. – Я привстал и, приподняв бейсболку вместо шляпы, взял её руку для поцелуя. На что милостиво и получил разрешение.

Удивительно, но такая эмансипированная новозеландка, зарделась и выглядела смущённой.

– Ты, наверное, перепутал, ручки дамам целовали в девятнадцатом веке, а я из двадцать первого. Но всё равно, спасибо тебе! Мне очень было приятно. Парни, в моём мире боясь быть обвинёнными в нарушении равенства полов, не всегда дверь открывали перед женщиной, не говоря уже о других знаках внимания. Оказывается, мы многое потеряли. – Договорив, Лиза поднялась и, закинув за спину арбалет, быстрым шагом направилась к лесу.

Валун, поросший мохом на котором я сидел с Лизой оказался неплохим местом для работы. Закрепил в импровизированном верстаке свой чудо – резак, надо сделать парочку гарпунных наконечников. В спасательном комплекте есть надувная лодка, можно половить рыбу покрупней, подальше от берега. Толька удочка для этой цели не очень годится. Решил попробовать оснастить арбалетную стрелу зазубренным стальным наконечником. Поставить катушку высокомолекулярной нити на арбалет, труда не составит. Если конечно Лиза разрешит немного поиздеваться над своим оружием. Луч ультрафиолетового лазера встроенного в резак, подсвечивал язычок поля лезвия, делая его видимым. Аккуратно, соблюдая всю возможную осторожность, вырезал заготовки из толстого листа нержавейки. Лезвие выдвинул всего на пару сантиметров, так что бы хватило на раскрой металла и формовку граней. За этим делом меня застала Ольга.

Встав рядом, она заворожено смотрела, как рождается из куска металла блестящий на солнце гарпун. Изготовив наконечник, примерил его на стрелу. Нормально получилось, уберу оперенье и на рыбную охоту.

– Для чего ты делаешь такие стрелы? – Оля видя, что я перестал работать, нарушила молчание. – Если на рыбу, то сеть удобней.

– Сети у меня нет, это раз. Донку ты забрасывать не умеешь, да и не ловится на неё ничего это два. А рыбу тебе ловить придётся, это три. – Перечислил ей я ответы. – Или ты голодать собираешься, пока мы с Лайзой не приведём Мегги?

– Так вы уже без меня решили идти! Сговорились за моей спиной? – От возмущения у неё даже губы затряслись. – Теперь она точно тебя на себя затащит.

– Успокойся, присядь рядом и послушай! – Мне пришлось слегка повысить голос, опасаясь, начала истерики с её стороны. Как только Оля присела на нагретый солнцем камень, продолжил. – Ревновать меня к кому-либо ты не имеешь права, я тебе не муж. Своими криками и возмущением скорее добьёшься обратной реакции. Что касается похода к вашему самолёту: Лайза неплохо ходит по лесу, сама справилась с двумя дикарями. Ты же до сих пор не поведала мне, как оказалась в его лапах.

Оленька немного поелозила, удобней устраиваясь на валуне и совершенно спокойно, глядя прямо мне в глаза, сказала: ну, хорошо слушай.

– Мне было просто стыдно, открыть тебе как всё случилось. Теперь же стеснительность немного ушла. В момент пленения я присела «под кустик». Представь моё состояние, сижу, делаю своё дело. А тут чья-то грязная рука хватает меня за волосы и тянет за собой. От шока, вместо того, чтобы схватить лежащий рядом заряженный арбалет я стала натягивать штаны. Да и пока меня тащили по лесу, до встречи с тобой, могла воспользоваться ножом. Но не воспользовалась, выронила, доставая из кармана. – Замолчала на минутку, пошмыгала носом. – Прав ты, боец из меня никакой, но я и не «темнила» как Лайза. Она ведь знала, что у меня арбалет был и ни словом про него не обмолвилась. А ей я сразу рассказала, как меня схватили. Она и посоветовала мне молчать.

– И ты послушалась? Ты как ребёнок себя повела, сказала бы сразу, арбалет может быть нашли. – Посетовал я. – Долго по лесу тебя тащили?

– Мне показалось вечность, а на самом деле минут десять не больше. Позже восстановила события в голове, точно не больше десяти минут. Арбалет не жалей, в самолёте контейнер целый с этим барахлом. Часть контейнеров зажало при посадке, но ты доберёшься. – Взяла меня за руку и умоляюще попросила: Вась, я понимаю, тебе с ней придётся идти, но не доверяй, ни ей, ни Мегги! Особенно американке. Сразу после аварии видела у неё в руках пистолет. Позже когда собирали вещи и проводили инвентаризацию всего, что может пригодиться, пистолет не появился.

– Хорошо малышка, поберегусь! И – прости меня, ты очень славная девушка! – Не сдержался и, обняв, поцеловал. Оля вся зарделась и отодвинулась.

– Ладно, ладно, не подлизывайся, кобелино. Видела, как Лайзе ручку целовал! – Вздохнула, так, что моя достаточно свободная футболка, соблазнительно обтянула её грудь. – Можешь с ней переспать, всё равно от меня никуда не денешься!

– Эх! Любишь ты Ольга, за собой последнее слово оставлять. Вставай, пойдем, покажу, как пользоваться охранной системой, оборудованием камбуза и одним хитрым сюрпризом для непрошеных гостей.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю