332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Виктория Задорская » Особенности магического обучения (СИ) » Текст книги (страница 7)
Особенности магического обучения (СИ)
  • Текст добавлен: 13 декабря 2020, 22:00

Текст книги "Особенности магического обучения (СИ)"


Автор книги: Виктория Задорская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 18 страниц)

Глава 18. «Шпионка поневоле»

Материк встретил меня жгучим морозом, пронзительным ветром и сумерками. В замке окна светились лишь кое-где, поэтому было понятно, что уже перевалило за полночь. Это меня не радовало, а еще больше меня не радовало то, что вокруг никого не было. Никакого следа магистра, ни одной живой души.

Чтобы не замерзнуть насмерть, я начала топать ногами и лихорадочно придумывать выход из ситуации. Во-первых, нужно срочно возвращаться в комнату. Но как это сделать? Перемещаться – не умею, звать Ярика стыдно, и не факт, что это бы помогло.

Во-вторых, дороги назад тоже не знаю, и троп вокруг нет. Только высокие сугробы. Возможно, стоит позвать Майорану и попросить сделать еще один портал. Но это как-то несерьезно. Мы так хорошо, по-дружески, распрощались, и если побеспокою ее через какую-нибудь глупость, то она решит, что я совсем беспомощна. Поэтому надо брать ноги в руки и шагать к замку. Если идти по кругу, то, рано или поздно, найду любой вход.

Собравшись с мыслями и прикрываясь от грозной метели, я медленно направилась к замку. Холодная осенняя обувь, несмотря на все моё желание быстренько перебежать достаточно небольшой отрезок территории, не позволяла мне это сделать. Ботиночки быстро промокли, в них набилось снега, было скользко и неприятно.

А если бы я побежала, то обязательно бы упала, разбила себе голову и потеряла сознание….

Чувствуя столь безрадостные перспективы, я довольно осторожно продолжала шагать вперед. Когда, наконец добралась до замка, то облегченно вздохнула. Под стеной увидела расчищенную тропу, которая очевидно вела к центральному входу. Теперь дело пошло значительно быстрее. Я, чуть не подпрыгивая, двинулась по дорожке и уже через пять минут стояла перед главными воротами.

И вот уже второй раз мне пришлось глубоко задуматься. Ручки на двери не было, а сами по себе, как это было раньше, она почему-то не открывалась. Очевидно, в университете комендантский час. Я попыталась толкнуть дверь, постучать в нее, но ничего не подействовало. А холодно было не на шутку – пальцы от мороза покраснели и застыли, как настоящие сосульки.

Вдруг в голове ярко пронеслось воспоминание о моей первой прогулке замком, когда я шла с ректором. Тогда мы зашли не центральным входом, а боковым. Я, быстро повернув вправо, увидела лестницу и дверь, ведущую на второй этаж. Ручка здесь была. И она, к моему великому счастью, повернулась и впустила в теплые объятия лучшего в мире магического университета.

Несколько минут я продолжала стоять, как вкопанная, и с наслаждением впитывала роскошный двадцатиградусный воздух. Мне стало настолько комфортно, что я могла бы тут же разлечься и заснуть. Но где-то в комнате, пожалуй, волнуются мои подруги. Поэтому нужно как можно быстрее к ним вернуться.

Сняв мокрую обувь, я побрела вперед. Вокруг было пусто и тихо, а на стенах мирно полыхали свечи. Дороги я не знала, и все же куда-то шла. Главное выйти к лестнице – там будет легче сориентироваться. С этими мыслями я проходила разные залы и переходы.

Я шла, но ничего, кроме оттенка гобеленов, вокруг не менялось: ни лестницы, ни знакомых кабинетов. Уже через полчаса мой позитивный настрой начал таять, а раздражение – расти. В конце концов какие-то древние магические боги услышали мои молчаливые молитвы, и в конце коридора я услышала громкие голоса.

Поэтому повернула туда, надеясь, что хорошие люди проведут меня в общежитие, или хотя бы подскажут правильный путь. Подойдя еще ближе, поняла, почему так хорошо их было слышно. Во-первых, в комнате по-настоящему ссорились, во-вторых, дверь была слегка приоткрыта, и, в-третьих, там находился мой любимый ректор, чей тембр я бы узнала и из тысячи голосов.

– Ты туда отправишься немедленно, и это не обсуждается, – раздраженно крикнул ректор Темноликий.

– Не понимаю причин, почему бы это не мог сделать ты, – угрожающе процедил Ярик.

Теперь стало понятно, почему он покинул меня на произвол судьбы и еще ничего не сообщил. На этом этапе разговора мне следовало пройти мимо. Однако женское любопытство – страшная вещь. Именно поэтому, оглядевшись и подметив ходы для быстрого отступления, я ближе придвинулась к щели.

– Потому что я, как никогда, нужен университету и Светотени. Или тебе хочется самому разбираться с членами правительства и их проверками?

– Нет, не хочется, – процедил мой дорогой проректор.

– А может, у тебя здесь есть какой-то личный интерес в университете? И именно из-за него, а точнее – ее, ты так не хочешь ехать в командировку?

– Если он и есть, то тебя это не касается, – резко рявкнул золотоволосый колдун.

– Все, что происходит в университете, напрямую касается меня. Особенно, когда дело доходит до не совсем обычных студентов. Имей в виду: если с девочкой что-то случится – ты об этом сильно пожалеешь. А теперь к делу, – уже спокойнее заговорил ректор. – Ты пойми: то, о чем мы сегодня узнали, должно было повториться. Мир не мог быть вечным. Вурдалаки – это только начало.

– Я понимаю, но неужели нет у тебя другого кандидата, кто бы мог этим всем заняться? – Ярику явно не хотелось куда-то ехать, однако его оппонент был слишком упрямым.

– Это должен сделать человек, которому я доверяю, брат, – отметил на последнем слове Темноликий. – И еще, сделай все совершенно секретно. Если общество узнает, то начнется настоящая катастрофа. Родители в панике заберут студентов, мы останемся без необходимых ресурсов. Ты останешься без материала для опытов.

– Что ты имеешь в виду? – неуверенно спросил Ярик.

– А ты думал, я не знаю о твоих экспериментах? – удивился ректор.

– Думал, не знаешь, – сердито буркнул мужчина.

– Еще раз подчеркиваю: это – мой университет, и здесь я знаю все и обо всех. У тебя нет выбора. Если не захочешь ехать, то я найду способ заставить тебя. Что выбираешь?

– Выбираю? Кажется, у меня нет выбора, – тяжело вздохнул Ярик.

– Вот и замечательно. Я знал, что мой младший брат – умный маг.

– Я знал, что ты – врожденный манипулятор, – сделал очевидный вывод Ясноликий. – Давай лучше к сути. Что именно тебе нужно?

– Ты должен следить за всеми их группировками. Как только они попытаются на кого-то напасть – сразу вмешивайся. Убивай не раздумывая.

– А как же конвенция? – театрально удивился Ярик.

– В этом деле она не имеет значения, – сказал, словно отрезал, Темноликий.

От его тона даже я похолодела.

– И сколько времени мне там находиться? – обреченно вздохнул Ясноликий.

– Через два месяца буду ждать от тебя полного отчета.

Сначала я подумала, что мне почудилось, но Ярик переспросил:

– Два месяца? Не много? – вероятно, что много, хотелось подсказать ему.

Как же я без него смогу выжить в этом университете? Мы же только начали наше обучение. Ну все, теперь точно можно составлять завещание.

– И это мне говорит колдун, которому скоро двести двадцать первый год исполнится?

– Это не столица, и даже не поселок. Ночевать под открытым небом – не тот образ жизни, который мне нравится. Еще тварей там куча.

– Как-то справишься, – равнодушно ответил старик. – Все, хватит разговоры вести. У тебя мало времени: пегас через полчаса будет отправляться.

После этого я решила больше не искушать судьбу, поэтому поскорее завернула в соседний коридор.

Глава 19. «Ночная встреча»

Адреналин стучал в ушах и сбивал ритм сердца, мозг пытался переварить непонятную, но довольно зловещую информацию.

Кажется, они только что разговаривали обо мне, и ректор хотел меня защитить (хотя, может, всё это просто показалось). А еще Ярик куда-то едет. Там он будет убивать. Случилось что-то страшное. Настолько страшное, что при разглашении информации это полностью всколыхнуло бы магический мир. Я узнала, что точно не должна была знать. Теперь он оставит меня одну на два месяца! А два месяца – это целых шестьдесят два дня. А шестьдесят два дня – это одна тысяча четыреста восемьдесят восемь часов беспросветной темноты. Ой, мама родная! Что же теперь делать?!

Пройдя несколько десятков метров, словно в тумане, я вдруг заметила тоненькую фигурку, которая шла мне навстречу. Еще пять минут назад я бы безумно обрадовалась. А сейчас не знала как реагировать.

Но убежать не успела, потому что увидела, что тоненькой фигуркой оказалась Соня, которая задумчиво ходила туда-сюда.

– Эй, космос, прием, – помахала я рукой почти перед ее лицом.

– Что? Где? Что это такое? – удивленно несколько секунд хлопала ресницами эльфийка.

– Не что, а кто. Это я, Злата. Ты что, белены объелась? Чего такая заторможенная? – пыталась расшевелить ее я, хотя недавно сама была в таком же состоянии.

– А… Это ты, Злата. И я это… Просто… Э-э-э… Хожу здесь. Думаю, – явно смутилась девушка.

– Ну-ну, думаешь… – недоверчиво нахмурилась я, нутром чувствуя, что не всё так просто.

– А ты почему не в комнате? – наконец вышла из своего состояния Соня.

– Эм, я заблудилась… – не соврала я, однако румянец на щеках сразу выдал, что это явно не вся история.

– Ну, рассказывай, что снова случилось, – не дожидаясь, пока я что-то придумаю, налетела на меня эльфийка.

Мы, не спеша, возвращались в общежитие, а я рассказывала всё: от приключений с Майораной, до недавно подслушанного разговора. После моего рассказа девушка умолкла на несколько минут, а потом серьезно сказала:

– Думаю, самым мудрым решением будет не вмешиваться. И больше ничего об этом не узнавать. Просто забыть и жить дальше. Просто забыть, понимаешь, Злата? – с нажимом повторила она последние слова.

– Понимаю, – тяжело вздохнула я.

От таких знаний только хлопоты. Меньше знаешь – лучше спишь. А мне здоровый сон сейчас бы не помешал.

– Но обучение, Соня! Теперь всё коту под хвост. А мне осталось только открыть в себе последнюю стихию и медленно начинать осваивать другие. Два месяца – это же целая половина семестра, – обреченно добавила я.

– Ну, не все так трагично – пыталась меня подбодрить подруга. – Тебе что там нужно? Стихию земли? Я ведь эльфийка и, думаю, смогу помочь.

– Ты не шутишь? – удивленно спросила.

– А зачем мне шутить? Думаю, будет несложно выделить тебе часок-другой, скажем, на этих выходных. Но вот вопрос: нужна ли тебе такая учительница?

– Конечно, нужна, не выдумывай. Ох, большое тебе спасибо, Соня, – обняла я подругу, не сдержав чувств. – И что бы я без тебя делала!

– Ну, как минимум, до утра бродила по университету, – рассмеялась девушка.

– Это точно, – поддержала я и, тепло попрощавшись, ведь мы уже зашли в наш блок, открыла дверь комнаты.

Агата уже спала. Часы показывали три часа ночи. Сил на банные процедуры не было, поэтому я планировала сразу завалиться в кровать и уснуть крепким, но коротким сном до восьми утра.

Переодевшись в теплую пижаму и уже приготовившись отчалить в мир Морфея, я подняла покрывало и увидела под ним какую-то вещь. Это был кремового оттенка конверт, запечатанный темно-бордовым сургучом. Подписи на нём не было. Поэтому, сделав логический вывод, что он адресован мне, я его открыла. Внутри оказалось письмо, написанное явно на скорую руку.

«Дорогая, Злата!

Извини, что не встретил тебя на берегу и не помог вернуться в комнату. Меня вызвали по срочным делам, и теперь я вынужден немедленно лететь в одно далекое место. Вернусь не скоро, поэтому наше обучение придется отложить на неопределенное время. Однако не волнуйся раньше времени. Я позаботился, чтобы ты не осталась без учителя. Ежедневно после пар приходи в аудиторию Времени, там тебя будет ждать моя временная замена. Надеюсь, вы поладите.

С самыми теплыми пожеланиями, Ярик.»

И все: ни цветов, ни улыбки, ни прощального поцелуя. Сказать, что эта новость меня огорчила – не сказать ничего. Ощущение было, как будто кто-то вынул сердце, трижды его встряхнул, а теперь вернул обратно.

Однако тепло от понимания того, что он позаботился об учёбе и извинился, все же успокоило меня. У него было только полчаса, а он не забыл – написал письмо, да еще и подумал о репетиторе.

Конечно, страшновато будет завтра идти на первое занятие. Но Ярик не мог выбрать для меня плохого учителя. Это же Ярик.

С такими мыслями я и погрузилась в сладкий сон.

Глава 20. «Преподаватель на замену»

На следующее утро в постели я валялась значительно дольше, чем требовалось. Поэтому, когда к первой паре оставалось всего двадцать минут, пришлось быстро подниматься и включать ускоренный режим. Сегодняшнее опоздание грозило мне смертельной казнью, ведь меня ждали «любимый» профессор Холодный и целых три занятия по боевой магии.

Одежда была подобрана максимально быстро, и прическа тоже: высокий конский хвост и черная мантия – именно то, что мне сейчас нужно, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания. И когда до начала занятия оставалось ровно три минуты, я уже послушно стояла в своем уголке и наблюдала за сокурсниками. Те, как правило, не обращали на меня ни малейшего внимания, разминая руки и противно хрустя суставами.

Как только пробил учебный колокол, двери класса распахнулись, и в аудиторию зашел Адам. Вид у него был не совсем свежий, словно всю ночь гонялся за тварями. Под глазами темнели синяки, на белках красовались потрескавшиеся капилляры, что придавало его взгляду кровожадности. На кроссовках засохло болото, а кривая улыбка отпугивала каждого, кто посмел бы на него взглянуть.

– Ну что? Вы готовы к паре? – обвел он взглядом присутствующих, задержав его на мне.

– Что? Ты о чём? – воскликнул кто-то особенно смелый, кажется, это был Марк.

– О том, – передразнил его Адам. – Сегодня я заменяю профессора Холодного. Он уехал из-за чрезвычайно важных дел в Светотень. Если что-то не нравится – можете идти. Мне наплевать.

– Ну, нет. Мы останемся. Интересно, чему ты сможешь нас научить, – хохотнул Оливер и все его поддержали ехидными улыбками.

Я стояла, как вкопанная, и думала о том, что в последнее время слишком много этого парня в моей жизни. То в комнате Кая, то в библиотеке, теперь вот преподавателя заменяет. Какой-то он не такой. Не похожий на обычного среднестатистического студента. Слишком много всего знает и умеет…

– Ну что ж, прекрасно. Десять кругов вокруг замка. Имеете на это полчаса, – отрезал Адам и преспокойно сел на преподавательский стул. – Чего уставились на меня? Или вам с первого раза не доходит?

– Но на улице холодно – не выдержал бледнолицый юноша.

– Если вы попадете в полевые условия, то монстров мало интересует холодно вам или нет. Они будут нападать и убивать.

– А ты откуда об этом знаешь? – подозрительно прищурился еще один сокурсник.

– Не ваше дело. А ваше время, кстати, уже пошло. Кто не успеет пробежать за определенный срок – бежит дополнительный круг. Каждая лишняя минута – еще один круг. И имейте в виду: я наложил заклятие слежения на каждого из вас, потому обмануть меня не получится.

– Мы это запомним, – пробормотал себе под нос Оливер и, натянув джемпер, рванул к двери.

За ним потянулись и остальные ребята. Никому не хотелось находиться во дворе дольше, чем нужно.

Теперь в классе осталась только я и Адам. А передо мной встал сложный вопрос, который следовало быстро решать: «Бежать или не бежать?»

– Ты считаешь себя особенной? – язвительно процедил парень, нарушая мой философский настрой.

– А почему бы и нет? – не осталась в долгу я.

Как же он меня раздражает, чертов самоуверенный индюк!

– Не пробежишь – получишь смерть. Кажется, в твоем плачевном положении это будет только подтверждением абсолютной бездарности. Впрочем, мне все равно. Делай что хочешь, – сказал и отвернулся в другую сторону Адам.

Я ничего ему не ответила. Была настолько злая, что спазм агрессии сжал горло и сильно ударил в голову. Недолго раздумывая, я стянула через голову мантию, оставаясь в очень сексуальной майке и черных штанах.

К счастью, на ногах были кроссовки, потому, сдерживаясь изо всех сил, чтобы не пнуть сероглазого паршивца, я открыла дверь и быстрее рванула к выходу. Злость настолько затуманила мне голову, что холода я не чувствовала, по крайней мере первые пять минут. Просто неслась, как ракета, думая только о том, что нужно перегнать всех и примчаться первой. Чтобы они все знали, кто такая Злата Октябрь. Чтобы им всем их чертова мужская гордость костью в горле застряла. Чтобы они поняли, что я не дура. И не бездарь. Чтобы они все проиграли.

Эти мысли мотивировали меня настолько, что я не заметила как, догнала сокурсников и начала перегонять их. Кажется, кто-то, заметив меня, затормозил, чем сбил своего соседа. Но меня их катавасия не слишком волновала, потому что впереди была цель. И, пожалуй, еще воспаление легких, но об этом позабочусь вечером.

Колоть в боку начало на десятой минуте моего марафонского забега, но если вы подумали, что я сдалась, то ошиблись. Впереди еще было шесть кругов. Шесть кругов ада и ужасного трескучего мороза. От холода пальцы не хотели разгибаться, поэтому я просто забыла о них. Представила, что у меня их нет, и так стало немного легче.

Чем дольше бежала, тем больше успокаивалась. На пятом круге злость отошла на задний план, а желание остаться здоровой и выжить – на первый. Но женщины отличаются особой настойчивостью, поэтому, вместо того, чтобы остановиться и бросить всю эту затею, я только ускорилась.

На шестом круге у меня начала кружиться голова, а на седьмом – подгибаться колени. Восьмой и девятый круг я не запомнила, они прошли для меня, как в тумане. Вдох, выдох, правая, левая, поворот. Десятый круг показался адом. Болело все, замерзло все. Хотелось плакать, пожалеть себя несчастную, худенькую, маленькую. Но я продолжала двигаться, хотя скорость была значительно хуже, а достоинство осталось где-то на пятом круге.

В класс прибежала первой. Остановилась в дверях, тяжело дыша, и чувствуя, что вот-вот смогу потерять сознание. Но, когда легкие наконец перестали печь огнем, я подняла свою тяжелую голову и, пронизывая взглядом Адама, прошептала:

– Я тебя ненавижу.

Вспышка боли внезапно пронеслась в его глазах, открывая лишь на секунду какие-то настоящие чувства. Хотя, возможно, это мне показалось и не было этого момента. Но, вместо того, чтобы полить меня еще одной порцией грязи, он молча подошел. Взял за руку, отчего внизу живота начал безумно метаться клубок самых разных чувств. Глядя мне прямо в глаза, он одними губами произнес:

– Я знаю, – и начал лечить меня.

Нежное тепло медленно окутало утомлённые органы, наполняя их силой и энергией. Через несколько минут я была, как новая копейка, отогретая, полностью здорова и очень счастлива. Хотя счастье это было ненастоящее, магическое.

Адам отпустил ладонь, тщательно осмотрел меня и, одобрительно кивнув каким-то своим мыслям, вышел из аудитории.

Я осталась стоять в шоковом состоянии. Вот что с ним не так? Почему его слова, действия и эмоции нельзя связать в логическую цепочку? Почему этот мужчина не может просто меня ненавидеть или просто пренебрегать? Для чего вот это все, непонятное такое?

Глубоко погрузившись в свои мысли, я не сразу заметила, как один за другим стали возвращаться сокурсники. Их виду и моральному состоянию можно было только посочувствовать. И исцелять их никто не спешил.

Утомленные, подавленные, замерзшие ребята больше не имели вида самовлюбленных самцов. Теперь они были обычными студентами, которым хотелось дать горячего чая и бутерброд с колбасой.

Не имея жизненной энергии, боевики устало садились на пол и пытались отогреться кто как мог: Оливер создал вокруг себя кучу огненных шаров, еще кто-то сушился теплым ветерком.

Когда последний студент вернулся в аудиторию, вслед за ним появился и Адам.

– Ну что ж, стоит проанализировать ситуацию. Ни один из вас, бездарностей, не додумался использовать стихию себе в помощь. Это свидетельствует об абсолютной дисгармонии со своей внутренней силой. Соответственно, использовать высшую магию вам на этом этапе не только нельзя – это будет строго запрещено, чтобы не повредить ничего и никого вокруг себя. Понятно? – в ответ звенела, подавленая тишина и молчаливое согласие со сказанным. – Ну, если никто не имеет ничего против, начинаем с азов. Медитация. Вспомним младшую школу.

Глава 21. «Репетитор»

Впервые занятие по боевой магии мне по-настоящему понравилось. В течение трех часов мы спокойно лежали на полу, прислушиваясь к собственному сердцебиению и дыханию. Признаюсь, выбросить лишние мысли мне так и не удалось, а еще я несколько раз чуть не уснула. Однако это сильно возобновило мой внутренний покой и уравновешенность, что было просто необходимо.

Когда третья пара подошла к концу, а однокурсники вышли из аудитории, я осталась на месте, чувствуя большое волнение. От страха начала кружиться голова, поэтому не сразу заметила, что в аудитории был еще кто-то. И этот «кто-то» первым нарушил тишину.

– Я сегодня больше не буду переходить на личности. Поэтому сразу к делу. Поскольку я заменял Холодного на парах, то придется заменить и на индивидуальном занятии. Даже если тебе этого смертельно не хочется. Выбора нет ни у тебя, ни у меня.

Вот такого я совсем не ожидала. Клубок обиды застрял в горле и не давал произнести ни слова. Даже не знаю, что оказалось хуже: то, что теперь я буду заниматься с профессором Холодным, или то, что сегодня снова придется терпеть присутствие Адама рядом с собой.

– Для начала нам обоим стоит пообедать. Садись, – сказал парень тоном, противоречить которому было смертельно опасно, и дважды щелкнул пальцами.

Среди класса появился круглый деревянный столик и два стула. На столике уже стоял полноценный обед и даже десерт. Хотя есть в таком состоянии не хотелось, но отказываться не стала. Молча села и с трудом начала запихивать в себя блюда. Вкуса пищи не чувствовала, ведь напряжение от присутствия Адама физически давило на все тело. Поэтому, без особого удовольствия, проглотила пищу и стала ждать, что же будет дальше.

А дальше началось то, чего совсем не ожидала. Когда парень закончил трапезу, он сложил руки на груди и, глядя мне прямо в глаза, спросил:

– Кто ты такая, Злата?

– То есть? – не поняла, смущенно начав рассматривать пол.

– Кто ты такая, Злата? – еще раз повторил Адам.

– Я? Девушка. Просто девушка.

– И это все? А почему ты здесь сидишь? Откуда ты?

– Я не знаю, – тихо прошептала я, чувствуя абсурдность его вопросов.

– Не знаешь? – медленно проговорил он смакуя каждую букву. – Нет, ты знаешь. Но не помнишь. Вот в этом и вся проблема.

– Откуда ты… – начала я, но парень меня быстро перебил.

– Откуда я знаю? Когда накладывал ментальный блок, случайно заметил, откуда твои воспоминания начинаются.

– Случайно… – горько усмехнулась я.

– Ну, интерес – он такой, – спокойно ответил Адам, даже не испытывая мук совести. – Что? Не можешь ответить на мой вопрос? Не можешь. А на твоем месте я бы здесь всех поднял в поисках правды.

– Поднимешь здесь всех. А что если кто-то боится остаться на улице без ресурсов для жизни, – горько признала свое не слишком выгодное положение.

– Ну ладно, допустим, что ты права. Но неужели так сложно думать логически? Ты не просто так здесь оказалась. Кому-то нужно, чтобы ты здесь была. Более того, я уверен на сто процентов, что этот кто-то имеет возможность наблюдать за тобой.

– И откуда такие выводы? – спросила я.

– А все просто. Я знаю, что ты до того, как тебя сюда отправили, о магии знала разве что из книг. Ты была среди незрячих, о чем свидетельствует абсолютная закрытость силы. К тому же, если бы ты была из магической семьи, тебя бы уже искали. А здесь – тишина. Нигде никто не исчезал. Нигде ничего не случилось, а ты появилась, словно из воздуха, будто из мира незрячих. Понимаешь о чем я?

– Понимаю, – кивнула, удивляясь простоте и логичности его мышления.

– Но это еще не все. Очень интересен тот факт, что у тебя уникальная, мощная магия. С ее помощью можно вершить великие дела. И необязательно эти дела могут быть хорошими. Кто-то тебя нашел. Кто-то, кому нужна твоя сила. И этот кто-то ждет, пока сила возрастет. Я считаю, что больше года в университете ты не протянешь. Просто в один день исчезнешь, словно и не было тебя, – огорошил меня своим заключением Адам.

– И для чего ты мне это все говоришь? – начала раздражаться я.

Этот мистер всезнайка очень негативно влияет на мою нервную систему.

– А для того, чтобы ты шире смотрела. Враг близко. Сумеешь его распознать – считай, что спасена.

– А если мой враг – ты? – огрызнулась в ответ. – Слишком подозрительная ты личность, Адам. Слишком много знаешь. Да и вообще, не каждому первокурснику преподаватель доверит проводить занятия. Не так ли?

– Именно так, но только тебе решать, кому доверять, – просто ответил Адам, даже не планируя ничего мне объяснять.

– Ты хочешь, чтобы я тебе доверяла?

– Возможно, – кивнул парень.

– А зачем это тебе?

– Просто хочу помочь, это не аргумент?

– Нет, – сказала, как отрезала, я.

Это же очевидно, что дело в чем-то другом, чем-то таком, что затрагивает что-то личное.

– Ну ладно, у меня есть свой интерес, – сразу признался Адам.

– Расскажи, – сразу настояла я и уже спокойнее добавила, – тогда, возможно, я тебе и буду доверять.

– Меня моим оружием? – искренне улыбнулся парень.

– А почему бы и нет? – лукаво подмигнула ему я.

– Хорошо, расскажу, – с легкостью сказал он, прицельно наблюдая за моей реакцией. – Из своих личных источников узнал, что стали проявлять активность маги, которые имеют несколько иные взгляды на границы этого мира.

– Несколько другие? – переспросила, поняв, что в этом аспекте и скрытый весь секрет.

– Очень другие, Злата, – сразу посуровел Адам. – Они принадлежат к той части магического общества, что считают незрячих – ненужным мусором, от которого нужно избавиться. Ранее они действовали тайно. Но времена меняются. И у меня есть веские причины полагать, что твоё появление – это еще один знак, что скоро мир измениться.

– Но что мне с этой информации? Какая польза? – не поняла я.

Ведь в моем случае такие знания – только лишнее бремя на плечах.

– Предупрежден – защищен. К тому же теперь мы знаем, как нам действовать. Как тебе действовать.

– И как?

– Ты должна научиться себя защищать. Сконцентрируйся на тех знаниях, которые помогут дать отпор. Забудь о медитации и другой теории. Если хочешь остаться в живых, ты должна бороться, – строго отчеканил Адам. – А теперь скажи, ты готова к этому? Готова победить своего, пока невидимого, врага? Готова вернуть память, вернуть саму себя? Если так, то я тебя научу. Если нет, то сиди и жди, пока тебя найдут и используют по назначению.

Я не хотела отсиживаться в уголке, ожидая, пока все решится вместо меня. Я не из тех людей, которые будут убегать от опасности. Но и силы, чтобы начинать борьбу, у меня сейчас не было. Поэтому просто молчала. Адам не спешил, видимо, решил дать мне минутку, чтобы собралась с мыслями.

Я не знала, что ему ответить, не знала, на что подписываюсь, и не знала, можно ли ему доверять. Слишком он непредсказуем, нелогичен, непостижимый для меня. Но на кону не только одна жизнь. Могут пострадать миллионы невинных существ. А среди них могут быть близкие мне люди. Хотя и не помню их, но они точно есть.

И фотография… От нее веяло таким теплом и нежностью. Кто-то меня любит и ждет, когда вернусь. Как эгоистично будет сложить лапки в ожидании смерти. Нет! Решено. Хоть и не помню ничего, но сердце знает, что оно должно бороться.

– Я готова. Сделаю все, чтобы вернуть себе себя, – твердо сказала я.

На самом деле, ни одно решение, принятое за эту неделю, еще не давалось мне так тяжело. Такое впечатление, что кровью подписалась.

– Хорошо, Злата. Я знал, что ты примешь правильное решение. Я в свою очередь, отвергая личную неприязнь, обещаю научить тебя всему, что знаю сам, – конечно, бочки меда без ложки дегтя не бывает. Ну не может Адам быть просто нормальным, вежливым парнем. – Ну что ж, тогда начнем наше первое занятие – слегка торжественно провозгласил Адам, поднимаясь со стула.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю