332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Виктория Задорская » Особенности магического обучения (СИ) » Текст книги (страница 14)
Особенности магического обучения (СИ)
  • Текст добавлен: 13 декабря 2020, 22:00

Текст книги "Особенности магического обучения (СИ)"


Автор книги: Виктория Задорская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 18 страниц)

Глава 44. «Неприятности»

К большому счастью, в комнату добрались без приключений. Не знаю, что это за чудо случилось, но, когда мы открыли входную дверь университета, охраны на месте не было. На часах как раз пробило восемь утра, и на пары мы успевали. Но проведя без сна всю ночь, ни у кого не было желания сидеть на длинных лекциях. Наскоро посовещавшись, мы решили прогулять, а точнее проспать, сегодняшний учебный день. Поэтому проснулись после обеда, не совсем бодрые, но и не совсем несчастные.

– Я бы еще подремала, – сонно промурлыкала Агата, когда Соня попыталась стянуть с нее одеяло.

– Хватит спать! Я объявляю экстренное заседание нашего временного комитета по вопросам спасения талантливой студентки и нашей с вами подруги Жожо. На повестке дня: рассмотреть трудно полученную информацию, – произнесла эльфийка.

– Возможно, чуть позже, – простонала я, находясь в плену дремоты.

– Если вы немедленно не поднимете свои ягодицы, то я вам устрою контрастный душ прямо в кроватях! – угрожающе сказала Соня.

– Хорошо-хорошо, встаю уже, – вылезла из-под своего белого укрытия ведьма.

Мне тоже нужно было возвращаться в неприветливый грешный мир, полный различных Адамов, профессоров Холодных и других бритоголовых болванов.

– Через несколько минут буду, как новая копейка, – заверила и первой заняла стратегическое женское место – ванную комнату.

Через каких-то полчаса, когда все привели себя в порядок, заседание нашего комитета было наконец открытым.

– Предлагаю начать с того, о чем мы узнали, – взяла слово Агата. – Так вот, на черном рынке я встретила нескольких ведьм, которые иногда наведывались к моей бабушке. Они и посоветовали книгу, в которой подробно расписаны известные черные ритуалы.

– И именно в этой книге мы нашли нечто очень важное, – дополнила девушку эльфийка.

– Да, думаю, мы нашли то, что искали. И оно называется «обряд накопления энергии». Используется этот обряд, чтобы дать силу мощному артефакту, затем открыть тот артефакт и управлять им, как только пожелает обладатель. Я думаю, что именно с этим мы столкнулись. Кто-то хочет открыть ящик Пандоры, кто-то хочет уничтожить всех незрячих, – чуть ли не триумфально провозгласила ведьма последнее предложение.

– Ковен Правдивых, – прошептала я.

– Не исключено, – сказала Агата. – Их не всех уничтожили, но это может быть и любой другой сумасшедший маг, помешан на массовом убийстве и чистой крови.

– Хм… Кстати, а что это за ритуал такой, в чем его суть? – спросила я, пытаясь выстроить в своей голове любую логическую цепь.

– Вот в нем и вся загвоздка. Ведь для многих других подобных обрядов неважно, кто жертва. Просто себе маги или люди, или представители других рас. Без разницы. А вот в этом ритуале нужно конкретно по одному представителю каждой магической расы. Каждой. Понимаешь, о чем я, Злата? – пронизывала меня своим взглядом девушка.

– Эм… ну вроде бы все понятно… – пробормотала напряженно.

– Нет, не понимаешь, – отмахнулась она. – Вот, послушай – этот ритуал считается уже веками невозможным для исполнения. Почему? А потому, что одна раса бесследно исчезла из истории магии. Я тоже не сразу поняла, что к чему. Ведь давным-давно знала об этом ритуале, когда читала о нем. Но теперь пазл сложился. Этот чертов маг – проклятый гений, и он где-то нашел настоящего мориона. Вот к чему была надпись на той странице. И теперь нам нужно все сообщить ректору, пусть разбираются с этим высшие маги, а не мы.

– Я думаю, это плохая идея, ведь… – сказала Соня, но не успела договорить.

Дверь резко распахнулась, и в комнату зашла Она.

– Это прекрасная идея, но воплотите ее в жизнь уже без Агаты, – сказала женщина, подходя к центру комнаты.

Она имела седые, вплоть белые, волосы, заплетенные в длинную прочную косу. Телосложение крепкое, спина ровная, а ноги длинные. Одета в очень простую одежду, которая невероятно подходила к зловещим огонькам в карих глазах и крепко сжатым губам. Хотя на ее лице и были морщины, но они сглаживались алебастровой кожей и придавали ей мудрой женственности. Ведьма, а это была точно ведьма, сурово смотрела на нас.

– Через пять минут твои вещи должны быть собраны, – обратилась она к Агате. – Мы едем домой!

– Но… – робко возразила ей девушка, мгновенно раскрасневшись как помидор.

– Никаких «но». Время пошло! – отрезала ведьма и, сев на стул, внимательно посмотрела на нас с Соней.

– А вы, как я понимаю, причина проблем моей внучки? – спросила женщина.

– Наверное, да, – смущенно пробормотала я, не в силах выдержать ее острый взгляд.

Такое впечатление, что тебя сканируют на молекулярном уровне. Ужасно неприятное ощущение.

– Мы не проблемы, а ее друзья, – гордо подняла голову Соня.

Мне захотелось намекнуть ельфийке, что не стоит так себя вести, но к моему величайшему удивлению, ведьма не ответила каким жестоким словцом, а наоборот, вкусно рассмеялась и сказала:

– Друзья… И действительно, друзья… В мои студенческие годы у меня тоже были такие друзья. Зачастую мы вместе получали от ректора, от преподавателей, от родителей, потом от мужчин… – погрузилась в воспоминания женщина. – Ох, кстати, я совсем забыла представиться. Меня зовут Зельда, – хитро подмигнула мне ведьма.

Поражена такой переменой, я не смогла ничего ответить, поэтому ситуацию выручила Агата, которая уже успела за это время наполовину сложить дорожную сумку. Ведьмочка имела очень мало одежды, почти все ее вещи – одни книги и травы.

– Это Соня. А это Злата, – сказала она.

– А ты лучше помолчи, ходячая проблема, думаю в девушек тоже есть языки – не грозно, но и не слишком любезно ответила Зельда.

– Я – Злата Октябрь, учусь на стихийного боевого мага, – выдавила из себя приветствие, спасая Агату от еще каких-то высказываний.

– А меня зовут Соня. Я – эльфийка. Учусь на некроманта, – коротко представилась девушка.

– Ну, тогда приятно познакомиться, – ответила ведьма. – А я, как вы уже догадались, бабушка Агаты. И ваша ночная прогулка, мои дорогие, не осталась незамеченной.

– Как? – излишне удивленно охнула Соня. – В самом деле?

– Да, – важно кивнула Зельда, неприязненно взглянув на своё чадо. – Видите, хоть моя внучка ведьма от кончиков пальцев до ушей, но все же слишком юная, чтобы понять насколько тесные связи между ведьмовской общиной. Конечно, те женщины, с которыми вы встретились в городе Теней, сразу со мной связались и все рассказали. А это было очень вовремя и уместно, ведь я и так планировала забрать Агату домой, смотря на недавние события.

– Но я могу себя защитить, – вмешалась в разговор девушка, упорно топнув ногой.

– Защитить ты себя, конечно, можешь. А вот выжить в борьбе с мощными темными силами – нет, – сказала, как отрезала женщина, даже не взглянув на внучку. – Ты собралась?

– Да, – кивнула девушка, подавленно садясь на кровать. – Ты не можешь так с нами поступить. Мы нужны друг другу, мы нужны Жожо. Ну, бабушка, – умоляюще посмотрела на нее Агата, вложив во взгляд всю глубину сказанных слов.

Как ни странно, Зельда не накричала на внучку. Спокойно подошла к ней и сев рядом, по-матерински взяла ее за руку.

– Агата, твоя жизнь мне дороже всего. Но, если бы я имела право, то вас всех немедленно забрала бы отсюда, – посмотрела ведьма на меня и Соню. – Над университетом висят тучи, и совсем скоро они окажутся внутри. Хотя вы этого всего и не видите.

– Какие черные тучи? – спросила я, пытаясь понять хоть что-то из сказанного ею.

– Такие, которые несут смерть невинных людей – не менее туманно ответила женщина. – Поэтому нам пора. Обещаю вам, девочки: как только все успокоится – Агата сразу вернется и продолжит обучение. А сейчас попрощайтесь, пока я приготовлю ступу к отлету, – сказала Зельда и вышла из комнаты.

– И что теперь нам делать? – огорченно пробормотала я, подходя к подруге.

– Мне ничего… – задумчиво закусила губу Агата. – А вот вы не сдавайтесь. Вас ведь двое. А это сила, мощная сила! К тому же будем связываться по талисманах, обсуждать все. Все будет хорошо, – улыбнулась девушка, чтобы утешить подавленное настроение.

– Я буду скучать, – сказала эльфийка и крепко обняла ведьму.

– Я тоже, – прошептала я, присоединяясь к большим дружеским объятьям.

Далее все произошло слишком быстро. В комнату зашла Зельда, коротко попрощалась с нами и забрала Агату.

Соня тоже надолго со мной не задержалась, сославшись на какие-то очень важные дела, и пообещала, что расскажет обо всем вечером. А я осталась наедине со своими невеселыми мыслями.

Как теперь поступить? Пойти к ректору и все рассказать или снова придумать какой-то сумасшедший план? Первые полчаса я склонялась ко второму варианту, но через час твердо решила пойти к тому старику и выложить все, как есть. Пусть все бремя вины за наши проступки упадет на меня, зато это даст хоть какой-то шанс на спасение пропавших студентов.

Итак, собрав всю свою смелость и одевшись максимально просто и скромно (чтобы не раздражать его лишний раз), я зашагала в кабинет ректора.

Глава 45. «Разговор»

Шла очень осторожно, чтобы случайно не встретиться со своими однокурсниками или преподавателями, у которых сегодня пропустила пары. Хотя и пыталась быть незаметной, но все-таки некоторые охранники несколько раз меня останавливали, чтобы поинтересоваться, почему это разгуливаю сама. К счастью, врать не приходилось. Услышав о деле к ректору, охранники сразу отпускали.

Наконец дошла до своей цели. Двери были такие, как всегда: деревянные. Я услышала приглушенные голоса, а это означало, что ректор не один. Теперь у меня было два варианта: либо подождать неизвестно сколько времени, потом зайти и все рассказать, или прервать его беседу, войти и разозлить и так слишком агрессивного мужчину.

Почему-то сразу выбрала второй вариант. Ведь бессмысленное ожидание просто свело бы меня с ума. Поэтому, тихонько постучав и набрав в легкие побольше воздуха, я открыла дверь и быстро вошла.

За огромным столом сидел недовольный ректор, а на свободном стуле, закинув ноги на стол, разместился Ярик. Они оба удивленно замерли, глядя на меня. Как два голодных удава на свежую жертву, что добровольно пришла встретить свою смерть.

– Я по срочному делу, – тихо сказала, как всегда, опустив взгляд вниз, чтобы не видеть, как от ярости багровеет шея у ректора.

– Кто вам позволил, – по слогам процедил старик. – Сюда войти.

– Никто, – ответила я. – Я должна вам кое-что рассказать. Это срочно, – быстро выпалила, рассматривая носки ботинок.

– Повторяю для умственного отсталых: я вам не позволял войти. Может вас вызвал? – в ответ я отрицательно покачала головой, что еще больше разожгло мужчину. – Вот видишь, братец, какие теперь надменные и невыносимые студенты стали! Они приходят к ректору, через свои глупые дела, прерывая важнейший разговор, – задыхался от злости и возмущения ректор. – Если ты немедленно отсюда не уберешься, то можешь забыть о звании студентки моего университета.

– Ну, предлагаю ее выслушать и отпустить. Думаю, девочка не могла бы просто так сюда прийти, – наконец выручил ситуацию Ярик.

Но ректор будто его и не слышал.

– Немедленно! Вон отсюда, неуклюжая дура! – кричал старик.

Я вся покрылась мурашками. Казалось, его ярость можно было почувствовать на ощупь. Каждое обидное слово чувствовалось, как настоящая пощечина.

– Я не могу пойти, – обреченно произнесла, изо всех сил стараясь не заплакать.

– Ты смеешь мне возражать, – взвизгнул Темноликий.

– Я вам не возражаю, но должна все рассказать. Я знаю, что случилось с пропавшими студентами. Умоляю вас, просто выслушайте, – прошептала и краем рукава вытерла слезы, что накатились на глаза.

– И откуда ты это знаешь? – подозрительно спросил Ярик, пользуясь молчанием брата.

И я все рассказала. Ну, почти все. Пришлось исключить из своей истории Агату, Соню и Адама, чтобы уберечь их от ректорского гнева. О пророчестве тоже не сказала, только о проникновении в библиотеку и путешествии на черный рынок.

Наконец, когда повествование дошло до конца, Ярик, у которого лицо почему-то приобрело сероватый оттенок, сказал:

– Я вот только одного не понимаю. Как девушка, что еще три месяца назад боялась всего связанного с магией, смогла провернуть такие вещи? Откуда тебе все это стало известно?

– Я много училась, – на ходу соврала, хоть это и не совсем была ложь. – Многое узнала о волшебном мире. Мои подруги рассказывали разные интересные вещи – максимально невинно пожала я плечами, стараясь избегать пронзительно пытливого взгляда братьев.

– Думаю, не обошлось без участия твоих подруг, – сделал очевидный вывод ректор, который уже более или менее успокоился. – Но сейчас не об этом. Мы поражены твоими выводами, и я лично все проверю. Однако, ты с этого момента больше не являешься студенткой Международного магического университета. Завтра твоей ноги здесь не должно быть. И, кстати, если ты солгала, и в твоих проступках участвовал еще кто-то, то запомни: мы его или их обязательно найдем и строго накажем. Можешь быть свободна, – на удивление спокойно произнес свой вердикт старичок и жестом указал на выход.

Я, потрясенная услышанным, удивленно посмотрела на Ярика, ожидая, что он что-то скажет в мою защиту. Но тот сразу отвернулся и продолжил что-то обсуждать с ректором, будто меня здесь и не было…

Чудесно. Вот и спасла всех. Молодчина, Злата…

Глава 46. «Предательство»

Я вышла из кабинета. На душе было скверно, будто мне туда наплевали, а потом еще и потоптались хорошо. Я, конечно, ожидала гнева, брызганья слюной, но совсем не того, что случилось… Разве можно выгнать из университета за то, что хотела спасти подругу? Очевидно, можно.

Возвращаясь в комнату, не замечала вокруг ничего и никого. Казалось, что наступил конец света, и теперь уже все не имеет значения. Я осталась наедине со своими проблемами. И у кого просить помощи? К кому теперь обращаться? К Ярику? Да нет, он ясно дал понять, что я ему больше не интересна. Может Адаму, с которым все настолько сложно, что даже вспоминать о нем больно? Или стоит побеспокоить Агату, которая так вовремя избежала неприятностей? Или Соню, которая занимается своими неотложными делами? Нет, мне не на кого надеяться…

Зайдя в комнату, удивленно заметила, что все вокруг как-то странно увеличенное и деформированное. Только через несколько секунд до меня дошло, что это просто слезы, что камнями застряли в глазах. Две огромные капли не хотели ни скатываться вниз, ни высыхать. Я раздраженно их смахнула и, стараясь не впасть в отчаяние, начала паковать чемодан. Хоть могла бы дать приказ вещам, чтобы они сами сложились, но сегодня с меня хватит магии. Рутинная работа, хоть немного отвлекала от тревожных размышлений.

Делала я все очень медленно и щепетильно, растягивала каждую минуту. Но в конце концов одежда закончилась. Когда последняя кофточка нашла свое место в туго запакованном чемодане, я устало села на кровать, и задумалась, что же делать дальше.

Очевидно, что нужно отправиться в единственное известное мне место. В Светотень. А там найти хоть какую-то работу и жилье. Можно пойти к оракулу и попросить у него временного убежища. Не слишком хочется навязываться такому милому старому мужчине, но это туманная надежда на то, чтобы выжить в суровом магическом мире.

Но не все так просто. Туда еще нужно добраться. Вариант с метлами и Адамом сразу отпал, как невозможный для выполнения. А денег на другой транспорт у меня нет. Поэтому остается только одно – идти пешком. Если взять с собой достаточное количество пищи и карту, то через неделю, другую должна оказаться на месте. Вроде…

Теперь уже когда все было обдумано, я тяжело откинулась на кровати, чувствуя, как начинает болеть голова. За окном уже совсем стемнело, и часы пробили десять вечера. Соня еще не появилась в комнате. Пожалуй, следовало бы связаться с ней по талисману и спросить все ли в порядке. Но мне нравилось, что никого в комнате нет. Что никому ничего не нужно рассказывать и никто меня не жалеет.

С такими мыслями я почувствовала, как сон начинает отбирать моё сознание. Сил бороться с ним не было, поэтому с радостью окунулась в сладкую черноту.

* * *

Снилось мне что-то неприятное. Я слышала, как кто-то плачет и кто-то на кого-то кричит. Когда картинка стала более четкой, то поняла, что кричат двое мужчин друг на друга, а в углу, обхватив голову руками, сидела какая-то женщина.

Я не видела ее лицо и не могла различить очертания одежды, но руки… Руки были совершенно реальны. Короткие подстриженные ногти, под которыми всегда была грязь. А на них – немного неуклюже нарисованные ромашки. Пальцы длинные и стройные, а кожа сморщенная, как перезрелое яблочко. Эти руки я очень хорошо помнила. Женщина сидела неподвижно, не выдавая никакого звука. И вдруг поняла, что существом, что плакала, была я сама.

* * *

Проснулась в холодном поту, не совсем понимая, что сон, а что реальность. Взглянув на стену, я поняла, что сейчас три часа ночи, но Сони все еще нет.

Только эта мысль заползла в мою голову, сразу почувствовала вибрацию от амулета.

«ЗЛАТА! ПОМОГИ МНЕ! Я НА ШЕСТОМ ЭТАЖЕ ВОЗЛЕ ТОГО КАБИНЕТА! СПАСИ МЕНЯ!»

И прежде чем успела ответить, вызов оборвался.

Сразу, как зачумленная, вскочила на ноги, ошалелым взглядом осматривая комнату. Что мне делать? Черт побери, что мне сейчас делать? Я поспешно открыла Агатин ящик. Схватив первое попавшееся ожерелье из амулетов и трав, сунула его себе в карман и изо всех сил помчалась к тому проклятому шестому этажу. До нужного места добежала за рекордно короткое время. А когда прибыла, то от неожиданности замерла.

Ведь сразу перед дверью, где мы когда-то нашли талисман Жожо, стоял Ярик, крепко держа нож на шее плачущей Сони. Кажется, она хотела мне что-то сказать, но из ее горла вырывался только странный перепуганный звук.

– Долго мы тебя ждали, – прошипел Ярик, наконец сбрасывая маску любезности и доброты.

– Это все был ты? – удивленно прошептала я, не веря тому фарсу, что сейчас разворачивался перед моими глазами.

– Конечно я, моя крошка, – белозубо улыбнулся мужчина, немного крепче прижимая лезвие к шее девушки.

– Что тебе нужно? – выпалила я, с ужасом глядя, как тоненькая струйка крови выступает на том месте, где только что было лезвие.

– Чтобы ты была послушная, больше не пихала нос в чужие дела и вежливо выполняла все мои приказы, – сказал мужчина и, забрав нож от горла Сони, слизнул с него капельки крови.

– Сделай все, что он говорит, умоляю, – сорванным голосом крикнула эльфийка.

– Хорошо. Сделаю все, что скажешь, только отпусти ее, – сказала, чувствуя насколько тело было сейчас напряжено.

– Отлично, а теперь подойди вот к этой стене… – сказал Ярик, указывая ножом на место рядом с дверью.

Я медленно подошла к нему, понимая, что поле моего зрения очень ограничивается, и теперь я не буду видеть, что происходит с Соней.

– Еще ближе, – ехидно добавил мужчина.

И как только это сделала, стена напротив меня сразу исчезла, а вместо нее образовался идеально ровный черный вход в темноту. Если наклонить голову вперед, можно было увидеть, что впереди совсем нет пола, а только стремительная пропасть в никуда.

– У меня не было выбора, – услышала нежный шепот за своей спиной и почувствовала как чьи-то руки резко толкнули меня вперед.

От неожиданности я не успела ни за что ухватится и стремительно полетела вниз.

А потом наступила темнота.

Глава 47. «Змея, пригретая на груди»

В кармане что-то пульсировало и заставляло прийти в себя. Но я этого не хотела. Темнота и забвение – вот чего желало изуродованное сердце. Но вопреки моему желанию тело просыпалось. В голове уродливым многоголосым эхом звучал женский голос…

Одновременно со способностью думать пришла способность чувствовать. Боль, тягучая и невыносимая, прокатилась телом, глубоко вгрызаясь в ноги и спину. Слегка пошевелив пальцами и поняв, что с ними все нормально, я медленно просунула их в карман и нащупала там амулеты, которые спешно схватила, когда отправлялась на верную смерть.

– Это тебе не понадобится, – послышался тот же голос, и я почувствовала, как чьи-то пальцы забирают мою находку.

Вполне возможно, что именно из-за этих погремушек я все еще была жива.

– А она быстрее регенерирует, чем ожидал, – сказал Ярик и, подойдя ко мне, нацепил что-то тяжелое на руки и ноги.

Я все еще не открывала глаза. Не хотела видеть то, что увижу. Пролежала еще несколько минут, прислушиваясь к своей боли, привыкая к ней. А потом, поняв, что от правды не уйти, медленно разлепила припухшие веки.

Сначала подумала, что мне это просто не удалось. Ведь было темно, совершенно так же, как и с закрытыми глазами. Но, когда привыкла, то начала различать арочные своды и какую лепнину. Потолок был абсолютно черным, темнее любого другого черного цвета. Казалось, что эта темнота сама по себе поглощает любые другие цвета.

Повернув голову направо, увидела две фигуры, что склонились еще над каким-то телом, тоже закованным в кандалы. Мысленно взмолилась, чтобы они не разворачивались. Чтобы я не увидела их лиц. Но, будто услышав мои мысли, фигуры поднялись и удивительно синхронно посмотрели в мою сторону.

Лицо Сони было таким, как всегда, и одновременно совсем не таким. Невероятно красивые и нежные черты под красным приглушенным освещением обострялись до неузнаваемости, откидая мрачные тени. Когда-то всегда приветливо улыбающийся рот сейчас был пренебрежительно искривлен. В глазах, где всегда прятались солнечные зайчики, теперь искрились злые огоньки. Ее волосы тоже как будто потемнели и стали похожи на гнездо ядовитых змей.

Одетая она была совершенно иначе: вместо удобной и элегантной одежды ее стройную фигуру обтягивала готическое бордовое платье с тугим корсетом, глубоким декольте и многочисленными завязками.

– Моё солнышко проснулось, – улыбнулась Соня, медленно подходя ко мне.

Она присела и начала нежно гладить меня по голове, будто я была ее ребенком.

– Убери руки, – едва произнесла я, раскрыв пересохшие губы.

– А манеры так и не появились, – где-то вдали прогремел голос Ярика. – проучи ее, дорогая, а я займусь другими. Времени осталось совсем мало.

– Хорошо, папа, – прошептала девушка и, проведя кончиком пальца по моей щеке, врезала такую оплеуху, что голова откинулась на холодный пол, а с губы покатилась струйка крови.

– Папа?! – прошептала я, чувствуя соленый привкус на кончике языка.

– А ты что думала, что и басенка, которую я всем рассказала – правда? – громко рассмеялась девушка и, развернув моё тело так, чтобы я приняла сидячее положение, уселась рядом.

В голове сразу сильно закружилось, и передо мной завертелось одновременно несколько Сонь.

– Милая наивная Злата – самая любимая кукла в моем театре, – заговорила она и, подобрав пальцем кровь с моего лица, фанатично на нее посмотрела. – Такой бесценный дар – в совершенно отвратительной оболочке.

После этих слов, Сонь начало уменьшаться, пока не осталась только одна. А я наконец смогла увидеть, где нахожусь.

Кроме абсолютно черного потолка здесь были так же черные каменные стены с канделябрами, светящиеся неуютным багровым светом. Вдали возвышался помост, в центре которого хлюпала вода, больше похожая на смолу. А в разных уголках этого мрачного зала лежали еще какие-то люди. Не знаю, были они уже мертвы или просто без сознания. Осознав, что являюсь не единственной пленницей, сразу начала искать взглядом среди скрученных фигурок рыжую шевелюру Жоржетты.

– Ее здесь нет, – сразу догадалась Соня.

– Ах ты, стерва, – рявкнула я, чувствуя свою абсолютную беспомощность.

Так хотелось взять ее подлое лицо и бить им об холодный пол. Сколько удовольствия я бы сейчас получила от этого кровавого месива!

– Как ты могла так с нами поступить?

– Ничего личного, дорогая, – спокойно сказала девушка, откидывая волосы с моего лица. – Просто обычные семейные дела.

– Столько времени ты изображала искреннюю подругу. Помогала. Сочувствовала. Утешала. Это ты убедила нас искать Жожо! Это все сделала ты.

– Да, я, – сказала подлая змея и, поднявшись, начала дефилировать по залу, как по подиуму. – Только посмотри, какая из меня замечательная актриса. Посмотри, что я сделала со всеми вами. Мои дорогие куколки, – рассмеялась она и, на мгновение остановившись, добавила. – Кстати, зовут меня не Соня, а Селестия. Можешь говорить Селена, пока еще жива, – сказала моя бывшая подруга и, наколдовав с воздуха роскошный стул, удобно уселась на него.

Увидев это, сразу вспомнила, что являюсь не просто беспомощным человеком. Я – боевой маг. Поэтому, слегка подняв руку, попыталась вызвать фаербол. Но он почему-то не возникал. Очевидно, после падения у меня иссякли силы…

– Даже не пытайся, – сказала Селена, лениво наблюдая за моими тщетными магическими попытками. – Ты не просто так в этих кандалах. Они полностью нейтрализуют любую магию. Это личное изобретение моего деда.

– Свихнутая семейка, – пробормотала я, глядя девушке в глаза.

Так странно было осознавать, что еще недавно ради нее я была готова жизнь отдать. А теперь хочу уничтожить на веки вечные, так чтобы даже пыли не осталось от этой твари.

– Должна тебя разочаровать, но ты тоже часть этой семьи. Представляешь, Злата, ты – моя тетушка, – невинно пожала плечами девушка.

– Что? – округлила глаза я. – Это просто еще одна твоя ложь.

– Не в этот раз, тетя, – сказала Селена, закидывая ногу на ногу. – Кстати, а тебе разве не интересно узнать, что правда, а что фарс? У нас времени достаточно, чтобы наговориться. Совсем как в старые добрые времена. К тому же ритуал должен состояться на закате. А до него еще целых девять часов…

– Мне это не интересно, – сказала я, просто для того, чтобы пойти наперекор ее желанию, а не потому, что не хотела знать правду.

– Я твою ложь чувствую за километр, солнце, – укоризненно помахала пальчиком девушка. – Поэтому не пытайся меня обмануть. Ты не просто хочешь знать, ты всем сердцем, всей душой хочешь наконец обо всем узнать. И я дам тебе шанс услышать историю своей большой семьи.

И как горячо я хотела возразить ей, но просто не смогла этого сделать. Червь, который хотел наконец развеять туман непонимания, вылез наружу и полностью овладел моим телом. Я отвернулась от нее и уставилась в противоположную стену. Похоже, сейчас мне придется послушать самую страшную сказку в своей жизни…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю