332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Виктория Задорская » Особенности магического обучения (СИ) » Текст книги (страница 17)
Особенности магического обучения (СИ)
  • Текст добавлен: 13 декабря 2020, 22:00

Текст книги "Особенности магического обучения (СИ)"


Автор книги: Виктория Задорская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 18 страниц)

Глава 54. «Пандора»

Внутренний голос подсказывал, что если закрою глаза, то уже никогда не проснусь. Именно поэтому я пыталась не заснуть.

– Не сдавайся, Злата, – услышала издалека знакомый голос.

Сначала не могла понять кто это. Тембр был знакомый. Он не хочет, чтобы я сдавалась. Но я не могу ничего поделать. Жизнь покидает меня, выскальзывает из меня, и я не знаю способов, как ее задержать внутри.

– Знаешь, – почувствовала у себя в голове чужое мнение.

Голос был приятный, очень низкий. Он внушал мне веру в себя.

– Ты знаешь, Злата, – громче повторил голос.

– Кто ты? – мысленно спросила я, пытаясь отвлечься от заклятия Ярика.

– Я – это ты. Я – это мы все. Не предай кровь предков, Злата.

И вдруг я поняла кто это. Четко увидела картинку, что показалась до боли родной. Зеленый душистый лес где-то высоко в горах, где нет людей. В воздухе чувствуется свежесть морозного утра, от которой кружится голова. Под ногами мягко стелется утренняя роса.

Вдруг стало совсем тихо. Показалось, мир замер, а также птицы перестали петь. Единственный звук – громкие взмахи крыльев. Я медленно подняла взгляд вверх и увидела ЕЕ. Великую, могучею, прекрасную. Она была, как сама ночь: блестящая и роскошная. Чёрная морионка спустилась с небес и грациозно приземлилась рядом со мной.

Она свернула крылья и посмотрела на меня своими мудрыми влажными глазами. А я невинно протянула к ней свою маленькую, такую забавную рядом с ее величием, ладошку. Мы смотрели друг на друга целую вечность. Глаза в глаза. Душа в душу. А потом она склонила свою величественную голову к моей руке.

– Не предам, – ответила я ей, и начала прекращать тот бессмысленный карнавал, который начал мой сводный брат.

Я медленно встала. Мои ноги шатались, а мир расплывался в багровых узорах. Но я знала, что должна сделать. Голос Ярика звучал все громче. Он закрыл глаза и вошел в транс, уже в десятый раз повторяя своё отвратительное заклинание. Однако оно мне больше не угрожало. Я уже знала, в чем его слабость.

Я широко раскинула руки. Не бормотала никаких заклинаний, не вызывала магию. Просто ушла в другое измерение существования. Туда, где нет времени, где царит равновесие и тысячи цветов.

Я видела свою силу: она витала вокруг меня, Ярика, вокруг каждой несчастной души, закованной в кандалы. Я видела изумрудное сияние Агаты. Моя магия бурлила и клубилась, как живая, только и ожидая приказа. Но я не могла позвать ее обратно. Еще слишком рано.

Над черным бассейном тоже пульсировала темная материя. От нее веяло страданием и болью.

Мне следовало выбрать: или положить все, чтобы остановить брата, или оборвать муки души, замкнутой в своем проклятии. Я без колебаний выбрала второе. И дала молчаливый приказ своей магии.

Она, как целостный организм, выскользнула из пут заклинания, покинула его багровые узоры и собралась вместе, контурами напоминая женскую фигурку.

Мы вместе с ней подошли к источнику, наполненного болью, а потом стремительно погрузились в него.

Крики и безумие ворвались в самое моё существо. Сгустки мрака начали липнуть к каждой мысли. Сначала я сопротивлялась, но от этого стало только хуже. Начала задыхаться, но вдруг вспомнила урок, который когда-то дал мне один забавный водный дух. Он четко дал понять, что как только я приму то, что нужно, и расслаблюсь, то все сразу пройдет.

Так я и сделала: перестала сопротивляться темной силе. Медленно расслабила напряженные мышцы своего тела и напуганную скомканную душу. Я выпрямилась и пригласила темного зверя пообщаться со мной.

Как ни странно, зло прекратило меня душить и мучить. Оно, будто давний друг, начало говорить. Не словами, конечно, а единственным языком, какой у него остался – воспоминаниями.

***

Я вижу маленькую русую девочку, которая бегает по двору перед своим домом. Она поет какую-то веселую песенку, а глаза у нее небесно-голубые, со смелыми искорками, которые невозможно не заметить. Ее колени все ободранные, а ноги в синяках, но, кажется, это ее совсем не волнует. В какой-то момент она останавливается и, прислушиваясь к чему-то, тут же подбегает к приоткрытому окошку. Я тоже заглядываю туда и вижу женщину, которая прижимает к груди новорожденного ребенка.

Вдруг картинка меняется. Я вижу ту же девочку, только уже немного старше. Она вместе со своей матерью и младшей сестренкой собирают травы. Девочки с интересом слушают рассказ матери. Они – копия друг друга, только разного размера.

Я только успеваю моргнуть, как вижу уже совсем другое место. Блондинка – уже молодая девушка. Ее волосы достигают пят, и они с сестрой лежат на берегу реки и о чем-то мечтательно говорят. Рядом с ними лежит корзина еще не выстиранного белья. Но девушки на него не обращают внимания. Они беззаботно смеются и, прикрываясь руками от солнца, наслаждаются погожим летним днем.

Воспоминание снова меняется. Я вижу их семью. Мать плачет, обнимая своего мужа, а мир вокруг будто потерял свои краски. Зеленая трава посерела, а небо так отяжелело, словно вот-вот должен начаться безумный ливень. Сестры стоят на пороге, держась за руки. Они одеты одинаково и ростом не отличаются. Их пальцы крепко переплетены, а кожа аж побелела от напряжения. Глаза у обоих испуганы. Над ними всеми висит, как приговор, одно слово – война.

Вдруг картинка становится еще другой. Сначала я ничего не вижу. А потом понимаю, что это наступила ночь. Младшая сестра пробирается зарослями, ветви царапают ее лицо, но она не обращает на это внимание, потому что вскоре встречается с каким-то молодым человеком. Юноша очень привлекательный, но его глаза имеют злой блеск. Молодые падают друг другу в объятия и целуются. Вдруг я понимаю, что все это происходит на глазах старшей сестры, которая выскользнула вслед за младшей. В ее сердце клубится чувство ужаса и неприятия, но она бесшумно покидает свое убежище и возвращается домой.

Вот я вижу их комнату. Интерьер скудный: только две кровати, стол и печь. На столе зажженная свеча. Блондинка сидит на кровати, ее лицо серьезное и почти воинственное. Младшая сестра упала на колени и плачет, о чем-то умоляя. Голосов я не слышу, но не тяжело догадаться, о чем идет речь. Через несколько минут девушка не выдерживает и крепко обнимает свою сестренку. Но в ее глазах можно увидеть ужас от того, на что она согласилась.

Воспоминание снова становится другим. На дворе ночь. Блондинка осторожно идет лесом. Она встречается с любимым своей сестры и передает ему какой-то пакет. На прощание что-то говорит. Но парень ее не слушает. Он быстрым ловким движением бьет ее по шее. Девушка бессознательно оседает на сухую землю.

Наступает утро. Блондинка приходит в себя и, не помня себя от ужаса, бежит домой. Она уже понимает, что натворила. Как сумасшедшая, забегает в каждый дом и видит там мертвые изуродованные тела и разруху. Женщины, дети, старики… Все мертвы, все тяжело искалеченные. Последний дом – ее. Во дворе лежит ее мать. Грудь у нее окровавленная. Соленые слезы катятся по щекам, но она не подходит к телу. Блондинка медленно ковыляет к порогу и открывает дверь. В комнате на полу лежит ее сестренка. Тело несчастной обнаженное, разбитое и изнасилованное. Волосы почти все выдраны, а ногти обломаны. Блондинка падает от горя и начинает выть, как раненая волчица.

Я плачу вместе с ней. Принимаю боль Пандоры, деля на нас двоих. А понимание ядовитыми стрелами втыкается в самое сердце. Все, что я сейчас могу – прижимать к груди ее истерзанную, сломанную душу. Все, что я сейчас могу – быть рядом с ней впервые за века.

Моя бедная несчастная блондинка! Она судорожно всхлипывает и стремится к своей сестре. Возможно, когда-то она подбежала к телу и долго над ним рыдала. Но теперь у нее есть я. И я ласково, но твердо, держу ее, бережно вытирая каждую слезинку.

Мы вдвоем замираем посреди комнаты, где смерть ощущается на запах. Я стараюсь не смотреть на девушку, что как две капли воды похожа на Пандору. И шепчу, как мантру, одну и ту же фразу:

– Ты не виновата. Не виновата. Ни в чем не виновата. Это не твоя вина.

Наконец она успокаивается. Ее плечи перестают вздрагивать, и девушка сводит на меня свой взгляд. Небесно-голубые глаза уже не имеют искорок смелости. Они теперь похожи на море, бездонное глубокое и грустное. Она смотрит, внимательно изучая моё лицо. Затем слегка кивает головой и благодарно сжимает мою руку.

***

В тот же миг когда Пандора исчезла, ее комната тоже будто испарилась. Я снова оказалась в черной зале, но перед моими глазами больше не было смолистого сгустка, а впереди стоял бассейн с чистой прозрачной водой. В ней больше не было боли и страданий.

Итак, блондинка теперь свободна, а ее проклятие потеряло свою силу навсегда. Оторвав взгляд от воды, я почувствовала, как вся магия снова забурлила в моем теле.

– ЧТО ты наделала? – услышала звериный рык за своей спиной. – КУДА она исчезла? – завопил голос и, развернувшись, я увидела свирепое лицо Ярика.

Он двумя шагами оказался рядом со мной и схватил за шею своими холодными длинными пальцами. К сожалению, я не успела защититься. Но это сделал кто-то другой.

– Отпусти ее немедленно, – прогремел голос Адама.

Он выпустил в Ярика замысловатое огненное заклятие. Чтобы уклониться от него, мужчина меня отпустил, и я быстро отбежала в сторону.

– Ты кто такой? – безумно посмотрел на парня Ярик.

– К сожалению, я твой старший брат, – ответил Адам, и я удивленно замерла.

После этого он сделал странный жест рукой. Контуры его тела начали расплываться и мерцать. А уже через минуту Адам превратился в страшного, старого, плохого ректора университета…

Глава 55. «Бой»

Если бы могла потерять сознание, то обязательно это сделала бы. Мои глаза отказывались воспринимать правду. Получается, что Адам, с которым я нарушала правила университета, который меня так горячо прижимал к стене, с которым целовалась, и тот гадкий старичок, который постоянно надо мной издевался, – один и тот же человек?

– Как видишь, ты обо мне тоже знаешь далеко не все, – он проскрипел старческим голосом. – Тело, которое ты всю свою жизнь считал своим старшим братом, – это лишь произведение магии.

После этого мужчина повторил жест и снова превратился в привлекательного молодого парня.

– А теперь коротко о главном. Я долго пытался понять, кто стоит за всеми темными делами. Кто же двигателем той темной силы, которая действует коварно и бесчестно. И когда все доказательства были против тебя, я упорно закрывал на это глаза. Я не замечал того, что стоило замечать. Ведь это мой младший брат, тот, который мне помог побороть самое большое зло этого мира. Тот, которого я воспитывал, когда отец занимался чудовищными делами. Тот, которому я всегда помогал и которого считал добрым, честным человеком. Как видишь, всем свойственно ошибаться. Поэтому сейчас я буду действовать решительно.

– Ты меня никогда не понимал. Слепец, что не видит большой цели, – крикнул Ярик и выпустил в воздух сотню огненных шаров.

Но те погасли лишь от одного взгляда Адама.

– Твоя цель – удовлетворить своё его, – спокойно ответил парень.

А я продолжала стоять на месте, не понимая того, что происходило перед моими глазами. Это ректор притворялся молодым парнем или, наоборот, Адам всю жизнь притворялся старым?

– Моя цель слишком глобальна, чтобы твой мозг ее понял, – рявкнул Ярик, и я заметила, что он весь дрожит от едва сдерживаемой ярости. – Как ты мне надоел со своими проклятыми наставлениями!

– Ну, пора положить им конец, – улыбнулся Адам-ректор и стал в боевую стойку.

К моему немного заторможенному мозгу вдруг совершенно несвоевременно пришел ужасный вывод. Если я – сестра Ярика, а Адам – его брат, то получается, что он и мой брат тоже. Господи, я целовалась со своим братом! Какой кошмар!

Между тем, пока моя голова пыталась переварить такую нереальную информацию, мужчины начали шептать какие-то заклинания. Я осознала, что сейчас здесь состоится кровавая бойня, поэтому попятилась к стене, и вдруг взгляд упал на бесчувственное тело в углу. Агата!

Ноги среагировали быстрее, чем сознание, поэтому уже через мгновение я была у хрупкого девичьего тела.

– Агата! Агата! – трясла ее, одновременно осматривая нет ли на теле серьезных повреждений.

– Мм – АТ – И, – пробормотала пересохшими губами девушка и медленно открыла глаза.

– Ты жива! – радостно пролепетала я, крепко прижимая подругу к себе. – Все получилось, у меня все получилось! Здесь теперь Адам. Он нам поможет. Конец света отменяется, Агата, – счастливо ворковала над ней, осознав, что худшее уже позади.

Но девушка вдруг с ужасом уставилась на что-то позади меня и, медленно подняв палец, показала им куда-то за мою спину. Я развернулась – и тоже застыла от ужаса.

Сгустки черной энергии заполнили всё пространство. Они начали собираться и превращаться в крылатых мускулистых чудищ с длинными клыками, крепкими лапами и опасными когтями.

Демоны яростно взревели, высматривая своими маленькими красными глазами жертв. Некоторые из них, широко взмахивая крыльями, полетели прямо на нас. Я мгновенно среагировала на опасность и, резко поднявшись, выставила перед собой огненный щит. Первое чудовище не успело изменить траекторию полета и со всего размаха врезалось в адский сгусток огня. Оно обгорело и, безумно взревев, отлетело в сторону. Но его родственники успели сменить направление и теперь парили надо мной, выискивая незащищенное место для атаки.

Я тоже изменила тактику. Опустила щит и молниеносно выстрелил в чудовищ огненными заклинаниями. Не все из них попали в цель. Но те, что попали, мгновенно вывели демонов из строя. Я использовала против них весь свой арсенал: огненные шары, плети, клетки, смерчи – всё, о чем читала или слышала.

Но, к сожалению, уже через несколько минут непрерывного поединка, начала чувствовать, что энергия у меня исчерпывается, а врагов меньше не становиться. На место каждого раненого бойца сразу становилось двое новых. Они появлялись словно ниоткуда, и каждый стремился добраться до меня.

Я поняла, что времени мало. Я еще смогла бы продержаться минут десять, а потом просто истощилась бы. Пот и так градом катился по лицу и спине. Нужно было срочно что-то придумать. Что-то такое, что за один раз уничтожило бы всех чудовищ. Однако гениальные мысли упорно не желали появляться.

Я замедлилась, и демоны теперь были значительно ближе, чем того хотелось. И тут помощь пришла с неожиданной стороны.

Агата медленно встала и начала выкрикивать различные проклятия, от которых чудовища камнем падали вниз.

– Ты с ума сошла?! – закричала я ей, выпуская еще одну струю огня.

– Если выведем из строя Ярика – они сразу исчезнут! – ответила мне девушка, совершенно проигнорировав замечание.

Она еле стояла на ногах, лицо было бледное, глаза – болезненно блестящие. Но выглядела Агата настолько решительно, что я смирилась с ее участием в этом ужасном поединке.

– У меня уже не хватит на это силы, – простонала я.

И в секунду отвлекшись, не заметила, что демон подлетел слишком близко.

– Осторожно! – только и успела крикнуть мне подруга, но было слишком поздно.

Чудовище крепко впилось когтями в ребра и резко поднялось в воздух. Я повисла, как марионетка, обездвиженная, шокированная жгучей болью. Между тем демон плавно опустился рядом с Яриком и бросил ему меня, как кусок мяса.

– Наконец, – удовлетворенно процедил дорогой братец и, выставив перед собой хитроумный щит, подхватил моё истощенное тело.

Он впился мне в шею руками и сжал так сильно, что она едва не сломалась…

Глава 56. «Победа»

– Не смей к ней прикасаться! – яростно закричал Адам, и начал атаковать щит брата с новой силой.

Оба уже были довольно уставшие, но Яриком руководила жажда мести и страха за свою шкуру. К тому же ему было нечего терять.

– А то что? – ехидно ответил блондин, еще крепче сжимая мне шею.

Воздух у меня заканчивался, а глаза, казалось, начали вылезать из орбит. Наперекор боли я попыталась сопротивляться и похоже неплохо пнула коленом в пах Ярика.

– Стерва, – процедил брат и наконец ослабил свою медвежью хватку.

– А тебя ждет судьба хуже, чем смерть, – рявкнул Адам и, из последних сил атаковав щит, наконец разбил его вдребезги.

– Не так быстро, – прошипел Ярик. В его левой руке появился ритуальный нож, который он приложил к моей сонной артерии. – Он зачарован. Его порезы не исцеляются. И тебе это и так прекрасно известно. Разве нет?

– Да, – ответил Адам и впился взглядом мне в глаза.

Чего только в этом взгляде не было: вина, страх, злость, боль, любовь. Его прекрасные серые глаза пытались успокоить, говорили, что все будет хорошо. Что он сделает все на свете, лишь бы со мной все было в порядке.

– Что я вижу? – притворно удивился Ярик. – Неужели эта паршивая овца тебе дорога?

– Заткни свой грязный рот, – ответил парень, отведя свой взгляд от меня.

– Тем приятнее будет с ней покончить, – улыбнулся брат, и прижал лезвие плотнее к моей коже.

На шее сразу выступила капля крови.

– Только попробуй, – побелел от едва сдерживаемой ярости Адам.

– Попробуй что? Перерезать горло своей младшей сестре? Сделать с ней то же самое, что и с матушкой?

– Только попробуй сделать ей больно, и я за свои действия не ручаюсь, – процедил парень и сделал странный, едва заметный, жест рукой. – На самом деле ты всего лишь несчастный маленький мальчик, обделен заботой и материнской любовью, который пытается отомстить всему миру только потому, что его мать не любила его! За то, что она нашла для себя лучшего мужа, за то, что она родила еще одного ребенка! Нашла замену тебе и твоему миру! Вот что на самом деле руководит тобой! Только твои маленькие эгоистические чувства, а не выдуманная большая цель! Ты – словно отвратительный капризный детеныш, у которого отобрали любимую игрушку! ВОТ КТО ТЫ НА САМОМ ДЕЛЕ!!! Испорченный брошенный малыш, А НЕ ТЕМНЫЙ МАГ!!! – во всю глотку прокричал Адам.

В тот же миг я краем глаза увидела чью-то темную фигуру. Она мгновенно приблизилась к нам с блондином и сверхбыстрым движением выбила нож с руки брата

Почувствовав свободу, я отскочила от Ярика и сразу оказалась в объятиях Адама.

– Все будет хорошо, – горячо прошептал на ухо парень и, оттолкнув меня в сторону, сказал. – Щит, Злато. Спектальный щит!

Я сразу выполнила его приказ и только тогда, когда оранжевые языки пламени заиграли впереди, мне удалось выдохнуть и присмотреться к темной фигуре, что спасла мне жизнь несколько секунд назад.

А это был не кто иной, как один очень наглый вампир.

– Привет, старым знакомым, – белозубо улыбнулся мне граф Любомир Кирилецький.

Я не успела ответить, потому что они с Адамом с удвоенной энергией и силой начали обстреливать Ярика различными боевыми заклинаниями.

Бой был ожесточенный. Вокруг бушевали все четыре стихии. Мужчины использовали такую магию, о которой я никогда не слышала, не знала и нигде не видела. Заклятие были мощные и сокрушительные, от них отходил ореол опасности и зла.

Но в какой-то момент случилось нечто неожиданное. Адам выставил перед собой и вампиром чрезвычайно мощную защиту. А в то время Любомир возвел руки к небу и начал выкрикивать заклинания на неизвестном языке.

– Только не это, – вдруг опешил Ярик и прекратил сражаться. – Ты не можешь так со мной поступить.

– У нас нет выбора, – спокойно ответил Адам и опустил свой щит.

Раздался звук похожий на взрыв. От тела Ярика в руки Любомира потянулись потоки магической энергии.

Мужчина от этого сразу упал на колени, потрясенный тем, что с ним происходит. Защищаться он уже не мог. А созданные им черные чудовища, что бешено летали под высоким сводом, сразу растворились в воздухе, превращаясь в сгустки темноты.

Я смотрела на грязную, клейкую, очень отвратительную магию, что навсегда покидала моего брата. Я смотрела на его руки, что беспомощно прикрывали лицо. Видела белые стройные пальцы. Я видела плечи, что судорожно вздрагивали, будто от рыданий. Он уже не был мощным черным колдуном, который внушал страх одним лишь взглядом. Теперь Ярик казался жалким обиженным подростком.

Когда темное дело было завершено, Любомир опустил руки и с отвращением вытер их о свой плащ.

– Мы можем тебя убить, если захотим, – сказал Адам, медленно подойдя к скрюченной фигуре брата.

– Но мы этого не сделаем, – ехидно добавил вампир.

– Теперь ты будешь жить среди незрячих. Станешь простым смертным. Будешь тяжело работать на какой-то работе, ежедневно помня что и через кого ты потерял, – спокойно очертил будущие перспективы парень.

– Лучше убей меня, – прошелестел обреченный голос Ярика.

– Это будет слишком просто после всего, что ты натворил, – ответил Адам и, наклонившись, что-то зашептал ему на ухо.

Я не слышала, что именно сказал парень, но увидела реакцию своего брата. Он словно еще больше умалился и согнулся.

Я была слишком потрясена всем, что произошло. Сердце бешено стучало, а пот перемешался на лице со слезами. Было очень больно, но счастье переполняло каждую мою клеточку.

Совсем внезапно я почувствовала невероятную слабость. Контуры мужчин начали расплываться и темнеть, а ноги подкосились, не имея больше сил выдерживать вес собственного тела.

Кажется, я потеряла сознание.

* * *

– Это просто магическое выгорание. Она быстро оправится, – услышала издалека голос Любомира.

– С тобой все будет хорошо, – донесся нежный тембр Адама. – Ты просто устала.

Кажется, они еще что-то друг к другу говорили, но смысл слов упорно не желал доходить до моего мозга. Я чувствовала, как меня окутывает странное тепло. Было очень уютно и хотелось спать. Но, прежде чем подвергнуться сладкому плену Морфея, я сделала над собой усилие и открыла глаза.

Сначала все расплывалось. Не было никаких контуров и четких линий. Но уже через несколько минут взгляд сфокусировался, и я поняла, что кто-то или что-то меня несет.

Вокруг царил шум и гам. Было много людей. Все они ходили, бегали и, кажется, оказывали помощь пострадавшим. Не знаю, то ли мне показалось, или это было на самом деле, но я заметила фигурку Агаты, которая оперлась на свою бабушку и что-то успокаивающе ей рассказывала.

Вдруг моё состояние заметили и ко мне наклонилась женщина. Ее лицо было милое. Седые кудряшки выбивались из-под белого больничного чепчика, а взгляд был по-хорошему укоризненным.

– Вам, барышня, надо спать и восстанавливать силы, – сказала она, бережно прикоснувшись рукой к моему лбу.

После этого я почувствовала, что больше не в силах бороться с усталостью. Поэтому просто расслабилась и уснула.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю