355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Валентина Савенко » Чужое счастье. Мой чужой монстр » Текст книги (страница 14)
Чужое счастье. Мой чужой монстр
  • Текст добавлен: 4 ноября 2017, 10:30

Текст книги "Чужое счастье. Мой чужой монстр"


Автор книги: Валентина Савенко



сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

– Ребенок, рожденный от случайной женщины.

– Мм?..

– Не наложницы.

На этом красноречие Соториана иссякло. Ерзая под его пристальным взглядом, я никак не могла понять, зачем он мне сказал о том, кем является. Ведь не просто так решил просветить в вопросах внебрачных… внегаремных детей русалок.

– Соториан… а зачем ты мне это сказал? – Лучше выглядеть дикаркой с далеких островов, чем гадать, для чего он это сделал, теряя драгоценные минуты на бесполезное занятие. Мне план побега обдумывать нужно!

– Отец взял меня в свой дом. Я выполню любой его приказ беспрекословно.

М-да, веселая у Ферузы семейка!

– А тебя не смущает, что твой отец убил Ферузу? Она ведь твоя сестра. – Мало ли, может, он не в курсе. Он же тут сидел.

– Я не вправе осуждать поступки отца, – отчеканил этот терминатор морской.

Ничего себе его выдрессировали!

– С таким подходом у вашего панаши вообще скоро детей не останется! – пробормотала себе под нос, обалдевшая от нравов хвостатого семейства.

– Я – последний изгой его крови, – равнодушно сообщил Соториан. – Феруза была последней дочерью. Последний сын был убит шесть квартонов назад.

– Кем? – Если тем, о ком я думаю, то это выше моего понимания!

– Тиритом семидесятым, нашим отцом, брат хотел предать его.

Судорожно выдохнула сквозь зубы. Ни за что не позволю этому извергу шантажировать Лира! Что угодно сделаю, любую глупость, но вызову хранителя! Одно хорошо, имя похитителя узнала.

Откинувшись назад, я оперлась спиной о стену, закрыла глаза, чтобы не видеть каменной физиономии энерийца, из которого собственный отец сотворил живую машину, способную лишь выполнять приказы.

Сейчас бы поплавать! Доплавалась уже!

Вдох-выдох…

Спокойно, Марина.

Итак, навредить себе сама я не смогу – стычка с Ферузой это наглядно доказала. Спровоцировать моего соседа по каюте вряд ли выйдет. Слишком он отмороженный. Не сомневаюсь, при первом подозрительном жесте меня обездвижат. Тогда я точно ничего сделать не смогу.

Кто остался?

Тирит и пираты. Первый не настолько глуп, чтобы поддаться на провокацию. Со вторыми у меня был шанс, но я сама, своими ножками утопала в каюту. Хотела оказаться подальше от тела Ферузы. Недооценила энерийца. И себя. Была шокирована убийством, случившимся на моих глазах, не подумала, что вряд ли смогу причинить себе вред. В этом плане я абсолютно нормальная. Но поняла слишком поздно. Вначале мной двигал адреналин, злость, вызванная наглым похищением. Надо было тогда с палубы сигать. А сейчас остается сидеть и ждать помощи. Или удобного случая, чтобы сбежать.

Интересно, а камни, которые я видела на бортах корабля, случайно, не нужно заряжать магией? Линии и узлы чар в этом мире находятся под водой. То есть нам придется сесть.

Я старательно воскресила в памяти мельком увиденный корабль. На палубу меня затащили довольно быстро, но кое-что успела разглядеть.

Корабль напоминал гибрид дирижабля и парусника. Вытянутый серебристый баллон с воздухом или каким-то другим газом вверху соединяется с палубой четырьмя жесткими креплениями, переходящими в ободья, и канатами. Снизу деревянный… корабль. Честно говоря, за корабль его можно принять только с перепугу. Нечто напоминающее формой лодку с множеством окошек на бортах, в том числе и ниже условной ватерлинии. Там же находятся разноцветные камни, такие же я видела на веслах обычного судна. Весел нет, руля нет, мачт нет.

Судя по всему, наше летающее корытце не приспособлено к перемещению по воде.

Отлично!

Им придется сесть на землю. А неожиданный приступ морской… воздушной болезни я уж разыграю. Останется проситься на бережок и оперативно слинять. Надеюсь, мы сядем не на клочок земли метр на два!

Остается только ждать.

А чтобы моим похитителям жизнь малиной не казалась, вспомню-ка о том, что я женщина, и мне сам бог велел капризничать и мотать нервы противоположному полу.

Внимательно осмотрела комнату из-под ресниц.

С чего бы начать?

Сладко потянувшись, я забралась под больше напоминающее простыню одеяло и с блаженной улыбкой закрыла глаза. Немного сосредоточенно посопела, потом развернулась к стене. Поерзала, затылком чувствуя взгляд Соториана. Легла на спину, натянула простынное одеяло на голову.

– Да что же это такое?! – громко возмутилась. Ответа, как и ожидала, не последовало. Сердито откинув одеяло, села и, глядя на тюремщика, потребовала, показывая на окно, за которым ярко светило солнце: – Сделай же что-нибудь!

– С чем? – не понял он.

– С Омаа! Я спать хочу!

Ели бы у энерийца осталась хоть капля чувства юмора, на этом бы мое выступление и закончилось. Но отец напрочь лишил его всех лишних «функций».

Соториан озадаченно посмотрел на окно и вполне серьезно ответил:

– Омаа я не могу погасить.

– Тогда штору на окно повесь!

– Это не входит в мои обязанности.

– А что входит?

– Не дать тебе причинить себе вред.

– Да?

– Да.

– Отлично! Ты свою миссию провалил! – не скрывая сарказма, заявила я. – Вот умру от нехватки сна – будешь знать!

Про то, что мне на это понадобится как минимум несколько недель, не стала уточнять.

– Это невозможно.

– Проверим? – Я демонстративно зевнула, упрямо скрестила руки на груди и вытаращилась на тюремщика.

На каменном лице промелькнуло сомнение – хоть какая-то эмоция!

Но Соториан не был приучен принимать решения сам, теперь я поняла, почему Тирит его не убил. Робот! Живой робот! Делает только то, что заложил хозяин!

Спустя минуту мы стояли в каюте его отца, и тот, криво улыбаясь, слушал его доклад обо мне, умирающей от недостатка сна. Дождавшись, когда «робот» закончит, я смущенно призналась, что, пока мучилась от бессонницы, проголодалась.

Тирит, что удивительно, меня накормил. Потом организовал поход в уборную. Расхрабрившись, я попросила прогулку по палубе, на что получила исчерпывающий ответ. Еще одна просьба, и меня привяжут к кровати, запихнув в рот кляп.

Помотать нервы похитителям не удалось. Тирит просто забавлялся со мной, зато я узнала, что к вечеру мы остановимся на одном из островов. Большом и с людьми! Об этом отцу Ферузы сообщил заскочивший в каюту матрос.

Иллир

– Гм? На таком я еще не ездил! – осклабился Ар, с восторгом разглядывая моего перебирающего щупальцами «скакуна».

Остальные стражи не обладали железной выдержкой. Стоило вынырнуть из воды, как в нас с пробудившимся полетели чары. Пришлось спешно блокировать. Монстру особого вреда они не причинят, но испугать или разозлить могут. Повторно ловить его у меня не было ни времени, ни желания.

– Жаль, у меня нет щупалец, – продолжал размышлять энериец, подплывая ближе. – Но я как раз вспомнил, как развлекался в детстве, прикрепляясь к акулам чарами. – С усмешкой покосился на стражей. – Не испугаетесь?

Это была откровенная провокация. И она сработала. Стражи вслед за энерийцем выстроились у крылатых щупалец пробудившегося и приготовились повторять плетение чар Ара.

– У меня нет времени на вашу погрузку. – Я собирался сам догнать похитителей, хотя и понимал, что даже моих сил может оказаться недостаточно. Надеялся использовать пробудившегося – корабль должны были, по логике, посадить рядом с берегом. Насколько помнил, ближайшие узлы чар, в которых можно было заполнить камни такого размера, находились довольно далеко от острова. А спруты, как известно, при желании могут выползать на сушу. Желание я пробудившемуся обеспечу.

– Во-первых, я здесь не только как энериец, привыкший за пять лет к твоей физиономии и желающий видеть ее и дальше в добром здравии. – Ар создал простенькое плетение, замаскировав мыслеречь. – Я тут как официальное лицо. Царь Энерея буквально за несколько часов до похищения Марины подписал приказ об аресте Тирита семидесятого и последующем лишении его жизни. Я слегка разминулся с ним. Не успел. И теперь для меня, как преданного слуги царя, дело чести – проследить, чтобы приговор был приведен в исполнение. И во-вторых, с вашим бережным отношением к живности вы теряете чудесную возможность развлечься и придумать чары простые и легкие в применении.

Ар набросил чары на участок шкуры пробудившегося рядом со мной, подпрыгнул и закрепился на голове монстра.

– Кто не успеет закрепиться за два квата, останется тут! – И, повернувшись ко мне, нахально подмигнул. – Спорим, все успеют? Редкий иераклионец упустит возможность дать по шее высокопоставленному энерийцу на вполне законном основании!

Успели все. Восемь стражей висели на голове пробудившегося точно рыбы-прилипалы. Радостно скалились, переговаривались, предвкушая незабываемую поездку. Спорили, что плыть на спруте медленнее, чем переноситься по нитям чар. Я тоже так думал, пока не прокатился.

Незапланированную остановку пришлось сделать, когда пробудившийся, заметив несколько акул, свернул посмотреть, кто попался хищникам. Отогнав рыб, мы с Аром удрученно переглянулись. От тела Ферузы не осталось почти ничего.

– Лучше бы она согласилась стать моей женой! – прошипел Ар, когда мы, завернув в охлаждающие чары останки девушки, отправили одного из стражей к энерийцам. – Я лично отправлю ее отца на корм акулам.

Я удивленно вздернул бровь. То, что Ар иногда развлекался с Ферузой, не новость. Но чтобы он решил на ней жениться? Это что-то новое!

– Она была не такой уж и плохой. Хотела добиться любви отца и не видела, что для него она – всего лишь песок под ногами. Я предложил ей другую жизнь. Она отказалась. Считала, это ты виноват в ее неудачах.

Остров Интан, куда мы плыли, был одним из ста больших островов королевства людей. Густонаселенный, он славился удобными пристанями. И пиратами, которые шныряли между мелкими островками-спутниками Интана. Устраивали на них базы. Но там, где пришвартуется небольшой кораблик, вряд ли сядет летучая посудина. Ей требуется место, желательно, где не так много людей и недалеко от моря.

Следовательно, на Интан похитители не сунутся. Остаются два островка недалеко от узла чар. Сесть летучий корабль может только на один.

Именно там мы обнаружили его и пиратов. Я узнал нескольких мужчин, снимающих с его борта камни для подзарядки. Ар и стражи, спрыгнувшие со спрута в воду, готовились к нападению. Марина была на корабле, ее запах витал в воздухе, к нему примешивался едва уловимый аромат крови.

Тириту конец!

Слившись с сознанием спрута, направил его к кораблю. Мир разделился на две части. Я видел вначале удивленно замерших, потом вопящих и хватающих оружие пиратов с двух сторон. Зрение пробудившегося отличалось от моего. Звуки, которые слышал головоногий моллюск, дезориентировали, но это не имело значения. Я метался по палубе, раскидывая пиратов, наносил удары, не глядя. Спрут убивал тех, кто успел увернуться от моих когтей. Мною двигала одна цель – найти Марину.

Запах избранницы привел в каюту. Здесь все пропиталось ее ароматом, но самой смуглянки не было. На кровати обнаружил красное пятно – ее кровь. Судя по количеству, Марина серьезно ранена.

Я вернулся на палубу, приказав спруту уничтожить корабль вместе с ранеными пиратами, спрыгнул в воду к стражам и обеспокоенному Ару, которым так и не удалось поучаствовать в драке.

Хранитель приплыл быстро. Ничего. Пока Марине не грозила смерть. Но энерийцы – народ изобретательный, нашли способ блокировать связь избранников, могли придумать, как убить, не призвав хранителя.

У меня не было выбора. Я приказал пробудившемуся оставить обломки корабля, собрался запрыгнуть на его голову, но тут заметил несколько кораблей, пытающихся отрезать нас сетями от моря.

Они хотят мне помешать?

Справиться с яростью удалось с трудом. Стиснув зубы, я смотрел на делегацию в ракушке, судя по одежде, представители правопорядка. Теперь понятно, зачем энериец ранил Марину – чтобы я уничтожил пиратов. Уверен, местным властям сообщили о нападении иераклионцев на добропорядочных рыбаков. По обломкам никто не разберет, был ли корабль воздушным или обычным.

Но Тирит не учел одного – Ара.

Шпион царя Энерея, выплыв вперед, насмешливо следил за мрачными людьми, готовыми набросить на него сеть.

– Чем обязан такой честью вас видеть? – подчеркнуто вежливо спросил энериец. И, не дав ответить человеку, судя по надменному выражению лица, командиру, добавил: – Здесь проводится совместная операция с Иераклионом по уничтожению пиратов. Не беспокойтесь, мы убили только тех, кто разбойничал в наших водах и скрывался на ваших островах, местных пиратов не тронули.

Ответить на такое заявление командир людей ничего не мог. Он задумчиво пожевал губами, потер ладонью подбородок.

– А?..

– Разрешение на операцию? Согласование с вашими властями? – участливо подсказал Ар.

Командир согласно закивал.

– Вот… остальное получите в течение суток. – Энериец предъявил ему запись из ракушки.

Внимательно прочитав, командир недовольно сморщился и подал сигнал убрать сети и отступить. Сам уплывать не спешил.

– Там написано, вы должны их забрать! – глядя на нас с ехидной ухмылкой, он показал на обломки летающего корабля.

Мне захотелось съездить ему по морде. Очевидно, не только мне. Ар мысленно выругался. Его поддержали стражи.

– Ну что, друзья-товарищи, оставайтесь и собирайте, если не хотите, чтобы нас обвинили в нарушении договора с людьми, – проворчал он.

В ответ ему раздался дружный мысленный мат.

«Да ладно вам! Доски всего-то на пол-острова раскиданы!» – подколол энериец мысленно. И вслух, с самым серьезным видом, обращаясь к командиру людей, сказал:

– Благодарю за напоминание.

Запрыгнув на голову спрута, он прилепился к его шкуре чарами. Устроившись рядом, я направил гигантского моллюска на глубину.

Вслед полетели слова стражей, что они скоро нас догонят. Если случайно не пришибут командира людей какой-нибудь доской.

Прости меня, Марина, но я не могу найти тебя другим способом.

Прикрыв глаза, начал снимать чары, блокирующие нашу связь. Все было почти закончено, когда на нас напали.

Русоволосый энериец выскользнул из-за подводной скалы. Его совершенно не испугал пробудившийся. Размахивая трезубцем, он поплыл прямо на нас.

– Изгой Тирита. – Ар отлепился от шкуры, создал трезубец.

Марина рядом, Тирит отправил сына на верную смерть, чтобы задержать нас, видел, как мы расправились с пиратами. Но я не чувствовал запаха Марины – какое-то скрывающее его зелье?

Я быстро убрал остатки блокировки. Прислушался. Тонкая нить связи ощущалась четко.

– Плыви! Я догоню! – Ар ловко увернулся от трезубца противника и нанес ответный удар.

Кивнув, я развернул спрута.

Тириту от меня не уйти.

ГЛАВА 14

Марина

Голова кружилась, в ушах шумело, во рту был мерзкий привкус горечи. Спина энерийца, управляющего ракушкой, расплывалась. Прикованная наручниками к поручню сиденья, я лежала на дне, не в состоянии пошевелиться. Почти не чувствовала боли в боку, рана занемела, присосавшаяся к ней мерзкая черная пиявка медленно отравляла мою кровь, забивала запах и превращала меня в труп, который Лир будет чувствовать как вполне живую избранницу.

Тварь!

Я сердито посмотрела на довольного русала. Зря радовалась, что мы остановимся на острове. Целью была отнюдь не подзарядка. Энериец изначально собирался пожертвовать пиратами, выставив Лира монстром, уничтожающим мирных рыбаков. Сомневаюсь, что у моего избранника хватило бы сил уничтожить всю команду и разнести их корабль. Но Тирит считал иначе – он был уверен, что без сопровождения Лира не отпустят, а десяток иераклионцев – стражей, одаренных магически, вполне могут расправиться и с людьми, и с кораблем. А если даже и нет, местные стражи порядка их все равно задержат до выяснения. Мы же тем временем встретимся со сторонниками энерийца. Мой труп спрячут и вынудят Лира вызвать пробудившихся и двинуться на Энерей.

Гад! Сразу меня не отравил, потому что хотел привести Лира поближе к городам русалок. Это я узнала, когда энериец ранил меня в каюте, чтобы избранник утратил возможность здраво мыслить, чтобы у него осталось одно желание: получить меня. Шантажировать его никто не намеревался. Им был нужен безумный монстр в сопровождении пробудившихся. Направлять его собирались с помощью моей крови, выпущенной в воду немного там, немного тут. И Лир отправится в столицу, чтобы уничтожить царскую семью. А потом появится Тирит со сторонниками. И изгонит его. На самом деле перенаправит к моему телу, лежащему уже на территории Иераклиона.

Настолько рискованно и самонадеянно, что вполне может получиться.

Наверное, от яда пиявки у меня начались галлюцинации. Перед глазами промелькнул знакомый остров, где мы оставили пиратов. Потом пришла волна ярости. Затем еще одна картинка: быстро плывущая ракушка, запряженная акулой. И голод, жажда тепла, смешанная с надеждой и злостью. Ледяной, будто прожигающей до костей, до самой души.

Лир! Он нашел меня! Он снял блокировку…

Не зная, как пользоваться новой способностью, я сосредоточилась на расплывающемся перед глазами энерийце. Затем мысленно потянулась к Лиру, старалась передать вместе с картинкой радость. У бока зашевелилась пиявка. Вздрогнув от отвращения, я сбилась и, кажется, отправила избраннику совсем не то, что собиралась.

В ответ пришла волна чистой ярости и желания убивать.

То, что случилось дальше, больше напоминало кошмар. Перед акулой промелькнул темный размытый силуэт. И от рыбы остался один хвост. Следующим ударом пробудившийся вскрыл нашу ракушку. Хорошо, что похититель не снял с меня браслет с дыхательным камнем. Смерть энерийца была страшной. Его медленно сжевал огромный спрут, которым управлял Лир. Избранник запрыгнул в ракушку, сжал когтями пиявку, заставляя ее отцепиться, и разорвал червя в клочки. Увидев облачко крови над раной, он подхватил меня на руки и стиснул в объятиях. Прохладная кожа, усыпанная плоскими чешуйками, быстро вытягивала из меня яд, в голове прояснялось.

Лир забрал отраву из моей крови, перенес на себя рану.

– Все хорошо! – прислонясь лбом к моему лбу, прошептал он.

– Ты опять меняешься! – Я вяло улыбнулась, разглядывая чешую, которой обросла грудь, живот и щупальца Лира.

– Хорошая новость – я вас догнал! Плохая – мы окружены! Рад видеть тебя, рыбка! – Подплывший Ар приветливо улыбнулся.

– Не страшно… – Лир осторожно передал меня энерийцу. – Я вызвал подмогу. Уведи ее отсюда. Я сделаю вам проход. Отведи ее к Совету, скажи, пусть разрывают нашу связь, пока она может еще выжить. – Голос избранника звучал глухо, спокойно, я больше не чувствовала его ярости, вообще ничего не чувствовала!

– Я не уйду! – дернулась в руках Ара, на большее не хватило сил. – Ты же снял блокировку! Мы связаны! Не убегай от меня, прошу!

– Я отказываюсь от должности главы рода и официально передаю ее Стену. Спасти вас иначе невозможно. Блокирующий эффект от яда пиявки останется на несколько часов, ни меня, ни тебя хранитель не услышит. Когда все закончится и Совет примет решение, соглашайся. Ар, передай им, что я больше пары дней не продержусь. Пусть не пытаются меня привести в себя. А… – Ласково посмотрел на меня. – Ты понял?

– Да, – Ар согласно кивнул.

А вот я была не согласна!

Не знаю, что собрался сделать Лир, но это окончательно превратит его в монстра или не в монстра?

– Лир, что с тобой происходит?

– В меня вселяется сущность Моара, скоро я стану его куклой. С моей помощью он хочет править разумными.

Снова попробовала вырваться из лап русала, меня не отпустили, прижали к себе, не давая смотреть по сторонам. Но я успела увидеть цепь из энерийцев, настроенных весьма агрессивно, и… несколько пробудившихся за их спинами, готовых напасть по первой команде Лира.

– Пусти! Я не могу его бросить! – Страх за любимого придал сил. Я брыкалась, кусалась, царапалась. Бесполезно! Ар протащил меня через проход, пробитый в строе энерийцев монстрами, и припустил что есть духу.

Запрыгнув на платформу дома, энериец передал меня выбежавшему навстречу Стену.

– Пусть сидит дома! Я за нашим смертником, может, удастся его привести в себя.

– Я с тобой! – Врезав Стену локтем в бок, я бросилась за Аром.

– Дельфин не вытащит тебя, рыбка, если твой избранник решит тебя убить. Лучше подумай, зачем боги привели тебя сюда, иномирянка.

– Когда ты узнал?.. Не важно! Я с тобой!

– Нет! Ты остаешься тут! Стен, хоть раз послушай брата и выполни его просьбу!

И новый глава рода выполнил. Меня, орущую и сопротивляющуюся, заволокли в дом и заперли внутри, заблокировав для надежности окна. После моего эмоционального рассказа помрачневшей Стен обреченно вздохнул, выругался и отправился сообщать о случившемся Совету.

Я была готова его убить – хотя понимала, что, если Лир превратится в куклу Моара, нам всем не поздоровится. Понимала, но принять не могла.

– Марина, может, Ар прав? И тебя выбрали не случайно? – Лила взволнованно потерла пальцами лоб, глядя, как я, злая до невозможности, бегаю по комнатам, проверяя окна. Знаю, что заперто, но движение немного успокаивает, дает хоть какую-то цель.

– Я подошла его чарам! – И тут заперто. Направилась к следующему окну.

– Почему иномирянка? – Брюнетка тенью проследовала за мной.

– Это ты у меня спрашиваешь? – Постучала кулаком по прозрачной пленке панорамного окна. Внизу у купола поспешно собирались стражи. Неужели так быстро приняли решение убить Лира? Даже не проверив, превратился он в марионетку Моара или нет?

– Ну не у богов же спрашивать? Они редко отвечают, а если и говорят, то загадками, – развела руками Лила.

Или сообщают то, что ты и так знаешь…

Это последний надводный этаж. Теперь вниз. Под воду. Там «стекла» на вид вроде бы тоньше.

– Чем ты от нас отличаешься? – Брюнетка бодро топала следом за мной вниз по лестнице.

Она старалась отвлечь, однако это начинало раздражать.

– Марин, чем?

Чем-чем? Умением находить неприятности на мягкое место!

Раздвинув водоросли на подоконнике, попробовала проткнуть пальцем пленку на окне. Фиг вам спелых полную корзину! «Стеклышко» прогнулось и стало толще на всем окне.

– Марин? – настойчиво повторила целительница, присаживаясь в кресло, которое тут же приобрело удобную форму, подстроилось под изгибы ее тела.

– Да ничем не отличаюсь! – проплыла мимо брюнетки. – Обычный человек! Ни тебе магии… ни тебе чар! Ни сверхспособностей! Восприимчивость к мыслеречи получила благодаря вашим богам! Что еще?..

Спустилась на нижний этаж и остановилась у входа в сад. Выбраться не получается, хоть успокоюсь, погуляю между Лилиными цветочками.

– А! Вот еще что! Я море люблю до одури! Но ведь это не что-то особенное, правда? Вы живете на островах. Море у вас в крови! – Открыла дверь и окинула сердитым взглядом анемоны и морские лилии. Флора, которая на самом деле фауна, почувствовала мое настроение и сжалась в некрасивые пенечки.

Ну и ладно!

Посмотрю на родовой коралл! У него аура такая занимательная, серебрится, мерцает.

– Марин? – послышалось сзади осторожно.

– Что?! – резко обернулась к Лиле.

– Мы живем рядом с морем, но у нас в крови не любовь к нему, а страх, – грустно улыбнулась Лила. – Мы боимся морских зверей, пробудившихся, цунами, штормов. Наши рыбаки стараются не заходить в незнакомые воды. А мореплаватели мечтают взлететь к небесам.

– Уже взлетели! – буркнула я, проходя по дорожке к родовому кораллу.

Матерь божия!

«Цветок» Лира почти полностью поразила серая плесень. Полип боролся, сжимал увядающие «лепестки». Тщетно! Болезнь побеждала!

Обессиленно осев на землю, я завороженно смотрела на крохотного борца, понимая, что Лир почти стал марионеткой Моара.

Лила обняла меня за плечи, села рядом, прижала мою голову к груди. Целительницу душили рыдания.

– Я надеялась, что ты сможешь ему помочь… – прошептала она, заботливо поглаживая меня по волосам. Хотя это не меня, а ее сейчас нужно было укачивать в объятиях и успокаивать. – Я не знала, что Моар, бездушная скотина, решил сделать его… таким… мы никак не сможем ему помочь… Только спасти тебя…

И она туда же! Нет уж, ребята, если я отдала Лиру частичку души, назад не приму! Помирать, так с музыкой! Как там говорится: «Пока смерть не разлучит вас»? Вот нас смерть и не разлучит!

Я буду не я, если не попробую помочь Лиру. Должен же быть способ вытряхнуть бездушного не мертвого и не живого гада из него?

Скользнув взглядом по мерцающим камням чар, я нахмурилась. Не мертвый, говорите? Но и не живой? Бездушный?

– Лила! Зови Стена, немедленно!

Иллир

Аватар. Забытое и прекрасное слово. Тот, чьими устами говорят боги. Кто его слышит, подчиняется и отдает ему свое тело. Первые оракулы Таророса были именно аватарами. Потом бог решил, что это не слишком гуманно – лишать воли разумное существо, и превратил их в нынешних оракулов, бессменных слуг.

Как я мог не понять раньше? Моару удалось сбросить божественные оковы, но его убили, только вот богом он быть не перестал. Связанный с источником чар, не мертвый и не живой, спящий бог. Часть его разума бодрствует – ведь он дельфин. Моар не может покинуть разлом. И не хочет. Наш барьер и его защита сделали его неуязвимым. Но ему хочется поклонения, а не простого страха, который вызывают пробудившиеся.

Для этого ему нужен я. Мое тело почти завершило превращение в аватара чародея. Частица его магической сути, заменяющей душу иераклионцам, не нашедшим свою вторую половину, уже пытается мною управлять.

В моей голове возникают чужеродные мысли. Они кажутся заманчивыми, приятными. После полного уничтожения сообщников Тирита семидесятого мне захотелось послать пробудившихся, слушающих меня беспрекословно, к энерийцам. Показать им всю мощь моих монстров…

Моих?..

Монстров Моара!

Новая волна голода заморозила все чувства. Нельзя впадать в апатию – не очнусь!

Затмевающая разум жажда заставила судорожно выдохнуть сквозь зубы и остановиться. Пробудившиеся послушно, словно ручные скаты, зависли вокруг меня.

Моар хотел пить человеческое тепло, которого ему не хватало на дне впадины. Все это время я согревал чародея! Мучил и пугал несчастных девушек, чтобы у чудовища из разлома появилась иллюзия жизни!

Но одним теплом Моар не ограничится. Он хочет выпивать души, моими глазами следить, как умирают пустеющие оболочки. Скоро он получит желаемое – мое тело окончательно изменится.

Я сипло рассмеялся. Пожиратель душ! Марионетка, лишенная воли! Демон, которым управляет недоделанный бог! Если позволю чародею закончить изменения – у людей и энерийцев появится новый кошмар, похлеще наших предков!

В груди ярко вспыхнула крохотная искорка. Марина. Почему Совет до сих пор не разорвал нашу связь? Неужели не понимают, что смуглянка может погибнуть? А я уже мертв.

Ласковый голос в голове тут же зашептал, что надо им это сказать, всего лишь свернуть и направиться к городу. Сделать небольшой крюк, Туманные Воды от нас никуда не денутся. А об избраннице надо позаботиться…

Тряхнув головой, я продолжил путь. Плыл, едва шевеля щупальцами. А Моар все соблазнял. Последний раз увидеть Марину, заглянуть в ее глаза, вдохнуть пьянящий аромат кожи. Прижаться к губам… задушить. Уничтожить Совет, который медлит.

Тварь!

Ярость на короткое время заглушила голос чародея. Никогда не думал, что злость, по сути, проклятие моего народа, может помочь вернуть контроль над собой.

Хотелось крушить, убивать.

Я повернулся к пробудившимся. Почему мне никогда не приходило в голову, что я могу их уничтожить? Ответ прост: Моар внушил. А сейчас, когда связь с ним перелила часть его божественной силы в меня, блок ослаб.

Убивать чудовищ не стал. Они не были монстрами, просто их грамотно направлял чародей. Попробовал оцарапать когтями бок гигантскому змею, не без удовольствия осмотрел длинные царапины. Поврежденная шкура не заживала!

Как интересно.

Я посмотрел в направлении далекого разлома. Барьер мне теперь не помеха. Благодаря чародею обладаю божественной силой, а она мощнее любых чар.

«Не пройдешь! – сипло рассмеялся в голове Моар. – Мои чары тебя уничтожат!» – «А я попытаюсь!» – «Не успеешь, глупец, ты уже мой!» – «Пока нет». – «Но очень скоро… ты станешь моим…» – «Вот тогда и будешь радоваться!»

Марина

– Это самоубийство, – отрезал глава Совета, словно жирную точку поставил под нашим с Лиром совместным приговором. – Ты права, человек может пройти через барьер, он – не магическое создание. Но человек никогда не доберется до Моара и тем более не сможет разбить камень его чар.

– Но ведь никто даже не пробовал!

Скосилась на Стена и Лилу, ища поддержки. М-да. Иераклионец мрачно хмурился, его жена тихо рыдала, уткнувшись лицом в его плечо. Офигенные помощники!

– Ты погибнешь. – Глава… Трай, если не ошибаюсь, встал из-за стола, подошел ко мне и мягко взял за руку. – Мы проведем обряд разъединения в ближайшие часы. Это единственное, что мы можем сделать для Лира.

– Не для этого я из своего мира сюда попала, чтобы смотреть, как вы убиваете моего любимого! – Вырвала руку из его пальцев. – Не хотите помочь, хоть не мешайте! Дайте мне ракушку и дыхательных камней, сама доберусь!

Да, дыхательные камни не несли в себе магии, а были чудом местной фауны, выведенным для симбиотического существования с людьми. Это я выяснила у Стена, пока мы ехали к главе Совета. Во мне самой тоже ни капли чар. Так что через барьер я пройду и к недобогу доберусь. Осталось выпросить какое-нибудь немагическое оружие, чтобы выковырнуть камушек из Моара.

– Тебя разорвут пробудившиеся, пойми, за барьером их владения. И их там не один или два. А сотни, тысячи. – Ага, Стен решил голос подать!

– Я буду осторожна. Они меня не заметят. Лучше скажите, чем у вас камни чар выколупывали?

– Гарпуном. – Стен с надеждой посмотрел на правителя иераклионцев.

Отлично! У меня появился сторонник!

– Ты видишь в темноте? – Трай печально покачал головой, он искренне сожалел, но отпускать меня в Туманные Воды не собирался.

– Фонарик возьму! – пробурчала я, отлично понимая, какую глупость говорю.

На мой фонарик все пробудившиеся сплывутся. Сожрут раньше, чем я доберусь до Моара с его треклятым камнем чар и разберусь, как пользоваться гарпуном!

– Для этого есть лунные полипы! – Ар остановился на пороге, прислонился к косяку, выравнивая дыхание, грудь энерийца ходила ходуном. – Собирайся, рыбка! Лир плывет в Туманные Воды, и что-то мне подсказывает, барьер его попросту не сможет уничтожить. А вот чары Моара вполне с ним справятся! Да, рыбка, твой избранник решил покончить с собой экзотическим способом.

Он борется с чародеем! Это все еще мой любимый монстр! А не мертвый бог! О том, что он собирается геройски погибнуть и погибнет, если мы не успеем, я старалась не думать.

– Лир не даст пробудившимся меня разорвать!

Стен радостно заулыбался, Лила громко шмыгнула носом и вытерла слезы, а вот глава Совета нашей радости не разделял. Задумчиво постучал пальцами по краю стола.

– Ар, ты можешь достать нужный гарпун? – У меня не было времени на то, чтобы ждать, пока правитель сподобится!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю