332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Валентина Савенко » Чужое счастье. Мой чужой монстр » Текст книги (страница 13)
Чужое счастье. Мой чужой монстр
  • Текст добавлен: 4 ноября 2017, 10:30

Текст книги "Чужое счастье. Мой чужой монстр"


Автор книги: Валентина Савенко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Утром я неслась на занятия, в обед – бегала с Лилой по магазинам, поражаясь, сколько всего она хочет купить, стараясь компенсировать время, когда боялась, потом возвращалась к Рестари и снова грызла гранит науки. Вечером приползала домой с гудящими ногами и квадратной головой. Так выглядел мой день, если не было прорывов в Туманных Водах.

Если были, я срывалась независимо от места, где находилась, и плыла вместе с Лиром. К счастью, моя помощь ни разу не понадобилась.

В Туманных Водах наблюдалось нечто вроде временного затишья. Пробудившиеся выплывали из разлома по одному, особых усилий от Лира их возвращение не требовало.

Стражи вначале дружно меня опекали, Ар, с негласного согласия Лира, вообще норовил запихнуть в какую-нибудь пещерку подальше от разлома. Потом, убедившись, что я веду себя спокойно и лезть вперед без причины не собираюсь, начали дружно завидовать моему избраннику.

Оказалось, ни один человек, включая мужей и жен иераклионцев, не согласится добровольно приблизиться к жуткому разлому.

Да, я чувствовала себя бесстрашной воительницей! Хотя поблизости от Туманных Вод у меня иногда возникало чувство, что из их глубины на меня смотрит Моар.

Был и один огромный минус – стоило рассказать Лиру о своих ощущениях, как за ним усилили слежку. Избранник воспринял это нормально, считал, что опасен, и такие меры оправданы. А меня жутко раздражал следующий за нами по пятам отряд стражей. Я прекрасно понимала, что Лира считают нужным стране монстром, которого при необходимости можно уничтожить.

Избранник заверил, что, если такое случится, мне ничего не грозит – пока связь между нами слишком слаба, его душа еще в зачаточном состоянии. В случае его смерти частичка моей души вернется ко мне, и я не погибну.

Слова Лира насторожили, появилось ощущение, что я опять знаю далеко не все об избрании. Пришлось прижать Рестари – добровольно иераклионка отказывалась объяснять, но я напомнила, что она тоже женщина и должна меня понять.

В тот день я очень много плавала. Успокоилась с трудом. И до сих пор так и не решила, говорить Лиру, что я все знаю, или нет.

Рестари сказала, что сильные чародеи не только могут превратиться в пожирателей душ. Они способны затормозить или совсем заморозить формирование связи с избранником на неопределенное время, тем самым остановив развитие души на ранней стадии. За всю историю Иераклиона таких случаев было два. Первый чародей получил проклятие богов и был обречен на смерть. О божественной каре он узнал в день, когда у него зародилась душа. Вторым оказался Лир.

Он заботился обо мне, забывая о себе. Я ведь видела, что его голод уменьшился, подпитки требуются реже. Но что будет дальше – неизвестно. Может, наша связь избавит его от проклятия. А может, это лишь временное облегчение перед рецидивом. Лир не захотел рисковать моей жизнью. А я не хотела жить в ожидании его казни.

И я начала собирать сведения о Моаре. Стен и Лила были заняты подготовкой к свадьбе, портить ребятам праздник не стала. Неожиданно Рестари и Ар начали мне помогать.

С энерийцем вышла вообще отдельная история. В один прекрасный день он принес мне ракушку со старыми записями о временах чародея и заявил, что поможет разобраться. На вопрос, как он понял, Ар улыбнулся. И хитро сказал, что, проведя рядом с Лиром много лет, перестал видеть в нем низшего монстра и начал считать его равным себе. У меня не было причин не верить ему, хотя Рестари и намекнула, что энерийцы все до одного мечтают сделать моего избранника своим ручным чудовищем, контролирующим армию пробудившихся.

Изучая многочисленные описания жизни Моара, пришла к выводу: я упускаю из виду нечто настолько явное, что на него не обращают внимания.

Чародей хотел сбросить божественные оковы. Разработал ритуал. Провел его, погрузившись в один из сильнейших узлов чар этого мира.

Его пытались уничтожить, и это почти получилось. Но, став не живым и не мертвым, спящим монстром, он начал разрушать любую живую магию, приблизившуюся к нему, и направил на иераклионцев орды пробудившихся. Его заперли в Туманных Водах. Иераклионцы и энерийцы совместно.

Но Моар оказался сильнее, чем они думали. Появились прорывы, и пробудившиеся начали мстить за хозяина. Чародей исправил ошибку, в отличие от первых пробудившихся нынешние совершенно нечувствительны к магии и обладают невероятной способностью к регенерации – уничтожить их невозможно. Только вернуть обратно.

Страшно представить, что было бы, если бы не мертвый Моар пробудился.

Окончательно отчаявшись, я решила обратиться с вопросом к высшему разуму этого мира. Знакомиться со святилищем богини отправилась вместе с Аром. Рестари прикрывала меня в школе.

Храм Лейтаны поражал воображение. Представьте себе черные арки из блестящего материала, похожего на металл, установленные вокруг абсолютно гладкой платформы того же цвета и возвышающиеся над водой.

Смотритель храма, отвечающий за то, чтобы просители не безобразничали в святилище, ждал нас в запряженной дельфином ракушке. Он спросил, кто собирается обращаться к богине, кратко проинструктировал меня: в храме вести себя прилично, не мусорить, взывать, сидя строго по центру.

Что ж, танцевать с бубном я не собиралась.

Уселась, скрестив ноги по-турецки, на гладком полу. Для большего сосредоточения закрыла глаза. Солнце пекло в макушку, морской соленый бриз щекотал кожу, приносил крики чаек. Вода плескалась о край платформы. Такое чувство, я не в храме, а на пляже! Никакого трепета и восторга. И плавать хочется…

Спокойно! Потом поплаваю! А пока – Лейтана в мою жизнь не успела вмешаться? Так? Так.

– А если не так? – насмешливо поинтересовался звонкий женский голос.

Удивленно распахнув глаза, я обнаружила сидящую напротив загорелую черноглазую иераклионку, одетую в легкую темно-синюю тунику. Замужнюю иераклионку и очень молоденькую.

– Что, если я уже вмешивалась в твою жизнь? Что тогда? – повторила вопрос… Лейтана?

– Ага, угадала. – Богиня потеребила кончик каштановой косы.

Ну ничего себе! Но когда она успела?

– Думаешь, Таророс сам переселенцев из вашего мира таскает? – устало вздохнула богиня. – Магия вашего мира такая необычная, намертво держит.

– Магия? – А мы точно об одном и том же мире говорим?

– Вы ее наукой называете или… как там ее? Технологией! Нет, ну тех богов, что остались в вашем мире, все устраивает. Но вы почти лишили связи с вашим миром других, кто его создал и ушел.

Слов не было. Я обалдело смотрела на довольную Лейтану и пыталась осознать сказанное. На Земле есть боги? И магия?

– У вас там много чего есть! – хмыкнула богиня. – Ты что-то спросить хотела? – Склонила голову набок, прислушалась к чему-то, уверенно кивнула. – А! Это! Всего лишь? Ну и ладно. Отвечаю. Ты смотришь, но не видишь.

И, превратившись в темный туман, растворилась в воздухе, оставив после себя запах озона.

«Шикарный» ответ! Будто я без нее не знаю, что чего-то не понимаю в истории с Моаром!

«Мы не вмешиваемся в жизнь обитателей нашего мира два раза! – раздался в моей голове насмешливый смех Лейтаны. – Таковы правила!»

Но тогда получается?..

«Смотришь, но не видишь!»

Да помню я!

Ответом мне стал веселый смех.

Из храма выходила мрачная и задумчивая. Мне понадобился почти час, чтобы осознать и принять то, что я поняла. Теперь точно знаю, что Лира спасла не Лейтана и даже не Таророс. Боги не вмешиваются дважды в чью-то жизнь. Их дар – я. И ему, и Стену, и Лиле, и, что уж там кривить душой, мне.

Его вернул и переделал Моар. Зачем? Где тут логика? Не мертвый, не живой чародей дал ему силы управлять пробудившимися, соответственно, возможность возвращать их обратно, защищать города без потерь среди стражей. Да, Лира мучает голод и приступы ярости, а еще и эти его срывы, когда он теряет контроль над чарами. Но ведь это, по сути, мелочи, погрешности во вполне удачном «проекте» – Лире. Не понимаю! Для чего Моару нужен тот, кто может управлять его монстрами?!

Что бы ни задумал чародей, я ему мешаю. Как? Я – совершенно безвредное существо, полностью лишенное магии. Божественная искра, позволяющая общаться мысленно, другое. Она вроде таланта, пробужденного Тароросом.

А что, если Моару мешает мое избрание? Как?!

Чувствуя себя глупой, как медуза, я всю обратную дорогу молчала. Ар искоса на меня поглядывал, но спросить не отважился. За это была ему благодарна. Я не знала, кому можно довериться, а кому нет. И даже не была уверена, стоит ли говорить об этом Лиру. Избранник не станет ничего скрывать, сообщит Совету. Что они сделают – неизвестно.

Первые подозрения, что Моар просыпается, высказал Лир, ему не поверили. Когда об этом же заявила я, к нам приставили целый эскорт. Совет понял, что наши слова вполне могут быть правдой, и на будущее принял решение об уничтожении Лира в случае опасности. Если у них появятся доказательства – я стану вдовой раньше, чем выйду замуж!

– Ну что? Богиня ответила? – скептически поинтересовалась Рестари, едва я появилась на пороге ее кабинета. Иераклионка была уверена, что меня, как и многих других, ждет неудача.

– Ответила.

– А это точно была она? – не поверила Рестари.

– Точнее некуда!

– И что? Она сказала, как помочь Лиру? Или как уничтожить Моара? Ты вообще о чем ее спросила? – Рестари взволнованно отложила ракушку, на которую что-то записывала до моего прихода, с подозрением посмотрела на меня. – Ты хоть что-то у нее спросила?

– Спросила про Моара.

– И?!

– Лейтана весьма любезно напомнила мне о вашем дурацком правиле, согласно которому боги не вмешиваются в жизнь разумных больше одного раза, – сердито пробурчала я, с тоской глядя на сияющий в лучах солнца кусочек моря за открытым окном.

– Но когда это случилось?

– Когда меня… – Поспешно прикусила язык, чуть не проговорилась, что я из другого мира. Конечно, я теперь – избранница Лира, но сестрой Лилы для окружающих быть не перестала.

Глава Совета настоял на этом. Лир согласился. Я тоже, хотя я бы вообще ничего не стала рассказывать их правителям. В конце концов, это наше семейное дело.

Совет решил лишний раз не напоминать другим иераклионцам, что когда-то их предки имели сразу несколько избранниц. Хватит и того, что весь город судачит о божественном даре Лира в виде воссозданной жемчужины!

Нашу историю слегка изменили, сделали романтичнее и понятнее. Я приехала к сестре. Спустя некоторое время пожалела Лира и стала его источником. А после получила жемчужину. Хранителя я узнала и на тот момент испытывала к главе рода сестры определенные чувства, а потому решила рискнуть. Риск удался. Все довольны. Хоть меня и считают потенциальной смертницей.

Хочу плавать!

Отпросилась у Рестари и отправилась в заплыв избавляться от эмоций, мешающих адекватно оценивать ситуацию. Так как я была без Лира, эскорт стражников за мной не следовал. Это радовало и одновременно сердило – отлично понимала, что наше круглосуточное сопровождение сейчас сидит у дома.

Может, плюнуть на все и оправиться домой? К моему избраннику. Приятно провести с ним время. Стать хотя бы на один день беззаботной девушкой, а не сыщиком, втайне от любимого выискивающим в прошлом непонятно что.

Так и сделаю!

Я всплыла на поверхность немного отдышаться. Линию сест не пересекала, так что была полностью уверена в собственной безопасности.

– Лови ее! – неожиданно заорали сверху, и на меня упала сеть.

Запутавшись в мелких ячейках, я со злостью смотрела на палубу летающего корабля, напоминающего гибрид дирижабля и парусника, куда меня быстро поднимали радостно переговаривающиеся люди.

Убивать не собирались – хранитель бы появился – это хорошо. Связаться с Лиром сама не могу – избранник заморозил нашу связь, а способность передавать мыслеобразы у меня так и не появилась – это плохо. Давить на жалость и устраивать истерики? А смысл?

Посмотрим, что им от меня нужно. Потом будем думать, как сбежать с этого крылатого парусника.

Тем временем меня втащили на палубу, осторожно выпутали из сети, и выступивший из-за спин людей энериец собственноручно надел мне наручники, а на шею – бархатную ленту с несколькими разноцветными камнями. Судя по ощущениям, застежка на ошейнике сразу пропала. В том, что это ошейник, я не сомневалась.

– Если будешь вести себя спокойно, я сниму наручники. И твое путешествие на корабле будет максимально комфортным. Если нет – трюм в твоем распоряжении. – Русал красиво изогнул пепельную бровь. – Что выберешь?

– Я похожа на истеричку?

– Нет, ты весьма спокойна для человека, которого похитили. Наручники сниму в каюте. – Энериец галантно предложил мне локоть.

Пришлось сделать над собой усилие, чтобы не расцарапать ему в ответ рожу. Вежливо кивнув, я положила ладошку на ненавистную конечность.

Когда увидела энерийца, сразу поняла, меня хотят использовать против Лира. Рестари как в воду глядела, когда говорила, что каждый русал мечтает превратить иераклионца в свое оружие. А я – его слабость.

Неужели Ар действительно работает на них? Обидно. Я уже начала считать энерийца своим другом.

Ничего, господа похитители, мы вас удивим. Главное – добраться до каюты и остаться в одиночестве. А там уж опасность для своей жизни я найду. Лишь бы в этот момент Лила никуда не вляпалась!

– Что ты делаешь?! – На палубу выскочила Феруза.

Кто бы сомневался!

– Она всего лишь наша гарантия его послушания!

Красивое лицо русалки скривилось от негодования и стало совершенно непривлекательным.

– Ты обещал мне! – Феруза набросилась на энерийца с кулаками. Он отодвинул меня в сторону весьма заботливо, надо заметить. Потом отвесил девушке оплеуху, от которой та упала на палубу.

Разухабистые шутки команды, с интересом наблюдающей за нами, не оставляли сомнений, что для решения деликатной проблемы энерийцы наняли обычных разбойников-людей. Не удивлюсь, если платой стал этот корабль.

Русал дождался, когда Феруза поднимется, прижимая к синяку на щеке ладонь, удивленно посмотрит на него блестящими от слез глазами. И сказал, жестко, обращаясь к пиратам:

– Вы хотели доплату за срочность? Вот она! Как отец Ферузы, отдаю ее замуж за тебя, Прот! Ты волен делать с ней все, что хочешь.

– Что?! – Феруза громко всхлипнула, затравленно покосилась на сально ухмыляющихся пиратов, главарь которых уже стянул тунику и взялся за пояс штанов.

– Ты отвратительная шпионка! Глупая и недальновидная. Но ты можешь стать отличной наградой нашим помощникам. – Энериец смотрел на собственную дочь как на пустое место.

Неудивительно, что с таким отцом она выросла стервой.

– Прошу! – Браться за локоть энерийца было противно, но я хотела как можно быстрее попасть в каюту.

– Ненавижу! – прошипела Феруза.

Краем глаза уловила движение за спиной. Обернувшись, едва успела перехватить несущуюся к моей груди руку с тонким шипом, напоминающим острую спицу, такими девушки закалывают прически. Мне бы отпустить ее руку, и проблема побега решена. Но я не могла. Чувство самосохранения не позволяло подставиться под оружие.

– Ты глупее, чем я думал.

Ферузу оторвали от меня. Яркая вспышка, и я крепко зажмурилась, чтобы не видеть, во что трезубец энерийца превратил девушку.

– А как же плата? – недовольно пробурчал главарь разбойников.

Энериец поморщился, отцепил от пояса кошель и швырнул ему.

– Купишь сам.

ГЛАВА 13

Иллир

Острая, но мимолетная боль в груди настигла у двери дома, я как раз собирался отправиться в школу за Мариной. Кват – и неприятные ощущения пропали. Нить чар, связывающая меня с избранницей, оборвалась.

Сколько ни пытался, направление определить не смог. Сразу же подумал об энерийцах. Они давно хотели сделать из меня ручного пастуха монстров. А Марина – лучший рычаг, с помощью которого можно вынудить меня делать все что угодно.

Так они думают. Их ждет разочарование.

Марину я найду. Не знаю как, но найду, а ее похитители исчезнут в глубинах океана.

Но вначале нужно удостовериться, верна ли моя догадка. Вполне может быть – это очередная шутка Таророса. Бог мог наказать меня за то, что я не даю нашей связи с Мариной развиваться, не хочу рисковать ее жизнью.

В школе смуглянки не оказалось. Рестари сказала, она отправилась поплавать. Решив, что Марина на обратном пути домой вполне могла зайти к Лиле, я заглянул в магазин. Стен и его жена заверили, что она там не появлялась. Ребята забеспокоились, беременная целительница разволновалась, пришлось солгать, что ничего страшного не случилось, просто мы немного разминулись. Вернувшись к школе, я постарался представить, куда могла отправиться расстроенная Марина. Кстати, а почему она была расстроена?

Рестари точно что-то знала, но молчала. Это злило. Усилившийся после блокировки нашей связи голод доброты мне тоже не добавлял. Удержать чары под контролем удалось лишь чудом. Но был и плюс: перепуганная моим вторым визитом иераклионка рассказала, что Марина плавала в храм Лейтаны с Аром, хотела узнать о Моаре. Ничего не вышло – богиня сообщила ей, что уже изменила вместе с Тароросом ее судьбу, когда привела в мою жизнь. Рестари даже не поняла, что узнала.

С кривой усмешкой я вышел из школы и отправился искать Ара. Мне были нужны детали их поездки. Возможно, узнав их, я пойму, куда могла поплыть Марина и почему я не чувствую с ней связи.

Ярость и злость замораживали сердце, заставляли кровь медленней течь по жилам. Сдерживать чары становилось все сложнее. Неумолимо рос голод. Я старался успокоиться – выходило из рук вон плохо.

Одно дело подозревать, что в моем возвращении из Туманных Вод замешан Моар, другое – знать и не понимать, для чего я ему нужен. Чародей создал пастуха для собственных монстров, позволил мне возвращать их обратно. Зачем? Вряд ли спящий Моар, застрявший между жизнью и смертью, обезумел. Скорее уж поверю, что он переделал меня, чтобы выбраться на свободу. Но как? Он прекрасно понимает: за мной следят и убьют при первой попытке его освободить.

Да и смысл пытаться прорвать магический барьер? Второй раз я не смогу стать добровольной жертвой, он меня попросту уничтожит.

Именно в этом состоит одна из его функций – не допустить чародеев к Моару. Ведь кому-нибудь из энерийцев или иераклионцев вполне может взбрести в голову мысль попробовать освободить Моара.

Добровольная жертва – другое. Магическое существо должно хотеть защитить свой народ ценой собственной жизни. Но даже если ему повезет, как мне, и барьер его не уничтожит, сам спящий чародей сотрет в порошок. К нему не может приблизиться ни одно разумное магическое создание. Так он защищается от тех, кто может решиться его убить.

Самое разумное предположение – мое превращение еще не завершилось. И только предстоит узнать, кого из меня сделал Моар и зачем.

У дома, где энериец снимал комнаты, я столкнулся с самим Аром.

– Надеюсь, Марина дома? – вместо приветствия тихо спросил он, покосившись на замерших в нескольких шагах от нас стражей.

– Нет, она пропала. – Я не видел смысла скрывать. Если энериец замешан в этом деле, лучшего случая, чтобы предъявить мне требования, у него не будет. Мысли о том, что я с ним сделаю после этого, заставляли урчать от предвкушения.

Ар витиевато выругался, смачно стукнул кулаком о стену.

Занятная реакция. Пытается убедить, что он тут ни при чем? Хочет дать время сообщникам увести Марину подальше? Считает, что я настолько глуп, будто не вижу, как он следит за мной? Феруза – шпионка. Но и он не случайно пять лет находится рядом.

– Шустро они сработали! – зло процедил энериец. – Место, откуда ее забрали, нашел?

– Хочешь сказать, что ты в этом не замешан?

– Я?! – Слишком нарочито.

Один шаг, и пальцы стиснули шею энерийца, когти оцарапали кожу. Пока оцарапали.

– Думаешь, я не понял, что ты шпионишь за мной? – Ар был весьма силен, удерживать его на вытянутой руке и отбиваться второй от ударов хвоста и кулаков оказалось непросто. Но я был слишком зол, чтобы сдаться. Заметив, что мой эскорт приблизился и собирается вмешаться, рыкнул: «Не лезьте! Клянусь, если не найду Марину, ни один из вас больше не увидит дома».

Угроза подействовала. Однако я запоздало понял: остановились стражи не потому, что испугались, они прекрасно понимали мою злость и страх потерять любимую избранницу.

– Совсем ум за разум зашел?! – В руке Ара возник сплетенный из чар трезубец.

Магическая сеть появилась в моей руке сама собой. Что ты на это скажешь?

– Царю Энерея не нужны орды монстров. Он не дурак, чтобы считать, что сможет контролировать Моара… или тебя. – Ар оплел мысленное обращение чарами, чтобы никто нас не услышал. Это делали редко – сил на маскировку мыслеречи тратилось слишком много. Проще найти уединенный уголок. – Я тут, чтобы помочь тебе. Чтобы не подпустить к Туманным Водам противников царя. С одним из них ты заочно знаком – это Тирит семидесятый, отец Ферузы. Сам понимаешь, семидесятый претендент на престол. Если у него будешь ты и пробудившиеся, он легко станет первым.

Похоже на правду.

– Марина у него. Феруза, скорее всего, рядом.

– Что это нам даст? – отпустив Ара, я отступил. Маскировать мыслеречь не стал. Пусть стражи знают, что нам предстоит отправиться в путешествие.

– Это дает возможность хранителю вашего рода ее спасти. Феруза весьма неуравновешенная и вспыльчивая особа, рано или поздно она попытается убить Марину.

– Связь заблокирована, – раздраженно напомнил я.

– У ошейников не тот уровень, чтобы окончательно ее разорвать. – Ар убрал трезубец и добавил: – У нас два варианта поисков.

– Знаю! – И оба меня не устраивают! Марина может оказаться в смертельной опасности. Или мне придется снять чары, которыми я остановил развитие нашей с ней связи. И тогда могу лишить избранницу возможности остаться в живых в случае моей смерти.

Я выбрал третий – старые добрые поиски.

Завернул домой, предупредил Стена и Лилу, чтобы сидели и не высовывались. Если Ар прав и Феруза попытается убить Марину – нельзя, чтобы жене брата угрожала опасность. Иначе дельфин может спасти ее и не успеть к моей избраннице. Узнав, в чем дело, Стен рвался плыть со мной, уверял, что Лила одна в доме будет в безопасности. В итоге я запер обоих, заблокировав не только двери, но и окна.

Увидев такое радикальное решение, Ар развеселился. Захотелось дать ему в морду. Стражи тоже прятали улыбки. А потом командир моего эскорта предложил разделиться, чтобы охватить большую площадь, чем очень меня удивил. Я видел их желание помочь, но все же думал, что они ограничатся лишь подстраховкой со спины в случае численного превосходства похитителей.

Мысли о том, что не смогу найти Марину, я гнал прочь. От них мой разум заволакивала пелена ярости, а кожу начинало пощипывать от чар, пытающихся выйти из-под контроля.

Разделившись на небольшие отряды, мы начали поиски от школы. Я, Ар и три стража обследовали воды справа от города.

Нам повезло.

Я уловил запах Марины недалеко от сест, размытый и едва заметный. Но это точно была моя избранница. Ар подтвердил. А он тоже неплохо знал ее запах. Смуглянка быстро проплыла вдоль линии сест, вынырнула на поверхность.

А потом испарилась! Будто отрастила крылья и исчезла! Хотя вполне возможно, так и есть. Помнится, люди недавно изобрели корабли, плавающие по воздуху.

Мы долго принюхивались. Но ветра давно все развеяли.

– Им нужно заправлять камни чарами раз в день, – задумчиво проронил Ар.

Хорошо, что в отличие от меня он интересуется изобретениями людей.

– А как у их кораблей обстоит дело с плавучестью? – уточнил я.

– Никак, – понимающе усмехнулся энериец, – они только формой похожи на корабли, а так – легкие скорлупки, не приспособленные к передвижению по воде.

– Они используют наши камни?

– Наши! – поправил Ар, намекая, что камни для кораблей людей наши народы создают совместно. – Откуда у них свои?

Вот вам и разрыв дипломатических отношений. Я все же думал, что они изобрели что-то свое, какой-то не магический аналог камней для своих кораблей. Или они надеются, что энерийцы будут продавать им камни контрабандой? Сомневаюсь. Наши хвостатые соседи при всех своих недостатках заключенные договоры не нарушают.

Похитителям нужно заряжать камни?

Отлично.

В дне пути отсюда два больших острова. Мощные линии чар проходят у одного. Только там можно быстро восполнить их запас в камнях. Сделать это заранее у них нет возможности. Камни, движущие корабли, которые они используют, связывают с веслами и обшивкой специальными чарами. Заменить их невозможно. В случае выхода из строя приходится менять вместе с ним значительный кусок плетения. А создают их энерийцы, иногда иераклионцы. Нас люди опасаются и приглашают реже.

Ими руководит энериец. Сомневаюсь, что он будет истощать собственные чары и тратить силы, чтобы без остановок добраться до своего убежища. Он самоуверен. Амбициозен. Скорее всего, считает, что Марину начнут искать на закате, не раньше.

Едва я отправил одного из стражей за остальными, как почувствовал возмущение в Туманных Водах. Поморщившись от колющей боли в виске, покосился на оставшихся. Парни тоже ощутили его и забеспокоились. Я не мог отложить поиски, каждый кват был на счету. Но и оставить пробудившегося вблизи города было бы опрометчивым решением. Я не знал, силен ли он – стражи могли справиться, а могли и пострадать.

Мысленно обругав Моара, благодаря которому я должен разрываться между долгом к родине и избранницей, оставил Ара дожидаться стражников и по линии чар перенесся к Туманным Водам. Вместе с сопровождением. Парни морщились, недовольно кривились, приходя в себя. А я настороженно осматривался, выискивая пробудившегося.

Монстр оказался до безобразия прытким. Засечь его передвижения удалось не сразу. Только мелькнула тень, как вон она, почти у дальнего рифа, а там и до города рукой подать.

Я никогда не считал себя медлительным, более того, далеко не каждый иераклионец мог за мной угнаться. Но сегодня почувствовал себя устрицей, привязанной к одному месту.

Пробудившийся стремительно удирал от меня. Я даже толком не успел его рассмотреть, не то что приблизиться, чтобы взять под контроль. Нечто размытое, темное, гибкое и большое – вот все, что я знал о нем.

У города нас встречали стражи. Юркий монстр заметил их и, развернувшись, направился в открытое море. А когда увел нас на приличное расстояние, снова повернул обратно.

Сообразительный.

Пока я гонялся за чудовищем, мысли занимала Марина. Каждый кват, что как улитка ползаю за этим пробудившимся, снижает шансы найти ее. Ярость холодная, глубокая, выросшая из самого сердца, завершила начавшийся в погоне оборот. Как следствие, от злости усилился голод. Пришлось сделать над собой усилие, чтобы не кинуться в город в поисках источника тепла. Отстранившись от инстинктов, я понял, как глупо действовал.

Я больше не метался вместе со стражами за размытой темной молнией. Я ждал. В перемещениях пробудившегося наблюдалась определенная закономерность. Очередной рывок гибкого тела, и я у глаза гигантского спрута, щупальца которого имели неисчислимое количество небольших плавников-крыльев. Пара кват, и я в его сознании. И тут меня посетила совершенно безумная идея. Монстр перемещается с такой скоростью, что грех не использовать это. Дело за малым – надо успокоить зверя и убедить стражей, что я не сошел с ума.

Перебирая эмоции пробудившегося, усиливал одни, ослабляя другие. Постепенно на первый план вышло любопытство и покорность.

– Что ты делаешь?! – удивленно закричал один из стражей, молодой мальчишка.

Командир стиснул пальцами его плечо, вынуждая заткнуться. Посмотрев на меня долгим взглядом, он кивнул: «Плыви. Ребята уже ждут тебя».

Хороший мужик.

Я, стараясь не поранить когтями шкуру пробудившегося, устроился на его голове.

– Но ведь он?.. – пискнул молоденький страж, не оставляя попыток вырваться из цепкой хватки командира.

– Еще помощники нужны? – спросил тот, показывая на столпившихся за его спиной стражей.

Нужны. Но их надо как-то транспортировать.

– Скрепить чарами несколько ракушек! – предложил его помощник.

– У меня нет времени. – Я кивнул командиру, он чуть склонил голову в ответ, выражая свое одобрение.

Как быстро все меняется. Еще недавно я не видел на лицах товарищей ничего, кроме настороженности. Появление избранницы сделало меня в их глазах больше похожим на иераклионца, чем на монстра. Но, не сомневаюсь, если я буду представлять опасность – меня убьют.

– Найди ее и верни пробудившегося в Туманные Воды. Иначе… – Командир выразительно покосился на свое копье, которое буквально искрило смертельными чарами.

Марина

Шагая под руку с отцом Ферузы в каюту, я незаметно осматривалась. После города иераклионцев тут было непривычно… обычно. Облицованные деревянными панелями стены, масляные лампы под потолком, за прозрачными стеклами которых вместо насекомых или рыбок ровно грело обыкновенное пламя.

– Непривычно? – Энериец заметил мои изумленные взгляды. – Я посчитал, что пиратам лишний комфорт ни к чему.

– Не жалко? – Я показала на стены, намекая на весь корабль. Вряд ли новое изобретение стоит копейки. А он, считай, просто так пиратам его отдал.

– Это устаревшая модель. Она сломается через квартон, – хищно усмехнулся энериец.

– Не боишься, что я скажу пиратам? И они решат тебя убить?

– Не скажешь. Лучше я, чем они.

Энериец распахнул дверь, пропуская меня в каюту.

– Знакомься, это Соториан. Он будет твоим компаньоном на время путешествия. – Отец Ферузы показал на поднявшегося из кресла энерийца. – Не советую пытаться причинить себе вред.

И сообщнику:

– При малейшем подозрении – обездвиживай.

Смерив меня долгим пытливым взглядом, Соториан уверенно кивнул и сел обратно в кресло.

– Веди себя тихо, избранница, и проживешь чуть дольше.

Я видела, что этот изверг сделал с собственной дочерью, и злить его не стала. Послушно подошла к неширокой кровати рядом с окном, села, поджав под себя ноги.

Мужчина, имени которого до сих пор не знала, довольно кивнул и ушел, оставив меня наедине с надсмотрщиком.

Соториан, не отрываясь, смотрел на меня, его красивое лицо напоминало маску. Никаких эмоций. Одет он был по меркам своего народа просто. Стянутые темными, без камней и резьбы зажимами золотисто-русые волосы, простая белая рубашка, неизменный пояс русалок, по сути, широкая кожаная полоса, коричневые свободные брюки и сандалии. Никаких украшений.

Он прекрасно гармонировал со спартанской обстановкой каюты, состоящей из кресла, кровати и стола, и совершенно не походил на энерийца.

– Я – изгой. – Голос энерийца прозвучал ровно, никаких эмоций, словно у него не только лицо застыло каменной маской, но и сердце. – Внебрачный сын.

– Внебрачный? – За поисками сведений о Моаре я как-то упустила момент внебрачных детей у энерийцев. С иераклионцами все понятно – дети только в браке. А как там у русалок с их гаремами, я не знала.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю