156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Ты — моя зависимость (СИ) » Текст книги (страница 1)
Ты — моя зависимость (СИ)
  • Текст добавлен: 6 февраля 2019, 02:00

Текст книги "Ты — моя зависимость (СИ)"


Автор книги: Валентина Кострова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 21 страниц)

Валентина Кострова
Ты – моя зависимость

1

Будильник. Квартиру заполнила ненавязчивая спокойная мелодия.

Еще некоторое время лежала с закрытыми глазами, ловя последние секунды сна. Новый день все настойчивее пробивался в мое сознание, посылая мысли о новых делах, о новых свершениях.

– Арина! Выключи свою гребаную какофонию! Дай поспать три минуты! – за спиной пробасил недовольный, сонный мужской голос.

Все еще с закрытыми глазами, нащупала на прикроватной тумбочке пульт от музыкального центра, музыка смолкла.

Я приоткрыла сначала один глаз. Закрыла. Открыла другой. Следом уже второй. За окном солнце. По прогнозам, сегодня хорошая погода.

Улыбнулась. Настроение было встать именно с той ноги.

– Арина! Где мои носки??? Какого черта, ты вечно наводишь порядки в моих ящиках!!! Я ни черта потом ничего не нахожу! – опять недовольный мужской голос, а я рассматривала себя в зеркале, держа зубную щетку в зубах.

Под глазами тени. Усталость. Надо записаться к косметологу, привести лицо в порядок. Еще, наверное, на пару тонов осветлиться и сделать легкие кудри. Надоело вечно их крутить. А так с утра проснулся, взбил волосы на макушке и пошел на работу красивый.

Спасибо родителям, что красота у меня естественная, от природы у меня были густые, длинные ресницы и темные идеальные брови.

Еще бы кто придумал, как лежа на диване накачать попу и кубики на животе, жизнь, вообще, была б мармеладной. Но тут приходилось вкалывать самой в спортивных залах, ограничивать себя. Пахать в поте лица, если хочешь иметь идеальное тело.

– Арина! – дверь ванной резко распахнулась, и на пороге возник сердитый мужчина. Он смотрел на меня и одновременно завязывал галстук. – Сколько можно уже любоваться собою??? – его темные брови нахмурились.

Выплюнув пасту, сполоснула рот, только после этого обернулась к нему и подошла, умело и быстро завязала сложный узел.

Приподнялась немного на носочках и прильнула к сжатым губам. От него веяло запахом леса: хвои, древесины, еще чем-то, еле уловимым.

Мне этот запах не особо нравился, пару раз дарила другие лосьоны, но те, в итоге, так и стояли на полках нераспечатанными.

Его губы дрогнули, большие руки обхватили мою тонкую талию, притягивая к себе. Из его груди вырвался то ли стон, то ли вздох, когда наши языки переплелись в чувственном танце. Он обхватил одной рукой мой затылок, сжал, мягко массируя. Дрожь пробежала по моему телу в сладостном предвкушении.

Где-то, в глубине квартиры, надрывался телефон. Его. Краем сознания слышала противную мелодию какого-то сбора всех музыкальных инструментов. Это звонил его начальник. Только у этого контакта установлена такая абсурдная музыка.

– Черт! – выругался мой мужчина, поглаживая большим пальцем щеку. Его недовольство отразилось ниже пояса, выпуклость в районе ширинки шевельнулась. Серые глаза наполнены томлением.

– Мы же закончим вечером? Арин…я соскучился. Давай в этот раз приедем пораньше домой и проведем его в романтическом настроении? Как раньше!

– Гера! Если ты еще пару минут промедлишь, твой шеф приедет сюда с требованием срочного ответа на тот или иной вопрос! – чмокнула его в нос, высвободилась из объятий.

Мне не хотелось обещать того, чего не будет. Не получится. Он задержится на работе, я зависну в тренажерном зале, а вечером, столкнувшись в квартире, устало улыбнемся друг другу и ляжем спать. Последнее время этот сценарий не менялся.

– Я ушел! – выкрикнул Гера из прихожей, перед тем, как захлопнул за собой входную дверь.

Я стояла перед зеркалом в спальне, натягивая узкую юбку-карандаш темно-синего цвета. Взяла в руки обычный гладкий белый бюстгальтер, покрутила его в руках, и, швырнув его на место, вытащила кружевной топ. Провокация. Смело. Сексуально. Между ног заныло от неудовлетворенности. Стиснула зубы. Когда были застегнуты последние пуговицы белой прозрачной блузки, подмигнула себе.

Армина

Первые минуты раннего утра всегда принадлежали мне. Одной. Я могла спокойно взять чашечку черного кофе, сесть на балконе и умиротворенно смотреть на море. Никаких мыслей, планов, идей в эти минуты не строила. Просто наслаждалась спокойствием. Позже проснется моя маленькая футбольная команда, будет целенаправленно разносить дом своими играми, шуметь, галдеть, ругаться, драться. Будет все, что происходит, когда в семье растет трое мальчишек с разницей в два-три года.

– Доброе утро! – мягко раздался за спиной мужской низкий баритон, от которого на руках встали волоски дыбом. Нет, не от страха, а от волнения, которое он всегда вызывал лишь одним своим присутствием.

Поцеловал в макушку, сел рядом, беря чашку, которая стояла на подносе. Всегда готовила кофе для него и себя. Не всегда он выходил ко мне утром, но всегда его ждала. Украдкой посмотрела на мужа…

Сердце вздрогнуло. Десять лет вместе! Можно многое вспомнить, у каждой пары за такой срок будет и хорошее, и плохое. Время идет, чувства пережили и взлеты, и падения. Но сердце до сих пор замирает, когда он оказывается рядом.

Невозможно остаться равнодушной, глядя на это по-мужски красивое смуглое лицо, с черными изогнутыми бровями, с бесподобно длинными ресницами, с чарующим пронзительным взглядом… голубых глаз. Его аккуратная брутальная бородка завершала образ а-ля принца Саудовской Аравии.

– Ты сегодня поздно приедешь домой? – отпила кофе, поморщилась.

Остывший уже не такой вкусный. Он молчал, задумчиво устремив взгляд на горизонт. – Мальчики скучают… – слова застряли в горле, когда его глаза строго посмотрели в мою сторону из-под ресниц.

Да-да, никогда не стоит давить на него через детей, манипулировать сыновьями. Это помнила, но иногда вырывалось. Иногда хотелось, чтобы он пришел домой на пять минут раньше, чем сообщал.

– Я постараюсь, но не обещаю! – чашку поставил на столик, застегнул манжеты на рукавах рубашки. Стул был отодвинут в сторону, проходя мимо меня, нагнулся для легкого поцелуя в уголок губ.

Малость…Я хотела большего, но не претендовала. С тоской проводила его глазами. Я его любила, так же сильно, как и ненавидела. Внутри меня всегда происходила война между этими двумя чувствами.

Арина

Кофе дымился в кружке. Послала Полине благодарный взгляд. Моя помощница подмигнула через стеклянную перегородку моего кабинета.

Погоня за Западом, когда все на виду, как рыбка в аквариуме, раздражала, с другой стороны, прекрасно видно, кто к тебе с каким настроением шел.

В этот раз, прихлебывая горячий напиток, с напряжением наблюдала за приближением Ромки. Хотя нет, Ромка – это он в окружении близких, родных, на работе он гроза и молния, страшный сон всех сотрудников: Роман Алексеевич Берзников. Мой старший сводный братишка.

На минутку залюбовалась его тигриной грацией. Просто прекрасен.

До скрежета. Его фигура, скрытая под классическим костюмом, могла мелькать на обложках глянцевых журналов. Глаза, как у меня, светло-голубые, могли заморозить не только все вокруг, но и внутри.

Светлые волосы коротко подстрижены по последнему писку моды так, что не запустишь руку в шевелюру и не потянешь голову назад в порыве сильных чувств.

Он прошел мимо стола Полины, даже не повернул голову на ее скромное приветствие, распахнул стеклянную дверь– как еще с грохотом не захлопнул, загадка. Глаза метали молнии, братец, явно, был не в духе.

Швырнул мне на стол газету. С интересом посмотрела на статью. И чуть не поперхнулась кофе. Как так? Проект, который разработали наши люди, над которым мы бились не один день, лебезили перед заказчиками, ушел к конкурентам.

– Еще один такой провал, можно собирать вещи и искать новую работу! – Роман подошел к окну и с ожесточением сжал зубы. – Они предложили услуги на пару тысяч дешевле, чем мы. За качество никто не отвечает. Черт!

– Может они передумают! – глупо пробормотала, смотря на дно стакана. В бизнесе я была полным профаном.

– Нет, это бизнес, каждый будет искать выгоду для себя, все равно кто-то остается в проигрыше.

– Что папа говорит?

– Папа? – голубые глаза холодно на меня посмотрели через плечо. – Папа рвет и мечет, готов все рушить вокруг себя. Только многолетняя выдержка позволяет ему сейчас лететь из Москвы к нам. Но он уже дал указание. Сегодня будет собрание всех инвесторов, которые заинтересовались нашим последним проектом.

– И нужно кого-то очень сильно заинтересовать, чтобы он подписал с нами контракт?

– Не кого-то, а Саида Ахметовича Каюм.

– А это кто?

– Господи, Арина, ну хоть бы иногда интересовалась делами!

– Ладно, я поняла, но зачем ты мне это все говоришь?

– Потому что, – Рома повернулся ко мне всем корпусом, прищурился.

От его взгляда не укрылся мой провокационный наряд. Губы сжались. – Потому что презентацию будешь проводить ты! Должна хоть как-то оправдать свое нахождение в офисе и свою зарплату. Не за красивые же глазки тебе платят!

Я удивленно посмотрела на брата. Да, именно за красивые глазки в бюджете компании отца и брата заложена моя зарплата. И им параллельно, что у меня было два диплома: юридический и экономический. В свое время, получив их, думала, меня заметят, оценят. Но мой косяк был в том, что была всего лишь девочкой.

Пусть и безумно красивой.

– И каким способом я должна его убедить работать именно с нами? – руки подрагивали. Мне никогда ничего серьезного не доверяли, похоже, ситуация действительно нестандартная, методы получения выгодного инвестора можно было использовать любые. Мысль крутилась, каким способом мои родственники хотели использовать меня, но я до конца не верила. Не может быть…неужели все в этом мире настолько подешевело и не представляет ценности. Медленно подняла на Рому глаза и сглотнула.

– Мне плевать, Арина, каким способом ты будешь добиваться его подписи, но, чтобы к концу этой недели на столе лежал контракт! Можешь и в штаны к нему залезть! Папа дал официальное благословение!

– Суки! – прошипела я, трясясь от гнева. На что они меня толкают?

Зачем так низко??? Хотелось плакать от обиды, разочарования, но лишь прикусила губу. Почему они меня так не любят??? Горько усмехнулась.

– Я тоже люблю тебя, сестренка! – его глаза презрительно блеснули. – Но бизнес и деньги люблю больше. Так что ничего личного. В два презентация на первом этаже! – он отвернулся и вышел из кабинета.

Я не смотрела ему вслед. Смотрела на стол, на свои руки. Красные ногти впивались в ладонь. Можно было бы отказаться…. Можно их послать, гордо уйти. Гера давно просил меня бросить эту формальную работу и родить ребенка. Ведь мы уже вместе почти семь лет, из них три года в браке. Все логично. Если бы…

Посмотрела на часы. Жаль не успею к нему съездить. Так хотелось уткнуться в его плечо, расплакаться, почувствовать, что тебя кто-то любит просто так.

Саид

Поморщился. Запах не из приятных. Да и место с его тяжелой аурой не располагало к радости. Быстро посмотрел на старуху. Хотя нет, ей было, от силы, лет шестьдесят. Но, полностью седые растрепанные волосы, усталые, подернутые дымкой от наркоты глаза, складки между бровями, возле рта – все прибавляло ей сверху лет десять-пятнадцать.

В отличие от отца, я не прибегал к гадалкам, к их ответам на важные вопросы, советам, предпочитал все свои проблемы, дела решать самостоятельно, методом анализа ситуации, изучения фактов и интуиции. Но вот уже неделю во мне была пустота. Все делал на автомате, старался за новые дела не браться, ибо не ощущал, не понимал нужно мне связываться с тем или иным человеком. Я верил только себе, своей интуиции, но сейчас мне требовалась помощь. Ибо впервые за всю свою жизнь чувствовал внутреннюю растерянность.

Старуха задумчиво смотрела на карты, жуя кончик сигареты, которая давно уже затухла. Внезапно вскинула глаза. Внутренне вздрогнул, внешне даже лишний раз не моргнул.

– Ты отражение своего отца….

– Я в курсе.

– Нет…ты не понимаешь. Твоя жизнь в точности повторяется, как его.

Задумался. Никогда не замечал, что повторяю жизнь отца. Но ее слова заставили проанализировать факты. И правда, что у него, что у меня – трое детей, жена, бизнес, прошлое…темное прошлое.

– Это никак не отвечает на мой вопрос.

– Ты нетерпелив… – худые руки сгребли карты со стола, перетасовали колоду, вновь был разложен какой-то пасьянс. – Она станет твоей зависимостью…твоим слабым местом… – ее глаза жадно смотрят на карты, словно действительно читала там ответы.

Передернул плечами. Ни черта не понял. Вспышка гнева была погашена на корню, лишь сжал руки в кулаки. Если бы не отец… ушел. Но он настоятельно рекомендовал к ней обратиться, когда я в последнем телефонном разговоре посетовал на свою тишину внутри.

– В ней ты найдешь свою смерть и перерождение… – низким голосом прошептала старуха, крутя в руках даму черви. Она подняла на меня глаза, я иронично изогнул бровь. Заметил, как вздрогнула.

Почувствовал ее страх. Кровь в голове зашумела.

Это чувство было для меня, как тряпка для быка. Страх…он будил во мне животные инстинкты, будил моего зверя, демонстрирующего свою власть, силу, превосходство. Сейчас это приходилось контролировать, показывать цивилизованным методом. Но иногда я просыпался от снов, в которых чувствовал запах пороха, слышал жалобные стоны, просьбы, проклятия, угрозы, видел этот страх в глаза тех, кто смотрел на меня. Того зверя до сих пор пытаюсь превратить в домашнюю живость, но нет-нет да оскалит он зубы, угрожающе рыча.

– Это все, что могу тебе сказать.

– Толку от тебя никакого! Если бы не покровительство отца, за такой бред перекрыл тебе доступ к наркоте. Так что радуйся! – раздраженно встал со стула, застегивая пиджак.

Она внезапно схватила меня за руку и повернула ладонью вверх, хотел выдернуть, неожиданно в этом костлявом существе появилась сила. Ее палец с грязным ногтем чертил линии. Ярость захлестывала, не любил чужие прикосновения. Вот придушить ее тут же, свернуть шею… даже пикнуть не успеет. Мои мысли кровожадно крутились в голове, поэтому не сразу услышал шепот старухи:

– У тебя еще будут дети…я вижу двоих…мальчика и девочку… и проект, который тебя гложет, принесет тебе ее… а потом будем темнота в твоей душе…Дьявол станет твоим другом! – мою руку отпустили. Брезгливо тряхнул ею, захотелось тут же помыть ладони с мылом. Под моим тяжелым взглядом гадалка сжалась, словно ждала удара. Скривив презрительно губы, отвернулся и вышел. Пока шел к машине, достал мобильный телефон.

– В следующей раз, прежде чем что-то посоветуешь мне, подумай о последствиях для того, к кому я иду! – прорычал в трубку, садясь в машину на заднее сиденье. Охрана быстро разбежалась по двум оставшимся машинам.

– Ты ее убил? – спокойно поинтересовался отец, не очень удивленный моей реакцией.

– Было желание, но оставил тебе эту шарлатанку!

– Саид, ты кипятишься. Вроде не шестнадцать лет! Она помогла тебе разобраться?

– Нет, конечно. Несла такой бред, что чудом удержал при себе руки.

– Ты сейчас куда?

– Я к Берзникову, послушаю, что он интересненького предложит в этот раз.

– Они трещат по швам. Алексей в Москве пытается взять очередной кредит для своего утопающего бизнеса. Ты им просто шанса не даешь… – отец довольно расхохотался на другом конце провода.

– Я еще не придумал, как мне с ними поступить! Но это дело времени.

Ты же знаешь, какая у меня буйная фантазия! – теперь я удовлетворенно рассмеялся, когда на другом конце провода хмыкнули.

– Иногда мне кажется, что ты не создан для мирной жизни, – тихо заметил отец.

Мое сердце сжалось. Да, мы с ним вдвоем тосковали по ушедшим временам, когда все решалось кардиальным способом: либо сразу соглашаешься, либо получаешь пулю в лоб. Только отец смирился с жизнью обычного человека, а я не мог найти мирное применение своему дикому нраву, бешенству. Я успокаивался, когда морально ломал людей, доводя их до критической черты.

– Я вечером позвоню.

– Удачи.

Арина

Полина мало что рассказала о человеке, которого я должна была заставить подписать документы. Она каким-то чудом в короткие сроки нашла фотографии, досье, вырезки из газет. Наверное, в нашей компании есть отдел, который собирает всю подноготную о будущих и нынешних партнерах.

Скупая информация где родился, где учился, кем стал. Ни о слова о личной жизни. Еще две цветные фотографии. На меня с глянца смотрели холодные голубые глаза, по позвоночнику пробежал холодок.

Поерзала. Опасный тип. Для меня стало полной неожиданностью, что он так чертовски привлекателен. Обычно в моем понимании восточные мужчины – это плохо говорящие на русском языке люди, нагловатые, с карими глазами, густой бородой, с фигурой борцов.

Саид Ахметович Каюм был красив мужской красотой, такие мужчины разъезжают на «Феррари», цепляют девушек одной улыбкой. Хотя, как улыбается этот Саид, можно только фантазировать. Ни на одной из представленных фотографий не было на губах улыбки. Только строгое выражение лица, внимательные голубые глаза, проникающие тебе в душу.

– Арина! Через десять минут тебе нужно быть в зале переговоров! – в дверях застыла Полина, ободряюще улыбнулась.

– У тебя все получится!!! – она подняла вверх большие пальцы обеих рук, заставив меня улыбнуться и хоть как-то расслабиться. Не убьют же меня Берзниковы, если контракт не подпишется.

Он был нечитаемым. Пока его люди переговаривались между собой, создавали видимость совещания, сам Саид Ахметович сидел со скучающим видом, уткнувшись в телефон. Его палец, потирающий губу, завораживал. Я заставляла себя отлипнуть, но глаза сами возвращались к этому мужчине, к его пальцу, к его губам.

Почему фотографии не передают энергетику человека? Едва он появился в зале, все сразу замолкли, молчаливо признавая его лидерство. А он лидер, это чувствовалось в его уверенной походке, в спокойном взгляде, плавных движениях. Еще этот внутренний сдерживаемый бешеный темперамент. Почему бешенный, если он на все реагировал спокойно, не могла объяснить, просто чувствовала, как и другие.

Пока я презентовала новый проект, большинство инвесторов смотрели на его реакцию, видимо хотели понять, стоило вкладывать деньги или нет. Но их ждало разочарование, Каюм даже бровью не повел, выдавая свой интерес. Или отторжение.

Девушки, которые разносили воду, канцелярские предметы, теперь раздавали всем небольшие буклеты того, о чем я тут всем рассказывала. Когда возле него замерли, он махнул рукой, типа «не надо», я поняла, что это провал. Он не заинтересовался. Оглядела зал, многие тоже увидели этот жест и уже собирали свои вещи со столов.

Сжала руки в кулаки. Нужно его попросить еще раз взглянуть, неужели там все так безнадежно? Я бизнес отца не особо понимала, не была заинтересована. Может поэтому во мне не увидели пыла, рвения в воплощении этого проекта. Значит виновата сама… Уйти всегда можно, но так хотелось хоть раз в жизни заслужить скупую похвалу от отца.

Туалет был пустой. Взглянула на себя в зеркало. Подняла руки, вытащила из прически шпильки, волосы водопадом упали на плечи.

Взбила их руками. Тут вошла девушка. Она раскрыла сумочку и вытащила губную помаду. Красную.

– Не могли бы одолжить? – она посмотрела на меня удивленно, но протянула тюбик.

Подкрасив губы, облизнула их языком. Расстегнула сверху три пуговицы. Теперь в отражении зеркала была женщина-вамп. Или шлюха. Чувствовала себя второй. Ибо делала первый шаг в сторону своего грехопадения, но вдруг на краю пропасти остановлюсь…

– Саид Ахметович!

Нагнала его на выходе, когда он был почти у двери своей машины.

Заднюю дверь придерживали грозные на вид парни, лучше их в темном переулке не встречать. Днем страшно, ночью и подавно.

Засунув глубоко на дно души внезапный страх, очаровательно улыбнулась, кокетливо хлопая глазками. Спустилась по ступенькам и замерла перед Саидом Ахметовичем. Стоя на десятисантиметровых шпильках, пришлось откинуть голову, чтобы взглянуть ему глаза и тут же забыть, зачем бежала к нему, зачем красила губы, взбивала волосы.

Видели когда-нибудь как пылает лед? Нет? Его глаза доказали, что такое возможно. Они просто сжигали меня. Дотла, даже угольков не оставляли. Я смотрела ему в глаза и падала в пропасть, где маячила только темнота. Падала сама, раскинув руки в разные стороны, никто не сталкивал с обрыва. Знала, что не взлечу, как птица, что не вырастут у меня крылья, что небо обманчиво рядом. Внутри появилось чувство обреченности.

– Не могли бы вы все же еще раз взглянуть на проект, кажется, вы многое не услышали… – голос дрогнул, черная бровь иронично выгнулась. Зачарованно смотрела, как на губах появилась улыбка.

Нет, не во все зубы, не мимолетная, а в уголках губ, едва заметно приподнимая их. Он аккуратно взял из моих рук листы, кивнул и, отвернувшись, сел в автомобиль. С меня спало оцепенение. Что за черт?

Армина

Стояла возле открытых окон в пол, наблюдала, как мальчики с радостью и криками бегали по лужайке, отстреливаясь водным пистолетом. Игра прекрасна тем, что с ними веселился их отец. Саид приехал рано…даже очень рано. Часы и шести не показали. Это было большой редкостью.

– Когда он с детьми, становится сам похож на мальчишку! – мама зашла на террасу, неся на подносе стаканы и графин с соком. Она, как и я, секунду наблюдала за ними, улыбнулась. – Саид, мальчики! Я принесла сока!

С криком каких-то туземцев мальчики понеслись к нам, Саид тряхнул головой, зачесав мокрые волосы рукой назад. Это было так мило и одновременно сексуально.

– Мам! А можно нам мороженого??? – старший сын, Ахмет, как две капли похожий на своего отца, смотрел на меня озорными карими глазами. Все сыновья были кареглазыми. Мой муж после рождения третьего сына заметил, что это небольшой подарок для меня, ибо в остальном мальчики были его копией.

– Да, мам, можно? – отпив сразу полстакана сока, на меня уже смотрел Али, средний сын.

– И мне! – поддакнул младший, Азамат.

– После ужина, нечего перебивать аппетит! – строго заметила, наблюдая за приближающимся Саидом. Дыхание сбилось. Его белая мокрая футболка прилипла к груди, как кожа, вырисовывая мускулы плеч, груди.

– Папа!!! – заныл Ахмет, поворачиваясь к подошедшему отцу. Тот потрепал его по макушке, покачал головой.

– Мама, что сказала? После ужина! Мама всегда права, ее нужно слушаться! Выпили сока, теперь готовьтесь к ужину!

– Ну, пап… – одновременно воскликнули Ахмет и Али. Саид сурово на них посмотрел, пресекая дальнейшие протесты. Азамат сердито засопел, зло смотрел на отца, но ему было не по зубам пересмотреть своего папу, поэтому выпятил губы и двинулся за старшими братьями.

Мама молчаливо удалилась вслед за мальчиками, она предпочитала восхищаться зятем издалека, перед ним робела и старалась исчезнуть с глаз, не беспокоить хозяина дома своим присутствием. Хотя Саид никогда не выражал недовольство в ее сторону, наоборот, не раз мне лично говорил о том, что рад согласию мамы после смерти отца жить с нами, а не в семье своего брата.

Застенчиво села на стул, Саид тоже сел, дрожащими руками налила ему в стакан сока и протянула. Он улыбнулся и внезапно погладил мои пальцы. Если бы не держал стакан, тот бы выпал из моих рук от неожиданности. Вскинула на него глаза, омут голубых глаз манил, звал меня…

Потянулась в его сторону. Муж обхватил одной рукой мой затылок притянул к себе и поцеловал. Нежно, ласково, обводя языком контуры губ. Прикрыла глаза. Это было знакомо, привычно.

Внезапно его зубы вонзились в нижнюю губу. Это было больно, неожиданно, незнакомо, оттого страх заставил меня дернуться в сторону. Саид крепче сжал мой затылок, усиливая напор на губы, его язык творил что-то невообразимое, никогда так нагло не хозяйничал у меня во рту. Когда позволил отстраниться, испуганно посмотрела в его темнеющие глаза, он смотрел на меня животным взглядом, хищным, кровожадным. Это был не мой муж…Это был незнакомец… под оболочкой моего нежного Саида.

– Армина… – выдохнул в губы Саид, растягивая «р» до сексуального рычания, до мурашек по коже, до бабочек в животе. Он встал и потянул за собою. Чувствовала себя растерянно, как мотылек летящий на огонь, шла за ним. Мне было страшно и любопытно одновременно.

Быть замужем за человеком, еще не означало, что ты его знаешь, что ты умеешь читать его мысли и предугадывать все его действия.

Может другие и умели, я – нет. Мой муж для меня был полной загадкой, как в день свадьбы, так и сейчас.

Мы пришли в одну из маленьких гостиных, где можно было спрятаться с книжкой. Саид развернул меня к себе лицом, прижав всем телом к двери, которую только что закрыл. Его губы жестко, требовательно впились поцелуем в мои.

Подхватил меня за ягодицы, прижал плотно к своим бедрам, давая мне полностью осознать, в какой степени муж хочет меня здесь и сейчас. Сердце от волнения пойманной птицей забилось в груди.

Осмелилась положить руки на плечи, закидывая одну ногу ему на бедро.

Мой хлопковый сарафан с разрезами до бедер был так кстати. Из нижнего белья только кружевные трусики. Словно подсознательно готовилась к такому вечеру.

Пальцами одной руки Саид отодвинул полоску трусиков, наощупь определил мою готовность к соитию. Но там было сухо…Я все еще пребывала в легком шоке от вспыхнувшей страсти, от происходящего в этой комнате. Это вроде было правильно, он мой муж, имел право владеть моим телом, когда хотел и где хотел. Но за десять лет его никогда так не накрывало, чтобы заняться сексом вне спальни и днем.

Из его груди вырвался недовольный рык. Оторвавшись от моих губ, скользнул языком по шее вниз, стянул лямку, обнажая сначала одну грудь, потом другую. Верх платья оказался на моей талии. Ожидая такой же нетерпеливости, как и с губами, облегченно выдохнула, когда Саид привычно обхватил губами сосок и поиграл им языком, нежно сжимая вторую половину пальцами, крутя между ними другой сосок.

Он меня пугал. Какие-то неизвестные границы разделяли знакомого и незнакомого мне мужа. Я решила плыть по течению, довериться ему, ведь раньше не обижал, всегда был внимательным. Перестала анализировать поведение Саида, тело расслабилось и, моментально почувствовала дикое желание, ощутила, как между ног стало жарко, влажно. Вновь его пальцы оказались во мне, нетерпеливо повертела бедрами, постыдно трусь об его руку. Он сжал меня ладонью между ног. Выпрямившись, тяжело дышал. Глаза зверя все еще смотрели на меня.

Расстегнув ширинку, лишь припустил резинку трусов и, подхватив меня за ноги, резко вошел, замер. Потом опять резкий толчок. Каждое его движение было каким-то сдерживаемым, контролируемым, глубоким. Мощные выпады вызывали тихий стон и искры в глазах.

Так было чувственно больно и приятно одновременно. Это было в новинку. Это было впервые так пошло, возле дверей, стоя. Это было так, словно до этого мы не спали друг с другом. И я не знала его тела, его рук, его губ…. Он ускорился, крепче прижимая меня к двери.

Краем сознания подумала, как бы она не сломалась от такого напора, все это перестало иметь значение, когда перед глазами все поплыло, сознание унеслось в эйфории оргазма, а мой стон, перешедший в крик, Саид заглушил поцелуем. Почувствовала, как он дернулся, замер, сильно прижимая мои бедра к себе. Он прислонился лбом к моему. Я обнимала его за плечи, возвращалась в реальность. И с грустью осознала, что даже в такой страсти он сдержал себя. Он хрипло не выдохнул от удовольствия, его ресницы не затрепетали, рот не приоткрылся на выдохе.

Осторожно опустил мои ноги, поправил лямки на платье, трусы, после этого привел в порядок свою одежду. Обхватил мое лицо ладонями и поцеловал в лоб, погладив по щеке.

– Все хорошо? – привычным голосом спросил Саид, я кивнула, не в силах вымолвить и слова. Он обнял меня за плечи, мы вместе вышли из комнаты. В столовой нас уже ждал накрытый стол, умытые дети и мама. Она смущенно на нас посмотрела и отвела глаза. Ей гадать не нужно было, чем мы занимались несколько минут назад. Стало неловко, стыдно, Саид невозмутимо сел на свое место во главе. Он переговаривался со всеми, улыбался, даже на меня смотрел благосклонно, но я уловила в уголках глаз спрятанную агрессию. Ее саму было не видно, только тень, которая от освещения меняла свой силуэт, мелькала и пряталась. Он злился. На кого? Вслух я этого не спросила. Боялась его еще больше разозлить, никогда не видела его в гневе, подозревала, что приятного в этом зрелище мало.

Арина

– Нет, ты представляешь, они мне предложили лечь под него!!! – швырнула в раздражении расческу перед зеркалом. На меня смотрела рассерженная блондинка с большими голубыми глазами, губы кривились. Красивая, когда улыбается, милашка. Попыталась улыбнуться, получился оскал. Заметила, что Гера все это время лежал на кровати и не отложил планшет.

– Гера! – разозлилась, резко встала и подошла к нему. Муж вскинул на меня глаза, не понимая, почему я смотрю на него, как на врага мира.

– Ты вообще слышал, что я тебе говорила?

– Прости милая, о чем ты там возмущалась?

– Ни о чем! – обидчиво буркнула, хотела отвернуться, Гера схватил за руку и дернул на себя.

От неожиданности упала ему на грудь. Его губы тут же накрыли мои.

Жадно ответила на этот поцелуй. Отец, брат и их предложение отошло на задний план, когда Герины руки нырнули под резинку пижамных шортиков и сжали мои ягодицы. Его настойчивый язык раздвинул мои губы. Я тут же с радостью откликнулась на движение языка. Я хотела дикого секса до сорванного голоса, до хрипа.

Какая же ты космическая… просто неповторимая… шептал Гера, усаживая меня на живот, стягивая через голову мою майку.

Я хотела ощутить его в себе, сжать внутренними мышцами и двигаться-двигаться на вершину блаженства. Одна или с ним, было все равно. Хотелось пика, крика. Он целовал шею, гладил спину, нежно мял груди, вызывая сладостную дрожь в теле. Он умело, зная все мои точки чувствительности, все тропинки на моем теле, заводил, через десять минут я уже хныкала от нетерпения, разводя ноги все шире. Гера от такого приглашения не стал долго отказываться, уложил меня рядом на спину, накрыл своим мощным телом, проникая медленно, нежно.

Я дернулась под ним. Нет, нежностей мне сегодня никак не хотелось.

Он убыстрялся, мои бедра двигались в такт. Я не отставала, но, когда его тело напряглось и он одним мощным толчком излился в меня, удивленно распахнула глаза, глядя в белый потолок.

– Прости…прости… просто у нас так долго не было секса, что не смог… – его пальцы тут же заняли место ушедшего члена, проворно заскользили по влажной промежности, вторгаясь все глубже и быстрее. Никогда не любила заменителей… ни руки, ни вибратор, ни язык не уносили меня так превосходно, как мужской член. И сейчас лишь выгнулась на выдохе от легкой судороги оргазма, прикрыв глаз, чтобы муж не увидел мое разочарование.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю