332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Валентина Гордова » Хорошая ведьма Малика (СИ) » Текст книги (страница 18)
Хорошая ведьма Малика (СИ)
  • Текст добавлен: 20 декабря 2020, 12:30

Текст книги "Хорошая ведьма Малика (СИ)"


Автор книги: Валентина Гордова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 18 страниц)

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍—Эльмар, – начала было я.

И не успела сказать больше ничего.

– Дети! – Воскликнул кто-то где-то там.

И я даже знала, кто именно это был: матушка Эльмара, леди Эллисон Лагардер. Стройная, грациозная, гибкая, с мягкой завораживающей походкой, доброй улыбкой и потрясающим характером.

Она, как маг, четко ощутила наше присутствие, она его наверняка и ждала, если верить Эльмару, так что я нисколько не удивилась, когда эта женщина выплыла со стороны сада и с улыбкой полетела к нам.

Глядя на нее, я могла подобрать лишь одно слово: прекрасная. В каждой складочке темно-синего платья, в каждом шаге, в каждом вздохе. Прекрасная, сказочная, удивительная.

И вот эта женщина, подойдя, остановилась в шаге от нас с искренней приветливой улыбкой на розовых губах, метнула взгляд на сына, вновь посмотрела на меня и у меня же спросила:

– Можно? – И руки как для объятий раскрыла.

Я, конечно, ведьма, и обниматься по статусу любить не должна, но тут отказать просто не сумела.

– Конечно, – улыбка вышла искренней.

И в удивительно крепкие объятья этой женщины я скользнула полностью по собственному желанию.

И так тепло стало, так приятно, так уютно – как дома.

А еще от леди Лагардер пахло сладкой сдобой и чем-то еще, неясным, но очень приятным – как садовые цветы.

Удивительная женщина.

– Я рада, что ты здесь. – Шепнула она мне на ухо и отстранилась, чтобы с улыбкой повернуться к сыну и ненавязчиво сообщить: – Отец в саду.

Ненавязчиво, да.

– Ага, то есть пошел я вон? – Все верно понял Эльмар.

Ничуть не виновато улыбнувшись, леди пожала плечами и невозмутимо заметила:

– Я этого не говорила.

– Но подразумевала. – Некромант на мать посмотрел с возмущением, но мы обе видели улыбку, которую он старательно сдерживал.

– Меня всегда радовала твоя сообразительность. – Похвалила Эллисон и, да, подтвердила его предположение.

А после, улыбнувшись, демонстративно уделила все свое внимание мне.

– Малика, дорогая, пройдем в дом?

– Конечно, леди Лагардер. – Моя покорность даже меня несколько удивила.

Но, кивнув, я подошла к женщине, и мы обе величественно и неторопливо ушли в сторону их дома, оставив Эльмара где-то там.

– Как ваше здоровье? – Попыталась я завязать светскую беседу.

И Эллисон, к моему облегчению, охотно ее поддержала.

– О, все чудесно, моя дорогая. Как здоровье вашей матушки?

Вспомнив свой последний к ней визит, я не сдержала улыбки и честно ответила:

– Она в полном здравии, как и отец, если маму не доводит.

Заинтересованный взгляд леди мне очень-очень понравился, так что я, понизив голос до громкого шепота, словно раскрывала страшную тайну, немного наклонилась к ней, дождалась, пока женщина наклонится в ответ и только тогда поведала:

– Отец, не считаясь ни с чьим мнением, дал свое разрешение на брак моей сестры и одного некроманта, к которому она не испытывает никаких светлых чувств. После разговора с моей мамой этого мага мы больше не видели.

Сказав это, я запоздало спохватилась и уже приготовилась к возмущению, негодованию или даже страху, но Эллисон приятно удивила. Она улыбнулась! Так хитро и немного пакостливо, что совсем на нее похоже не было.

– А некроманта, – говорит с улыбкой, – случайно не Майком зовут?

Я так на ступеньке, к дому ведущей, и споткнулась!

– Так он от вашей семьи такой довольный к нам заглянул. – Ее улыбка самым неожиданным образом стала шире и понятливее.

Устояв, я очень внимательно посмотрела на мать своего бывшего мужа и не удержалась от нехорошего такого уточнения:

– Довольный?

– Любовь, – загадочно пропела леди Лагардер.

И, взяв меня за руку, утащила в дом, свернув разговор в сторону моей семьи и не отвечая на вопросы об этом Майке, который, и я в этом почти не сомневалась, станет проблемой.

Глава сорок

Лорду Лагардеру-старшему я не понравилась. Мы с ним и раньше не особо общались, но сейчас его открытое осуждение и неудовольствие ощутимо висело в воздухе.

Он ничего не сказал прямо, ни разу не оскорбил меня ни единым словом, но его взгляд был красноречивее любых слов. И вопросы. Он задавал очень много вопросов, и все они касались ведьм. Напрямую. Сначала только меня и моей семьи – мол как мы дошли до жизни такой, что решили ведьмами стать, тем более черными.

Потом Эльмар, который тоже глупым не был ни разу и все отлично понимал и, к моему удивлению, поведение отца совершенно не одобрял, с вызовом сообщил о том, что я не просто потомственная черная ведьма, но еще и верховная, и у меня даже свой ковен есть.

После этого его отец пытался выяснить, где этот ковен находится, сколько в нем ведьм, чем мы занимаемся – точнее, какие страшные деяния планируем и чью кровь по ночам пьем.

В итоге напряженно сидела уже даже Эллисон, про обед, ею же приготовленный, все благополучно забыли, потому что аппетит пропал у всех абсолютно.

И вот мы сидим.

Лорд Лагардер-старший скалит зубы и уже даже не пытается выглядеть вежливым, чуть ли не открыто говоря мне о том, что ведьмы – зло, от которого нужно избавиться, и что я вообще тварь ходячая, одурачила его сына, как ему теперь, бедному, ведьм-то ловить?

Леди Лагардер уже сопеть начала от недовольства, все ее деликатные покашливания и вежливые замечания супруг пропустил мимо ушей.

Эльмар был в ярости. Он сидел рядом со мной, я же занимала место по правую руку от его отца, и это было единственным, что в данный момент спасало лорда Гэбриэля Лагардера от ярости собственного сына.

Что же до меня, этот обед мне уже давно наскучил, как и не отличающиеся разнообразием замечания главы семейства. Я не первый год ведьма, а любовью к нам жители королевства не отличались и до указа короля, который ведьм вообще запретил, так что все это я уже слышала, и не раз.

Такое бывает. Сначала тебя задевают чужие слова и замечания, но потом ты наращиваешь себе панцирь, сквозь который этот негатив не может пробиться при всем своем желании. И стандартная реакция в таких ситуациях – смех, ну и еще немного разочарования, если твой оппонент не отличается оригинальностью.

Так что я просто сидела и с вежливой улыбкой отвечала на вопросы, получая какое-то садистское удовольствие от понимания того, как раздражаю лорда.

А потом случилось неприятное.

Без стука открылась входная дверь, послышались приближающиеся твердые шаги, а после решительно открылась уже дверь в столовую.

Сделав по инерции два шага, нежданный лично для меня визитер вдруг замер, словно со всего маху наткнулся на невидимую стену.

И взгляд его королевского величества при этом был направлен четко на меня. Ни на Эллисон, облегченно выдохнувшую, ни на старшего Лагардера, к которому он, вероятно, и пришел, ни на Эльмара, мрачно выдавшего «ты».

Нет. Все семейство Лагардеров его королевское величество проигнорировало, не удостоив даже приветствия.

– Малика, – как-то угрожающе выдал король.

– Джозеф, – в моем голосе угрозы не было, а вот опасения мелькали, да.

Просто свеж был в памяти мой последний совсем не добровольный визит в его замок, конкретнее – в спальню.

– Вы знакомы? – Неприятно удивился отец Эльмара.

И вот явно с мужиком что-то не так было! Или в этой семье, в которую, как оказалось, и король вхожий, было какое-то особенное отношение к родственникам – понятия не имею, но дальнейшие действия Джозефа Амиэль Райтера искренне удивили.

Бросив взгляд на хозяина данного дома, он глянул и на напряженную, но пытающуюся вежливо улыбаться леди Лагардер, и на едва сдерживающего ярость Эльмара, мгновенно уловил сгустившее воздух напряжение и выкрутился.

– Естественно, я знаком с избранницей своего брата. – С поистине королевским достоинством холодно уведомил король.

Лагардер-старший аж побледнел! Нет, серьезно, он побледнел! И, оторвавшись, наконец, от меня, устремил не верящий взгляд на… родственника.

Джозеф его взгляд встретил с поразившей лично меня холодностью, граничащей с пренебрежением и даже, кажется, ненавистью. И вот вопрос: что такого сделал этот лорд?!

– Эльмар, Малика, вы не могли бы уделить мне несколько минут? – Вопрос, которому не нужен ответ. Король, собственно, тут же и обозначил: – В саду.

Я даже понять ничего не успела, а Эльмар уже поднялся, вывел из-за стола меня и, ничего никому не сказав, утащил в сад.

– М, Эльмар? – Решилась я позвать некроманта уже на улице.

А он был зол. Он был очень-очень зол, настолько, что три статуи, мимо которых мы стремительно прошли вглубь сада, обрушились безобразными камнями.

– Это старая и не очень приятная история, родная. – Мгновенно поняв, о чем я спросить хотела, поведал некромант, продолжая уводить меня вглубь сада. – Если коротко: мой отец не умеет держать язык за зубами, что в свое время принесло немало проблем для страны. Да что там – он до сих пор уверен, что все вокруг жить не могут без его ценного мнения, а прямолинейность – подчеркивает честность и искренность, а не скотский наплевательский характер.

Едва мы вышли к небольшому прудику с перекинутым через него деревянным мостиком и плещущимися золотыми рыбками, со стороны дома мрачной тучей выплыл король.

Джозеф, не сбавляя шага, направился прямо к нам, а Эльмар вдруг шагнул родственнику навстречу и протянул руку. Король без раздумий крепко ее пожал.

Это выглядело так… благородно. То есть Эльмар без слов поблагодарил Джозефа за то, что сейчас в доме произошло, и оба сделали вид, что в их жизни до этого не было никакого смертельного боя на головокружительной высоте. Что в их жизни вообще ничего такого не было, и вообще эти двое лучшие друзья и всегда друг за друга горой.

Удивительно, просто удивительно.

Но дальше было хуже.

– Малика ему не понравилась. – Прямо сообщил король, обращаясь к некроманту.

Лагардер сжал мою ладонь и хмуро сказал:

– Я заметил.

Джо собрано кивнул, глянул на меня, снова посмотрел на рыжего и добавил:

– Ожидай глупостей.

Я вот подумала: с чего бы? Эльмар не думал и не сомневался, он поведал:

– На ней моя защита.

На мне?!

– Он твой родственник. – Король, что интересно, на замечание о защите не отреагировал никак, а вот меня открытие неприятно удивило, но вмешиваться в их местами малопонятный разговор я пока не стала.

– На ней моя защита. – С нажимом повторил некромант, причем слово «моя» он как-то особенно выделил.

Я… снова ничего не поняла, зато смысл слов дошел до мгновенно заметно расслабившегося короля. Монарх снова посмотрел на меня с высоты своего роста, вновь перевел взгляд на Лагардера и уже куда спокойнее констатировал:

– Ты влюблен, брат. Скажу больше: твоя ведьма влюблена тоже.

Ведьма после этих слов собиралась праведно возмутиться, но Эльмар снова мою руку протестующе сжал, прося помолчать, и когда я действительно прикусила язык и ничего не сказала, он в благодарность погладил кожу запястья своим большим пальцем.

– Ваш союз многое принесет. Как вам обоим, так и всем, кто будет рядом. Но, Эльмар, запомни: умрет она – сдохнешь и ты. Умрешь ты – и ярость убитой горем ведьмы сотрет с лица планеты нашу страну.

Лично мне после его слов стало откровенно жутко, но кого тут интересовало мое мнение? Впрочем, Эльмар опустил голову, посмотрел на явно испуганную меня и, недолго думая, притянул к себе, нежно обняв.

И только после того, как я уткнулась носом в его грудь, ответил родственнику:

– Я услышал тебя, брат.

– Уходите. – Только и сказал Джо.

А сам развернулся и двинулся обратно в дом, видимо, по каким-то важным делам.

– Мне это все совершенно не нравится. – Честно призналась я, когда его королевское величество скрылось за кустами с цветами, оставляя нас с некромантом одних.

Эльмар отреагировал истинно в своем духе:

– Не волнуйся, я от тебя ближайшие лет семьдесят даже отходить не планирую, – заверил с самым честно-наглым видом.

И я поверила. Не знаю даже почему, но поверила, и с улыбкой посмотрела на самого наглого рыжего некроманта из всех известных человечеству.

Эпилог

О наглости рыжего некроманта начали слагать легенды даже демоны! О, это был поистине бесстыдный, бессовестный, беззастенчивый некромант!

Все началось с того, что Эльмар сделал мне предложение. Нет, не руки и сердца, он предложил мне свои нервы, на которых я могу играть до конца своих дней, но при условии, что происходить это будет в нашем доме и обязательно в статусе супругов.

Естественно, он был послан далеко и надолго! Но из всего того, что я успела наговорить, рыжий зацепился всего за одну мысль, тоже мною озвученную: брак, разорванный демоном, не может быть заключен вновь.

И что вы думаете?! Этот наглец широко улыбнулся, спер моего дракона и свалил. К демонам! Бить морду демоническому правителю! И ведь реально набил после того, как Мори отказался восстанавливать наш брак! АркЯс сказал, что у них теперь срочные ремонтные работы идут по возведению нового правительственного дворца.

А по дороге домой Эльмар заскочил к эльфам, которых бессовестно и совершенно без их на то согласия именовал своими друзьями. Эльфы в восторге не были, но с некромантами лучше не спорить, а то потом даже умереть страшно…

В общем, рыжий притащил в Грапхам целую эльфийскую делегацию в цветочных нарядах, причем цветочки даже у мужчин были в распущенных волосах и на костюмах. Сам некромант завораживающе спустился на драконе с небес, спрыгнул на землю, встал перед шокированной мной на глазах у всех на одно колено и торжественно развернул лист черной бумаги.

– Все! – Заявил он громко и радостно. – Мы теперь снова женаты!

Тот факт, что он даже мнения моего не спросил, Эльмара не волновал нисколько. Вот вообще не волновал. Я, может, не собиралась за него замуж выходить! Во всяком случае, он перед восстановлением нашего брачного союза мог хотя бы спросить у меня!

Но нет, он просто поставил меня перед фактом.

Знаете, как-то не очень забавно оказаться вдруг снова замужней женщиной, причем даже без твоего на то ведома.

Стоит ли говорить о том, что рыжий некромантский наглец был повторно послан?! А гордая обиженная ведьма прыгнула на метлу и улетела в свой ведьминский замок.

Я думала – дальше уже просто некуда. У всего должен быть предел, и у наглости Эльмара в том числе.

Уже ночью я поняла, насколько сильно ошибалась.

Меня разбудил шум с улицы и многочисленные возбужденные голоса моих ведьмочек, чей сон тоже потревожили.

Накинув халат поверх черного ночного платья, я, искренне негодуя, распахнула двери и вышла на балкон, вид с которого открывался на площадь замка.

А там были демоны! Рогатое, крылатое, копытно-хвостатое горящее воинство! Частично оно стояло на земле, частично парило в небесах, и занимало всю площадь!

И вот это безобразие, едва я к краю балкона на негнущихся ногах подошла, как прогрохочет:

– Ведьма! Выходи! За некроманта! Замуж!

Грохот поднялся такой, что деревья закачались и замок задрожал!

Сказать, что я была потрясена – ничего не сказать!

И тут к моему балкону на метле подлетела с трудом сдерживающая хохот Тиша. Именно она, на демонов поглядывая, с проступившими на глазах слезами и красным от смеха лицом, задыхаясь, и рассказала мне, что тут происходит.

Оказывается, Эльмар, получив от меня повторный отказ, психанул, улетел к демонам и изволит там теперь пить. В процессе его пьянства были разрушены семь таверн, неисчислимое количество демонов получило физические повреждения, а один трактирщик, не выдержав некромантских излияний души, был увезен к лекарям с нервным срывом.

И теперь все эти, относительно целые, пришли ко мне требовать забрать своего некроманта и желательно больше никогда к ним не отпускать.

Естественно, я послала и их.

И вот вообще не удивилась, когда уже утром в моем кабинете появился пакостливо улыбающийся АркЯс.

– Демоны, – говорит, – написали запрет на появление пьяных некромантов на территории их государства.

– И? – Мне что-то как-то нехорошо от этого стало.

– И были посланы вместе с запретом. Пьяным некромантом. Но он все равно обиделся и свалил.

– Домой? – Предположила робко, ни на что не надеясь.

– К дроу. – Огорошил морок.

Эти самые дроу заявились уже ночью! И потребовали примерно того же, что и демоны до них:

– Ведьма! Выходи за некроманта замуж!

А на следующую ночь были гномы, а после дриады, и вампиры, и какие-то снежные монахи, которых все давно мертвыми считали… Эльмар достал всех! Всех, кого можно было, он достал!

Все дошло до того, что выйти замуж меня уговаривали даже мои собственные ведьмы, которых все это уже тоже достало и которые хотели просто нормально выспаться!

А потом случилось что-то очень странное.

В одну из таких безумных ночей я стояла на балконе и взирала на выстроившихся внизу морских духов, которые с собой даже частичку моря перенесли, и теперь вся наша площадь была одной сплошной лужей.

И вот я стою, смотрю на них, а живот сводит тошнота. Сначала я подумала, что мне просто показалось, но потом… я сорвалась на бег, удивив вышедших на свои балконы и выглядывающих из окон ведьм и вынудив заткнуться духов, которые свое традиционное «ведьма, выходи за некроманта замуж!» даже договорить не успели.

Тиша нашла меня в ванной, выворачивающей желудок, и единственным, что выдала ведьма, было потрясенное:

– Обана!

Уже через полчаса морские духи были выгнаны прочь, а в моей спальне собралось по меньшей мере десять опытных ведьм разных направлений. И вот они, проделав каждая какие-то странные манипуляции, пришли к одному выводу:

– Ждем ребенка!

Какого ребенка и откуда они его ждут – я так и не поняла, и последующие дни отказывалась верить в то, в чем меня старательно пытались убедить. Ну какой у меня может быть ребенок? Какая из меня мама?

Нет, я не верила. Я, наверно, еще месяц не верила.

К нам все также каждую ночь заявлялись все новые и новые существа, которых Эльмар доводил, уже даже король письмо написал: «Малика, имей совесть! Мне только дипломатических конфликтов и не хватает!». Но конфликтов не было и не могло быть – с пьяным некромантом никто связываться не будет, это все понимали. Зато я, воспользовавшись тем, что АркЯс письмо от короля передал, написала ответное с просьбой узаконить обратно ведьм, ну и заодно разрешить нам построить государственную ведьминскую академию.

В итоге мы с Джозефом поругались. АркЯс зачем-то перенес его прямо в мой кабинет, в котором я за столом сидела, и мы с королем спорили еще около часа. Он пытался убедить меня в том, что я совсем уже совесть потеряла, я же убеждала его в разумности этого решения.

А потом как-то так вышло, что я из-за стола вышла и король заткнулся, напряженно глядя на мой живот.

– Ты беременна. – Вдруг выдал он охрипшим голосом.

Опустив взгляд, посмотрела на свой совершенно плоский живот, вспомнила уже традиционные забеги в ванную, сложила два и два и…

– Нет. – Ответила, вопреки логике, абсолютно уверенная в том, что я не могу быть беременной.

Нет, физически могу, но я точно не беременна.

Его королевское величество посмотрел на меня как-то крайне странно… и дал согласие на создание академии.

Уже через пару дней указом короля была запрещена охота на ведьм. Отныне мы являлись полноправными гражданами королевства и подчинялись его законам наравне со всеми остальными.

Еще через несколько дней АркЯс перенес меня в королевский дворец, где мы с его величеством подписали договор о взаимовыгодном сотрудничестве между королевством и моим ковеном.

И разрешение на создание академии было у меня в руках!

Тьма, это было тяжело. Это было тяжело настолько, что я, весь день и частично ночь занятая составлением учебных программ и ознакомлением с установленными нормами, по ночам уже просто падала, напрочь игнорируя все так же приходящих на площадь существ.

А потом случилась еще одна странность.

Имя той странности – Эльмар. Он появился утром на нашей площади, привезенный и скинутый с метлы одной крайне злой ведьмой…

– Малика! – Крикнула эта самая злая ведьма, не спеша с метлы слезать и сидя на ней крайне грациозно в метре от земли.

– Кто это? – Не поняли встревоженные ведьмочки.

К счастью, я точно знала, кто это, поэтому радостная сбежала со ступенек и с улыбкой направилась к площади, совершенно не понимая, чего это вдруг мамуля грозно прищурилась, а у рыжего некроманта, с земли поднявшегося, лицо изумленно вытянулось.

– Мамуль, привет. – Да, я злая, гордая и обиженная, поэтому на Эльмара показательно внимания не обращаю.

Нет, ну нормально – свалил на несколько месяцев, пьет везде, где захочется, так и каждую ночь своих друзей ненормальных сюда присылает и спать не дает! Вот совсем совести нет! Совсем!

Мама с метлы спрыгнула и ко мне подошла, во все глаза глядя… на живот. Мой. Просто на взгляде она не остановилась, ведьма в него еще и пальцем ткнула и растерянно так говорит:

– Это что, это… внук?

Проследив за указанным направлением, я несколько раздраженно ответила:

– Нет, мам, это живот.

Мама после этого мне прямо в глаза крайне внимательно посмотрела.

– Нет, – говорит. – Это внук. Он же не только там, – на живот снова кивнула, – он еще и румянцем на щеках и блеском в глазах, дорогая.

И пока я стояла и пыталась понять, как на это реагировать, мамочка глянула на замершего Эльмара, громко усмехнулась и выдала:

– А я думала, справедливости в мире нет. Писец тебе, мужик.

И, вновь на метлу запрыгнув, мамуля невозмутимо упорхнула в небеса.

– Малика, – хрипло позвал Эльмар, который ее ухода даже не заметил. – У нас что… будет ребенок?

Я открыла рот, собираясь высказать ему все, абсолютно все, что я думаю и о нем, и о его умственных способностях, и о еженощном нашествии его собутыльников, но вместо этого почему-то тихонько выдохнула:

– Да…

Полный искреннего счастья взгляд зеленых глаз был мне лучшим ответом.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю