332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Терри Бэллантин Биссон » Звездные Войны. Боба Фетт: 2. Перекрестный огонь » Текст книги (страница 3)
Звездные Войны. Боба Фетт: 2. Перекрестный огонь
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 02:09

Текст книги "Звездные Войны. Боба Фетт: 2. Перекрестный огонь"


Автор книги: Терри Бэллантин Биссон






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 6 страниц)

Глава 10

Боба смотрел через узкий иллюминатор, как мощный корабль поднимался в облака над горами мусора Раксус Прайма. Он был рад видеть в последний раз эту самую грязненную планету галактики!

Дроид истребитель приближался к ним, но автоматизированные башни корабля были готовы к этому и уничтожали его иссушающим турбо огнем. Ниже стычки продолжались, солдаты клоны освободили рабов, дроиды продолжали свою работу в соединении графа.

Поскольку он видел, как клоны работают вместе, что бы управлять судном, Боба чувствовал муки ревности: Он жаждал получить в свои руки на контроль над судном. Он скучал по полетам, это было все, о чем он когда‑либо заботился или хотел сделать.

– Выхожу на внешнюю орбиту, – сказал СТ-5/501. – Прошу у «Кандасерри» разрешения на посадку.

– Посадку разрешаю.

Клоны хорошо работали вместе, выполняя между собой несложные действия по маневрированию и связи с полуслова. Они управляли судном умело, избегая огня и принимая точные решения, но без особой радости и стиля.

Боба нашел их захватывающими, но немного отталкивающими. Это было странно. Они были его братьями, хотя они не знали этого. Как и он, они были клонами Джанго Фетта, но они повзрослели в два раза быстрее его. Они выглядели и действовали на двадцать лет, а не десять.

Их стремительное взросление и разработка указывала на узость их интересов и отсутствие энтузиазма. Казалось, они не испытывали ни страха и ни волнения. Они не проявляли ни малейшего интереса к Бобе и это его устраивало.

Чем меньше я вижу эти парней, тем лучше.

Боба пошел в дальний угол кабины и открыл черную книгу, что оставил ему отец. Ему нужно несколько советов. Он должен чувствовать, что не один.

Но новых сообщений не было. Было лишь то, из‑за которого он попал сюда:

«Самостоятельности тебя научит граф»

Граф, который хотел убить его? Который украл кредиты его отца, обманул и предал его?

Но внезапно Боба понял, что означали зашифрованные сообщения отца.

Граф еще раз научил его никому не доверять. Граф научил его надеяться только на себя самого.

Граф научил его самостоятельности. А с ней пришла и уверенность.

Боба вернулся к экрану. Звезды! Он встретил их как старых друзей, с ожесточенной радостью. Он понял, как много он пропустил на Раксус Прайме, который был настолько загрязнен, что звезды не были видны.

Космос, холодный и пустой, здесь он чувствовал себя, как дома.

Корабль тихо летел через пустоту до тех пор, пока в поле зрения не попал боевой корабль – сначала как одна далекая точка света, одна среди миллионов; затем как медленно вращающаяся галактика, а вскоре принял очертания кинжала, становившегося все больше и больше, украшенного десятками турбо лазеров. «Потрясающе», сказал Боба. «Повторите, какое у него название?»

Это был самый большой корабль из тех, что он когда либо видел – большой плавающий в пространстве город.

– Космический корабль «Кандасерри». – Сообщил СТ-4/619. – Республиканский Военный транспорт, класса «Одобряющий». Семьсот пятьдесят два метра в длину. Экипаж семьсот человек, солдат и вспомогательный личный состав пятнадцать тысяч пятьсот человек.

– А Джедаи? – спросил Боба

– Их немного. Они должны быть на капитанском мостике

– Как зовут? – Боба желал, чтобы их звали Оби–Ван Кеноби или Мейс Винду, который убил его отца

– Глинн–Бети это джедай генерал, она уже работала с нами, – сказал СТ-4/619. – Ты встретишь ее или ее падавана, который тоже работает с сиротами.

– Падаван?

– Падаваны это будущие джедаи.

О, думал Боба, вспоминая юного джедая Анакина Скайуокера, который тоже присутствовал на смерти Джанго Фетта.

Боба почувствовал смесь возбуждения и опасения, когда они приближались к заднему стыковочному шлюзу «Кандасерри».

С прохода и окон можно было разглядеть маленькие фигуры: члены экипажа шли по своим служебным обязанностям, штурмовики клоны занимались строевой подготовкой.

И где‑то между этим ненавистные ему джедаи.

Вскоре, Боба знал, ему придется столкнуться с суровым испытанием. Если бы только он мог скрыть свою настоящую личность, джедаи смогли бы ему помочь убраться с Раксус Прайма подальше. Потом он мог бы начать поиски Аурры Синг и вернуть украденный «Раб I».

После нескольких маневров их корабль был готов к посадке. Шлюзы прошипели, посадочный трап опустился, двери открылись. Боба последовал за двумя клонами штурмовиков в огромное, закрытое пространство. Сооруженная стыковочная бухта была заполнена боевыми суднами и истребителями, выстроенными в аккуратные линии. Штурмовики клоны по четверо и по шестеро гуляли посреди них, то ли охраняя их, то ли ремонтируя их, Бобе сложно было определить.

Боба услышал шаги.

– Где сирота? – и серьезный голос. – Посмотрим!

– Здесь, – ответил СТ-4/619.

Боба увидел двоих в джедайских одеждах. Оба были не выше его.

Вот и все. Боба повернулся к CT-4/619 и CT-5/501.Они спасли его с Раксус Прайма. Он хотел с ними попрощаться и поблагодарить их.

Но их уже не было рядом. Может это были они среди группы клонов занимающихся ремонтом корабля Корд–Класса? Или они были среди четверки строя, которые выходили за двери?

Невозможно было сказать точно; все штурмовики выглядят одинаково.

– Сирота Тефф?

Боба стоял потупившись и лишь кивнул в ответ.

Джедай, которая стояла перед ним, была приблизительно полтора метра высотой, но излучала силу и влияние. Боба почувствовал бы это, даже если он не видел ее в действии, на поле боя. У нее были фиолетовые глаза и острая борода. Боба не был удивлен бородой. Он знал, что она ботанка, а все ботаны, мужчины или женщины, у всех были бороды.

У младшего джедая, падавана, были рога и три дружелюбных глаза.

– Мы не ожидали встретить сирот на Раксус Прайме, – сказала старшая джедай. – Меня зовут Глинн–Бети. Это – мой падаван Улу Уликс.

Юный джедай слегка поклонился. Боба поклонился в ответ.

– Ты уверен, что ты сирота и не сепаратистский шпион? – спросила сердито Глинн–Бети. Она казалось, не ждет ответа. – Тефф, да? Объясни, Тефф! Как ты попал на Раксус Прайм?

Боба сложил руки за спиной, так чтобы она не увидела, что они дрожат. Это оказалось сложней, чем он думал!

– Говори, сирота Тефф! Как зовут твоих родителей? И что в сумке? Открой ее, пожалуйста.

Боба запаниковал. Если бы он откроет сумку и джедаи увидят мандалорский шлем, они узнают, что он сын Джанго Фетта. Они арестуют его немедленно. Он не знал, что делать. Самостоятельность, не подводи меня теперь!

Вместо того чтобы показать содержимое сумки Боба решил сделать вид что он плачет. Он прикрыл лицо руками и начал плакать.

– Тьфу, ты! – Глинн–Бети явно было неудобно. – Улу, забери его в зал для сирот. Но сперва остановитесь у бакта–камеры – от него несет Раксус Праймом и кто знает, какую инфекцию он мог там подхватить.

Она резко повернулась, и ушла.

– Пойдем со мной, Teфф, – сказал падаван, кладя свою нежную руку на плечо Бобы.

– Не надо плакать. Давай‑ка переоденься в чистую одежду. Ты почувствуешь себя лучше. Ты не похож на шпиона, а свою историю ты расскажешь позже.

Боба всхлипнул, следуя за Улу Уликсом. Он старался скрыть лицо, скрывая свои истинные чувства. И это сработало! Так ему казалось.


Глава 11

Боба понял, что создание бакта–камеры было одним из важнейших открытий галактики. Он дышал через маску, когда был погружен в синтетический гель, который окутывал и восстанавливал каждый сантиметр его тела, внутри и снаружи, исцеляя и оживляя каждый орган.

Это заняло несколько часов.

После процедуры его тело всюду покалывало.

А еще он избавился от вони Раксус Прайма.

Так‑то лучше, подумал Боба, в то время как воздухоочиститель сушил его. Он надел чистый комбинезон, который Улу подготовил для него.

Он был рад видеть, что никто не открывал его сумку.

– Ты выглядишь другим человеком, – сказал Улу, когда он вернулся. – Как видишь, нет причин плакать. В ходе этой войны много детей были разлучены с родителями. Большинство из них воссоединяться, я в этом уверен. А пока, все вы сироты, временные сироты, будете помещены во временно очищенную зону в прекрасном Облачном Городе на Беспине.

Беспин! Боба оживился. Газовый гигант был довольно далек, но не слишком далеко от центра галактики, а еще был подходящим местом, чтобы начать поиски Аурры Синг. Дела налаживались.

Боба и Улу шли через залы просторного корабля. Он был похож на Корускант, уровни и уровни, пересекающиеся подъемами и спусками. Но залы не были наводнены пестро одетыми попрошайками и туристами изо всех уголков галактики. Более того, там были только две основных группы команда, состоявшая из представителей всех разумных рас или форм жизни. Разные по цвету, высоте и форме, они имели лишь одно сходство – пурпурные туники. И солдаты–клоны, все похожие друг на друга, независимо от того были они одеты в боевую броню или в красные костюмы. Без шлемов, их пустые лица не выражали ни эмоции, ни интереса к чему‑либо кроме их собственной шеренги.

Я надеюсь, что я не буду выглядеть таким же пустым, когда мне будет двадцать, подумал Боба с дрожью.

Улу Уликс был очень дружелюбен для джедая. Казалось, ему просто нужна была эта азартная надменность, которую Боба смешивал с порядком.

Наверно его выгонят, подумал Боба.

Они вошли в помещение, которые должно было быть одной из многих маленьких кухонь, специально сделанных для кормления круглосуточных патрулей.

– Другие дети будут обедать, – сказал Улу Уликс.

– Ты, должно быть, умираешь с голода. Что бы ты хотел?

Вся еда была незнакомой. Боба через стекло указал на то, что напоминало мясной пирог.

Улу прижал свою ладность к стеклу, вспышка лазера разрезала мясной пирог, затем он сам выплыл и начал опускаться из‑за действия искусственной силы тяжести на корабле.

– Спасибо! – сказал Боба, поймав пирог. На вкус очень даже ничего, особенно если учесть, что прошло немало времени с последнего раза, когда он мог нормально поесть.

Бобе не нравились джедаи. Совсем! Но ненавидеть Улу было трудно. Он был другим. Почти приятным.

– Ты не собираешься перекусить? – спросил Боба. – Можешь укусить у меня.

– Я не голоден. Я всего‑то ел позавчера.

В конце длинного коридора в глубине корабля они отыскали спальню. Там никого не было, но зато там было полно небольших кроватей.

– Выбирай свободную кровать, Тефф, – сказал Улу. – Остальные дети скоро вернуться с обеда. Они скажут тебе что делать. В целом это значит не мешать.

– И это все?

– Все, – сказал Улу. – Я отвечаю за сиротский приют. Это часть моей тренировки. Я пытаюсь сделать все как можно проще для вас, детей.

Улу улыбнулся и ушел, и Боба лег на одну из коек у стены. Это обещало стать чем‑то новым полная комната детей. Интересно, сможет ли он завести пару друзей? Да, это будет чем‑то новым. Его отец предупреждал его о дружбе и о том, что не следует привыкать к так называемым друзьям. Но Бобе все равно было интересно.

Но сейчас Боба слишком устал, чтобы думать об этом. Он лег и закрыл глаза. Казалось, что его голова едва коснулась подушки, как он проснулся от отвратительного кудахтанья, как будто его атаковала стая птиц.

Он сел в ужасе. Кошмар?

Он открыл глаза. Нет, это был не кошмар. Это были дети – они кричали, визжали, смеялись, прыгая на и под кроватями. Боба посмотрел на них и застонал. Крики были невероятно громки, и разнообразны. Он увидел, что более старшие дети (его возраста) были разделены на две группы, небольшая группа девочек, подозрительно поглядывающая на небольшую группу мальчиков.

Все же остальные дети вопили, смеялись и кричали. Беспорядок был ужасный. Боба застонал снова. Все было гораздо хуже, чем он представлял. Он, Боба Фетт, сын наемника, он мог управлять космическим кораблем и пережил не одно нападение… застрял с этими непослушными малолетками!

Мне здесь не место! Боба накрыл голову подушкой, надеясь, что он заснет прежде, чем сойдет с ума.

И ему повезло.

Он заснул.

В снах нет прошлого и будущего, только блестящее, бесконечное сейчас. В снах нет тяжести, нет голода и холода…

– Эй.

Боба застонал. Во сне он ехал на огромном звере, круг за кругом по арене, пытаясь догнать своего отца, но он ускользал.

– Эй!

– Да, – сказал Боба.

– Что да? – сказал голос со смехом.

– Держись – ответил Боба. Но держаться было не за что. Зверь исчез.

Боба сел и открыл глаза.

Он был в спальне сиротского приюта. Стоял тихий гул, неприятный, но терпимый.

Большинство детей играли в разные игры или игрушки. Все, кроме одного, сидящего у его постели.

– Просыпайся – сказал он… или она? Сложно было определить. Существо, сидящее на краю постели было гуманоидом, как и Боба, но с более темной кожей, короткими волосами и очень очаровательными глазами. Боба улыбнулся. Не смог удержатся. – Кто ты?

– Единственный серьезный отпрыск в этом зоопарке. И я именно тот, кто тебе нужен.

– И кто же ты?

– Друг.


Глава 12

– Я Гарр, – сказал гость, сидевший на кровати, и протягивающий руку.

Боба осторожно ответил на пожатие.

– Тефф, – сказал он, вспоминая имя, которое назвал джедаям. (Он обругал себя, желая быть более изобретательным.) Он сел и потер лоб. – Наверно я заснул. Долго я спал?

– Несколько дней, – ответил Гарр. – Обычный день, на самом деле, если считать по корабельному времени. Всегда заметно, когда появляется кто‑то новенький. Хотя ты и был в бакта–камере, но запах все еще остался. Где тебя подобрали, кстати говоря?

– На Раксус Прайме, – сказал Боба.

– Ух, неужели все действительно настолько плохо, как говорят?

– Хуже, – заверил его Боба. Он решил сменить тему. – А тебя где, эээ, подобрали?

– На Экскарге, – ответил Гарр. – Мои родители торгуют рудой. Когда сепаратисты прибыли для захвата нашей рудодобывающей промышленности, то первое, что они сделали – заключили всех под стражу. Поэтому мои родители спрятали меня. А потом, когда силы Республики контратаковали, меня и подобрали, но я так и не нашел своих родителей. А что с твоими родителями?

– Моими родителями?

Гарр обвел рукой сиротский приют.

– Все мы здесь потому, что разделены со своими родителями. Иногда мне кажется, что именно поэтому они называются сепаратистами. Так что с твоими родителями? Их взяли в плен или их, ну, ты понимаешь…

Гарру не хотелось произносить этого слова. Бобе наоборот.

– Убили, – сказал он. – Моего отца убили. Сразили. И я видел это. Я наблюдал за этим.

Боба посмотрел вниз и увидел, что его кулаки плотно сжаты. Он подумал, надо ли сказать Гарру правду о том, что на самом деле люди, убившие его отца, были не сепаратистами, а джедаями.

– Извини, – сказал Гарр. – Что случилось с твоей мамой? Если ты не против моего вопроса.

– Я не против вопроса, если ты не против того, что я не буду на него отвечать.

– Справедливо. – Гарр поднялся и протянул Бобе руку. – Пошли, найдем чего‑нибудь поесть. Кафе закрывается через несколько минут, значит космическая малышня уже закончила, поэтому мы сможем побыть немного в тишине и покое.

За несколько следующих дней, впервые в своей жизни Боба обзавелся другом. Он едва мог поверить в это. Он решил отбросить сомнения и просто принять это как подарок, подброшенный ему жизнью. По духу и по воспитанию Боба привык быть подозрительным ко всякому, кто слишком сближался с ним. Но в этот раз… ему нравилось.

Гарр умел веселиться. Когда у них было свободное от исследования корабля время, они играли в саббак вдвоем или просто–напросто лежали на своих кроватях и разговаривали, пытаясь не обращать внимание на беспорядок и сумасшествие, творившиеся вокруг.

Были и другие дети примерно их возраста, но Гарр избегал их, и Боба тоже. Они могли задавать слишком много вопросов. Из‑за того, что большинство сирот были гораздо младше их, Улу приходилось уделять очень много времени «космической малышне» (как их прозвал Гарр), и некогда было заботиться о том, чем занимаются сироты постарше.

Всем сиротам было запрещено разгуливать по кораблю без присмотра, но именно этим и занимались Гарр и Боба. Они говорили Улу, что собираются пойти в одну из библиотек за книгой (что было очень вряд ли, по причине того, что все что там было – скучные военные учебники), а сами исследовали коридоры корабля, которым казалось нет счету.

Боба поделился с Гарром своим наблюдением о том, что никто не замечает десятилетних. И это была правдой. Солдаты или члены экипажа, с которыми они сталкивались в коридорах, попросту считали, что эти двое не их дело, если вообще замечали их.

Политика не интересовала Гарра в отличие от космически кораблей.

– Это самый передовой штурмовой корабль во всем Республиканском флоте. – Объяснял новый друг Бобы. – На нем больше пятнадцати тысяч солдат, каждый из которых имеет самое передовое вооружение. Они все похожи, я думаю, они клоны.

– Представляю. – Сказал Боба. Он задавался вопросом, что бы подумал Гарр, если бы узнал о настоящем происхождении клонов.

Любимым местом Гарра был задний стыковочный отсек, в котором были выстроены космические штурмовики, готовые к бою и обслуживаемые суетящимися дроидами–техниками.

– Я мог бы управлять одним из них. – Сказал Боба однажды. И сразу же пожалел за сказанное, это зашло слишком далеко.

– Правда? – спросил Гарр. – Кто тебя научил? Твой отец?

Боба кивнул.

– Мою маму хватил бы удар. Что твоя мама думает по поводу того, что ты уже летаешь в таком раннем возрасте?

– Честно говоря, не знаю. Я никогда не спрашивал ее об этом.

Боба знал, что его слова звучат неискренне.

Любимым местом Бобы был задний отсек наблюдения, или попросту «Зона». Это маленькое холодное помещение под прозрачным куполом обычно было пустым из‑за того, что члены экипажа были слишком заняты, чтобы смотреть на звезды, а солдат не волновало ничего кроме войны и муштры.

Корабль находился в обычном пространстве, что означало, что звезды не проносились мимо (или появлялись на мгновение, чтобы также пронестись мимо), как это с ними бывает в гиперпространстве. Даже, несмотря на то, что корабль мчался со скоростью несколько тысяч километров в секунду, казалось, что он просто стоит на месте, настолько огромным был космос.

Боба стоял или сидел на скамье, и рассматривал звезды во всех направлениях. Планет видно не было, только газовые гиганты, карлики, квазары и редкие пятна, обозначавшие местонахождение черных дыр. Далекие галактики выглядели завитками огня.

– Ладно, мы посмотрели на космос, и он скучный! – Гарра всегда интересовали больше приключения, чем астрономия. – Давай поищем другое развлечение.

– Еще пару минут… – Бобе нравился вид, но мечтать, глядя на звезды, ему нравилось даже больше. Он все время мечтал о дне, когда получит назад «Раб I» и сможет самостоятельно изучать звезды.

Часто, когда Боба и Гарр исследовали коридоры корабля, им приходилось отходить в сторону, уступая дорогу отрядам клонов, марширующих в столовую или в главный стыковочный отсек для боевого вылета.

– Выглядят жутко, – сказал Гарр.

– И мне так кажется.

– Они даже без шлемов выглядят все одинаково.

Солдаты маршировали с места на место, или сидели в своих казармах и начищали свои тибанновые бластеры. Они никогда не разговорили с теми, кто был не из их числа, да и вообще почти не разговаривали между собой. И уж тем более никогда не обращали внимание на двух десятилеток, разгуливавших среди них. Они всегда ходили лишь в группах по четыре, шесть, десять человек, все время четным числом. Им не нравилось быть поодиночке.

Их также не интересовало то, что Боба и Гарр продолжали ходить везде вместе. Они видели большие воздушные фермы, охраняемые дроидами, которые превращали отработанные воду и воздух в чистые, в точности как это делают леса и водоросли на планетах. Видели огромные плаза–двигатели, также находящиеся под охраной дроидов и нескольких уставших членов команды, видели солдат–клонов, вечно спокойных, никогда не скучающих, бесконечно чистивших свое оружие.

В течение нескольких дней исследований они побывали практически в каждом уголке гигантского штурмового корабля, за исключением одного места.

Мостика.

– Я бы все отдал, чтобы увидеть мостик! Я даже пытался один раз пробраться туда, но у меня не вышло. Детям туда нельзя! Мостик – это место, где заседают джедаи, сам знаешь.

– Да какая разница? – сказал Боба. Чем меньше он видел джедаев, тем лучше. Но, к счастью, казалось, что они потеряли всякий интерес к нему после того как он удивительным образом был найден ими на Раксус Прайме.

– Большая! Я восхищаюсь джедаями. Они хранители цивилизации, готовые пожертвовать всем, чтобы жить в мире. Хотел бы я, чтобы у меня обнаружилась Сила и меня бы тренировали как джедая. А ты бы хотел?

– Я – нет, – ответил Боба. Он думал о том, сказать ли Гарру правду о том, что он ненавидит джедаев и хочет быть охотником за головами, как его отец.

Но он решил не делать этого. Всегда есть предел доверия, даже между лучшими друзьями.

У Гарра была и своя тайна, насколько Боба мог предположить. Или по крайней мере он скрывал что‑то.

Загадка была в том, был Гарр мальчиком или девочкой. Прошло уже настолько много времени с того момента как Боба пытался понять это, что сейчас ему было крайне неудобно спрашивать об этом. Но он знал достаточно, что не позволить смущению удержать его (и, конечно же, он немного опирался на эрудицию).

– Гарр, – начал он в один из дней, когда они прогуливались по длинному коридору. – Ты не против, если я задам тебе один вопрос?

– Конечно, нет, Если ты не против, что я не отвечу.

– Справедливо, – сказал Боба, припоминая, что тоже самое ответил Гарру, после того как тот задал ему вопрос о его матери. – Ты мальчик или девочка?

– То есть, мужчина или женщина?

– Ну да.

– Я не знаю на самом деле. То есть, я понимаю, о чем ты, но я не могу сказать мужчина я или женщина. На моей планете это неизвестно, пока нам не исполнится тринадцать.

– Как это неизвестно?

– Примерно в то время, когда нам исполняется тринадцать, наши тела меняются, и мы можем стать либо одним, либо другим. А до этого времени, все это, как бы, напрягает.

– Здорово. Мне просто было интересно.

– А есть разница? – спросил Гарр.

– Не для меня.

– Хорошо. Хотел бы я, чтобы все были как ты, Тефф. Ты никогда не задумывался, почему я не общаюсь с другими десятилетними? Они по–разному ведут себя в зависимости от того, мальчик ты или девочка и никак иначе. С ними нельзя быть просто ребенком, просто человеком.

– Дураки, – сказал Боба, – Хотя он не был удивлен. Он всегда считал, что большинство людей, в том числе дети слегка туповаты. – Неужели нельзя просто относиться к кому‑то как к другу?

– Не–а. Да брось ты! Давай чем‑нибудь займемся!

Снова одни.

Военный корабль медленно двигался (меньше скорости света) сквозь обычное пространство с целью отыскать войска сепаратистов. Битв больше не было, хотя они слышали слухи, что они все еще происходили по всей Республике.

– Скоро корабль перейдет в гиперпространство, – сказал однажды Гарр. – Он перенесет нас в один из центральных миров, скорее всего на Беспин, где нас передадут на попечение одного из приютов. Я надеюсь, мы останемся вместе.

– Я тоже. – Бобе не хотелось говорить другу о том, что этого не случится. У него не было намерения отправляться в приют.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю