332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Татьяна Анина » (не) фиктивный брак (СИ) » Текст книги (страница 1)
(не) фиктивный брак (СИ)
  • Текст добавлен: 16 октября 2020, 05:30

Текст книги "(не) фиктивный брак (СИ)"


Автор книги: Татьяна Анина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 6 страниц)

Татьяна Анина
(не) фиктивный брак

1

– Подумай! Денег отвалят, коммуналку оплатить сможешь, – трещала Ритка, наливая в свой стакан последний чай в моём доме.

Вот и пришла пора сушить чайные пакетики на батарее, а потом их снова заваривать. В одноразовом чае нынче много красителей, чашек на пять хватит.

– А что сама не согласишься? – с подозрением покосилась на подружку, которая принесла пирожные и сама всё съела.

Я быстро взяла из коробочки последний эклер и отложила в сторону. Риткины щёки перестали шевелиться, и она внимательно посмотрела на «сбежавшее» лакомство своими вечно голодными карими глазками.

– Так, я это…, – пробубнила она. – Коля же меня убьёт.

– Погоди. Брак то фиктивный. Деньги забрали и разошлись.

– Коля так не может, – наотрез отказалась Рита, видно, Колей научена.

А я могу? Нет, деньги нужны, не спорю. Мне так очень. А Ритке то какая выгода?

– Тебе тоже заплатят, что уговорила? И почему именно я?

– Мне заплатят. Немного, – Ритка допивала чай и отрясала толстые пальчики. – Айгерим со мной училась. Спросила. Я к тебе. Там срочность большая. Надо по-быстрому. Завтра.

– Завтра у меня учёба.

 Я с тоской посмотрела, как Ритка пошла ставить чайник. Она изнасилует мой чайный пакетик, он будет негодным и перестанет удовлетворять мои потребности по утрам.

И тут отключили свет.

За неуплату.

Но Ритка этого не знала, заверещала, как ненормальная. Я чиркнула зажигалкой и подожгла фитиль приготовленной свечи.

Не всё так плохо. У меня на ужин эклер. И Дмитрий Николаевич обещал скоро выплатить аванс.

Скуля, Ритка пробивалась к прихожей.

– А как телефон заряжать будешь? – ругалась она в темноте.

Упс. Об этом я не подумала.

– Час времени тебе, потом буду Машке, Лизке и Таньке звонить.

За ней захлопнулась дверь.

Машка не пойдёт на такое, у неё свадьба через месяц. Никто не знает, потому что деньги экономят. Но могут с женихом сообразить, отложить свадебку на время, чтобы срубить немного деньжат. Лизка не согласится, у неё мать строгая, лет до тридцати будет пасти. Танька не согласится, потому что она осторожная, а фиктивный брак это опасно.

Чем, я пока не знала. За интернет не заплачено, посмотреть не смогу.

Кинула взгляд на телефон. Заряд заканчивался. Пришлось позвонить боссу.

Я работала в магазине автозапчастей, простым менеджером. Толкалась после учёбы в торговом зале. Иногда кидали в офис, где оформляла заказы. А так я учительница рисования. Просто способная и обучаемая. Интернет в помощь мне всегда, я теперь юзаю в иномарках. Чуть что, могу у Лёшки Поликарпова спросить, он ко мне не только яйки подкатывает, но и шаровые опоры, лонжероны и другую хрень, в которой я пытаюсь разобраться.

И так уже полгода. Утром учёба, после обеда работа. Хорошо хоть взяли. Низкий поклон тому самому Лёшке Поликарпову.

Одной девушке нужно выживать. Вот у меня отца отродясь не было. Я даже мать трясла, не из пробирки ли я. Она обижалась. А потом захворала матушка, и пришлось хоронить, когда мне было двадцать. И последние два года, я с ума схожу и понимаю, что не тяну квартиру совсем. Две комнаты, семьдесят квадратов. Пора уменьшать жилплощадь, а жалко.

Жалость моя закончилась отключением электричества.

– Да, – каркнул в трубку мой начальник.

– Дмитрий Николаевич, это я, Леся Перепёлкина. Вы обещали мне аванс…

– Ты уволена.

– Э-э-э, Дмиртрий Николаевич…

– Оптимизация, Перепёлкина. С вашим образованием стоит попытаться устроиться, кисточками торговать.

– Я же у вас работала в отделе красок, – проскулила я.

– Расчёт после пятнадцатого…

– У меня свет отключили! – я взорвалась.

– Замуж пора, раз света нет, – ответил Дмитрий Николаевич и повесил трубку.

Теребилось пламя свечи, откидывало страшную тень на старые обои моей кухни. Экран телефона погас, стараясь сэкономить заряд батареи, которую я не скоро заряжу. Если только в универе.

Никакого трудового договора, пожизненный испытательный срок, обычно этим и заканчиваются.

– Эх, была не была, – решилась я, изменив в этот момент всю свою последующую жизнь до неузнаваемости.

Ритка обрадовалась. Попросила прейти в загс в семь утра. Сумму не назвала. Там назовут, ей такую информацию не доверили.

Вот и всё. Свечку беречь не буду, на новую  хватит… Надеюсь.

2

Хорошо, что вся история с отключением электричества произошла поздней весной. Утром в окно заглядывали лучи раннего солнца. Они проникали сквозь розовые тонкие занавески и ползли по старому серому линолеуму, оставляя приятный яркий отблеск. Осветили ножки моего мольберта, на котором стояла дипломная работа.

Очень живописно.

Мой диплом -декоративный натюрморт, выполненный гуашью. Ваза, дыня и в миске вишня. Всё это было разбито на ломаные кусочки, и выглядело, как сложенный витраж или мозаика.

Я старалась.

 У меня уже и на бумаге по этой теме написана работа. Мой преподаватель оценил. Пообещал, что я всё сдам, и ушёл бухать.

Я сонно вылезла из кровати, начала её заправлять. Всё в моём доме было старым, затасканным. Поэтому нитка с иголкой всегда имелись. Зато чисто.

Квартира была бабушкина. Мы переехали с мамой из деревни, и школу я заканчивала уже в городе. Всегда жили бедно, но жили. И я должна справиться.

Застелив старый плед, я пошарпала к ванной комнате, где привела себя в порядок. Распустила тёмные локоны ниже плеч, протёрла голубые глаза. Сама себе улыбнулась. Мама говорила, что по утрам нужно улыбаться. Так она и запомнилась мне, доброй и улыбчивой.

До загса было ещё время. И единственное, чего я боялась, что меня кинут. Деньги позарез нужны.

На собственную свадьбу, я решила накраситься. Села с зеркалом на кровать, достала косметичку. Кое-что там ещё моя мама экономила, и, похоже, что-то от бабушки досталось.

Личико в зеркале меня вполне удовлетворило. Я подошла к шкафу. Выбрала короткое летнее платье. Белого цвета с оранжевыми цветами. Золотистые босоножки на высокой шпильке. Их я тоже «экономила», вдруг доживут до тех пор, когда я перестану на каблуках ходить. Кофточку светло-бежевую достала. Взяла сумку со всеми нужными документами и тетрадью по графике. Необходимо последние лекции отсидеть и уже спокойно думать о будущем.

Я закрывала старую дверь в свою квартиру и думала, как прекрасно мне будет здесь жить одной, да ещё и с деньгами на первое время.

Как же я ошибалась!

Здание загса пряталось в буйно цветущем старом парке. Несмотря на раннее время, всё было уставлено солидными машинами. И ни на одной не было ленточек или куколок. Словно не жениться приехали, а хоронить кого-то.

Я поднялась по белоснежной лестнице. На каждой ступеньке лежали лепестки роз и рис.

Как же это красиво!

На свадьбах наряженные невесты, ухоженные женихи. Много гостей и весёлый праздник. Всё организовано, цивильно, с профессиональным фотографом.

А ты идёшь к семи утра заключать фиктивный брак неведомо с кем.

Я чуть не заплакала от горя. Почему я такая несчастная?

Вошла в стеклянную дверь. Прямо передо мной улетала вверх торжественная лестница. Справа от меня сидел охранник, слева двери в кабинеты, где работают с документами.

Всё чистое, белое, помпезное. Голуби искусственные, ленточки и шарики. Всё блистает и отправляет в светлое будущее с наилучшими пожеланиями.

Вдохнув воздух чужого счастья, я повернула в сторону кабинетов и хотела пройти по широкому коридору. А там народа полно,  и все мужики.

 Вряд ли в нашем загсе устраивают день ЛГБТ.

Мужчины были все нерусские, черноглазые. Смотрели на меня, словно волки на одинокую лань. Я вошла в ступор и дальше решила не пробиваться.

– Олеся?

О, я её знала. Та самая Айгерим.

Смуглая кареглазая девушка. На лицо симпатичная, но жутко кривоногая. И юбки ниже колен это только подчёркивали. Она была одета в строгий чёрный костюм. Я плохо знала кто она,  вроде дочка богатого папочки. Училась на юридическом факультете с моим незабвенным ухажёром Мартином Липовым.

Но что-то  не помню, чтобы она с такой охраной ходила.

– Да, привет, – я ответила спокойно и даже строго.

– У нас с тобой будет устный договор, – шептала мне Айгерим. – Нужно будет два месяца улыбаться мужу на улице. За ним присматривают. И никто не должен знать, что брак фиктивный.

– Сколько денег? – я со страхом оглядывалась на голодных мужиков.

– Двести тысяч, но сумма не должна оглашаться нигде.

Понятно почему. Ритка сдохнет от зависти. Я уже умирала.

Когда мечты начинают сбываться, тут главное, не растеряться.

– Переводи, – в горле резко пересохло.

– Половину суммы сейчас, другую через два месяца, – она залезла в свой телефон.

Я не смогла ответить, только кивнула.

Из белоснежной дверцы в коридор вышла пожилая пара. Полная старуха в платке и каких-то ужасных юбках. И сухонький старичок в солидном костюме.

Братва зааплодировала. Мы с Айгерим посторонились. Новобрачные уходили, уводя за собой свою чёрную отару.

Но не полностью. Четыре мужика остались.

Брякнул мой телефон. Пришло сообщение, что мой банковский счёт пополнился на необыкновенную, просто сказочную для меня сумму. Телефон тут же умер от счастья. Заряд закончился.

– Пойдём, – Айгерим потащила меня в тот самый кабинет, откуда вышли старики.

Следом за нами мужчины.

Я оглянулась. Тоже нерусские.

Да и фиг с ним! Какая мне разница, когда я сегодня хорошо покушаю.

Два молодых человека в чёрных футболках и чёрных джинсах. Крепкие, здоровые. Носатые. Один высокий в чёрном костюме имел голубые глаза и тёмные волосы. Он мне больше всех понравился. За ним стоял мужчина за тридцать точно, с большими чёрно-карими глазами и таким взглядом, что я даже не захотела смотреть, во что он одет.

 Как галки, все чёрные.

Точно похороны.

Я подала свой паспорт. Рядом Айгерим положила паспорт моего будущего мужа. Ни одной русской закорючки. На фото лютый взгляд тех самых страшных глаз. На губах Тыргындыр Тыргындыева была лёгкая ухмылка.

Так и есть, тридцать четыре года.

– Поздравляю вас Олеся Ивановна и Даяр Иванович.

Мамочки, держите меня! Умру сейчас от смеха. Он Иванович!

Ставила подпись, давясь и хихикая. На мужа не смотрела, но чувствовала, что он смотрит на меня.

Взгляд тяжёлый, физически ощущается.

Подошёл ближе. На каблуках я с него ростом. Пахло от него приятным парфюмом с морскими оттенками. Я глянула на его руку. А там…

Пробу негде ставить. Все пальцы исколоты чёрными татуировками. Эти расписные культяпки потянулись к моей руке, а я, с трудом сдерживалась, чтобы не отшатнуться.  Они были горячие и жёсткие с шершавой кожей.

Улыбка резко исчезла с моего лица. Я ослабла.

Сидевший. И следят за ним. Вот уж я попала! Подписалась, блин.

Мужчина надел мне на безымянный палец правой руки кольцо. Принудительно получилось. Кольцо было тяжёлым, и я вдруг представила, как он на зоне выпиливает его из стальной гайки. По цвету тоже подходило. На обруче была плоская площадка с отдельной вставкой, напоминающей облако. Там в несколько рядов сияли бесцветные камушки.

Украшение было великовато, и Даяр (или Дояр, как их там правильно) рявкнул на странном языке. Я чуть не подпрыгнула от его голоса.

Подкусив губу, медленно стала вытаскивать свою руку из его руки и покосилась на довольную Айгерим.

Фиктивный брак не предполагает супружеских отношений. Ведь так? Фикция это пустышка. Так что мне не придётся слушать Даяра постоянно.

– Уменьшим на размер, – виновато ответил один из парней. И протянул ко мне руку, как нищенка. Я тут же отдала ему кольцо.

Во что я вляпалась?

– Муж возьмёт фамилию жены, – с показной улыбкой на губах говорил работница загса, а в глазах её светлых полное сочувствие мне.

А что не имя? И вообще, что здесь происходит? Мне стало душно и тошно. Я сняла кофточку и погладила свою шею.

Я на всё согласна, лишь бы это животное больше не гаркало. И уже можно заканчивать.

– Поздравляю, – обрадовала меня женщина с документами в руках.

Я натужно улыбнулась. Нас фотографировала Айгерим.

Чужая лапища на моей талии. И я вытянулась по струнке и чуть отшатнулась от Даяра. Резко замёрзла и накинула кофту обратно.

Ух, это было сложно.

Мы вышли из кабинета. Там остался мужчина с голубыми глазами. Мне паспорт вернули, паспорт моего фиктивного мужа оставили.

– Айгерим, – шёпотом позвала я, со страхом посматривая на впереди идущих мужчин. – Как часто я должна появляться с ним на улице?

– Три раза в неделю в общественных местах: ресторан, кино, кафе, набережная. Сама выберешь.

– Хорошо, – камень с души упал.

– Ты в универ? Я подвезу.

3

Айгерим очень хорошо водила машину. В городе ориентировалась. Она казалась мне такой деловой  приятной женщиной, намного старше меня, хотя мы ровесницы.

– Айгерим, – в её машине вкусно пахло, и я не сразу решилась начать разговор, вначале насладилась комфортом. – У тебя похоже колодка на правом колесе бьёт.

Это я не решалась спросить про своего фиктивного мужа.

– Серьёзно? – удивилась девушка и даже расстроилась. – Надо в сервис отдать.

– Расскажи мне про Даяра, – попросила я, набравшись смелости. – Он сидел?

– Да, с моим отцом двенадцать лет назад, – как само собой разумеющееся ответила она. – Я мало что знаю. За бандитизм отсидел год, пока суд шёл, потом оправдали. Кликуха Трёхглав. Он по трём статьям проходил, но не смогли доказать. Отец русский, поэтому Иванович. Но в России давно не жил, вот решил на родину вернуться.

– Почему за ним следят? – мне стало плохо.

Могли бы там спортсмена подсунуть, бизнесмена. Нет, специально для меня, настоящий эксклюзив, не просто гастарбайтер, какой-то ещё и бандит.

– Он сейчас проходит по экономическому преступлению. Обвинение не предъявлено. Из обвиняемого перешёл в свидетели. Следят за ним, и не только органы власти. Я с ним не общалась, нашей фирме заказали привести его документы в порядок. Вот и всё.

– Айгерим, почему я? Наверняка, есть люди, которые зарабатывают на фиктивных браках.

Не, я деньги не верну. Просто интересно, я как попала в поле видимости опасного человека.

Девушка неожиданно весело рассмеялась, завернула в сторону проспекта, на котором стоял наш университет.

– Помнишь, мы вас с Ритой встретили на море. Я тогда со своим женихом была.

Как такое забыть?  Это я в очередной раз решила подработать, поехала вожатой в детский лагерь. Чуть не утопилась с этими детьми. Тогда я точно решила, что в школу работать не пойду.

– Да, мы ещё фотографировались. Нас тогда было восемь девчонок, – я улыбнулась. – Фотка у меня эта есть.

– И у меня, – Айгерим посмотрела на меня. – Папа мой Даяру показал, мол, какие красивые девочки с дочерью учатся. По легенде, он ткнул в тебя пальцем, и сказала, чтобы оформили брак с тобой.

– А Ритка сказала, – растерянно обронила я. – Лизка там, Танька…

– Нет, – покачала головой Айгерим. – Ритке я сказала, чтобы уговорила тебя любой ценой. В цену за услуги оформления документов входил брак с тобой. Я узнала о тебе. Не замужем, детей нет, живёшь одна. Считаешься самой приличной девушкой университета. И без денег. Всё хорошо сложилось. Правда?

– Ага, – выдохнула я и втянула голову в плечи.

Когда Айгерим припарковалась, поспешила покинуть её машину.

Пальцем ткнул! Трёхглав! Три раза в неделю ходить улыбаться!

Двести тысяч!

От парковки до входа в университет было недалеко. Но до него я не дошла, мне перегородили дорогу двое мужчин. Один здоровый молодой в кожаной куртке, которая не натягивалась на его бычью фигуру. Другой представительный, с сединой в волосах.

– Перепёлкина Олеся Ивановна? – спросил старый и улыбнулся неприятной улыбкой, в которой показались жёлтые зубы.

– Да, – струхнула я и с подозрением смерила мужчин взглядом.

– Я представитель компании «Мегазайм», мы занимаемся выдачей ссуд под проценты.

– Мне не нужны деньги, – я сделала шаг назад от них. Рядом со мной встала Айгерим и внимательно незнакомцев рассмотрела.

– Ваша мама, Оксана Васильевна Перепёлкина, три года назад взяла у нас займ, под залог квартиры. В данный момент все сроки истекли, проценты капают. Мы вынуждены будем подать в суд. Но прежде, хотим договориться о возврате долга.

Он назвал сумму, которая выбила землю из-под моих ног.

Спасибо, мама. Ты никогда не умела распоряжаться деньгами. Мало того, что деньги взяла втихаря и меня в курс дела не поставила, так ещё деньги на лечение, которые с неба якобы на тебя свалились, не помогли.

– Я впервые это слышу. Квартира полностью оформлена на меня, – замогильным голосом начала говорить я, с надеждой посмотрела на молодого юриста рядом.

– Документы заверены нотариально, – продолжался улыбаться старик. – Раз квартира ваша, все обременения теперь на вас.

– Здравствуйте, – поздоровалась с мужчинами Айгерим. – Для начала мы всё проверим. Правильно ли оформлены были документы на залог. Затем вам придётся доказать, что ваш клиент получил деньги. Поскольку Оксана Васильевна скончалась, и мы не знаем, сколько она получила и когда. Дальше мы выясним, какими образом была оформлена в собственность квартира с обременением на постороннее лицо. Не всегда покупатель или наследник квартиры платит по долгам бывших владельцев. И никогда больше не встречайтесь с Олесей Ивановной лично. Любое общение с этой минуты будет происходить только в письменном виде и официально.

У мужиков вытянулись морды. Глаза зло заблестели. Айгерим взяла меня под руку и повела к университету.

– Думаю, после этого они отвянут от тебя, – усмехнулась девушка. – Такие встречные, поперечные не готовы в суды подавать. Обычно документы не в порядке и доказать получение денег не могут.

Айгерим встретила знакомых и оставила меня одну.

Я ещё долго оглядывалась назад, но мужчины ушли. Оставив мне камень на сердце. Вот это я влетела! А если они не отстанут?

– Леська!!! – на меня запрыгнула коровушка Рита.

Щеголяла в новеньком платье. Замечательное. Прятало недостатки фигуры и подчёркивало достоинства. На каблуки встала. Интересно, сколько ей заплатили?

– Слушай, Лесь. Мы с Колей собираемся уезжать, а у меня место горит. Гимназия три раза в неделю…

Блин, эти три раза в неделю, прямо ножом по горлу.

–… кружок ИЗО в гимназии. Платят не много, но дети приличные, и забот никаких. Возьмёшь?

– Да, – кивнула я. – Мне работа нужна.

– Отлично, – она всунула мне какой-то листочек с телефоном и адресом. Поменялась в лице, широко улыбнувшись. От этого её щёки полностью скрыли глазки. – Привет, Мартин.

Рита Мартина любила. Его все любили, он у нас перспективный юрист с богатым папочкой, как Айгерим.

Видела я его водительские права, так что Мартин – он для нас, а так Мартын. Я ржала долго и упорно, потому что имя у меня ассоциировалось исключительно с цыганами. Я даже знала парочку таких.

Мартин высокий брюнет. Не то чтобы симпатичный, его делала брендовая одежда и особенный лоск, но больше всего девушек привлекали его машина и наличные.

И я не стояла в стороне. В отличие от других девушек, которыми владел Мартин, меня он ни разу не затащил в свою постель, но свозил к родителям. И скажу я вам, лучше бы он меня трахнул и бросил, чем вот такое унижение пережить. Его «замечательная» маман пыталась вытереть об меня ноги, смешала меня с грязью, обозвала последними словами и велела к своему драгоценному отпрыску не приближаться. Потому, что я, по её мнению, нищенка с помойки.

А Мартын влюблён. На первом курсе пытался соблазнить, на втором проиграл кучу денег дружкам, потому что не смог меня поиметь. На третьем уже задумался о свадьбе, и в начале этого учебного года свозил к своим родителям, после чего я ему всё сказала.

Но он не отстал.

И я знаю почему. Я славлюсь, как самая приличная, самая недоступная девушка университета. И внешностью не обделена. Все думают, что я такая нежная, волшебная целка, которую никто поймать не может.

Милые мои! Я родилась и жила в деревне. Я до переезда в город, так оттянулась, что до сих пор стыдно. У меня всё попробовано, Мартину краснеть и краснеть за меня. А потом, я решила начать новую жизнь и в университете не гуляла. Затем, мама умерла.

 У меня просто нет сил на сексуальные утехи. Когда ровесники по клубам прыгают, я вкалываю на трёх работах.

Если вы чего-то не видели собственными глазами,  не значит, что этого нет. Так что зря обо мне такое мнение сложили.

– Привет, Леся. Потрясающе выглядишь. Раньше не красилась, – он восторженно смотрел только на меня. – Встретимся сегодня в кафе, можно в студенческом?

– Нет, – сразу поставила все точки над «и». – У меня работа, я слишком занята для уединённых встреч.

– Лесь, – он неожиданно взял меня за плечи и заглянул в глаза. – Диплом вот-вот. Я хочу, чтобы ты рассмотрела мою кандидатуру на роль будущего мужа.

– Так она замуж только что вышла!

Рита, ёхарный бабай! От того, что Мартин сейчас от меня отцепится, он же к тебе не прицепится. И Колю твоего не выгонит.

Но может и к лучшему. Жениться Мартину на мне никто из его родителей не позволит. А самому Мартыну только одного и нужно. Я его гордость задела, он меня не выиграл. Ничего не получил, самовлюблённый мажор.

Руки парня оторвались от моих плеч. В его взгляде: борьба и великие войны. Там и ревность, там и обида, и злоба, жажда мести и погибающая любовь. Лицо меняло эмоции. Мартин с трудом переварил информацию.

– За кого? – злобно прошипел он.

Рита поджала нижнюю губу. То, что брак фиктивный, говорить запрещалось.

– За мужчину своей мечты, – хмыкнула я и, отвернувшись от них, пошла в университет.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю