332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » София Чайка » Тринадцать лет спустя (СИ) » Текст книги (страница 1)
Тринадцать лет спустя (СИ)
  • Текст добавлен: 21 октября 2016, 20:38

Текст книги "Тринадцать лет спустя (СИ)"


Автор книги: София Чайка






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 10 страниц)

София Чайка
Подруги. Друзья. Книга 1. Тринадцать лет спустя

– Повтори, что ты сказала, Тина? Здесь сегодня так шумно, что я почти ничего не услышала.

Маленькая рыжеволосая девушка наклонилась к своей не совсем трезвой подруге.

Три девушки сидели за круглым столиком в кафе с популярным названием «Фантазия» и пили игристый напиток. Чтобы получить его, им пришлось соврать официантке и прибавить себе еще один год. Из магнитофона, теснившегося на полке с десертами, лились песни «Иванушки International».

– Катерина, ты ужасно рассеянная. – Высокая брюнетка затушила очередную сигарету и пригубила шампанское. – Я говорила вот о чем – мы так долго дружили в школе, что будет преступлением не узаконить наши встречи в будущем.

– Точно, я согласна, – стукнула ладонью по столику третья собеседница, крепко скроенная блондинка. – Разъедемся, кто куда, ищи потом друг дружку.

– Это, конечно, хорошая идея, – согласилась с подругами Катя. – Но как это практически организовать? Есть подходящая идея?

– У меня есть превосходная идея, – торжественно объявила брюнетка и откинула за спину свои красивые длинные волосы жестом, неизменно привлекающим внимание мальчишек, – Каждый год в этот самый день… Сегодня тридцать первое июня?

– Первое июля, – поморщилась Катя. Да уж, сообразительная Тина никогда не обременяла себя такими несущественными деталями.

– Кажется, я слишком много выпила, – Алевтина отодвинула от себя бокал и продолжила. – Каждый год первого июля мы будем встречаться в этом кафе и делиться обретенным опытом.

– Точно, я согласна, – подняла руку Варвара, чтобы в очередной раз стукнуть по столу.

– И я тоже, – предупредительно схватила подругу за руку Катя. – Надеюсь, к следующему году ты перестанешь громить мебель, Варя.

– Точно… – блондинка попыталась снова ударить ладонью по гладкой поверхности столика, но, наткнувшись на недовольный взгляд строгой подруги, схватила свой бокал и допила шампанское. – Опытом делиться полезно. А твоим, Тина, даже интересно.

Красивая брюнетка обвела взглядом зал, одаривая царственным взглядом знакомых парней, и сказала:

– Не нужно преувеличивать мои скромные знания, ведь я еще очень молода. Хочу напомнить всем, кто уже забыл, школьный выпускной бал состоялся всего несколько дней назад, но… я уверена, что уже через год Тина Сосновская сумеет рассказать вам много полезного и захватывающего. – Ее подруги согласно кивнули в ответ. Они нисколько не сомневались в удивительных способностях самоуверенной Алевтины. – Давайте, девчонки, скрепим наше соглашение выпитой до дна бутылкой. Неизвестно, когда еще нам удастся так напиться. Нужно готовиться к вступительным экзаменам в институт.

– За нашу следующую встречу! – стараясь перекричать шум, воскликнула Катя Величко.

– Точно! – выкрикнула Варвара Завирюха и стукнула ладонью по столу.

Глава 1

– Она не придет, – проворчала Катерина, недовольно оборачиваясь к входной двери бара «Феерия», который тринадцать лет назад именовался кафе «Фантазия».

Они с Варварой уже целый час ждали свою подругу, но та опаздывала. В лучшем случае.

Летняя дневная жара наконец-то сменилась вечерней прохладой, но в баре воздух так и не остыл, несмотря на то, что кондиционер работал на полную мощность.

Пожалуй, требовалось три кондиционера, чтобы охладить горячую атмосферу, царившую в увеселительном заведении в этот вечер. Кроме них здесь собрались еще несколько компаний, празднующих дни рождения, поэтому в небольшом, тускло освещенном помещении было очень шумно и очень тесно. Войдя этим вечером в небольшой зал, девушки порадовались, что заказали столик несколько месяцев назад.

Разношерстная публика собралась совсем недавно, и приглашенные еще осваивались и знакомились.

То и дело в сторону светильников летели пробки от шампанского, и официанты с тревогой следили за траекторией их полета. Провозглашались многочисленные и пока длинные тосты, а потом раздавался звон бокалов и смех.

Самые непосредственные из гостей уже отплясывали на танцплощадке под музыку «Дискотеки 80-х», которую показывал большой плазменный экран на одной из стен бара. Катя и сама постукивала носочками туфелек под завораживающие ритмы, продолжая разговор с подругой.

– Помнишь, в прошлом году Тина тоже не приехала.

Она поправила свои медные волосы, коротко подстриженные и завитые в аккуратные мелкие колечки. Вернее, колечки на голове у Кати были от природы, но ей приходилось каждый день укладывать непослушные завитки, что многие годы отнимало у нее время и спокойствие.

Ничего не поделаешь, работа в модном агентстве по наему и продаже недвижимости требовала от нее собранности и порядка в мыслях, одежде и прическе. Ведь она работала с клиентами, как правило, богатыми, и соответственно ухоженными.

Катя всегда старалась соответствовать их уровню если не в денежном, то хотя бы в эстетическом плане. Что касается интеллектуального уровня, то ей приходилось использовать на полную катушку обретенные знания на факультете психологии при местном университете, чтобы уметь представить товар в выгодном свете.

В жизни ей это тоже помогало. Благодаря трезвому взгляду на окружающих вообще, и на мужчин в частности, ей удалось избежать раннего брака, и к своим тридцати годам Катя сумела сделать неплохую карьеру.

Некоторые из ее подруг к этому возрасту уже успели развестись. Варвара, например. Но ей еще повезло. У подруги есть сын, а значит и смысл жизни. Что касается Тины…

– В прошлом году у Алевтины была уважительная причина, – ответила подруга.

Варя жевала сырные палочки. Пышечкой, как в школьные годы, ее уже не называли, но страсть к еде в Варваре не смог убить даже развод с Николаем, их бывшим одноклассником и спортсменом, пять лет назад. Катя так и не поняла, почему распалась эта симпатичная пара. Вроде и не ссорились они никогда, работали вместе. Когда Коля уехал, удивились не только их знакомые, но и сама Варя.

С тех пор она немного похудела и похорошела. Женщина остригла свои длинные белокурые косы и сегодня закрепила зачесанные на одну сторону блестящие волнистые пряди тонкой серебристой заколкой. Хотя в уголках ее глаз уже появились предательские морщинки, Варя выглядела моложе своих лет. Катя притронулась кончиками пальцев к уголкам собственных глаз, неосознанно проверяя, нет ли таких же у нее, и тут же убрала руки, чтобы не размазать карандаш.

Пышной груди подруги, которая соблазнительно выглядывала из узкого выреза темно-синего вечернего платья, Катя даже тайно завидовала. Сама она спрятала эту по ее мнению непримечательную часть своего тела за многочисленными складками драпировки у воротника-стойки вечернего маленького черного платья, оставлявшего открытыми ее хрупкие плечи.

Катя обвела зал близоруким взглядом, вытащила из сумочки очки и саркастично заметила:

– Еще бы! Ведь она разводилась с очередным олигархом. Кажется, четвертым?

– Третьим, – красивая длинноногая брюнетка отбросила привычным жестом гриву прямых шелковистых волос на спину и улыбнулась подругам. – Извините, что опоздала. Никак не могла решить, что одеть.

Шикарная фигура Тины в красном шифоновом платье выглядела восхитительно, но Катя строго заметила:

– С нарядом ты, как всегда, не ошиблась. Но это совершенно не оправдывает твое опоздание. Мы же не мужчины!

– Кать, не придирайся по мелочам. Я же извинилась. – Алевтина грациозно устроилась на стуле, забросила ногу на ногу и вытащила сигарету. – И жаль, что вы не мужчины.

После такой характерной для Тины фразы подруги не выдержали и расхохотались.

Ну вот, теперь все происходило, как всегда. Стоило Тине появиться в баре, и их женская компания сразу же оказалась в центре внимания. В первую очередь – мужского.

Девушки только успели выпить за традиционную встречу, когда рядом с Катей раздался приятный бархатистый голос.

– Тина, давненько не виделись. Превосходно выглядишь! – Степан Рыжий, в действительности совсем не рыжий, а очень даже красивый темноволосый мужчина и по – совместительству непосредственный начальник Кати, не спускал восхищенного взгляда с очаровательной женщины в красном платье. Когда же пауза слегка затянулась, он кивнул ее соседке. – Привет, Катерина.

Тина сделала вид, что пытается вспомнить этого мужчину, но подруги знали, что это лишь завлекающий ход с ее стороны. Они давно знали, что Степан – первый мужчина у Алевтины, а, как всем известно, первого мужчину не забывает ни одна женщина, даже такая избалованная вниманием, как Тина.

Наконец, молодая женщина изобразила удивление на своем прекрасном лице и проворковала:

– Неужели это ты, Степан? Ты тоже неплохо выглядишь, возмужал. Что-то празднуешь?

– Да, у моего друга день рождения.

– Юбилей?

– Тридцать пять. Мне столько же исполнится на следующей неделе.

– Неужели? Как летит время!

Подруги только успевали переводить взгляд с одного собеседника на другого, в который раз поражаясь умению Тины разговаривать с мужчинами. Ведь она прекрасно знала, что Степан на пять лет раньше окончил их общую школу и являлся капитаном гандбольной команды, в которой играл и бывший муж Варвары. Но признать это означало для Тины сознаться в том, что месяц назад ей самой исполнилось тридцать лет, а свой возраст женщина скрывала даже от собственных мужей.

Когда воркующие голубки ушли танцевать, Катя и Варя совсем не удивились. Если бы девушки увлекались азартными играми, они могли бы выиграть кучу денег, поставив их на свою подругу. Тина всегда добивалась того, чего хотела. Видимо, сегодня ей захотелось Степана.

Катя только не могла понять одного – если все так очевидно и предсказуемо, почему она расстроилась?

Варя жмурилась от удовольствия, поглощая мороженое. Катя осторожно, чтобы не съесть вместе с шоколадным кремом свою помаду, наслаждалась любимым «Пражским» тортом. Обе подруги внимательно наблюдали за плавными движениями тел на танцплощадке, где королевой, конечно же, была Тина.

Кате пришлось признать, что Степан тоже неплохо смотрелся рядом с подругой. Катя впервые видела шефа танцующим. Он улыбался, и при этом на его правой щеке появлялась симпатичная ямочка. Катерина, естественно, не могла рассмотреть ее с такого большого расстояния, но откуда-то знала, что она существует. Наверное, видела ее раньше, но не задумывалась об этом. К чему? Ведь улыбка этого мужчины предназначалась клиентам, а не Алевтине.

Ревность?

Не может быть! Катя никогда и никого не ревнует. Ей не свойственно это первобытное, собственническое чувство. А по отношению к шефу – тем более.

«Служебные романы – не для меня, – вздохнула Катерина, засовывая очередную ложку торта в рот. – Да и другие романы – тоже».

Вопреки размышлениям она настойчиво продолжала смотреть, как шеф что-то нашептывает Тине на ухо и, одновременно, оберегает ее от локтей подвыпивших танцоров. Прядь его темных, слегка вьющихся волос симпатично двигалась в ритме «диско», но когда Алевтина, кокетливо улыбаясь, заправила ее Степану за ухо, Катя не выдержала и раздраженно отвернулась, сделав большой глоток их своего бокала.

Хватит издеваться над собой. Не будет она смотреть на очередного поклонника подруги. Тина в перерыве между другими развлечениями разобьет ему сердце и укатит домой в поисках очередного олигарха, а Кате потом работать с рассерженным мужчиной. Но она была слишком справедливой и не могла не признать, что выглядели эти двое рядом превосходно.

– Красивая пара, – провозгласила Варвара, подлив масла в огонь Катиного непонятного раздражения, и продолжила беззаботно напевать себе под нос известную с детства мелодию. – Оба – темненькие, одеты со вкусом и танцуют хорошо.

С языка Кати чуть не сорвались критические замечания в адрес танцующих, но она, как всегда, обуздала вспыльчивую сторону своей натуры, тем более что зависть к Тине казалась ей самым глупым занятием в мире. А в этом случае она стала бы не только недостойной их дружбы, но и бесполезной, учитывая, что Степан никогда не смотрел на Катю, как на женщину. Она давно смирилась с этим. Или думала, что смирилась. К Алевтине же он, видимо, продолжал испытывать нежные чувства, несмотря на то, что та бросила его много лет назад, укатив учиться в столицу.

Так, пора прекратить самоистязание. Варвара гораздо больше нуждается в ее внимании.

– Если бы ты не отказала тому солидному мужчине в розовом галстуке, то тоже смогла бы продемонстрировать свое умение танцевать и красивые ножки.

– Солидные мужчины не носят розовые галстуки, – возразила Варя.

– Так он же не замуж звал, а танцевать. Вот Тина, к примеру, никогда бы не сказала мужчине «Извините, но у меня мозоль на большом пальце». Могла бы придумать более изящную причину для отказа, а еще лучше, вспомнила бы юность и попрыгала вместе со всеми.

– Кто бы говорил?! К тебе вообще никогда никто не подходит, даже чтобы узнать, который сейчас час! – возмущенно выпалила Варвара и ударила себя рукой по губам.

Варе не верилось, что она смогла поступить настолько жестоко.

С самой близкой подругой.

Пока Тина по телефону давала свои советы и комментировала бросившего Варю мужа, Катя прижимала ее голову к груди и вытирала ей слезы, выслушивая многочисленные обиды.

Она ни в коем случае не заслуживала на подобную отповедь. Катерина всегда была слишком серьезной, слишком ответственной, слишком разумной, слишком занятой чужими проблемами, чтобы заниматься собственными. Но Варвара ни разу не слышала, чтобы подруга жаловалась на что-либо, и уж тем более на невнимание к себе противоположного пола.

Варя и раньше считала мужчин странными созданиями. Но однажды в один из безоблачных весенних дней, когда она вернулась с работы домой, ее с цветами в одной руке – был канун международного женского праздника – и с чемоданом в другой встретил Николай. Он, пряча глаза, промямлил, что больше не может так жить и поэтому уезжает. Тогда ошарашенная Варвара решила, что эти существа совершенно непредсказуемые и нелогичные. Она до сих пор не понимала, почему ее бросил муж.

Варя всегда удивлялась, почему мужчины не замечают утонченной, изящной красоты Катерины, ее изысканного шарма. А после своего некстати вырвавшегося восклицания она испытывала еще и настоящие муки совести. Хотя Катя промолчала, Варя заметила, что подруга заметно напряглась, а ее нежная, как у всех рыжеволосых, кожа явно побледнела.

Варвара в раскаянии схватила Катерину за руку и жалостливо попросила:

– Катенька, извини меня, дуру, пожалуйста. Я не хотела тебя обидеть. Честно-честно. Выбрось из головы мои слова. Ты же знаешь, я всегда глупости говорю. Никому эти напыщенные петухи не нужны, тем более такой умнице как ты. Скажи, что ты меня прощаешь.

Катя не успела ответить, поскольку в этот момент на свой стул приземлилась довольная Тина и заявила:

– Он снова будет моим. Катерина, расскажи мне о нем все, что знаешь.

Глава 2

«Извини, Тина, но в этот раз я не буду помогать тебе завоевывать Степана. Он мне самой нравится».

Катя, наверное, в сотый раз переставляла слова в объяснении, которое собиралась предоставить подруге по телефону.

То, что она сама не равнодушна к Степану, Катерина поняла еще вчера, когда рассказывала разохотившейся Алевтине о своем симпатичном шефе. И с каждым произнесенным словом он нравился ей все больше и больше.

Ужас! Как ее угораздило заинтересоваться мужчиной в таком сознательном возрасте, имея в своем арсенале критический склад ума, склонность к анализу и полное отсутствие кокетства?!

Возможно, это лишь кратковременное помрачнение рассудка, и оно скоро пройдет, пока Катя не наделала каких-то глупостей?

Сейчас откроется дверь, в офис войдет шеф, скажет ей деловым тоном «Зайдите ко мне в кабинет и прихватите последние договоры» и чары развеются, как утренний туман, который сегодня утром так долго висел над городом.

Катя настолько погрузилась в переживания, что даже вздрогнула, когда рядом раздался мужской голос:

– Катерина, с тобой все в порядке? Я уже секунд десять стою рядом, а ты никак не реагируешь.

Хотя его десять секунд были песчинкой по сравнению с пустыней ее бессонной ночи, Катя сдержанно ответила:

– Все в полном порядке. Как всегда. И спасибо, что поинтересовались, Степан Андреевич.

– Чудесно. Тогда зайди ко мне в кабинет и… Мне нужно с тобой поговорить.

После этих слов ничего не изменилось. А жаль. Степан выглядел все таким же привлекательным и таким же недосягаемым.

Катя вздохнула и постаралась сосредоточиться.

– Конечно. Договоры брать?

Шеф бросил небрежный взгляд на красиво подписанные папки, лежавшие на Катином столе, и пружинистой походкой двинулся к своему кабинету:

– Как хочешь.

Катерина удивленно приподняла брови, но никак не прокомментировала странный ответ шефа.

Если он не собирается разговаривать о работе, тогда о чем?

Неприятное предчувствие зашевелилось в груди, но она все же прихватила с собой папки и последовала за Степаном, имея возможность беспрепятственно понаблюдать за ним, пока он этого не видел.

Как бы ей хотелось не таясь разглядывать его атлетическую фигуру, особенно тогда, когда шеф надевает спортивную форму и тренируется.

А еще интересней посмотреть на него, когда он принимает душ после изнуряющих упражнений…

Катерина покраснела от одной этой мысли. «До чего я докатилась?!» – сетовала она, перебирая в уме содержимое своей холодильной камеры: курица, рыба, зеленый горошек, мороженое…

Вспомнив рассказ Тины о том, как она ела ванильное мороженое с живота своего последнего любовника, Катя стала пунцовой.

– Вас случайно не лихорадит? – Степан уже занял свое кресло у рабочего стола и подозрительно разглядывал ее лицо. – Вы что-то слишком разрумянились.

– Что? – Катя отмахнулась от эротических мыслей и нацепила на нос очки, чтобы хоть как-то скрыть смущение. – Нет-нет, не беспокойтесь. Это, наверное, последствия вчерашнего девичника.

– Понимаю.

Степан улыбнулся, и на его правой щеке появилась соблазнительная ямочка, будто требовавшая, чтоб ее поцеловали.

Если бы она смогла решиться!

Если бы он подал хоть какой-то знак, что она ему небезразлична!

– Кстати, о девичнике. – Катя начинала подозревать, о чем пойдет речь. – Расскажи мне о Тине. Вы же близкие подруги. Как она жила все эти годы? Надеюсь, не все сведения о ней секретные?

Кажется, ей все же придется помогать Алевтине, поскольку сведения о самой Кате – секретные или нет – ее шефа, очевидно, совершенно не интересуют.

Где-то в ее сумочке завалялся кружевной белый платочек. Только бы косметика не размазалась.

Тина легкой походкой, несмотря на высоченные каблуки босоножек, вошла в редакцию местного филиала газеты «Твой город», проследовала к кабинету главного редактора и заявила строгой пожилой секретарше, встретившей ее неприязненным взглядом:

– Здравствуйте, милочка. Я – ваш новый начальник, точнее начальница. Откройте, будьте так любезны, мой кабинет и принесите сегодняшний выпуск нашей газеты. – Женщина молчала и не двигалась, но Тину это не обескуражило. – А еще пригласите ко мне ответственного за следующий номер. Пусть принесет материал, который готовится к печати. Да, чуть не забыла…

Алевтина взглянула на презрительно поджатые губы секретарши и напрягла память в безуспешной попытке вспомнить, когда и чем она могла насолить этой особе. Уже через минуту она смирилась с неудачей, но не с тихим бойкотом своей подчиненной. Тина выпятила вперед бюст, откровенно демонстрируемый облегающим коротким бежевым льняным платьем, и продолжила:

– Мое имя…

– Мне известно, как вас зовут, – прогнусавила женщина.

Возможно, она страдала от хронического насморка или искривленной носовой перегородки, и даже в такую жару чувствовала себя плохо? Вряд ли. Здесь что-то личное.

Ну вот, она еще к обязанностям приступить не успела, а недоброжелателем уже обзавелась.

Алевтина постановила, что этой мегере не удастся испортить ей первый день на новой работе. Да и все последующие тоже. Она ослепительно улыбнулась и произнесла:

– О, вы мне льстите… ээ…

– Аделаида Валериановна. – Тина тут же пожалела бедную женщину. Неудивительно, что она такая мрачная. С таким-то именем. – И я никому и никогда не льщу, тем более, таким как вы… начальницам.

– Ну-ну. Я вижу, что мы сработаемся. Но сначала откройте мне кабинет. Время, знаете ли, летит. Скоро станет жарко. Кондиционер, надеюсь, есть?

На этот раз пожилая женщина даже не удостоила ее ответом. Она неохотно подняла со стула свое сухопарое тело и отправилась открывать дверь, всем своим видом выражая недовольство новым шефом.

Кабинет оказался на удивление просторным, светлым и совсем не современным. Но здесь был стол, уютное кресло, которое Тина сразу же опробовала, маленький диванчик и – приятная неожиданность – кондиционер!

А еще – много растений, радующих взгляд яркими цветами и свежей зеленью. Неужели чопорная женщина – тайная поклонница прекрасного?

– Красиво. Это вы здесь цветочки развели? – предприняла попытку подружиться с секретаршей Алевтина.

– Нет, главный редактор за ними ухаживал. Бывший главный редактор. Виктор Викторович их так любил! – патетически воскликнула женщина и даже всхлипнула.

Да. Кажется, эта несчастная тайно влюблена в своего шефа, который женился на иностранке, познакомившись с ней через объявление в газете, и укатил за границу. Это в пятьдесят-то лет! Хотя, по сравнению с невестой, которой перевалило за семьдесят, он выглядел юнцом. Прямо ловелас! Оказывается, он не только оставил газету без главного редактора, но и заставил страдать собственную секретаршу.

Алевтина же теперь должна не только выполнять его работу – один из столичных владельцев газеты очень просил ее об этом – но и лечить разбитое сердце бедной женщины.

Тина размышляла о нелегкой женской доле, глядя в окно на сороку, которая перескакивала с ветки на ветку.

«К новостям».

Едва она подумала об этом, как кто-то без стука вошел в ее кабинет. Собиралась отчитать вошедшего, она обернулась к двери. По ее расчетам под руку должен был попасться ответственный за следующий номер газеты.

Ей перехотелось ругать вошедшего мужчину.

Симпатичного мужчину.

Внушительного мужчину.

Превосходно сложенного мужчину.

«Спокойно, Тина. Не так пристально».

Вчера она решила, что станет встречаться с Рыжим, а Тина Сосновская своих решений не меняет. Тем более что Степка – свой в доску парень. Она же нуждается в постоянном «друге», пока «латает дыры» в этом городе. Легкий флирт, а уж потом постель – никуда Рыжий от нее не денется.

Рассуждая подобным образом, Тина задумчиво разглядывала незнакомца. Почему бы не полюбоваться на симпатягу перед тем, как поставить его на место?

– Что-то вы долго шли. Как вас там?

– Что? – мужчина снял очки с темными стеклами и посмотрел на нее синими-пресиними глазами.

– Где… – Что она хотела спросить? Надо же, какие у него красивые глаза! – Да! Где материалы для следующего выпуска?

– Это я должен спросить, где эти ваши материалы? – мужчина легко и уверенно прошел через весь кабинет и уселся на стул перед столом Тины, придвинув к ней лицо с квадратной челюстью. – Сегодняшний номер, красотка, получился у вас прекошмарный.

Красотка?

У вас?

– Вы кто?

– Илья Зотов, совладелец этой газетенки.

– А я…

– Я знаю, как вас зовут.

Да, кажется, в этом городе о ней знают все. Вот только Тина никак не могла решить, хорошо это или плохо.

Илья Зотов и сам не понимал, зачем заявился с утра пораньше в редакцию.

Вне всякого сомнения, последний выпуск газеты «Твой город» вышел ужасно скучный. Если быть объективным, то и прежние номера не отличались изобретательным подходом к подаче новостей, а некоторые просто невозможно было читать.

Но вчера в «Феерии», где Илья скучал на гулянке в честь дня рождения его одноклассника, появилась эта яркая женщина, и вечер на удивление перестал быть пресным.

Илья знал, что Алевтину Сосновскую пригласили на место главного редактора его газеты, но он не ожидал увидеть ее так скоро и, главное, внезапно.

Он украдкой наблюдал за молодой женщиной, хотя еще много лет назад пообещал себе, что не станет смотреть в ее сторону, как это делали другие восторженные юноши. Он лишь утвердился в этом решении, когда легкомысленная девчонка бросила Степку и укатила покорять мир.

Разумеется, о страданиях Рыжего и о том, что он собирался оставить работу и ехать за непостоянной девицей в столицу, знали только его близкие друзья.

А значит и Илья.

В то время из-за нее он почти возненавидел всех женщин на свете.

Прошло время, юноша – идеалист стал мужчиной с более либеральными взглядами, и презрительное отношение к Алевтине как-то отошло на второй план, забылось.

Когда же Сосновская – кажется, она не меняла фамилию ни в одном из своих замужеств – снова впорхнула в жизнь их города, еще более привлекательная, чем прежде, Илья неосторожно задержал на ней взгляд, катастрофически забыв о ее магнетизме.

Естественно Степка, как дрессированный пес, сразу же поскакал к ней на задних лапках. Дурак. Ничему Рыжий не научился за тринадцать лет.

Потом он смотрел, как эти двое танцевали, словно близкие – очень близкие – друзья.

Хуже Степкиного поведения раздражали лишь мысли самого Ильи.

В них он уже множество раз овладел Тиной прямо в баре, быстро, жестко, а затем снял с нее соблазнительное красное платье, волнующе демонстрирующее все изгибы ее шикарной фигуры, и снова обладал ею, но уже в собственной спальне.

И все это Илья проделывал молча. Потому что если бы он начал говорить, то высказал бы все, что думает о ее характере и поведении. А это вряд ли способствовало бы сексу.

Всю оставшуюся часть вечера Илья чувствовал мучительное, предательское желание. А так как он не собирался поддаваться искушению, то, соответственно, выпил гораздо больше, чем собирался. Но на этом его страдания не закончились.

Целую ночь ему снилась привлекательная брюнетка. И все бы ничего, но в его грезах она занималась любовью с Рыжим, а ее полные алые губы шептали «Степан! Степан! Степан!».

Вопиющая несправедливость! Ведь это были его, Ильи, сны.

Именно во время завтрака, когда его мучило похмелье, на глаза Зотову попался очередной бездарный выпуск газеты «Твой город». Он импульсивно отправился в редакцию, в надежде излить свой гнев на Алевтину, а заодно отомстить ей за Степана, свою бессонную ночь и ее сногсшибательную красоту.

Сейчас, сидя перед ней в кабинете главного редактора, Илья твердо решил не поддаваться ее чарам.

Она поражена? Тем лучше!

– Алевтина… Уверен, вы не станете возражать против такого обращения. Вы плохо исполняете свои обязанности.

Глаза красавицы сразу стали круглими, а рот возмущенно открылся. Какая досада! Даже это ее не портило!

Поцеловать бы ее сейчас, взять этот красиво очерченный бастион.

Нет, не сейчас. Позже.

– Я – первый день на работе!

Девушка наклонилась к нему через стол, и взгляд Ильи уперся в соблазнительную щель между двумя холмиками. «Не отвлекаться!» – приказал он себе.

– Но приехали-то вы вчера утром, а значит, могли принять участие в подготовке этого выпуска.

– Как вы смеете! Мне нужно было отдохнуть с дороги. Я – женщина!

Илья окинул ее медленным, почти наглым взглядом, на мгновение задержав внимание на декольте, и насмешливо высказался:

– Нисколько в этом не сомневаюсь. Кстати, на работу вы могли бы одеваться не так… откровенно.

Он с удовольствием наблюдал, как самоуверенная Тина Сосновская возможно впервые в жизни подбирает в уме слова для достойной отповеди.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю