332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Синтия Иден » Новогодний укус (ЛП) » Текст книги (страница 1)
Новогодний укус (ЛП)
  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 06:30

Текст книги "Новогодний укус (ЛП)"


Автор книги: Синтия Иден






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 5 страниц)

Синтия Иден
Новогодний укус

Глава 1

Если бы Анна Саммерс не была занята фантазиями о жарком сексе с мужчиной своей мечты накануне Нового года, то, возможно, обратила бы внимание на поджидавшую ее опасность.

Но когда Анна вышла из лифта на первом этаже парковки, ее ум полностью занимал Джон Йорк.

Высокий, сильный и дьявольски сексуальный Джон Йорк. Мужчина с черными, как ночь, волосами и яркими голубыми глазами. Мужчина, от которого во рту пересыхало, а между ног становилось влажно.

Мужчина, который был далеко-далеко не из ее лиги.

Анна вздохнула и направилась к машине, легко держа ключи в правой руке. Она знала Джона около двух месяцев. У ее босса, куратора Ричмондского музея естествознания, был контракт с Джоном по организации безопасности музея, что значило постоянно сидеть на встречах, упиваясь мужским запахом в поисках ямочек на его щеках и

желая набраться толики смелости, чтобы попросить мужчину о ночи безудержного секса.

Ее мобильник громко завибрировал. Анна выкопала его из сумочки и поморщилась, увидев высветившееся имя звонящего. Вероника. Ронни. Дьявол. Анну охватило чувство вины. И чего она торчала в музее так долго? Она же обещала лучшей подруге прийти к девяти, перед началом новогодней вечеринки, чтобы помочь с подготовкой.

Но нет, ей просто нужно было выполнить еще несколько рабочих задач.

Идиотка.

Глубоко вздохнув, она ответила на звонок.

– Ронни, мне очень жаль! Я уже в пути, я…

Внезапно из тени послышалось низкое рычание, заставившее Анну замереть.

Рычание снова повторилось. Громче и ближе.

По спине Анны прокатилась дрожь, и ее охватил страх, горький и тяжелый, привкус которого явственно ощущался на языке. Она смутно слышала голос своей подруги, мягкий бессвязный тон, но все ее внимание сосредоточилось на угрожающем звуке.

Рычание. Что за черт? В гараже какое-то животное?

– Анна? Анна, ты меня слышишь?

Нет, она была сосредоточена на рычании.

– Я… я перезвоню позже, Ронни.

Она нажала кнопку завершения вызова, положила телефон в сумочку и начала двигаться быстрее. Намного быстрее. Ее ждал джип. Где-то в двадцати футах. Припаркованный под приятным, мерцающим флуоресцентным светом и…

Из темноты на нее уставились светящиеся серебристые глаза. Анна резко остановилась.

По гаражу эхом прокатился вой, и зверь двинулся вперед. Огромный, покрытый густым спутанным черным мехом. Непонятного вида пес – один из самых уродливых, когда-либо виданных ею. Из открытой пасти, полной зубов, капала слюна, и это было уже слишком для душевного равновесия Анны.

О нет.

– Ох… х-хорошая собачка.

Зверь вышел вперед, остановившись между ней и джипом. Плохой знак.

Она увидела подрагивающие ноздри и напряжение мышц. Анна быстро отступила.

Зверь припал к земле головой. Может обойти его? Запрыгнуть в джип и…

Существо прыгнуло вперед, сверкая клыками в открытой пасти. Анна закричала и развернулась, чтобы убежать, но почувствовала впившиеся в правую голень острые, как бритва, клыки.

Затем зверь дернул ее вниз, и Анна упала на бетон, от удара перехватило дыхание, собравшееся было для второго крика.

Нет, это не реально. Не может быть. Это все сон, кошмар. На нее не нападал пес…

Его клыки погрузились глубже.

Анна с силой ударила ключами, целясь в глаза пса.

Зверь отпрыгнул. Анна вскочила на ноги, чувствуя, как по ноге стекает теплая влага.

Анна начала бежать. Не к джипу – уродливая собака все еще блокировала к нему путь. Нет, она побежала к лифту. Анна слышала, как животное приближается к ней, чувствовала спиной его горячее дыхание…

Послышался мягкий звонок, и двери лифта открылись. Анна увидела мужчину – высокий, мускулистый, темноволосый и такой знакомый…

– Помогите! – закричала она.

Зверь снова повалил ее вниз.

Сукин сын.

Джон Йорк смотрел в лицо Анны. Ее глаза закрыты, а лицо побледнело.

Ее покусали. Дьявол.

Он медленно вдохнул, улавливая ее запах – богатый аромат роз и женщины. Мужчина погрузил ладонь в рыжие кудри ее волос.

Ее волосы – это первое, что привлекло его внимание в этой женщине. Горящие, словно пламя, эти локоны были пойманы в ловушку пучка на затылке

Анна. Анна с ее большими мечтательными зелеными глазами, мягкими губами и милым личиком.

Он заметил ее в первый же день, как появился в музее, и нашел ее, склонившуюся над коробкой пыльных артефактов. Джон тронул ее за плечо, и девушка обернулась, приоткрыв рот от удивления.

Мужчина хотел поцеловать ее еще тогда, чтобы узнать были ли эти красные губы на вкус такими же мягкими, как выглядели.

Но она была слишком занятой. Ассистент куратора музея, она, очевидно, серьезно воспринимала свою работу и полностью игнорировала сексуальные намеки, исходившие от парочки других парней, как он заметил.

Леди была умной, полностью сосредоточенной на работе и сексуальной. Дьявол, ему всегда нравились умные женщины.

Он собирался ее проверить, как всегда делал, когда приходилось работать с незнакомыми людьми. Но тогда для него было слишком опасно так рисковать. Поэтому Джон поручил проверку одному из своих людей.

Анна Саммерс. Возраст тридцать один год. Приводов в полицию нет. Родителей убили, когда она была еще ребенком, не больше семи лет. После этого она побывала в нескольких приютах, пока не достигла совершеннолетия. Затем пошла в колледж и аспирантуру, получив стипендию и взяв студенческий заем. В конечном счете была принята на работу в музей, следуя по стопам своего отца-палеонтолога.

Джон восхищался Анной. Тем, какой она сделала свою жизнь, получив милый дом и хорошую работу.

Да, он восхищался ею. Уважал ее. И желал до безумия.

Очень жаль. Если бы он пришел в гараж на пять минут раньше, возможно, спас бы ее. Теперь, что ж…

Жизнь Анны превратится в ад, и она об этом даже не подозревает.

Ресницы девушки затрепетали. Он напрягся.

– Анна? Анна, с тобой все в порядке?

Ее веки медленно приподнялись. Она моргнула, и ее взгляд сфокусировался на нем.

– Джон?

Она поднялась, сминая диванные подушки.

Он принес Анну обратно в музей, в ее кабинет. Хорошо, что он знал, как попасть внутрь.

– Помедленнее. – Он положил ладони на ее предплечья. – Ты была в отключке последние десять минут.

Она нахмурилась, между бровей пролегла складка.

– Почему я… Боже, этот пес!

Нет не пес, не совсем.

– Ты помнишь, что произошло? – осторожно спросил Джон.

– Ну, эм… Я услышала какое – то рычание. Подняла взгляд и увидела это… это существо. И оно на меня напало. – Ее рука опустилась к лодыжке. Джон уже наложил повязку на рану, взяв аптечку у стола охраны. – Он укусил меня.

Да, к сожалению, из-за этого некоторые вещи в скором времени могут по-настоящему ее испугать. Ноздри Джона затрепетали, когда он вдохнул ее запах. Тот становился все сильнее, а ее феромоны все более мощными.

Джон возбудился.

Он понял, что его пальцы ласкают предплечья Анны длинными и медленными поглаживаниями. Сделав над собой усилие, он отпустил ее руки. Джон встал и отступил на пару шагов от дивана, подальше, увеличивая расстояние между ними.

Анна посмотрела на него. Она была одета в в черное платье, подчеркивающее линию шеи и открывающее декольте, а у женщины была чертовски красивая ложбинка. Крепкие, округлые груди, которые, он мог бы поклясться, были идеальны для его рук и божественно бы ощущались на языке. Платье заканчивалось у колен, собравшись складками и открывая его взгляду симпатичные, заманчиво длинные бледные ноги.

А он всегда был любителем ножек.

Джон слишком легко мог представить, как эти ноги обхватят его, если бы он уложил Анну на этом диване, погружая член длинными и мощными толчками в ее тело.

Но это неподходящее время. На леди только что напали, и не стоит набрасываться на нее снова.

– Анна, как ты себя чувствуешь?

Она моргнула.

– Э-э, немного болит нога, и больше ничего, кроме этого, – она слегка пожала плечами. – На самом деле я чувствую себя прекрасно. Странно, да?

Не особенно.

– Ты не знаешь где мои очки? Они были на мне, когда это существо напало.

Джон указал на стоящий рядом столик.

Она взяла их и надела на нос, став выглядеть до боли милой.

– Ух, Джон, это ты принес меня сюда?

Джон медленно кивнул. Женщина чертовски хорошо ощущалась в его руках. Он делал все возможное, чтобы играть перед ней джентльмена, но в правилах игры, похоже, намечался серьезный поворот.

Сейчас он должен остаться с Анной, по крайней мере, ближайшие двадцать четыре часа. Это было важно, чтобы убедиться в ее правильном обращении.

Анна медленно поднялась на ноги. При своих шести футах и трех дюймах он значительно возвышался над ее пятью футами и пятью дюймами, поэтому ей пришлось отклонить голову назад, чтобы заглянуть ему в глаза.

– Принести меня сюда и позаботиться обо мне было очень любезно с вашей стороны. – Голос Анны, прозвучавший с придыханием, прошелся по его коже словно атлас.

Джон сглотнул, надеясь, что она не опустит взгляд ниже и не заметит выпирающий из его брюк бугор.

– Без проблем.

Ее губы сложились в слабую улыбку. И Джону пришлось бороться с собой, чтобы не впиться в эти губы поцелуем.

Но мужчина знал, что позже он сделает чертовски больше, чем просто прикоснется к этим губам.

Но сейчас было еще не время.

– Анна, этот пес… можешь описать, как он выглядел? – Это было важно, очень-очень важно. Потому что зверь был слишком далеко, и все, что Джон уловил, – это зловоние, исходящее от существа, которое заполнило его ноздри и заставило сжиматься желудок.

– Большой. Черный. Действительно уродливый. – Она сморщила нос. – Его глаза были такими странными… серебристыми, и почти… – ее речь прервал смех. – Ты подумаешь, что я сошла с ума.

– Нет, не подумаю.

Ее улыбка угасла.

– Выглядело так, словно… словно его глаза светились. – Она покачала головой. – Понимаю, что это, скорее всего, игра света. Я имею ввиду, ведь не могут же глаза этого существа светиться, правда? Это же не какой-то фильм ужасов, а просто обычная собака.

Джон ничего не сказал. Иногда было значительно легче не говорить всей правды.

– Нам нужно позвонить куда-нибудь, – пробормотала она, – в службу отлова животных, например. Мы не можем позволить этому существу свободно разгуливать в гараже.

– Я послал двух охранников вниз, они проверят безопасно ли там. – Относительно зверя, ну что ж, его уже нет… пока что.

Анна тяжело вздохнула.

– Рада это слышать. Мне нужно вернуться туда вниз, и если это существо снова… – она вздрогнула. – Не так я планировала провести канун Нового года.

– И как же ты планировала провести ночь? – Вырвавшиеся слова прозвучали как предложение, но он совсем не это имел в виду, точно нет.

Она моргнула, глаза за стеклами очков расширились.

– Ну, эм…

Он почти улыбнулся. Почти. Вместо этого Джон взял руку Анны и слегка пробежался пальцами по гладкой коже тыльной стороны ее ладони.

Он был достаточно близко, чтобы заметить внезапно расширившиеся зрачки, а его чувствительный слух уловил ускорившееся сердцебиение Анны.

Боже. Она чувствовала то же самое желание, что и он. Это значительно все упрощало.

– Как ты проведешь эту ночь, Анна? В эти планы входил кто-то конкретный? – Только не другой мужчина. Джон не мог этого позволить. Это может быть слишком опасно для кого-то другого.

– Я… я собиралась к моей подруге Ронни. У нее новогодняя вечеринка. Я обещала заскочить. – Ее глаза сузились. – А что? Ты меня… приглашаешь?

Он должен был сделать это еще пару недель назад. Когда впервые задался вопросом, какова она на вкус и как бы выглядела без этих очков в тонкой оправе. Или даже какой бы была Анна в его постели.

– Может и приглашаю, – сказал Джон, переплетя свои пальцы с ее.

Дьявол, но ее кожа была такой мягкой, а соблазнительный аромат становился все сильнее. Скоро начнутся и другие изменения. И они придут, все быстрее и быстрее, со скоростью наступающей ночи.

Легкий румянец окрасил щеки Анны.

– Ты можешь пойти со мной. Если хочешь, конечно. – Она опустила взгляд в пол, но затем резко подняла голову, встретив его взгляд. – Ты же спас меня от опасного зверя, в конце концов.

Она даже не представляла.

Рука Анны так хорошо ощущалась в его. Нежная, но сильная. Джону хотелось бы почувствовать это руку ласкающую кое какие другие части его тела.

Скоро.

В данный момент ему нужно убедиться, что она в безопасности.

Анна была целью. Он не знал пока почему, но нападение было не случайным. Нет, они никогда не делались наугад.

– Джон? – В ее глазах промелькнуло волнение, а румянец на щеках стал глубже. – Ты хочешь пойти на вечеринку?

Он поднес ее руку к губам и запечатлел поцелуй на тыльной стороне ладони.

– С удовольствием.

Все лучше, чтобы защитить ее, а это как раз входит в его планы.

Она улыбнулась снова, и это было словно удар под дых.

Дьявол, почему это случилось с ней?

Он почувствовал что-то в Анне Саммерс, волнение и желание.

Ах, если бы он только прибыл на парковку на пять минут раньше.

Тогда удалось бы избежать нападения на Анну.

Он был бы просто мужчиной, который хотел желанную женщину. Все могло бы быть легко и просто.

Но в этой игре все чертовски перемешалось. Потому что Анну покусал не просто одичавший пес. Зверь, который напал на нее, был оборотнем.

Однажды укушенные, люди менялись – и скоро Анна почувствует всю мощь укуса.

Некоторые не могли справиться с этой силой. Другие сходили с ума, ведомые жаждой крови. Эти люди… что же, их нужно было остановить.

Это и была настоящая работа Джона. Мужчина был охотником их вида.

Он просто не предполагал, что сладкая мисс Саммерс станет его добычей.

Глава 2

Запах Джона окружил ее. Теплый. Густой. Мужественный. Это заставляло ее думать о темных ночах и теплых простынях. Об обнаженных телах и стонах.

Анна сделала глубокий вдох, продолжая идти рядом с Джоном. Она все еще не могла поверить, что была с ним. Ее сердце колотилось, словно сумасшедшее, а кожа, казалось, буквально горела от возбуждения.

Выходит, нападение собаки привлекло внимание мужчины. Анна предпочла бы что-то менее болезненное, но у нее нет особого выбора в сложившейся ситуации.

Ночную тишину прервала музыка. Смех. Голоса. Пустая площадка рядом с двухэтажным колониальным особняком Ронни была заполнена автомобилями, а время едва перевалило за десять часов.

Ронни всегда любила хорошие вечеринки. Анна же всегда предпочитала интересную книжку.

Если бы они обе, будучи подростками, не оказались в одной и той же и семье, то, наверно, никогда бы не стали подругами.

Они были лучшими подругами на протяжении всех прошедших лет, а сейчас ближе, чем сестры.

Анна остановилась перед входом, и Джон нажал кнопку дверного звонка. Ронни открыла дверь, ее лице в форме сердечка сияло, а длинные черные волосы были собраны в хвост на макушке.

– Анна! Ты вовремя! – Затем подруга обняла ее и попыталась втащить внутрь.

– Ох, Ронни, подожди – я пришла с парнем. – Боже, как хорошо это прозвучало. – Джон Йорк.

Ронни напряглась. Ее глаза сузились, когда она посмотрела на Джона.

– Ты привела мужчину? – произнесла она шокированным шепотом.

Анна нахмурилась. Ну да, она же иногда ходила на свидания. В конце концов, она не старая дева – ей всего тридцать один!

– Но я пригласила Стивена…

Виноватый тон Ронни заставил Анну вздрогнуть. Стивен Филлипс. Две минуты общения с ним наводили смертельную тоску. Cвидания с ним были настоящим мучением на протяжении шести месяцев ее жизни.

– Не говори, что сделала это.

Быстрый кивок.

Слава богу, что ее укусил пес. В противном случае, она была бы здесь в одиночестве. Но с Джоном… Анна мельком взглянула на него и расправила плечи. Что же, Стивен не настолько глуп, чтобы подойти к ней теперь.

По крайней мере, она надеялась на это.

Анна повернулась к Ронни и поняла, что больше не видит подругу. Не полностью. Только смутные расплывчатые очертания. Она моргнула раз, другой.

По венам пронесся страх.

Она потянулась к очкам. Может, что-то не так с линзами, возможно…

В момент, когда Анна сняла очки, ее зрение стало идеальным. Даже более совершенным, чем когда-либо в ее жизни.

Что за черт?!

– Я возьму это, – прошептал Джон. Легкое дуновение его дыхания коснулось кромки ее уха, вызвав дрожь вдоль спины.

– Но они… – нужны ей.

Тем не менее ее зрение было идеальным. Что происходит? Как могло…

Ронни потянула Анну за руку. Сказала Джону, что рада с ним познакомиться, а затем потащила их внутрь дома, откуда доносилась смесь музыки и смеха.

Началось, понял Джон. В ее теле происходили изменения.

Улучшение зрения было только первым признаком.

Анне больше не понадобятся очки, никогда. Она была сбита с толку внезапным ясным зрением. Тонкая линия пролегла между ее бровями, и она продолжала тереть глаза.

Грядут и другие изменения, совсем скоро.

Она начнет чувствовать жар. Стремительно накатывающее возбуждение. Желание поднимется до почти не контролируемого уровня.

Джону нужно убедиться, что он будет поблизости.

Все другие чувства также обострятся. Ее обоняние. Вкус. Осязание. И наконец слух.

Она также перетерпит и другие изменения.

Он задавался вопросом, как она отреагирует на новую себя. Ему было интересно, чем он на это ответит.

Джон потянулся за бокалом шампанского, он знал, что оставалось недолго до того момента, как оба это узнают.

Анна пылала жаром. Она потерла рукой затылок и ладонью ощутила скользнувшие капли пота. Ее сердце колотилось, слишком быстро, а музыка казалась громкой, настолько громкой, что, казалось, ее виски пульсируют в одном с ней ритме.

Джон стоял рядом, настолько близко, что его рука прикоснулась к ее. Даже такое мимолетное касание отозвалось волной по ее чувствительной коже, наполнив Анну жарким томлением.

Боже, она жаждала ощутить на себе его руки.

Она откинула голову. Дыхание с трудом вырывалось из ее тела.

Голоса раздавались сверху, вокруг нее.

– Я хочу, чтобы ты меня поцеловал. – Вот. Она сказала это. Отчаянно открывшись.

Все равно. Анна хотела Джона, нет, нуждалась в его поцелуе. Так сильно, что это причиняло боль.

После ее слов Джон приподнял в удивлении брови и поставил бокал. Его пальцы обхватили ее запястья, и он потащил ее к дверям на балкон.

Анна не шевельнулась.

– Нет, здесь.

Она хотела почувствовать его рот на своем, желала, чтобы его губы крепко прижались к ее, а его язык скользнул глубже в ее рот.

Что с ней происходит?

Голубые глаза Джона встретились с ее. Он опустил голову, и его рот накрыл ее губы.

О да. Пальцы Анны сжались вокруг его плеч, и она поднялась на цыпочки. Ее рот приоткрылся, и язык мужчины скользнул внутрь.

В ее горле зародилось рычание.

Больше. Язык женщины коснулся языка мужчины, потираясь, дразня и вкушая. На вкус он был очень хорош. Густой, но в то же время сладкий, как шампанское, которое только что побывало у нее во рту.

Боже, она хотела еще. Ее ногти впивались в его тело, а внизу живота скапливался жар.

Хотелось сорвать всю одежду. Почувствовать своей кожей его крепкое тело, ощутить твердую длину его члена, толчками входящего в…

Ее ушей достиг звук рвущейся ткани.

Анна тяжело дыша, дернулась назад. Что происходит? Она в ужасе посмотрела на Джона. Ее ногти продырявили рукава его рубашки.

– Мне очень жаль, это… – не я. Она помахала ладонью перед лицом. Было так жарко.

Взгляд Анны уперся в балкон. Наружу. Да, да, ей нужно наружу. Чувствуя себя унизительно, она оттолкнула Джона. Она порвала его рубашку прямо как какая-то свихнувшаяся на сексе нимфоманка, и это в переполненной людьми комнате.

Она схватила бокал шампанского и, осушив сладкий напиток одним глотком, поставила фужер обратно на поднос. Затем толкнув, открыла стеклянные двери на балкон и вышла наружу. На площадке было пусто, а легкая прохлада овевала ее кожу. Это должно было успокоить ее, остудить эту отчаянную жажду, но ничего не вышло.

Несколько секунд спустя позади нее вышел Джон. Анна знала, что это он, даже не оборачиваясь. Она чувствовала его запах. Парфюм темного мужского аромата.

Анна прекрасно видела без очков.

Она могла уловить запах мужчины и точно понять, кто это был.

И она так дьявольски пылала. Просто горела изнутри.

Джон прикоснулся к ее плечу, и Анна подавила стон, который чуть не сорвался с ее губ.

Она так сильно его хотела, что трусики были мокрыми, насквозь пропитавшись ее влагой, а грудь ощущалась напряженной и тяжелой в бюстгальтере.

– Все хорошо, – сказал Джон, повернув Анну к себе.

– Нет, не так.

Анне не хотелось смотреть в его глаза. Ее взгляд остановился на горле мужчины, на мощном ритме пульса, который она видела, его сердцебиение. Сердцебиение.

Она почти слышала эти сильные удары.

Джон обхватил ее подбородок большим и указательным пальцами и приподнял лицо Анны. Наконец встретившись с ним глазами, у Анны перехватило дыхание, сменившись быстрыми вдохами.

Жажда. Голод. То же желание бушевало в ее крови – Анна видела это в глазах Джона. Она облизнула губы, пробуя его на вкус.

– Со мной что-то происходит, – и делает ее отчаянной, почти дикой в желании ощутить его всем телом.

Джон опустил голову, почти прикоснувшись к ее губам.

– Ты хочешь меня? – прошептал он.

О боже, да. Она кивнула, испуганная, чтобы говорить.

– Ты мне доверяешь?

Вопрос заставил ее задуматься на секунду.

– Думаю, да.

Он поджал губы.

– Этого не достаточно. Этой ночью ты доверишься мне полностью, малышка. Это единственный путь, которым я помогу тебе пройти через это.

Анна нахмурила брови. Она не понимала, что имел в виду Джон, и…

– И смогу дать тебе то, что нужно, – сказал он, а пальцы его другой руки прошлись по ее платью, на миг задержавшись в ложбинке между грудей. – Именно то, что тебе требуется. – Он нежно отодвинул ткань и погладил изгиб ее груди.

Анна задрожала.

Его пальцы медленно двигались по краю ее кружевного лифчика, затем остановились и обвели сосок.

Да.

– Тебе нравится? – Звук его голоса нарушил ночную тишину. Смотревшие на нее глаза светились.

Она кивнула, а ее губы раздвинулись.

– Джон, я…

Он закрыл ей рот поцелуем. Глубоким, крепким поцелуем. Его язык проник в ее рот и обласкал ее, потягивая и захватывая. А рука Джона накрыла ее грудь, лаская, поддразнивая и потягивая тугой сосок, тем самым усиливая ее возбуждение.

Джон отпустил ее подбородок, и Анна тут же почувствовала вес ладони на своем бедре.

Она могла уловить в воздухе запах собственного возбуждения. Женщина, которая не подпускала парней к первой базе до третьего свидания, стонала и терлась всем телом о тело Джона, и желала, чтобы они были голыми.

Тяжелая, пульсирующая длина его члена упиралась в живот Анны. И она хотела ощутить его внутри. Желала почувствовать глубокие толчки снова и снова, пока не закричит. И Анна была дьявольски уверена, что так она еще никогда не кричала.

Но с Джоном ей хотелось кричать. Хотелось кусаться. Хватать.

Трахаться.

Его рука смяла подол платья и потянула вверх.

Остатки здравомыслия пытались пробиться сквозь туман похоти. Анна отодвинулась от его губ.

– К-кто-то мог увидеть. – Любой, кто посмотрит на стеклянную дверь, увидит их сквозь нее. Крупная фигура Джона скрывала ее в большей степени, но…

На мгновение его губы скривились, совсем чуть-чуть.

– Тебе не все равно?

Да.

Анна просто хотела, чтобы Джон продолжал в том же духе.

– Я так и думал. – Он поднял юбку, обнажив ее бедра. Она не носила колготки, просто ненавидела обтягивающий нейлон. Кроме того, зимние ночи в Ричмонде были не настолько холодными, а она к тому же планировала провести вечер в помещении.

В ее планы не входило, что Джон будет ее ласкать. Поглаживать ее бедро и сжимать плоть.

В тоже время продолжая дразнить ее сосок.

– Ты уже влажная для меня.

Скорее уже истекающая. Анна откинула голову и скользнула рукой между их телами. Обнаружив возбужденный член, она обхватила его сквозь ткань брюк.

– А ты твердый для меня. – Знание этого приносило чувство уверенности в себе.

Она начала улыбаться, затем почувствовала, как шершавые кончики его пальцев пробиваются между ее ногами и прикасаются к хлопоку ее трусиков.

– Впусти меня, – приказал он.

У нее перехватило дыхание, но Анна раздвинула ноги. Голоса слышались на краю сознания. И мурлыканье.

Его пальцы двигались под резинкой трусиков, стягивая материал. Затем он коснулся ее кремовой плоти. Большой палец Джона потер ее клитор, слегка царапнув чувствительную плоть, и Анна резко застонала. Ее рука сжала его член.

– Полегче, детка, легче. – Он раздвинул ее складки, медленно вводя один палец в ее плоть.

О боже. Ее пальцы двигались по его члену, поглаживая, чувствуя всю толстую длину от основания до головки и…

Джон освободил ее грудь, затем схватил ее за руку.

– Я не смогу удержаться, если ты продолжишь прикасаться ко мне.

Она не хотела, чтобы он сдерживался. Анна хотела, чтобы он был диким и отчаянным – таким же диким и отчаянным, как она.

Ее бедра волнообразно изгибались, двигаясь навстречу пальцам мужчины между ее ног. Джон прижал ее руку к холодному дереву перил.

– Держись, – пробормотал он. Затем опустил голову и взял ее грудь в рот, глубоко втянув сосок, а затем покинул ее лоно.

Анна подняла вторую руку и обхватила пальцами толстые перила. Ее ногти вонзились в дерево, глубоко царапая его.

Джон вонзил в нее второй палец, вытащил, затем толкнул. Еще раз. И еще. Его большой палец поглаживал ее клитор, а зубы прикусили сосок, не достаточно, чтобы причинить боль, но достаточно, чтобы заставить Анну хныкать.

Ее плоть сжалась вокруг его пальцев. Она могла чувствовать пульсацию, прокатывающуюся по ее телу. Бедра Анны напряглись, а живот дрожал. Она была близко, так близко…

Третий палец вонзился в нее. И Анна кончила, задыхаясь и выкрикивая имя Джона, когда удовольствие охватило ее.

Когда Анна вздрогнула, и ее колени задрожали, Джон поднял голову. Его губы блестели. Он отодвинул руку от ее плоти с последней, продолжительной лаской, от которой пробежали толчки освобождения. Затем поднес руку ко рту и слизал влагу.

Анна сглотнула.

– Я сказал тебе, детка, что могу дать тебе то, что нужно сегодня ночью. – Сможет ли он когда-нибудь.

Она толкнула его в грудь, чувствуя себя разбитой. На балконе. Она просто позволила ему… на балконе. Пальцы Анны дрожали, когда она поправила свою одежду. С утонченной красной дымкой голода ее здравый смысл стал возвращаться – медленно, но возвращался.

– Это не я, – сказала она Джону слишком тихим голосом. – Я не… – почти занимаюсь сексом на публике, – вступаю в отношения с мужчинами, которых не знаю.

– Ты знаешь меня, и к тому времени, когда наступит рассвет, узнаешь меня намного лучше, чем кто-либо другой. Так же, как и я тебя.

Слова были чувственным обещанием.

– У меня… я не завязываю отношений на одну ночь. – Трудно сказать, учитывая, что она только что сделала. Конечно, она могла фантазировать об этом, потому что фантазия была безобидна, но реальность…

Анна никогда не была готова к такому.

– Разве тебе никогда не хотелось стать плохой? Отпустить тот контроль, за который ты так крепко держишься, и просто чувствовать?

Он словно говорил с ее тайным «я». Та часть ее личности, над скрытием которой она так усердно работала, чтобы убедиться, что никто о ней не узнает.

Да, она хотела ее выпустить. Хотела так сильно.

Но она слишком долго держалась за свой контроль. Идея передать эту власть кому-то другому испугала ее до чертиков.

– Я не могу. Я…

– Голод вернется. И похоть. И даже хуже, чем раньше.

Откуда Джон это знает? Как он мог говорить так уверенно?

– Я могу дать тебе то, что нужно, – повторил он снова. – Все, что тебе нужно сделать, – это доверить мне заботу о себе.

Так соблазнительно. Ее лоно по-прежнему дрожало от его последней заботы о ней.

Одна ночь. Шепотом пронеслось в ее мозгу. Отказ от контроля на одну ночь разве это так плохо?

Или это будет слишком хорошо?

– Анна!

Джон напрягся при звуке голоса.

Она зажмурилась на секунду. Стивен.

Джон слегка двинулся, поворачиваясь к мужчине, но удерживая свое тело между ней и Стивеном.

Слабый свет немного открывал затененное лицо Стивена. Его мужественное лицо, с некоторой мягкостью подбородка. Глаза были карие – не теплые, а довольно холодные – и теперь они изучали ее и Джона с определенной враждебностью.

– Привет, Стивен.

Она действительно встречалась с ним шесть месяцев? Джон только что доставил ей больше удовольствия за две минуты, чем этот парень.

Невелика потеря.

Стивен провел рукой по песочного цвета волосам.

– Анна, мы можем поговорить? Наедине?

Расставаться с ним было сущим адом. Парень продолжал звонить, говоря ей, что она отказывается от «хороших отношений».

– Э, сейчас не самое подходящее время для этого. – Она коснулась руки Джона, обнаружив, что его мышцы скованы напряжением. – Стивен, это мой парень, Джон.

Она могла видеть, как Стивен поджал губы.

– Я не знал, что ты с кем-то встречаешься.

– Теперь знаешь, – хмыкнул Джон

Он сделал шаг вперед. Стивен прищурился.

– Ты не получишь от него того, что смогу тебе дать я.

Ее лицо бросило в жар, затем в холод.

– Да? – ухмыльнулся Джон. – Ну, у меня, похоже, не было особых проблем минуту назад.

Стивен бросился к нему.

Джон поймал его, обхватив рукой бывшего ниже его ростом за горло.

– Ты не захочешь связываться со мной, – прорычал он.

Стивен замер.

– Отпусти его, – приказала Анна, ее руки сжались в кулаки. Унижение и ярость боролись внутри нее. Черт. Она всегда знала, что Стивен был мудаком, но что его укусило сегодня вечером?

Очень медленно Джон разжал пальцы.

– Все кончено, Стивен, – сказала Анна, двигаясь вперед. – Мы были вместе достаточно долго. Это означает, что ты будешь держаться подальше от меня, а я – подальше от тебя.

Она увидела, как расширяются его ноздри, а затем его губы задрожали.

– Анна, ты нужна мне.

Что? С каких пор? Парень напрашивается на крепкий пинок под зад, и если он продолжит давить, она чувствовала себя просто настолько взбешенной, что откинет хорошие манеры в сторону и, как одна из ее приемных мам, миссис Тейт, вломит парню как следует.

Он нуждался в ней. Действительно. Анна фыркнула.

Смутно она почувствовала, что Джон бормотал «О, дерьмо», шумно втянув воздух. Затем схватил ее за руку и потащил мимо Стивена.

– Анна!

Она проигнорировала его жалобный крик. Не то чтобы у нее был большой выбор в этом вопросе – Джон практически тащил ее обратно в дом сквозь толпу людей и…

– Анна! – Джонас Тайлер потянулся к ее руке. Он был соседом Ронни, высокий симпатичный мужчина лет сорока, с висками, немного посеребренными сединой.

Она улыбнулась ему:

– Привет, Джонас, я…

Он облизнул губы.

– Ты выглядишь очень хорошо сегодня вечером, Анна. Действительно потрясающе.

Что? Она моргнула.

– Ну, спасибо.

– Мы уходим, – Джон был непреклонен.

Она едва успела помахать Ронни, и они вышли на улицу, двигаясь слишком быстро.

– Джон, черт возьми, помедленнее!

– Не могу, нет времени.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю