332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Сергей Вербицкий » Братья Карамазовы. II том » Текст книги (страница 8)
Братья Карамазовы. II том
  • Текст добавлен: 9 июня 2021, 12:03

Текст книги "Братья Карамазовы. II том"


Автор книги: Сергей Вербицкий






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 8 страниц)

Дома

Иван Федорович, чуть шатаясь вышел из трактира, поймал извозчика и поехал в Гостиный Двор. Там он купил колье, украшенное бриллиантами так же серьги и тоже с бриллиантами и кольцо с бриллиантом в два карата, сумма вышла не малая и потому он расплатился банковским чеком. Потом заехал в кондитерскую, где купил конфет, шоколадную лошадку, мармелад и поехал домой.

Родя, сынок иди подойди к папе, посмотри, что я тебе на рождество принес, – позвал сына Иван Федорович, как только разделся.

Папа, папа, пришел, – вбежал ребенок в комнату. Следом подошла и Катерина Ивановна.

Смотри какую лошадку я тебе купил, ее можно съесть. Вот еще бери тут конфеты и мармелад, – и Иван Федорович отдал кулек сладостей. – Иди к себе в комнату сынок, а тебе дорогая я принес особенный подарок, – и он достал из-за пазухи три футляра с универсальным ложементом и подал жене. – Открой.

Зачем это Иван?

Ну, сегодня праздник и еще одно событие.

Какое событие?

Мы с тобой расстаёмся навсегда.

Как навсегда? Ты пьян Иван.

Да, я немного выпил, но это не мешает делу, – сказал Иван Федорович и достал жестяную бутылку и отхлебнул. – Вот на возьми, рождественский подарочек тебе, – и он достал из кармана три коробочки, – здесь колье, – и он раскрыл коробочку, – здесь серьги и вот кольцо. Размер думаю подойдет. – Все это он протянул купленные ювелирные изделия Катерине Ивановне.

Не об этом нужно сейчас говорить, – сказала она, принимая дорогие украшения – Мы же с тобой венчаны, а это навсегда Иван.

Я в Бога больше не верую, а значит и в венчание тоже.

У тебя появилась другая женщина и ты к ней уходишь? Признавайся!

Нет к ней я не ухожу. И вообще почему тебя интересуешься? Просто я не хочу с тобой больше жить вот все.

А ты мне не безразличен, я люблю тебя и хочу знать, где ты и что с тобой.

К сожалению, моя любовь к тебе иссякла, и я хочу уйти. Не к другой женщине, а просто хочу остаться один и быть свободен от твоего присутствия.

А как же Родя? Ты о нем подумал? Как он без тебя?

Родион подрастет м все поймет, что так было лучше для всех.

Он любит тебя и всегда будет любить и без тебя ему никогда не будет лучше. О, Господи не уходи пожалуйста. Слышишь, мы пропадем без тебя.

Катя не устраивай истерики из всего этого. Я прошу тебя успокойся и возьми себя в руки, где твое самообладание наконец?

Ты будешь навещать нас? Да?!

Этого я не знаю, скорей всего нет.

Иван что я тебе такого сделала, что ты так жестоко поступаешь со мной?

Ты ничего не сделала, просто время изменилось изменились и мы. Потому я принял решение уйти от тебя.

Неправда! Сегодня, твой брат Алексей приходил и сказал, что ты вступил в какую-то партию и вы хотите убить царя.

Вот болтун, а еще чего он там тебе наговорил?

Он хочет спасти твою душу от греха, вот что он сказал. Не делай этого Иван! Откажись от этой бредовой идеи. Зачем тебе это? Зачем тебе семью терять ради нее?

Это идея дорого стоит, и она требует жертв. Александр узурпатор, простой народ из-за него бедствует, вот зачем.

Хорошо я больше не буду тебя спрашивать ни о чем, я не буду вмешиваться в твои дела, только не покидай нас с Родей – мы же любим тебя. Что мне надо сделать, чтобы ты не бросал нас? Скажи и я сделаю.

Ничего не надо делать, просто живи без меня и помалкивай, то, что тебе Алексей наплел. Он же наивный дурочек и не понимает, что делает, куда влезает. Не хватало и тебе в это вмешиваться. Спокойно живи тем, что уготовит тебе Бог. Про деньги я не забуду, продам наш доходный дом после праздников, возьму себе восемьдесят тысяч, а остальные тебе оставлю.

Значит ты все же в Бога веруешь, раз так.

Нет, просто говорю, чтобы тебе легче стало.

Значит ты отрекаешься от нас?

Нет, я просто покидаю вас, но люблю вас по-прежнему.

Мне от этого не легче. Прошу тебя Иван, заклинаю, молю – останься, я же не понимаю, как я без тебя жить буду? – Со слезами сказала Катерина Ивановна. – Родя сынок поди сюда, от нас папа навсегда уходит.

Папа, папа, папа не уходи! – весь в слезах, подбежал Родя и обнял отца.

Катя забери ребенка сейчас же, – потребовал Иван Федорович и выпил из жестяной бутылки. – И что это за гномы по дому ходят?

Родя пойди ко мне. Иван, здесь нет никого, – сказала Катерина Ивановна и прижала к себе сына.

Да как же нет вон один под стол полез гад, сейчас я его достану подлеца, – и Иван Федорович полез под стол, – а ну кыш отсюда, я тебя все одно поймаю за шиворот и за дверь. Так вон там еще один, ну я и тебя достану. Держи его, иди, иди, иди же сюда. В спальню побежал. Ага, там-то я тебя и поймаю наглец какой, – сказал Иван Федорович.

Иван, очнись, здесь никого, кроме нас нет, – сказала Катерина Ивановна, по-прежнему обнимая Родю.

Как это нет вот только что был здесь и убежал. Ну ничего я поймаю его сейчас и покажу тебе! – Сказал Иван Федорович и направился в спальню.

Прошло с минут пять, а из спальни сначала доносилось шаги, потом шуршание и вдруг все неожиданно стихло.

Маша, иди сюда и посмотри, что там с барином, – сказала Катерина Ивановна, не вытерпев неизвестности.

Маша вышла из кухни и пошла в спальню и тут же буквально вылетела из нее.

Брыня, да он весь до гола раздетый лежит на кровати, – сказала служанка

Тогда Екатерина Ивановна, оставив сына зашла в спальню. Иван абсолютно нагой лежал на их кровати в сильном ознобе.

Не возьмешь меня! Иди вон! Я сам тебя убью, – бредил Иван Федорович.

Маша, беги за Блюменштайном, доктор нужен очень. Вот возьми денег. Скажи, чтобы немедленно шел.

Сам дурак, а я сейчас тебе полбу дам. Не знаю, нет у меня ничего, – продолжал бредить Иван Федорович.

Катерина Ивановна села на край кровати и потрогала Ивана тот был весь горел, а Маша, быстро одевшись, побежала за Блюменштайном. Ждать пришлось около часа прежде на пороге их квартиры появилась грузная фигура доктора Николая Карловича. Раздевшись, он сразу прошел к больному и увидев Ивана Федоровича тут же определил его состояние и причину его недуга: delirium tremens (трясущее помутнение).

Его в больницу надо везти вот только как, он весь в горячке и бреду.

Нет, я его в больницу не отдам, – категорично заявила Катерина Ивановна. – Неужели у вас нет с собой каких-то лекарств, чтобы он пришел в себя встал на ноги?

Да нет таких лекарств нет, я могу дать только успокоительное и снотворное, и как я ему порошок-то прикажите дать, если он вон весь вне себя.

Мы с Машей приподнимем, а вы ему прямо в рот засипите.

Да помилуйте, Пресвятая дева Мария, а если он захлебнется? Бывали такие случаи, я рисковать не хочу.

Я, всю ответственность беру на себя. Делайте! – Сказала Катерина Ивановна.

Я ничего вам не отдам, кукиш получите, ха вот вам, – встрял в разговор Иван Федорович.

Маша принеси воды, Николай Карлович готовьте порошки. Через несколько минут Маша принесла воды в стакане, а Блюменштайн разложил на столике маленькие бутылочки и начал что-то смешивать.

Когда все было готово Катерина Ивановна залезла на постель и взялась за левое плечо Ивана Федоровича и начала его приподнимать, а Маша стала делать тоже самое только за правое. Блюменштайн подошел к кровати и попытался влить разведенные им порошки, но тут Иван Федорович дернулся доктор чуть было все не пролил.

Вот видите, ничего не получится, – сказал доктор.

Маша, держи его крепче, а вы вливайте сейчас все сладится, – уверенным тоном сказала Екатерина Ивановна. И действительно они с Машей взялись еще крепче и подняли Ивана Федоровича еще выше, а Николай Карлович, улучшив момент влил лекарство в рот больному, тот закашлялся, но ему тут же дали еще воды.

Все равно вы ничего не получите! – Только сказал Иван Федорович, когда проглотил снадобье.

Ну вот все и вышло! – Устало произнесла Катерина Ивановна. – Вот возьмите Николай Карлович, – и она протянула пятнадцать рублей, – это вам за старания.

Дорогуша, да я ничего такого особенного не сделал, я после завтра к вам загляну, но лучше бы его в больницу поместить, – сказал он.

Нет в больницу его не надо. Пусть будет при мне. Я думаю, денек, другой и поправится, – сказала Катерина Ивановна и укрыла одеялом Ивана Федоровича, а тот уже спал с храпом. – Маша проводи Николая Карловича.

Когда Блюменштайн ушел Екатерина Ивановна обратилась к служанке:

Маша, ты слышала наш разговор с Иваном Фёдоровичем?

А что? – вдруг насторожилась Маша, – я только так… я же на кухне сидела.

Как думаешь он про расставание уже в бреду сказал или нет?

Кто ж его разберет, надо подождать, когда придет в себя тогда и узнаем.

Не могу я столько ждать. Я же изведу себя, – а у самой уже наворачивались слезы, она едва сдерживала себя, чтобы не разрыдаться.

Так другого Катерина Ивановна и выхода у вас нет. Пойди разбери что у него на уме было, может завтра проснется и скажет что-нибудь другое. Надо ждать.

Ладно, поздно уже. Ты пригляди за ним полночи, посиди рядом, а потом меня разбудишь, я буду до утра с ним, а пока пойду к Роде спать, если что случится, то буди меня немедленно. Все поняла?

Да вы не беспокойтесь, все сделаю как надо Катерина Ивановна. Идите спокойно спать я присмотрю за барином.

Она, заламывая себе руки и глубоко дыша; а из головы никак не выходил разговор о расставании. Но собравшись с силами и мужеством пошла в детскую и там легла подле Роди, который еще не спал, а лежал, уткнувшись в стену.

Мама, а что с папой случилось? Почему он хочет уйти от нас? – Спросил он.

Давай спать сыночек мой дорогой, еще никто ни от кого не уходит. Завтра встанем и все прояснится. Сейчас же усни милый мой и пусть тебе приснится чудесный сон, чтобы ты забыл, что сегодня произошло дурное событие.

Закат императора Александра II

Счастливая рука?

Вернемся к Коронации. Генерал Михаил Горчаков, который должен был принести Александру II шарообразную державу, от духоты лишился чувств. Одна из регалий покатилась по полу, в соборе наблюдающие за церемонией в страхе притихли все молча сочли это за дурной знак. А Государь, не обращая ни на кого внимания произнес: «Главное, чтобы на полях сражений спокойно стоял».

Еще одно дурное событие произошло, когда для Императрицы изготовили специальную корону, которую фрейлины должны были прикрепить бриллиантовыми заколками. Когда это сделали, государыня попыталась пройтись с короной на голове, но регалия вдруг слетела и покатилась к ногам одной из приближенной. Все сразу зашептались: «Будет в царской семье посторонняя женщина». Так оно и случилось – через десять лет у Императора появилась постоянная любовница, Екатерина Долгорукая. Род Долгоруких всегда приносил несчастье дому Романовых и этот случай не был исключением. Через десять лет после коронации случилось страшное событие – первое в истории Российской Империи покушение на Помазанника Божьего.

Это произошло дня четвертого, апреля месяца, в четвертом часу после полудня. Император Александр II гулял в Летнем саду со своими племянниками: тринадцатилетним Николаем – герцогом Лейхтербергским и пятнадцатилетней Машей – принцессой Баденской. Это были дети его сестры Великой княжны Марии Николаевны – герцогини Лейхтербергская. Они были рождены ею от первого брака от герцога Максимилианом Лейхтербергским, младшим сыном Евгения Богарне и внуком императрицы Жезофины. Но ее супруг долго не прожил. У овдовевшей Марии Николаевны тут же начался бурный роман с графом Григорием Александровичем Строгановым закончившийся тайным венчанием. Если бы об этом узнал Николай I, то вероятнее всего ее бы отправили в монастырь, а его сослали бы на Кавказ, а так дотерпев до смерти отца она снискала благоволения своего брата, который признавал совершенный ею брак законным особым Актом, подписанный Александром II и императрицей Александрой Фёдоровной 12 сентября 1856 года в Москве. В нем говорилось: «Как вторый брачный союз Великой Княгини МАРИИ НИКОЛАЕВНЫ, хотя получающей ныне по воле НАШЕЙ, силу законного, должна однакоже оставаться без гласности, то ЕЯ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЫСОЧЕСТВО обязывается каждый раз, в случае беременности, удаляться на время родов, от столиц и других мест пребывания ИМПЕРАТОРСКОЙ Фамилии.

Граф Григорий Строганов может иметь помещение в Санкт-Петербургском и загородных Дворцах Великой Княгини МАРИИ НИКОЛАЕВНЫ, но не иначе, как по званию причисленнаго ко Двору ЕЯ, ни в фамильных, ни в иных собраниях Дома или Двора НАШЕГОЮ, а равно и ни в каком публичном месте, и вообще пред свидетелями. Прогулки с Великой Княгинею запросто он может дозволять себе только в собственных садах ЕЯ ВЫСОЧЕСТВА: Санкт-Петербургском и Сергиевском, но отнюдь не в Петергофском, и других ИМПЕРАТОРСКИХ, где они могли бы встречаться с гуляющими, или проезжающими и проходящими».

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю