332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Сергей Вербицкий » Братья Карамазовы. II том » Текст книги (страница 1)
Братья Карамазовы. II том
  • Текст добавлен: 9 июня 2021, 12:03

Текст книги "Братья Карамазовы. II том"


Автор книги: Сергей Вербицкий






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 8 страниц)

Сергей Вербицкий
Братья Карамазовы. II том

От автора

Книгу, которую Вы держите в руках это второй том «Братьев Карамазовых» созданного по несколько измененной идее Ф.М. Достоевского. Дело в том, что Федор Михайлович хотел рассказать об Алеше Карамазове, но он был лишь свидетелем, а вывел в первом томе Дмитрия Карамазова, его падение и наказание за не совершенное преступление. Именно он был основным драйвером первого тома, его имя справедливо было бы вынести в подзаголовок романа: «Братья Карамазовы» =Дмитрий=. А второй том =Иван=.

Действие второго тома романа продолжается, но уже в Петербурге спустя тринадцать лет после окончания первого тома, как и хотел сам Достоевский, но с той лишь разницей что Федор Михайлович интересовался только социально нравственными вопросами. Покушение же на Императора Александра II включает в себя и вопросы политические и в силу существовавшей тогда цензуры не могли бы быть им освящены.

Теперь спустя почти ста сорока лет мы можем восполнить этот пробел и представить полную картину произошедшей трагедии. Сохранены все основные персонажи и по мысли Ф.М. Достоевского во втором томе хотел отобразить в Алексее Карамазове гибель идеи христианства в XIX веке и сказал, что второй роман об Алеше Карамазове будет главным; мы же пойдем немного другим путем в этом томе мы проследим на примере его брата Ивана Карамазова к чему может привести человечество полное отрицание Христа, а Алексей у нас останется нерушимой стеной веры во Спасителя, во втором томе и станет главным героем третьего тома и он будет самым важным во всей трилогии, где христианская эпоха заканчивается и начнется постхристианское время.

Это не исторический роман об убийстве Императора Александра II, а роман, продолжающий литературные традиции в современной обработке Ф.М. Достоевского и если Федор Михайлович писал в стиле фантастического реализма, то этот роман написан в стиле документального реализма. Никакая выдумка по интересу и увлекательности никогда не сравниться с исторической правдой.


Особое присутствие сената

«Рассмотрение дела о совершенном 1 марта 1881 года злодеянии, жертвою коего пал в Бозе почивший Император Александр II»

(VII часть)

В 3 часа ночи Особое присутствие возвратилось из совещательной комнаты в залу заседания, и г-н первоприсутствующий прочел проект вопросов (которые приведены ниже вместе с ответами). Стороны против этого проекта вопросов, возражений не представили. Особое присутствие утвердив вопросы, вновь удалилось в совещательную комнату для разрешения вопросов.

По возвращении Особого присутствия в залу заседания г-н первоприсутствующий прочел следующие вопросы и ответы на них Особого присутствия:

1. Виновен ли крестьянин Таврической губернии, Феодосийского уезда, Петровской волости, деревни Николаевки Андрей Иванов Желябов, 30 лет, в том, что принадлежал к тайному сообществу, имевшему целью ниспровергнуть посредством насильственного переворота существующий в империи государственный и общественный строй и предпринявшему для достижения этой цели ряд посягательств на жизнь священной особы его императорского величества государя императора Александра Николаевича, убийств и покушений на убийство должностных лиц и вооруженных сопротивлений законным властям?

Ответ: Да, виновен.

2. Виновна ли в том же преступлении дворянка Софья Львова Перовская, 27 лет?

Ответ: Да, виновна.

3. Виновен ли в том же преступлении сын священника Николай Иванов Кибальчич, 27 лет?

Ответ: Да, виновен.

4. Виновен ли в том же преступлении дворянин Иван Федорович Карамазов, 36 лет?

Ответ: Да, виновен.

5. Виновен ли в том же преступлении тихвинский мещанин Николай Иванов Рысаков, 19 лет?

Ответ: Да, виновен.

6. Виновна ли в том же преступлении мозырская, Минской губернии, мещанка Геся Гельфман, 26 лет?

Ответ: Да, виновна.

7. Виновен ли в том же преступлении крестьянин Смоленской губернии, Сычевского уезда, Ивановской волости, деревни Гаврилково Тимофей Михайлов, 21 года?

Ответ: Да, виновен.

8. Если подсудимый Тимофей Михайлов и Иван Карамазов не виновны в принадлежности к сообществу, указанному в первом вопросе, то не виновны ли они в том, что принадлежали к сообществу, имеющему целью возбуждение вражды между хозяевами и рабочими и стачек между последними, причем означенное сообщество возбуждало рабочих к избиению частных лиц, признаваемых им враждебными рабочему сословию?

Ответ: Не требует разрешения.

9. Виновен ли подсудимый Николай Рысаков в том, что, принадлежа к упомянутому в первом вопросе сообществу, согласился с Желябовым, Кибальчичем, Михайловым, Гельфман или некоторыми из них, а также и с другими лицами лишить жизни государя императора Александра Николаевича 1-го марта 1881 года посредством метательных взрывчатых снарядов, один из которых, брошенный в этот день другим соучастником злодеяния, причинил государю императору тяжкие раны, повлекшие за собой кончину его величества, причем сам Рысаков бросил пред тем под карету его императорского величества метательный взрывчатый снаряд, произведший под той каретой взрыв?

Ответ: Да, виновен.

10. Виновен ли подсудимый Андрей Желябов в том, что, принадлежа к упомянутому в первом вопросе сообществу и умыслив посягательство на жизнь государя императора Александра Николаевича, согласил на него Рысакова и других лиц, приготовительными действиями которых руководил до своего ареста 27 февраля 1881 года, сводя их между собой на особо предназначенных для подобных сходок квартирах для совещаний об означенном злодеянии?

Ответ: Да, виновен.

11. Виновна ли подсудимая Софья Перовская в том, что, принадлежа к тому же преступному сообществу и согласившись в целях оного с Желябовым, Кибальчичем, Рысаковым, Михайловым, Гесей Гельфман Иван Карамазов или с некоторыми из них, а также и с другими лицами лишить жизни государя императора Александра Николаевича, руководила действиями исполнителей и самым совершением злодеяния 1 марта сего года, а именно: устроила постоянное наблюдение за выездами государя императора Александра Николаевича, в день злодеяния 1 марта принесла в подготовленную для собрания соучастников оного квартиру два предназначенных для злодеяния взрывчатых метательных снаряда, которые и передала злоумышленникам, начертила план местности и указала собравшимся в квартире злоумышленникам назначенный каждому из них пункт и затем на Михайловской улице подала знак, по которому злоумышленники должны были идти на Екатерининский канал и здесь ждать проезда государя императора Александра Николаевича для приведения в исполнение своего злодейского умысла?

Ответ: Да, виновна.

12. Виновен ли подсудимый Николай Кибальчич в том, что, принадлежа к вышеуказанному в первом вопросе сообществу и согласившись в целях оного с Желябовым, Перовской, Рысаковым, Михайловым, Карамазов и Гельфман или некоторыми из них, а также и с другими лицами лишить жизни государя императора Александра Николаевича, он изготовил и приспособил для этой цели четыре метательных снаряда, посредством которых совершено было 1 марта 1881 года злодейское посягательство на жизнь его императорского величества, причем одним из этих снарядов произведен был взрыв, причинивший его величеству тяжкие раны, от которых того же 1 марта государь император скончался?

Ответ: Да, виновен.

13. Виновен ли подсудимый Тимофей Михайлов в том, что, принадлежа к вышеуказанному сообществу и согласившись в целях оного с Желябовым, Перовской, Кибальчичем, Рысаковым, Карамазовым и Гесей Гельфман или некоторыми из них, а также и с другими лицами лишить 1 марта 1881 года жизни государя императора Александра Николаевича, участвовал в приготовительных к сему злодеянию действиях пробой 28 февраля предназначенного для этой цели метательного взрывчатого снаряда и затем 1 марта, вооруженный метательным снарядом, находился на месте совершения злодеяния для принятия в нем участия?

Ответ: Да, виновен, но на месте совершения преступления не был.

14. Виновна ли подсудимая Геся Гельфман в том, что, принадлежа к вышеуказанному в первом вопросе сообществу и согласившись в целях оного с Желябовым, Перовской, Кибальчичем, Рысаковым, Карамазовым и Михайловым или некоторыми из них, а также и с другими лицами на лишение жизни 1 марта 1881 года государя императора Александра Николаевича, она заведовала в качестве хозяйки служащими для сбора злоумышленников квартирами, в которых происходили с ее ведома совещания о сем злодеянии и в одну из которых с ее ведома принесены были 1 марта взрывчатые метательные снаряды, предназначенные для сего злодеяния?

Ответ: Да, виновна.

15. Виновен ли подсудимый Иван Карамазов том, что, принадлежа к вышеуказанному в первом вопросе сообществу и согласившись в целях оного с Желябовым, Перовской, Кибальчичем, Рысаковым, Михайловым и Геся Гельфман или некоторыми из них, а также и с другими лицами на лишение жизни 1 марта 1881 года государя императора Александра Николаевича?

Ответ: Да, виновен.

16. Виновен ли подсудимый Андрей Желябов в том, что, принадлежа к упомянутому сообществу и действуя в его целях, согласился с другими лицами лишить жизни государя императора Александра Николаевича, для чего принимал непосредственное участие в земляных работах по устройству подкопа, окончательно устроенного и проведенного из подвальной лавки в доме графа Менгдена по Малой Садовой улице, со снарядом для взрыва полотна улицы при проезде государя императора Александра Николаевича?

Ответ: Да, виновен.

17. Виновен ли подсудимый Николай Кибальчич в том, что, принадлежа к вышеуказанному сообществу и действуя в его целях, согласился с прочими лицами лишить жизни его императорское величество государя императора Александра Николаевича и принимал участие техническими указаниями и изготовлением запала для взрыва в устройстве вышеупомянутого в предыдущем вопросе подкопа?

Ответ: Да, виновен.

18. Виновна ли подсудимая Софья Перовская в том, что, принадлежа к упомянутому сообществу и действуя в его целях, согласилась с другими лицами лишить жизни его императорское величество государя императора Александра Николаевича, для чего, вполне заведомо для Перовской, устроен был вышеупомянутый подкоп?

Ответ: Да, виновна.

19. Виновен ли в преступлении, изложенном в восемнадцатом вопросе, подсудимый Николай Рысаков?

Ответ: Нет, не виновен.

20. Виновен ли в преступлении, изложенном в восемнадцатом вопросе, подсудимый Тимофей Михайлов?

Ответ: Нет, не виновен.

21. Виновна ли в преступлении, изложенном в восемнадцатом вопросе, подсудимая Геся Гельфман?

Ответ: Нет, не виновна.

22. Виновен ли в преступлении, изложенном в восемнадцатом вопросе, подсудимый Иван Карамазов?

Ответ: Нет, не виновен.

23. Виновен ли подсудимый Андрей Желябов в том, что, принадлежа к тому же названному преступному сообществу, 18 ноября 1879 года близ города Александровска Екатеринославской губернии вместе с другими лицами с целью лишить жизни государя императора Александра Николаевича устроил под полотном железной дороги мину для взорвания динамитом поезда, в котором изволил находиться его императорское величество, и при проходе означенного поезда сомкнул проведенные чрез мину проводники гальванического тока, причем, однако же, по обстоятельствам, не зависящим от подсудимого Желябова, взрыва не последовало?

Ответ: Да, виновен.

24. Виновна ли подсудимая Софья Перовская в том, что, принадлежа к тому же преступному сообществу и с той же целью лишения жизни государя императора Александра Николаевича, принимала вместе с другими лицами непосредственное участие в приготовлениях ко взрыву полотна Московско-Курской железной дороги близ города Москвы при прохождении императорского поезда, во время какового прохождения 19 ноября 1879 года наблюдала за приближением означенного поезда и подала лицу, имевшему произвести взрыв, сигнал, по которому взрыв действительно и последовал, не причинив, однако же, по обстоятельствам, от подсудимой не зависевшим, никакого вреда лицам, находившимся в поезде?

Ответ: Да, виновна.

25. Виновен ли подсудимый Николай Кибальчич в том, что, принадлежа к тому же преступному сообществу и согласившись с другими лицами лишить жизни государя императора Александра Николаевича, принимал участие в приготовлениях к взрыву 18 ноября 1878 года полотна железной дороги при проходе императорского поезда из города Александровска Екатеринославской губернии посредством доставления одному из участников означенного взрыва, Андрею Желябову, необходимой для совершения этого преступления спирали Румкорфа?

Ответ: Да, виновен.

26. Виновен ли подсудимый Николай Кибальчич в том, что, принадлежа к тому же преступному сообществу и согласившись с другими лицами лишить жизни государя императора Александра Николаевича, принимал участие в приготовлениях в 1879 году взрыва на Одесской железной дороге близ города Одессы посредством хранения у себя всех нужных для совершения этого преступления снарядов и между прочим посредством приобретения и приспособления спиралей Румкорфа?

Ответ: Да, виновен.

27. Виновен ли подсудимый Тимофей Михайлов в том, что 3 марта 1881 года при задержании его в квартире № 5 дома № 5 по Тележной улице умышленно, с целью лишить жизни кого-либо из задержавших его лиц, сделал в них шесть выстрелов из револьвера, чем причинил опасную рану городовому Ефиму Денисову и контузию помощнику участкового пристава Слуцкому?

Ответ: Да, виновен.

Затем первоприсутствующий предложил прокурору дать заключение по вопросу о том, какому по закону подсудимые подлежат наказанию за состоявшимся решением суда.

Прокурор: Приговором Особого присутствия Правительствующего сената все подсудимые признаны виновными в преступлениях, предусмотренных 241-й, 242-й и 249-й статьями Уложения о наказаниях, а Михайлов, кроме того, в преступлении, предусмотренном статьей 1459 Уложения о наказаниях. За эти преступления наказание по закону определяется по 1 степ. 17-й статьи Уложения о наказаниях, причем несовершеннолетний подсудимый Рысаков должен быть, согласно статье 139 Уложения о наказаниях, подвергнут наказанию за преступление, в котором он признан виновным, как совершеннолетний. На основании изложенного подсудимые Желябов, Рысаков, Кибальчич, Гельфман, Перовская и Михайлов должны быть приговорены к лишению всех прав состояния и к смертной казни. Подсудимый Иван Карамазов не подлежит, ввиду своего лишения рассудка, определению Уложению о наказаниях. В следствии чего, сам суд своим отдельным решением должен определить степень его наказания.

Затем Особое присутствие Правительствующего сената поставило на свое разрешение вопрос: какому подлежат наказанию за состоявшимся решением подсудимые Желябов, Перовская, Кибальчич, Рысаков, Михайлов, Карамазов и Гельфман, после чего удалилось для совещания по постановлению приговора.

Особое присутствие сената

«Рассмотрение дела о совершенном 1 марта 1881 года злодеянии, жертвою коего пал в Бозе почивший Император Александр II»

(VIII часть)

29 марта 1881 года

В 6 часов 20 минут утра 29 марта Особое присутствие Правительствующего сената вышло в залу заседания и г-н первоприсутствующий провозгласил резолюцию, помещенную в № 70 «Правительственного вестника», объявив, что приговор в окончательной форме будет объявлен осужденным 30 марта в 4 часа пополудни. (Приговор этот напечатан в том же № 70 «Правительственного вестника»).

Приговор

1881 года, марта 23–24 дня

По указу Его Императорского Величества Правительствующий сенат в Особом присутствии для суждения дел о государственных преступлениях в следующем составе:

г-н первоприсутствующий Э.Я. Фукс; г-да сенаторы: Н.П. Биппен, Н.С. Писарев, И.Н. Орлов, А.И. Синицын, А.А. Бобринский, петергофский уездный предводитель дворян барон М.Н. Корф, московский городской голова С.М. Третьяков и волостной старшина А.А. Гелекер; при обер-секретаре В.В. Попове; в присутствии исполняющего обязанности прокурора при Особом присутствии Правительствующего сената Н.В. Муравьева —

рассматривал дело о мещанине Николае Рысакове, крестьянах Андрее Желябове, Тимофее Михайлове, сыне священника Николае Кибальчиче, дворянина Ивана Карамазова, дворянке Софье Перовской и мещанке Гесе Гельфман, преданных суду Особого присутствия, на основании 1032 и 1052 статей Устава уголовного судопроизводства по прод. 1879 года по обвинению их в злодеянии, жертвой коего пал в Бозе почивший государь император Александр Николаевич, и в других преступлениях.

Первого марта 1881 года, в воскресенье, в начале третьего часа пополудни, в С.-Петербурге совершено было величайшее злодеяние, поразившее Россию роковым ударом, положившим безвременно предел драгоценной жизни возлюбленного монарха, благодетеля отечества, государя императора Александра Николаевича. В тот день его императорское величество изволил присутствовать на разводе в Михайловском манеже, а из Манежа посетить Михайловский дворец, откуда и возвращался по Инженерной улице и затем, направо из оной, по набережной Екатерининского канала. Когда карета государя в сопровождении обычного конвоя проезжала мимо сада Михайловского дворца на расстоянии около 50 саж[ен] из угла Инженерной улицы, под лошадей кареты был брошен разрывной снаряд. Взрывом этого снаряда были ранены некоторые лица и разрушена задняя стенка императорской кареты, но сам государь остался невредим. Человек, бросивший снаряд, хотя и побежал по набережной канала по направлению к Невскому проспекту, но в нескольких саженях был задержан и назвался первоначально мещанином Глазовым, а затем показал, что он мещанин Рысаков. Между тем государь, приказав кучеру остановить лошадей, изволил выйти из кареты и направиться к задержанному преступнику; когда же его величество возвращался назад к месту взрыва по панели канала, последовал второй взрыв, ужасным последствием которого было нанесение государю крайне тяжелых ран с раздроблением обеих ног ниже колен. Венценосный страдалец был доставлен в Зимний дворец почти уже в бессознательном состоянии, и в тот же день в 3 часа 35 минут пополудни в Бозе почил. По осмотре местности злодеяния и по данным, обнаруженным дознанием, эксперты пришли к заключению, что означенные взрывы были произведены двумя брошенными снарядами, заключенными в жестяные оболочки и состоявшими из ударного состава и взрывчатого вещества в количестве до пяти фунтов в каждом снаряде.

На лицо, бросившее к ногам почившего государя второй разрывной снаряд, прямых указаний сначала не было; только крестьянин Петр Павлов при первоначальном дознании показал, что когда государь, отойдя от задержанного Рысакова, направился по панели канала, то неизвестный человек, стоявший прислонившись к решетке набережной, выждал приближения государя на расстояние не более двух аршин и бросил что-то на панель, отчего и последовал второй взрыв. Показание это, повторенное Павловым и на судебном следствии, вполне подтвердилось следующими данными: указанный Павловым человек был поднят на месте преступления в бессознательном состоянии и по доставлении в Придворный госпиталь Конюшенного ведомства умер там через 8 часов; по судебно-медицинскому осмотру и вскрытию трупа этого лица, на нем оказалось множество поранений, причиненных взрывом, который, по мнению экспертов, должен был произойти в весьма близком расстоянии, не далее как на три шага от умершего. Этот человек, придя пред смертью несколько в себя и ответив на вопрос о своем имени – «не знаю», проживал, как обнаружено дознанием и судебным следствием, по подложному паспорту на имя виленского мещанина Николая Степанова Ельникова и между своими соумышленниками назывался «Михаилом Ивановичем» и «Котиком».

Из свиты и конвоя покойного государя при означенных взрывах было ранено девять человек, из которых один умер, а из числа чинов полиции и посторонних лиц, находившихся на месте злодеяния, ранено десять, из которых через несколько часов умер один.

Обстоятельства, относящиеся до страшного злодеяния 1 марта, а равно и стоящие в непосредственной с ним связи, как они установлены судебным следствием, произведенным по настоящему делу, представляются в следующих чертах:

Особое присутствие сената

«Рассмотрение дела о совершенном 1 марта 1881 года злодеянии, жертвою коего пал в Бозе почивший Император Александр II»

(VI часть)

Затем первоприсутствующий предоставил слово защитникам подсудимых.

Присяжный поверенный Унковский (защитник подсудимого Рысакова): Г-да сенаторы, г-да сословные представители! Приступая к исполнению возложенной на меня тяжелой обязанности, я прежде всего должен просить у вас о снисхождении к себе, так как задача эта выше моих сил и средств. Нужно ли говорить о трудности защиты по настоящему делу, когда еще находишься под гнетущим впечатлением события 1 марта, о котором так подробно и хорошо говорил господин обвинитель. Я понимаю, что очень многим приходит в голову то, что защита по настоящему делу совершенно невозможна, что защиты быть не может. И действительно, обстоятельства настоящего дела таковы, что подобная мысль может прийти в голову. Но, во всяком случае, обязанность защитников, назначенных от суда, священна. Мы обязаны исполнять эту задачу уже потому, что великий составитель судебных уставов, на основании которых происходит в настоящее время суд над подсудимыми, сказал в изданном им законе, что никто не может быть обвинен за преступление иначе, как на основании этих уставов, в которых защита является таким же фактором правосудия, как и обвинение. Само собой разумеется, я не являюсь здесь защитником совершенного злодеяния; я защищаю только лицо, которое его совершило. Я должен отдать справедливость обвинителю: обдумав в подробностях его речь, я должен заявить, что в ней исчислены подробно все обстоятельства, которые говорят в пользу подсудимого, защита коего поручена мне судом, и если я могу прибавить что-либо к сказанному им, то лишь потому, что обвинитель смотрит на преступника не совсем такими глазами, как смотрит на него защита. Защитник, ознакомившись частным образом с подсудимым, как бы ни было гнусно совершенное им злодеяние, скорее может отыскать в нем черты, которые объясняют совершенное им преступление. Я полагаю, что, пользуясь теми же чертами подсудимого, которые уже намечены г-ном прокурором, я могу вывести из них несколько иное заключение. Я не говорю об ужасе совершенного преступления, но полагаю, что во всяком случае мы не можем обращать этого дела в дело мести хотя бы из благоговения к священной памяти царя, погибшего от рук убийц, находящихся в настоящее время перед судом. Я думаю, что они должны пользоваться всеми гарантиями правосудия, которые установлены покойным государем императором. А потому я считаю долгом изложить все то, что могу сказать в пользу подсудимого Рысакова.

Сам обвинитель уже объяснил вам, что Рысаков, участвовавший в злодеянии 1 марта, едва вышел из отроческого возраста, имеет за собой хорошее прошлое, известен своей хорошей нравственностью и был вовлечен в это преступление примером и убеждениями других лиц. Я полагаю, что едва ли в этом можно сомневаться. Я напомню вам показания, которые дали набожная старуха, приехавшая из Череповца, и ее племянница. Они удостоверили перед нами, что в течение пяти лет, которые прожил подсудимый вместе с ними в одном доме, он был известен им за мальчика хорошей нравственности и самого мягкого характера. Само собой разумеется, что общая мерка нравственности не может быть приложима к политическим преступлениям и что лицо, известное за честного человека и даже благоразумного, будучи увлечено политическими заблуждениями, может совершить подобное злодеяние. Но в настоящее время мы имеем дело не только с человеком хорошей нравственности, но даже и с человеком мягкого характера. Когда защита этого лица была поручена мне и когда я удостоверился из производства дела в том, что в Череповце и вообще в Новгородской губернии, откуда он появился сюда в 1879 году, все знали его за мальчика мягкого характера, я пришел в совершенное недоумение и полагал, что преступление совершено было им под влиянием какого-нибудь психоза. Я искал, нет ли в нем какой-нибудь органической болезни, которая могла бы действовать на мозг, и вследствие этого просил об экспертизе. Мое ходатайство было уважено судом, но такой болезни в подсудимом Рысакове не найдено. Поэтому я остался в совершенном недоразумении, но в настоящее время судебное следствие отчасти разъяснило, каким образом этот человек дошел до того злодеяния, которое он совершил 1 марта текущего года. Из объяснений моих с подсудимым оказывается, что он прибыл в Петербург в сентябре 1879 года. Я прошу вас, господа судьи, припомните, что в то время Петербург кишел людьми, принадлежавшими к революционной партии, что это было самое горячее время их деятельности, когда приготовлялись ими покушения. Таким был именно конец 1879 года. Затем Рысаков, как объяснил уже прокурор, в декабре месяце того же года был арестован по подозрению в политической неблагонадежности, вследствие того что он приходил на квартиру государственного преступника Ширяева за его вещами и что он жил тогда с сожительницей этого Ширяева (Долгорукой) на одной квартире. Я должен обратить ваше внимание на то, что это было совершенной случайностью. Рысаков вовсе не помещался на одной квартире с Долгорукой, но он жил в меблированных комнатах, в которых случайно жила и Долгорукая, и познакомился с нею вследствие отношений, которые обыкновенно бывают между жильцами соседних комнат. Притом она была тогда в болезненном положении. Поэтому знакомство с ней и всякая услуга, оказанная ей Рысаковым, совершенно понятны и вполне объясняются независимо от политического значения Ширяева. Кроме того, я еще должен заметить, что подсудимый Рысаков никогда не видел Ширяева и что вся услуга Долгорукой с его стороны заключалась лишь в том, что он ходил по ее просьбе на квартиру Ширяева за ее вещами, и, таким образом, этот случай объясняется весьма просто. По этой только причине подсудимый Рысаков был арестован в квартире Ширяева, но затем его дня чрез два или три освободили. Очевидно, что это незначительное само по себе обстоятельство могло его случайно познакомить и завязать у него сношения с лицами, принадлежащими к революционной партии; но с его стороны не было к тому ни малейшего повода. Таким образом, ясно, что он совершенно случайно попал в ту среду, в которой и заразился, как говорит господин прокурор, революционными идеями. Когда всмотришься в характер этого мальчика и вспомнишь злодеяние, совершенное им 1 марта, то приходишь к совершенному убеждению, что преступление Рысакова может быть объяснено случайным стечением печальных обстоятельств и что одно лишь знакомство его с Долгорукой, с которой он жил в соседстве, случайно привело его в сношения с некоторыми из лиц, принадлежавших к так называемой революционной партии. Таким образом, очевидно, что скорее эта партия увлекла Рысакова, а не он искал ее. Нет сомнения, что он был вовлечен в революционную деятельность другими, более сильными людьми и, конечно, вовлечен помимо его воли. Я думаю, что едва ли нужно доказывать это. Из судебного следствия видно, что люди, с которыми он встретился, обладали такой энергией, таким характером, что всякое сопротивление их воле со стороны всякого мальчика едва ли возможно, а тем более со стороны такого, каким представляется, по удостоверению свидетелей, Рысаков. Одно уже это обстоятельство говорит в его пользу. Наконец, я должен привести и то соображение, что из самой речи господина прокурора ясно видно, что корнем всего зла в настоящее время является отсутствие в обществе нравственных принципов, отсутствие в нем семейных начал и другие подобные тому общие причины. Нельзя же ставить эти общественные недостатки в вину подсудимому, которого я защищаю. Конечно, если бы в той среде, к которой принадлежал Рысаков, существовали более твердые нравственные принципы, то не могло бы случиться то печальное событие, о котором идет дело. Тогда бы и Рысаков мог оказать сопротивление тому влиянию, которое имели на него вожаки революционной партии. Одним словом, его участие в преступлении было чистой случайностью. Поэтому, признаюсь, меня поразило заключение господина прокурора, что в настоящем случае этому человеку, являющемуся лишь физическим виновником события 1 марта, не может быть оказано никакого снисхождения и что он должен быть подведен под эту же мерку, под какую подходят остальные подсудимые. Я полагаю, что с этим нельзя согласиться. Наш закон в числе обстоятельств, уменьшающих вину, а следовательно, и меру наказания, прямо ставит тот случай, когда преступление совершено по легкомыслию и убеждению других лиц. Таким образом, я полагаю, что закон дает мне юридическую почву для того, чтобы просить суд при обсуждении виновности Рысакова принять это обстоятельство во внимание. Наконец, я думаю, что светлый образ царя-освободителя, погибшего от рук подсудимых, дает мне право просить о снисхождении, так как настоящее дело, по крайней мере в отношении к подсудимому Рысакову, живо напоминает случай, в котором Спаситель сказал: «Господи! Прости им, не ведят бо, что творят».

Присяжный поверенный Хартулари (защитник подсудимого Михайлова): Г-да сенаторы и г-да сословные представители! Кто-то совершенно справедливо заметил, что защита подсудимых есть дань несчастью, не заплатить которую значит не исполнить своей профессиональной обязанности, значит извратить смысл и назначение одного из тех учреждений, вызванных к жизни судебными уставами 20 ноября 1864 года, которые в числе других составляют славу и величие минувшего царствования!

Только сознание этого долга и та благоговейная признательность, с какой каждый из нас, как член одной и той же судебной семьи, должен отнестись к державной власти за распространение ей действия общего процессуального закона на преступление, далеко выходящее из ряда обыкновенного, – только эти два чувства, повторяю я, долга и признательности, должны раскрыть защите уста, немеющие при одном воспоминании о страшном событии 1 марта, беспримерном в истории русского народа!.. К сожалению, мы не призваны к всесторонней оценке упомянутого прискорбного факта, глубоко возмутившего общественную совесть… Под тяжелым гнетом того общего над всем впечатления, от которого невозможно отрешиться ни на одну минуту, защите предстоит ограничить свою деятельность в более скромных, предначертанных ей рамках силой закона и обстоятельствами настоящего дела, а именно – заняться охранением законных прав обвиняемых здесь, на суде, и содействием правосудно к более правильному освещению совершенного преступления со всеми его активными и пассивными участниками.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю