332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Сергей Соловьев » S-T-I-K-S. Северный регион (СИ) » Текст книги (страница 16)
S-T-I-K-S. Северный регион (СИ)
  • Текст добавлен: 3 января 2021, 20:00

Текст книги "S-T-I-K-S. Северный регион (СИ)"


Автор книги: Сергей Соловьев






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 23 страниц)

– Со стороны базы на вас движется четыре машины. Две с пулеметами. У них на хвосте большое количество заражённых. Не меньше сотни особей. Через десять минут окажутся в зоне уверенного огня.

– Это свои? – удивился таким неожиданно–скверным после «штиля» новостям пугач.

– Скорее всего, нет, – ответили из трубки, – данных о зачистке этих мест у меня нет. Вероятнее всего – сюрприз от сектантов.

– Понял тебя, – нервно усмехнувшись ответил Крест и оборвал связь. Сразу за этим, передал по рации двум другим машинам о возникших проблемах и приказал: – свяжитесь с Камчаткой и валите к ним на подмогу. Пусть пугачи воняют так сильно, как только могут. Займите оборону и при возможности подорвите этих сволочей. Штанге я сам сообщу. Мы поедем дальше. Конец связи.

Отдав распоряжения, его пикап прибавил и так уже не малую скорость и забрал в лево, уходя с пути следования «паровоза». Сокола с его ненормально мощной способностью скрыта даже на высокой скорости с рядом не было, о чем Крест сильно жалел. Однако был другой, на много уступающий ему в этом плане боец Заводского по имени Шуганный. Ему по силам было скрыть от чужих глаз целый пикап, однако в этом случае им придется остановиться чтобы не потерять маскировку. Что они и сделали, когда по телефону снова передали о скором приближении неприятеля. Им сильно повезло что местность в этих местах была отнюдь не ровной – многочисленные снежные барханы и небольшие пролески скрывали противников друг от друга до последнего момента.

Машина замерла и Шуганный тут же активировал умение, скрывая свой транспорт от чужих глаз, а вместе с этим и Крест начал распылять свою «вонь» по округе просто для того, чтобы у несущихся за сектантами тварей даже в мыслях не было бежать в эту сторону.

Спустя минуту после промчавшихся мимо машин, пронеслась и та самая толпа заражённых. Глядя на это зрелище, бойцы в пикапе даже дышать на мгновение забыли, однако как только те оказались позади, их автомобиль начал быстро набирать скорость.

Через пять минут заехали на особенно высокий холм с которого открывался прекрасно вид и на научную базу и на то безобразие что творилось возле нее. Даже если не считать зависший не высоко над землёй вертолет с прицепленной под брюхом клеткой, вид которого ещё умудрялся в Улье кого–то удивлять, посмотреть было на что. А именно – на здоровенную тушу настолько жуткой твари, что кто–то из двух сидящих в кузове бойцов не сдержался и заорал во все горло. Сам же Крест перенес эту встречу стоически – до крови прикусил задрожавшую нижнюю губу и на этом все. Замешательство его продлилось всего пару секунд, по истечении которых, он вылез из машины прихватив с собой винтовку со снайперским прицелом. Припал на одно колено, навел прицел на винт начавшего подниматься выше вертолета и спустил курок. Хитрое приспособление, заряженное вместо простой пули угодило точно в цель и уже через пару ударов сердца стало понятно, что действует оно исправно. Вся электроника в воздушном транспорте мигнула и отключилась, а сам вертолет начал терять высоту попутно накреняясь в правую сторону. Не теряя времени, Крест забрался в кабину и приказал ехать в сторону, куда потянули вертолет ставшие непослушными лопасти.

Менее чем через минуту отчаянного сопротивления, вертолет все же совершил жёсткую посадку на снег, под конец сильно повредив винты, так как приземлялся не параллельно поверхности. Но это не волновало Креста – пусть хоть все там передохнут, ведь брать сектантов в плен у него приказа не было. Больше всего в данный момент пугача волновали две вещи, одной из которых было состояние сильно изменённого кваза, валяющегося без сознания в клетке, а второй – туша жуткой твари, старающейся прыжками развернуться в противоположную сторону. И если с первым пунктом можно было повременить (квазы были очень прочный и живучи, Крест это знал не понаслышке), но второй… от этих судорожных движений невиданной твари, в коей пугач хоть и с трудом, но сумел разглядеть редчайшего морского элитника, земля ходила ходуном, буквально ускользая из под ног.

Нужно было срочно приводить в чувство Гнома чтобы тот смог приказать твари не дёргаться и спокойно ее упокоить, иначе вскоре кластер простор треснет пополам.

На словах это звучало просто, но на деле все оказалось гораздо сложнее. Если не считать уже упомянутые сейсмические колебания, из вертолета в их сторону начали лететь пули – подобрался пикап довольно близко, так что попасть в них оказалось не сложно.

Работали из ручного оружия – пулемет торчал дулом в небо и был зафиксирован так, что открыть из него огонь в этом положении было невозможно. Зато у бойцов в пикапе было чем удивить врага. Из пулемета было решено не стрелять, дабы не подорвать его топливный бак, от чего мог пострадать лежащий неподалеку Гном, но вот снайперский прицел сработал четко. Под прикрытием автоматного огня, Крест снял четверых сектантов, двое из которых находились внутри вертолета и пытались укрыться, как бы глупо это ни звучало, за треснутым лобовым стеклом и стенками кабины. Параллельно с этим, одному из сектантов удалось шальной пулей прострелить лёгкое водителю пикапа имя которого Крест даже не знал. Рейдер Заводского скончался на месте – среди членов их небольшого отряда не было даже самого замшелого лекаря и за это, по прибытию в стаб Креста ждала серьезная выволочка. Через минуту ожесточенной стрельбы, двух оставшихся килдингов удалось подстрелить неестественно меткому бойцу засевшему в кузове машины и на этом, бой был окончен.

За время стрельбы, тварь умудрилась не только развернуться в сторону воды, но и отпрыгать в ее сторону метров семьдесят.

Расстояние для иммунных было безопасным, поэтому Крест тут же сорвался с места и побежал в сторону клетки. В ней уже намечалось движение, что не слабо обрадовало пугача. Не став задерживаться возле пленника, он с ходу нырнул вглубь туловища вертолета, шаря по карманам убитых килдингов в поисках ключа. Но, того нигде не было, а это означало, что скорее всего, ключ остался на их базе. Нужно было срочно приводить в сознание Гнома, иначе лакомая добыча в виде редчайшего зараженного скроется в воде…


* * *

– Подъем Белоснежка! Ну чё ты разлёгся как целка на брачном ложе?!

Чей–то смутно знакомый хриплый голос будто пробивался сквозь плотную вату застрявшей в ушах Гнома. Он на одних рефлексах поднялся на ноги, мутным взглядом осмотрелся по сторонам и как только наткнулся на хорошо знакомое узкое лицо одного из оставшихся на воле товарищей, мгновенно пришел в себя.

– Крест, – не веря собственным глаза прогудел Гном, – ты тут как?.. это вы вертушку сбили?! Как?!

В следующее мгновение, земля дрогнула и кваз едва не рухнул на задницу, чудом успев схватиться за металлический прут.

– Некогда лясы точить, паря, – азартно прохрипел тот и указал в сторону знатно отдалившейся махины элиты, – добыча уходит!

– Чтоб тебя, – повесил голову Гном и невесело усмехнувшись сказал: – мне же нельзя сбегать. Приказ от Камня, сука, для моего же блага. Если нарушу – сразу сдохну.

– Да говно собачье его приказы! – крикнул Крест и огорошил новостью: – Он в договоре специально лазейку оставил на тот случай, если ты быканешь! Там всего два каких–то слова местами поменяли и смысл всего договора к херам изменился. Мне Штанга это только что сказал. Тебе бы и раньше сообщили, да думали что Камень дохлый давно. Давай быстрее, выламывай замок и бегом за ним!

От услышанного, у Гнома голова кругом пошла. Выходило так, что все его муки были зря и он в одиночку давно мог положить все поганое сектантское гнездо, заставив тех банально друг друга перестрелять. А самое обидное заключалось в том, что Гном видел эту лазейку. Давно догадался, но боялся того, что может ошибаться в своих воспоминаниях, ведь шпаргалки перед глазами не было. Всего два слова в строчке «Стороны обязуются добровольно соблюдать условия данного договора», полностью изменившие весь смысл… Но, корить себя он будет потом, а сейчас Гному предстояло свести старые счёты с одной очень большой и страшной тварью.

Действовали бойцы слаженно и весьма успешно. Гном едва добравшись до гиганта мысленно приказал остановиться и замереть. Тварь была вымотана до предела своими акробатическими этюдами на суше – шутка ли, заставлять водоплавающее существо весом больше пары десятков тонн скакать по суше подобно зайцу туда и обратно пару–тройку сотен метров? Как знал Гном, синие киты, выброшенные на сушу, самостоятельно вернуться в воду уже не могли под тяжестью законов физики и всемирного тяготения, а этот красавец умудрился практически добраться до финиша. Но…

Гном без остановки повторял один и тот же приказ, пока Крест по костяным наростам забирался на широкую спину левиафана и даже после этого, до тех пор, пока очередь из крупнокалиберного пулемета поданого ему Шуганным с земли не пробила споровый мешок зараженной касатки. Для этого кресту пришлось сунуть дуло в небольшое отверстие между спиной и костяным капюшоном, прямо над дышлом. Как результат – тварь нервно задергала костяными веерами плавников и гребнем исполинского хвоста, после чего хрипло заурчала и замерла уже без приказов Гнома широко раскрыв пасть.

Практически обессиленный, Гном сел там же где стоял, прямо в снег, а довольный собой Крест спрыгнув рядом с ним, заговорщицки подмигнул и пошел в сторону распахнутой пасти элиты, после чего на глаз прикинул расстояние от кончика бронированного носа до капюшона на загривке и при помощи автомата начал дырявить ее изнутри. Как оказалось, Крест ещё будучи на спине твари подумал, что проще будет вынуть сразу все содержимое спорового мешка изнутри, чем тянуть частями через узкое отверстие в самом капюшоне.

Пока Крест занимался своим грязным, в прямом смысле слова, делом, по уши перепачкавшись в вонючей крови, Гном думал о том, что им сильно повезло, что сектанты увели за собой всех тварей которые могли помешать им совершить такое наглое убийство посредь бело дня на опасном кластере. Вода по прежнему бурлила от зараженных морских хищников, но вот на суше кроме уже убитого левиафана, не осталось никого.

Через десяток минут, над ухом задумавшегося о своем Гнома, раздался хриплый голос:

– Выходит, легенды не свистели про них. Держи. Это лазурный жемчуг. Такой шарик реже белого жемчуга встречается. Твоя добыча, братка. По праву.

На вытянутой руке тихо подошедшего Креста лежал крохотный шарик насыщенно–голубого, или скорее лазурного цвета. Он был чуть большего размера нежили те, что ему день за днём скармливали сектанты. Посмотрев на трофей, Гном взял его в руку, покатал на ладони и с лёгкой улыбкой сказал:

– Мне пока нельзя – вчера еле откачали после отравления жемчугом. Они меня им каждый день пичкали.

– Чаще чем раз в два дня–три нельзя, – выдал известную всем рейдерам истину Крест, – иначе подохнешь. Хотя, кто этих уродов знает? Может колдовали над твоей жопой пока ты спал. Вон какая вымахала! Да ты не ссы, ешь. Легенды говорят что он «чистый», совсем как белый – от него не бывает отравлений. Может даже получится опять человеком стать. От белой это сто пудов происходит, а от этой херовины, я не знаю. Да не смотри ты на нее, жри уже. Если подохнешь, я тебя Штанге отдам, он мертвых умеет уговаривать – ещё побегаешь.

Плюнув на осторожность, Гном закинул редкий трофей в рот и толчком отправил в желудок. В этот момент, он смотрел на вторую руку Креста, в которой был зажат большой серый мешок из плотной субстанции напоминающей паутину – обычная начинка спорового мешка. Он был порван в нескольких местах, от чего на снег иногда выпадали серые виноградины споранов. Но пугач не обращал на них внимания, ведь внутри огромного пучка паутины их хранилось столько, что можно было устроить себе непродолжительный виноградный душ. Сколько в нем находилось жемчужин Гном не знал, но требовать себе ещё, не собирался. Ему только что подарили свободу, а это стоило куда дороже какого–то там жемчуга. Пусть и очень редкого.

Когда сбор трофеев был закончен, бойцы вернулись к пикапу, закинули в кузов тело убитого товарища и помчались в сторону Камчатки, где должен был идти нешуточный бой с сектантами и толпой заражённых.

Крест сел за руль вместо убитого водителя, а Гнома посадили в кузов за пулемет, так как при его габаритах, поместиться в кабине трем людям было бы невозможно.

Самое обидное заключалось в том, что проглотив такую редкость, Гном ничего не почувствовал и обратно простым человеком не стал. А ведь Тополь ему ещё тогда рассказывал, что иммунный который проглотит лазурный жемчуг, по легендам разумеется, каким–то образом получит дополнительную жизнь и мог мгновенно открыть сильную развитую способность в дополнение к имеющимся. В случае с Гном это было невозможно, ведь хигтеры не могли иметь даже второго дара Стикса. Но не смотря на это, была возможность открыть новую грань своего весьма сильного дара, вот только заниматься этим придется по прибытию в стаб у знахаря, так как сам Гном ничего почувствовать не мог. Ну а пока, у него ещё оставались дела за пределами надёжных стен стаба…


* * *

Колонна техники двигалась в сторону тюрьмы напрямик – через средние кластеры Союза. По пути к ним присоединилась и сотня поднятых Штангой в виде зомби заражённых, под нешуточным снегопадом покорно ожидавших своего хозяина и его дальнейших приказов. Таких массовых скоплений иммунных за пределами стен безопасных стабов этот регион не видел довольно давно, а точнее, целых три года – с тех самых пор, как Союз устроил налет на случайно найденную базу мурров. В том бою погибло много народу, даже слишком, зато на целых три года в регионе воцарилась тишина, изредка нарушаемая мелкими стычками с врагами всего человечества и рейдами для добычи провианта и оружия.

– Группа заражённых на два часа, – послышался отчёт в гарнитуре наушника, на который Штанга даже не отреагировал. Подобными мелочами как стаи местных тварей занимались его заместители и командиры отдельных звеньев рейдеров.

Семь заражённых: топтун, два лотерейщика и несколько бегунов, сломя голову неслись на встречу собственной гибели. Их сняли точными выстрелами ещё до того, как самый прыткий из них достиг хотя бы отдаленной дистанции рывка.

По пути колонна ещё не раз встречала подобные помехи, но все эти стычки заканчивались одинаково плачевно для имеющих наглость атаковать такое скопление иммунных тварей.

Когда до тюрьмы оставалось не больше пятнадцати минут неспешной езды, колона остановилась становясь в оговоренном порядке – вперёд выехали БТРы, за ними в пять рядов по шесть машин встали пикапы и броневики, а за ними следовали грузовики с пехотой под брезентом. Некоторые из пикапов несли на себе и артиллеристов – наряды рейдеров, приставленных к ручным минометам, нужных лишь для того, чтобы обеспечить проход техники внутрь стен тюрьмы. Вести непристрелянный миномётный огонь по территории, где находились в плену их товарищи никто не собирался, однако в будущем, возможно, придется и их подключить к уничтожению неприятеля.

Не выходя из своей машины, Штанга отдал приказ сотне своих жутких слуг и те со всех ног понеслись в указанную сторону. Их роль была проста и жестока – зомби должны были отвлечь на себя внимание сектантов, пока будут работать подрывники и отряд диверсантов.

Отсчетов нужное время, монолитная колонна двинулась вперёд, попутно отделяя от себя протуберанцы, целью которых было взятие под контроль всего внешнего пространства тюрьмы. Главной задачей рейда, помимо освобождения своих и уничтожения чужих иммунных, было взятие в плен живого главы килдингов, в голове которого могло храниться достаточно полезных для Союза данных. И дать ему спокойно уйти, не мог себе позволить никто из присутствующих – лучше уж пристрелить, но главное, чтобы не сбежал.

Уже на подходе к кластеру, Штанга отдал приказ о начале операции. Его зомби изо всех сил старались взять штурмом КПП и восточную стену, но им это не давали сделать пулеметные вышки и многочисленные бойцы секты засевшие на них вместе с пулеметчиками.

Ещё издали колонна могла слышать звуки нескольких взрывов – подрывники под прикрытием отвода глаз, невидимости и прочих способностей, ещё вчера установили заряды на внешних сторонах стены, а когда пришел приказ от командира, активировали взрывчатку, разнося плотную кладку в серый щебень. Сразу за этим, группа диверсантов просочилась через проломы на территорию тюрьмы. Они минировали и взрывали вообще все что считали нужным, в том числе и тот самый злополучный танк, не без помощи которого была уничтожена Камчатка.

Взрывы гремели один за другим, колонна подошла к стенам и открыла огонь по пулеметным вышками, с которых уже шел огонь по транспорту Союза. Но большинство из пуль прилетали по стоявшим ближе всего БТРам, два из которых направились прямо ко входу, выламывая не особо прочные ворота в стенах тюрьмы. Но в тот же момент, кто–то из килдингов выстрелил из ручного гранатомёта и один из БТРов подпрыгнув на месте задался рыжим огнем. Криков сгорающих заживо людей, никто не услышал, но вторая бронированная машина с лихвой отомстила за гибель товарки – она поливала все близлежащие здания из крупнокалиберного пулемета, давила могучими колесами нерасторопных и растерянных бойцов секты, и так до тех пор, пока второй снаряд не угодил ей точно в башню.

Больше на территорию тюрьмы бронетехника не заезжала, зато отменно отрабатывала по вышкам и торчащим из–за стен зданиям. В то же время подключилась артиллерия – несколько минометных нарядов слаженно отрабатывали по отдаленным административным зданиям, в которых Полено не выявил кого–то хотя бы отдаленно значимого для секты.

Некоторые зараженные, поднятые Штангой сумели пережить осаду и теперь, нестройной толпой ворвались в одну из прорех в стене и принялись косить и рвать бойцов секты.

Спустя пару десятков минут, когда огневые точки на вышках были погашены, за дело взялась пехота. Разделенные на несколько отрядов и групп спецназначения, они заходили на территорию тюрьмы, рассредоточивались по ее площади и двигались в указанном Поленом направлении, четко зная сколько и какой силы были очаги сопротивления в том или ином здании.

За время штурма, пара гусеничных машин попыталась покинуть опасное место, но расставленные в нужных местах пикапы не дали им этого сделать.

– Я слышу его мысли, – прекращая огонь сказал Полено, – это кваз. Он тут главный. С пятнадцатью бойцами движется в сторону тюрьмы.

Группа Штанги, в данный момент перестреливалась с засевшей за углом одного из зданий группой сектантов и просто плюнуть на них и бежать в нужное место они не могли. Несколько бойцов его группы уже были убиты, но со стороны килдингов, потери были кратно больше. Не долго думая, заместитель командира спецотряда воздел руки к небу, утопил в красноватом тумане все видимое им пространство и поднял за раз не менее тридцати умертвий, получивших единственный приказ – уничтожить группу засевшую за углом дома.

Когда зомби принялись рвать голыми руками плоть своих же товарищей, в стане врага началась настоящая паника – многие из них сломя голову выбегали прямо под пули бойцов Союза. Вперёд закинули несколько шумовых и боевых гранат, на которые зомби было откровенно плевать, а через пару секунд у одного из замов Штанги заговорила рация. Как оказалось, во время штурма одного из зданий был найден бывший глава Камчатки – Камень. Его, раненного и в бессознательном состоянии, спешно перетащили в укрытие, после чего сдали на руки полевым лекарям, которые под пулями без устали вырывали самых неудачливых бойцов из костлявых лап смерти.

Когда в этой местности для сектантов все было кончено, они пополнили ряды ходячих мертвецов. Штанга отправил их на подавление самой дальней точки сопротивления секты, а сам повел отряд в сторону входа в тюрьму, где уже успели укрыться более сорока килдингов, в том числе и их главарь…


* * *

Когда пикап с уставшим от тряски Гномом оказался на территории стабильного кластера, ещё на подъезде к уничтоженному ранее КПП, на разном расстоянии от стен бывшего дома, их группой были обнаружены все четыре пикапа сектантов, но ни одного из тех двух, что послал на помощь стабу Крест. Два из них были выжжены, а два других, не имели видимых серьезных повреждений, однако каждый из них был облеплен зараженными, как гнилое яблоко червями и выглядело это не менее мерзко чем звучит. Все зараженные в основном были слаборазвитыми, многие из них устилали собой снежную гладь стаба окропив ее собственной гнилой кровью. Работая из четырех стволов, им довольно быстро удалось перебить оставшихся снаружи тварей, после чего вдавив педаль газа, Крест направил пикап внутрь стен, где безостановочно звучали автоматные очереди и одиночная пистолетная стрельба. Вернее, он хотел это сделать, но проезд хоть и не целиком, был загорожен грузовиком. Обороняющиеся грамотно расположили его поперек пролома, оставив совсем немного свободного места. Стекла его были выбиты, а брезентовый кузов разодран в клочья – очевидно самым развитым из этой толпы зараженным, было проще прорваться через него, чем обходить плетущихся через открытое пространство сородичей. Судя по количеству трупов заражённых на подступах к стабу, предупрежденные рейдеры устроили засаду и встретили врага во всеоружии. Но их было слишком много, поэтому твари все же ворвались в разрушенное поселение, где их встретили все остальные бойцы. Но, количество их было таково, что сходу перебить всех тварей не получилось. Вот и играли теперь в кошки–мышки, бегая по заметенным вьюгой и метелью дорогам друг за другом с известной целью.

Проехать дальше было невозможно, поэтому бойцы синхронно выгрузились и плотной группой двинулись в ту сторону, откуда чаще всего доносились выстрелы. По пути несколько раз натыкались на заражённых, пирующих трупами убитых иммунных. Таким тварям, в зависимости от степени развития, пускали одну–две пули в голову, после чего возобновляли осторожное шествие в намеченную сторону.

Всего за время блужданий по улочкам стаба они обнаружили двенадцать трупов иммунных, что было гораздо больше чем ожидал Крест. Твари ведь были не сильно развитыми, тупыми и зачастую медлительными. Как так получилось? Ответа на этот вопрос никто из их отряда не знал, но это не мешало рейдерам раз за разом жать на курок, отправляя в преисподнюю все новые группы заражённых.

Основной массив рейдеров обнаружился на крыше одного из уцелевших одноэтажных домов, откуда те отстреливались экономными короткими очередями или одиночными выстрелами от толпы бегунов, спидеров и лотерейщиков. Всего Гном успел насчитать тридцать две штуки живых и примерно столько же мертвых заражённых, что ставило под вопрос их общую цифру, которую озвучил по пути к стабу Крест. У людей банально кончались патроны, в связи с чем они и попали в столь неприятную ситуацию, отстреливая только тех тварей, что пытались залезть к ним на крышу.

Открыв плотный непрерывный огонь, группа Креста довольно быстро расправилась со всеми тварями что здесь столпились, выслушали с крыши радостные, бурные поздравления и благодарности, после чего Крест отошёл в сторону, в ожидании того человека, что взял на себя командование.

– Что здесь произошло? – когда с крыши спустились все взмыленные иммунные, осведомился Крест у знакомого ему рейдера по имени Чуб.

Остальные же быстро направились к своим вещам, в которых были запасные обоймы для оружия и даже неизрасходованные гранаты. Гном, в отличие от остального трио их отряда, остался рядом с Крестом, опасаясь неправильной реакции со стороны здешних обитателей. Да, внешний вид его оставлял желать лучшего и только что спасённые рейдеры своими ошалелыми взглядами, красноречиво доказывали ему верность принятого решения.

– Эти суки поперли на стаб слишком плотно! – зло сплюнул на снег мужик, – мы два пикапа успели подорвать издали, два других расстреляли раньше чем эти уроды успели выйти. Они ведь, суки, с нами связались по рации, прикинь? И как только волну узнали? Говорили, мол, свои, бежим от тварей, прикройте! Если бы раньше нас не предупредили кто это, так пустили бы и хрен знает что бы потом было. Мертвяки повалили сразу за ними. Мы кого–то подорвали, кого–то расстреляли, но их было так дохера, что отступать пришлось. Эти суки полевые разбежались неорганизованно кто куда, так и дохнуть начали. Не поверишь – в упор кто–то мазать умудрялся! Будто с роду ничего тяжелея своего хрена в руках не держали! Нас отрезали от второго грузовика, патронов при себе не так чтобы много было – я свои три рожка в ноль слил, потом за пистолет взялся, последний рожок вот, с крыши одиночными добивал. Четыре, сраных патрона осталось – как в первый день в Улье, честное слово. Вот и загнали нас на крышу. Мы бы их все равно перебили бы. В рукопашную, конечно, но… спасибо вам, короче. Выручили.

– Два пикапа тут должны были появиться, – пропустив благодарность мимо ушей, напомнил Крест, – где они?

– Не было тут больше никого, – пожал плечами Чуб, – только эти уроды да зараженные. Я с Заводским связывался, поддержки просил. Обещали скоро быть. Времени прошло часа два уже, если не больше. Скоро должны приехать, только нахера уж? Хотя, я слышал что на Поселок много наших направили, так может и не нашлось кого отправить?

– Так не бывает, – зло прохрипел Крест, – у нас своих кидать не принято. Ладно, потом разберемся. Собирайте манатки и бегом по машинам. Проводим вас крапаль, может на руки нашим сдадим по дороге, а потом отчалим. Дел ещё по горло…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю