332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Регина Птица » Путешествие на Элос (СИ) » Текст книги (страница 2)
Путешествие на Элос (СИ)
  • Текст добавлен: 9 июня 2021, 08:02

Текст книги "Путешествие на Элос (СИ)"


Автор книги: Регина Птица






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 11 страниц)

– Могу я спросить ещё?

Я решила не упираться в очередь и кивнула.

– Я – ваш первый муж?..

– Да.

Снова загадочная смесь чувств отразилась на его лице. Несколько секунд я пыталась разгадать её смысл, но так и не добившись успеха, продолжила:

– Мои способности зайхар также под вопросом.

– О! – Рьен оживился. – Способности у вас… у тебя точно есть.

Он почему-то замолк.

– Мне чудится за твоими словами какое-то «но». Ритуал сработал? Ты обрёл власть над своим огнём?

Рьен долго молчал. Я уже начинала терять терпение, когда он, наконец, произнёс:

– Если бы всё было так легко…

4

Рьен

«Госпожи» бывают разные. Бывают такие госпожи, что хоть стой, хоть падай. Каждое утро будешь пальцы лизать. А бывают такие госпожи, что вроде и вовсе не госпожи.

Это по документам у меня их было две. А на деле вторая, та, что входила в совет, любила устраивать вечеринки с участием подруг. И угощать их тоже любила. Нами. Мужьями.

Благо, было у неё нас семнадцать. И мне довелось стать всего лишь четырнадцатым.

Это важно – под каким номером идёшь. Алия права, первым советуют брать мастеров огня. Вот только огненных много, и обычно первый брак заключается по договорённости между семьями. Он у меня такой и был, только оказалось, что у госпожи уже имелся настоящий любовник, и вопреки старшинству меня сделали вторым.

Вторым – это в два раза меньше, чем первым. Это значит, что пальцы ты будешь лизать не только госпоже, но и первому.

Учитывая то, что я не из последней семьи, меня не устраивал такой расклад.

Вот и итог – возвращение в Центр, только если в первый раз я там был для соблюдения формальностей, то второй – уже по-настоящему. А потом – и в третий.

Третья госпожа с самого начала была для меня загадкой. Стройная, подтянутая, как мальчишка, и волосы подстрижены так коротко, как у нас не стригут ни женщины, ни мужчины. Глаза карие, какие-то отстранённые, как будто не мужчину покупает, тюк пищевых брикетов. Конечно, это задело, но я старался думать головой.

От незнакомки исходил вполне отчётливый запах дикой, не тронутой мужскими энергиями араты. И я затаил дыхание, не веря своей удаче… Сильная. И быть не может, но, кажется, я у неё первый. Зачем сильной зайхар бракованный муж на вроде меня?

Чем больше я за ней наблюдал, тем больше странностей наблюдал. Но все они вместе никак не складывались в единую картину.

Почему у такой сильной зайхар нет арсатов?

Почему муниципальное жильё?

Вопросы так и роились в голове, но мне стало абсолютно не до них, когда, войдя в квартиру, она отправила меня… отдыхать.

У неё тоже уже кто-то есть? Если так, то консумация брака не сделает меня первым в её глазах. Но если между нами вообще ничего не будет – то я никто. Просто купленный раб.

… И вот теперь мы сидим на кухне и смотрим друг на друга. Пьём дарн и я пытаюсь понять, что меня ждёт. Что за госпожа передо мной? Что творится у неё в голове? Почему она так мало знает о жизни – и в то же время выглядит такой спокойной, опытной и собранной? Настоящая зайхар. Вот только – не для меня.

– Для резонанса требуются сильные эмоции, – объясняю я то, что любой зайхар мать рассказала бы в раннем детстве. – любовь, ненависть, боль…

Алия

Задумчиво смотрю на своего нового спутника. Потягиваю отвар, стараясь оттянуть время.

Мне казалось, что во время секса я испытала вполне достаточные эмоции. Нужно что-то ещё? И почему боль? Сколько я читала, ни в одной элосской книжке нет и намёка на то, что зайхар можно причинить боль.

Судя по тому, как удивлённо распахиваются глаза Рьена, я сейчас дала слабину и что-то из этих мыслей взболтнула вслух.

– Эмоции должны быть у меня… госпожа, – тихо произносит супруг и умоляюще смотрит мне в глаза.

И тут до меня начинает доходит. Что-то в груди обрывается – хотя, казалось бы, с чего бы вдруг? Купила себе мужика, и хочешь, чтобы он к тебе что-то чувствовал? Да никто этого не обещал! Да, он тебе понравился, несмотря на шрам! А с чего ты, дура, решила, что понравилась ему?

В голове как последний и глупый аргумент вертится:

– Но у тебя же на меня встал!

Поняв, что и это ляпнула вслух, тут же поправляюсь:

– В смысле, в ванной минут пять назад ты выглядел весьма эмоционально!

– Я ещё не настолько стар, госпожа, чтобы не суметь порадовать женщину.

– Алия… – машинально поправляю я. Стыдно то как… Хотя с чего бы вдруг? – Сделай ещё вот этого, – тыкаю пальцем в отвар. Только бы не смотреть ему в глаза… и только дождавшись, когда он отвернётся, продолжаю: – В общем, так. Я не с этой планеты. Рада, что ты углядел во мне таланты зайхар, но не уверена, что в них так легко поверят остальные. Ты прав, ты мой первый муж. Но я не собираюсь останавливаться на достигнутом. В мои планы входит вступить в совет зайхар.

Молчит. Наблюдаю, как переливаются мышцы на его обнажённой спине. Отчётливо ощущаю, как он обдумывает всё сказанное. К счастью, муж не может подать на развод.

Когда он оборачивается ко мне, с удивлением вижу спокойствие на его лице.

– Я хочу тебе помочь, – говорит он. – Ты допустила много ошибок. Но я чувствую, что твоё решение принято не на пустом месте. У тебя нет выбора, как и у меня, так?

Нехотя киваю. Всегда неприятно показывать свою слабость.

– У тебя есть два пути, госпожа.

– Алия.

– Госпожа, – твёрдо повторяет он, как будто намеренно выстраивая между нами дистанцию. – Ты можешь добиться резонанса болью. И получить мастера огня. Или можешь принять мою помощь. Я расскажу тебе о нашем мире то, чего ты не читала в книгах. Я помогу тебе подобрать остальных мужей. Но ты не будешь меня трогать. Решать тебе?

В недоумении разглядываю его красивое лицо. Уверенный взгляд – в центре я видела больше двух десятков мужчин, но такой решимости – ни у кого.

– Но почему? – спрашиваю наконец. – Разве не будет лучше и для тебя, если в тебе пробудится дар? Я могла бы добиться его болью, – пожимаю плечами. – Могла бы и лаской. Зачем всё настолько усложнять?

На самом деле я вру, и отчаянно. И от понимания этого зудит в груди. Да, болью – могу. Добьюсь. Но лаской… Никогда не выходило у меня пробуждать в мужчинах то, о чём мы сейчас говорим. И видимо, это не зависит от того, на какой планете я живу.

– Есть причина, – Рьен, до сих пор казавшийся таким уверенным в себе, отводит взгляд. – Я не хочу о ней говорить.

– И тем не менее, без неё мы не двинемся дальше, – усаживаюсь поудобнее и закидываю ногу на ногу, всем своим видом демонстрируя терпеливое ожидание. Какое-то время Ръен медлит. Затем, вздохнув, продолжает:

– Уже есть девушка, которая вызывает во мне сильные чувства.

– Зайхар? – приподнимаю брови.

– Нет, она младшая.

Молчу, приглашая продолжать. Про младших я ничего не знаю.

– Не все же достигают статуса зайхар, – поясняет Рьен, наконец догадавшись о причинах моего недоумения. – Дочери тех, кто не стал зайхар, тоже не становятся зайхар.

– Я что-то об этом слышала… Их берут в дом как наложниц для мужей.

Рьен коротко кивает и отворачивается к окну. Теперь моя очередь осмысливать ситуацию. Если отыскать эту его младшую и пригласить в семью, возможно, Рьен будет мне благодарен. Но ещё одна женщина в моём доме? Могу назвать тысячу причин, почему это не кажется мне переменой к лучшему.

– Любовь любовью, – говорю наконец, – но мы с тобой оба так и будем жить в муниципальной квартире, если не завершим ритуал. Так что я предлагаю боль.

Рьен дёргается, оглядывается на меня.

Я поднимаюсь, подхожу к нему, осторожно касаюсь плеча.

– Мы же не обязаны делать это постоянно, так? Может, я тоже другого мужчину в перспективе хочу.

Вру. Безбожно вру. И с каждой секундой сильней. Но это, надеюсь, подождёт, потому что закрепиться на новой планете действительно важней.

– Мне нужны сильные чувства, – упрямо повторяет Рьен. – Их не достичь по договорённости на один раз, ты что, не поняла?

Стискиваю зубы. Да уж поняла. И видимо, придётся идти ва-банк.

Рывком разворачиваю его к себе и бросаю на колени. Перехватываю за волосы и склонившись шепчу в самое ухо:

– Забываешь своё место, мужчина!

Рьен рвётся из моих рук, силится посмотреть в глаза. Вижу на его лице ярость, обиду, неприятие. Всё то, чего хотела добиться.

– Проси прощения, – склоняю его голову ещё ниже, к своей ступне.

Рьен продолжает сопротивляться. Я судорожно ищу способа на него надавить. Вспоминаю про фонарик с шокером, который на всякий случай всегда ношу с собой. Приходится вернуться за ним в ванную, и без предупреждения пустить по телу мужа разряд.

– Проси! – повторяю я, пригибая его к своим ногам.

Рьен что-то шипит. Толи «зайхар», толи «тварь». И мне самой тошно от этого всего, но облегчение наступает мгновенно, сразу после того, как его губы касаются моих пальцев и над головой супруга вспыхивает оранжево-алая сфера огня.

Резко отпускаю его.

Рьен тяжело дышит. С ненавистью смотрит на меня.

– Ну, прости, – опускаюсь на пол возле него. Шокер кладу по другую руку, рядом с собой. Ловлю в ладони лицо. – Прости, Рьен. Не держи зла.

Ненависть медленно гаснет в его глазах. Но я всё ещё не могу понять, кем он теперь станет для меня – другом или врагом.

– Прости. Больше такого не будет, – наклоняюсь к нему и касаюсь губами губ. Ласково. Скорее как сестра, чем как жена.

– Госпожа, – цедит сквозь зубы.

– Алия, – напоминаю я.

Со злостью смотрит в ответ, но молчит какое-то время. Долго.

– Я земного чая привезла, – пытаюсь улыбнуться. – Сейчас сделаю. Посиди.

Это не бегство. Доставая из сумки чай, заваривая его в непонятном местном сосуде… Я терпеливо жду, когда Рьен отойдёт. Уверена, разумом он всё понимает уже сейчас, но пока не может подавить злость.

Невольно задумываюсь о том, насколько он не соответствует моим представлениям о мужчине на планете матриархата. Я думала, он будет покорным. Учитывая, какую категорию я выбрала с самого начала – может быть, даже забитым.

Но он нормальный мужик. Со своими заморочками – не без того. Мужчина, который совсем не планировал быть со мной.

Разливая чай по чашкам, невольно подавляю вздох. Это почти ритуал. Рьен – не первый любовник, которого я успокаиваю вот так.

К концу первой чашки он берёт себя в руки, я вижу это по его лицу и решаюсь спросить:

– Твоё предложение о помощи всё ещё в силе? Прежде чем ответишь – подумай о том, что наше общее положение мало изменилось. Ты прав. Мне будет трудно добиться статуса зайхар без тебя. Но и ты останешься мужем младшей, если откажешься мне помогать.

Ответа я так и не получаю. Не дождавшись, встаю, разворачиваюсь по направлению к двери, когда слышу тихий шорох у меня за спиной. И внезапно – тёплое дыхание у своего плеча. Не сразу понимаю, что Рьен уткнулся в него лицом. Склонился и почти обнимает меня.

– Рьен… – говорю с тихим удивлением.

– Не делай больше так.

В его голосе такая мольба, что я сама сглатываю подступивший к горлу ком. Разворачиваюсь, обнимаю его… провожу пальцами по мягким волосам.

– Не буду, я же сказала. – тихо отвечаю ему, но, подумав, добавляю: – если не доведёшь.

5

Разговор продолжить не получается – и это к счастью. Потому что для моей циничной натуры сентиментальных разговоров на сегодня явно достаточно.

Раньше, чем мы успеваем отойти от случившегося, раздаётся звонок в дверь.

– Открыть? – спрашивает Рьен.

– Нет, лучше посуду помой. Я сама.

Мытьё посуды – самая нелюбимая моя вещь во всех мирах. Даже просто сложить тарелки в автомат для меня психологическое испытание. К тому же с местной техникой не до конца всё понятно. Я ещё до того, как приземлилась, мечтала о том, как сброшу это неприятное занятие на одного из мужей.

К некоторому моему разочарованию, Рьен тоже кривится от такой перспективы. Хоть и молча отправляется выполнять. Ладно, не единственный же он у меня будет. Порабощу кого-нибудь ещё…

Оставив его на кухне, подхожу к двери, заглядываю в монитор видеофона. На экране девушка – и с ней плечистый силуэт. Видимо, муженёк. Муженька гостья держит на поводке. Провинился он у неё чтоли? Или это нормально для здешних мест?

Девушка звонит ещё раз, и я, сквозь дверь крикнув:

– Сейчас! – начинаю ковыряться с замком. Что тут и куда подносить разбираюсь не с первого раза, но наконец – святые звёзды! – электронное устройство срабатывает.

Девушка с улыбкой протягивает мне руку.

– Келла, – говорит она. – Я из пятьсот тридцать шестой.

Ага, у меня пятьсот тридцать седьмая квартира. Значит, соседка пришла знакомиться. Очень кстати – мне бы пригодился проводник по Элосу.

– Алия, – с такой же улыбкой отвечаю я, и какое-то время мы внимательно разглядываем друг друга.

Девушка молоденькая, лет двадцать пять, и весьма симпатичная. Волосы медовые, и всё личико такое… мягкое, с притаившейся на дне глаз неуловимой нежностью.

– Выпьете… чего-нибудь? – решаю я перейти к гостеприимству.

– Выпью, – Келла явно принимает обращение только на свой счёт. И, пользуясь тем, что я отошла в сторону, проходит в прихожую. Оглядывается по сторонам. – Аскетично тут у тебя.

Не знаю откуда на Элосе понятие «аскетизма». Скорее всего, шуточки чипа-переводчика. Вот же интересно, слову «зайхар» он альтернативы в нашем эсперанто не нашёл, а какое-то местное учение о вредности излишеств решил мне пояснить земным термином…

Парень – тоже довольно симпатичный, светловолосый, но как по мне – сладковатый на лицо – семенит следом за ней. Замечаю, что у него ещё и руки стянуты кожаным ремешком за спиной. У меня, конечно, куча вопросов относительно местного этикета, но вот дилемма – не знаю, стоит ли признаваться ей, что я иномирянка? Не решит ли, что и меня стоит посадить на поводок?

Пока думаю об этом, Келла заканчивает оценивать обстановку и, не дожидаясь дополнительного приглашения, направляется на кухню. Нет проблем, я за непосредственность в общении. А вот когда меня оценивают – не люблю.

– Я только переехала, – поясняю ситуацию. – Думала, ты потому и зашла.

– А! Не совсем! – Келла оборачивается и дарит мне жизнерадостную улыбку. – Я сама тут второй день. Только проснулась и решила пройтись, узнать, что интересного кругом.

– Ну, тут я тебе не помощница, увы. Сама ничего не знаю.

– Не проблема, – Келла подмигивает. – Можем обследовать окрестности вместе.

– Можем, – повернув голову, перехватываю насторожённый взгляд Рьена. И замечаю краем глаза, что Келла усаживается на диванчик, а её мужчина опускается на колени у ног. Келла протягивает руку, распускает ремешок, сдерживающий его запястья, и тот тут же меняет позу. Замирает на четвереньках, чтобы девушка могла опустить ноги ему на спину.

Так, ну, судя по обречённо-яростному взгляду Рьена, мы это практиковать не будем. По крайней мере, не на глазах у подруг.

Соревноваться с ней в том, кто лучше мужа выдрессировал, абсолютно не хочется, потому, обращаясь к Рьену, киваю на коридор:

– Осмотри квартиру и постели мне постель. Пожалуйста.

Рьен, облегчённо кивнув, исчезает в коридоре.

Старательно растягивая губы в улыбке, оглядываюсь по сторонам. Нахожу взглядом уже знакомый чайничек с травяным отваром и разливаю по чашкам. Сажусь за стол напротив новой знакомой.

– Я с мамой поругалась, – Келла кривит лицо. – Сказала, что пора мне обзаводиться собственными мужьями, а не трепать нервы папе. Вот, первая покупка, – Келла кивает на своего спутника. – А тебя как сюда занесло?

Отступать некуда.

– А я не с Элоса, – внимательно наблюдаю за выражением её лица, но вижу лишь, что в глазах Келлы мелькает любопытство.

– О! И как там, в других мирах?

– По-разному. Но пока у вас тут мне интересней. Только многое кажется… странным.

– М? Что, например?

– Ну, например… – опускаю взгляд на её «покупку», – мне говорили, что первый муж имеет довольно высокий статус в семье.

– Ну так это по сравнению с остальными, – хмыкает Келла. – А с капризами супруги нужно соглашаться. На то она и жена.

Осторожно выглядываю в окошко, чтобы выяснить, не ходят ли по улицам другие мужевладелицы с мужчинами на поводках. Да нет, вроде всё культурно. Да и вообще людей почти что нет.

– Не будь занудой! – угадав мои мысли обижается Келла. – Я же не на улицу с ним так вышла! И потом, он провинился – сегодня кофе мне без сахара принёс.

– Так! – демонстративно поднимаю руки. – Я не собираюсь лезть в чужие семейные дела. Извини что вообще задала вопрос.

– Вот это уже лучше, – Келла поудобнее устраивает ножки. И зачем-то добавляет: – Я вообще думаю его через недельку вернуть. Другого возьму.

Постаравшись не обращать внимания на жизненные подходы собеседницы, я решила, что надо выводить разговор на более интересные мне темы. Как то: где не имея денег взять второго мужа, как довести первого до полного резонанса и куда пойти вечером.

Первый вопрос Келлу явно повеселил. Она сказала, что её подруги практикуют обмен, но это было не совсем то – ведь я-то своего первого мужа никому отдавать не собиралась. Кроме того, мужей можно было перекупить у других зайхар, найти по переписке на рудниках – это Келла рассматривала как самый экзотический и экстремальный вариант.

– Они там дичают на своих шахтах. У нас же тут – спокойствие и рай, – она махнула рукой в сторону окна, указывая на чистенькую улочку. Действительно, сколько бы веков не просуществовала цивилизация Земли, какие бы экологические повороты не совершала политика нашего правительства, такой тишины я ни в одной нашей колонии не встречала.

Последним местом, куда Келла рекомендовала заглянуть, были клубы, куда сдавали вышедших из употребления мужей.

– Они, конечно, пользованные, – говоря эти слова Келла прочертила ноготком задумчивый зигзаг по спине своего спутника, – но зато та-акое умеют…

Откровенно говоря, с её точки зрения клуб был местом первым. Но я в своей личной иерархии всё-таки отнесла его в конец.

По поводу резонанса Келла долго хихикала. Из чего я сделала вывод, что он всё-таки связан с постелью.

– Не знаю, зачем это иномирянке, – призналась она. – Но самый простой способ заставить мужа резонировать – это очень сильно его взбесить.

У меня одна бровь поползла наверх.

– Эмоции, – Келла щёлкнула пальцами. – Эмоции создают самую крепкую связь. Да, в сказках сочиняют, что тут главное любовь… Но что такое любовь? Это привязанность. Кому и когда удавалось привязать другого человека радостью и нежностью? Ха и ещё раз ха. Боль, – ногти Келлы впились в загривок мужа, так что на коже заалели красные капельки.

– Всё, я поняла! – поспешно ответила я. Выходило, что Рьен не соврал. Только показал ситуацию так, как было выгодно ему. А я угадала другой вариант. Но учитывая, что, похоже, местные зайхар с мужьями не церемонятся, этот эксперимент может выйти мне боком. Абсолютно не хотелось терять доверие супруга в первый же день.

Третий вопрос Келлу заинтересовал особенно.

– Для начала покажу тебе клуб! – решила она.

– А можно… начать с магазинов, например? – вариант с клубом всё ещё казался мне запасным. – Мне вечером и одеть нечего.

Келла купилась, и было решено встретиться пораньше, чтобы для начала обеспечить меня местной одеждой.

За сим мы с новоявленной подругой благополучно распрощались. Она отправилась знакомиться с остальными соседями, а я – проверять, не случилось ли чего с моим мужем за прошедшие полчаса.

Рьен стоит у окна со стопкой постельного белья в руках. Выражение лица у него при этом такое, как будто я его не постель застилать отправила, а на ночь поставила на горох.

– Познакомились? – ядовито спрашивает он.

– Немного. А ты рассчитывал, что я собираюсь общаться только с тобой?

– Нет. Наверное, нет.

Звёзды, если у нас визит подружки вызывает такое обострение ревности, то как же мы собираемся других мужей терпеть?..

Отобрав у Рьена постельное бельё, кладу на кровать и усаживаюсь рядом.

– Ты хочешь пойти с нами?

– Нет! – звучит как-то даже испуганно. Не любит по магазинам шастать?

– Тогда не возмущайся. Слышал, о чём мы говорили?

Рьен отвечает кивком.

– Мне бы хотелось как можно быстрее пополнить комплект мужей. Но денег у меня нет. Не знаю, пойду ли я с ней в клуб… Что-то меня эта идея не греет.

– Клуб – это не так уж плохо, – к моему удивлению, задумчиво протягивает Рьен. – Это вам, девушкам, вечно надо такого, чтобы никто ещё не трогал. Но тебе разве не потребуется помощь опытного супруга? Зачем тебе мальчишки, которые пока только для постели и годятся?

Приподнимаю бровь.

– Знаешь, я так уже подумала один раз. А теперь вот у меня чувство, что кто-то перетягивает одеяло на себя.

Рьен какое-то время пристально смотрит на меня. Дивлюсь тому, какие чёрные у него глаза. Магнетические, затягивающие себя. От этого пристального взгляда даже руки начинают немножко дрожать.

– Каждый человек думает прежде всего о своих интересах. На Земле разве не так?

Пожимаю плечами.

– За сотни лет истории человечество так и не пришло к единому выводу на этот счёт.

6

Знакомство с местной модой для меня становится даже более информационно насыщенным, чем последующий поход в клуб.

Материалы совсем другие, цвета приглушённые и нежные… а вот покрои почти те, которые я люблю. Комбезы на сенсорных застёжках, короткие обтягивающие платья, сапожки на каблуках. На Земле такие вещи делают, но всё же они не на пике моды. Многое из того, что предлагает мне Келла, я бы решилась надеть разве что на вечеринку. Впрочем, она же меня и привела готовиться к походу в клуб… Надо будет присмотреться, не стану ли я во всём этом смотреться смешно днём.

Заводит меня новая подружка и в магазин косметики. Тут тоже ждут сюрпризы. Никакой химии. И я быстро понимаю, почему макияж у спутницы такой неброский, несмотря на явно нескромный нрав. Вдоль стен магазина стоят баночки с палитрами, но не очень понятно, что передо мной – тени, помада, или пудра… чтобы пояснить ситуацию, Келла подходит к одной из баночек, окунает палец. Затем подносит к щеке – и весь её макияж моментально меняется. Глаза становятся ярче, лицо приобретает золотистый оттенок. Но всё остаётся в рамках одной цветовой гаммы – так что будь ты хоть совсем не подкована в дизайне, с подбором не накосячишь.

Консультант какое-то время наблюдает за нами со стороны, но, когда дело доходит до подбора палитры для меня – активно включается в процесс, так что магазин мы покидаем с набором баночек на все случаи жизни. Моё вялое сопротивление приступу шопинга спотыкается о радостную новость о том, что Келла сегодня оплатит всё сама.

Тут мне приходит в голову присмотреться к подружке получше. Я всё ещё не так подкована, чтобы определить социальный статус элоски по одежде, но вот то, что кар у неё куда более претенциозный, чем мой, сразу бросается в глаза – он, для начала, розовый, и вместо идентификационного штрихкода на нём замысловатый символ, который с третьей попытки чипу-переводчику удаётся расшифровать как обозначение местного созвездия девы.

– Круто? – интересуется Келла, заметив, что я уже полторы минуты разглядываю её транспортное средство.

– Наверное, – осторожно признаюсь я. Если у меня будут деньги, мой кар будет каким угодно, но только не розовым.

Сам клуб мало отличается от тех, которые я видела на различных космических станциях. Наверное, сколько бы эпох и культурных различий не лежало между цивилизациями, а пьяные люди всегда будут расслабляться одинаково. Обращает на себя внимание только арена для борьбы, возвышающаяся над одним из сегментов зала. Борются двое красивых мужчин. Мышцы плавно перетекают при каждом движении, почти гипнотизируя.

– Хочешь кого-то из них? – Келла снова замечает мой взгляд.

– Не уверена, – что-то мои ответы сегодня уж слишком обтекаемы, но иначе и не скажешь. Красиво, но что мне делать с такими откровенными самцами? Рьен прав в том, что мне сейчас больше нужны союзники, чем мужчины для развлечений. Тем более странно, что он посоветовал мне сходить сюда. И хоть бы вызвался пойти с нами, чтобы что-то объяснить…

А вот Келла своего спутника продолжает водить с собой. Утром, когда они заглянули ко мне, он был почти раздет – в одних только лёгких штанах. Для выхода из дома она снабдила его обтягивающими эротичными кожаными брюками и такой же узкой безрукавкой. Кроме нас в магазинах не было женщин со спутниками, вообще людей там было очень мало, только консультанты. Мне всё время хотелось ещё раз спросить у Келлы, насколько нормально для местного населения так демонстративно показывать свою власть над мужем, но с Келлой я этого разговора так и не завела – решила, что снова обидится, а мне сейчас нужны не только супруги, но и друзья.

Так вот в клубе, куда она меня привела, никаких ограничений явно нет. Хотя это, опять же, ещё не показатель общего состояния местной культуры… Картинки наподобие той, что я видела у себя на кухне, когда муж Келлы служил ей скамеечкой для ног, можно наблюдать тут и там. Но есть и другие – мужчины сидят и рядом с девушками, просто обнимая их. В голову приходит ещё один пикантный вопрос, и я задаю его, пока мы с соседкой усаживаемся на диванчики.

– Здесь довольно много женщин, но я читала, что на Элосе их меньшинство…

Келла отвечает заливистым смехом.

– Не беспокойся, мало. Но клубов для девушек не так уж много – зачем бы, если нас самих в городе всего пара сотен? А мужчины в одиночестве сюда не ходят. У них свои места для развлечения.

– Любопытно было бы посмотреть, – признаюсь я, и в глазах Келлы загораются задорные огоньки.

– Сходим! – обещает она. – Ну что, выбрала кого-нибудь?

При этих словах, не обращая внимания на сидящего у её ног мужа, Келла одаривает липким взглядом официанта. Тот слегка краснеет, но грациозно демонстрирует себя. Парень симпатичный, вот только какой бы из него союзник? А если говорить о ночных развлечениях, то у меня дома муж, которого я толком не успела распробовать.

– Пока нет. Но ты развлекайся. Мне лучше бокал с вином.

Келла, вопреки моим ожиданиям, тоже не спешит подбирать себе любовников. Сидит, поглаживает за ухом своего мужа и потягивает коктейль. Не удержавшись, я всё же киваю на мужчину и спрашиваю:

– Не представишь? Это не нарушает местный этикет?

В глазах Келлы мелькают ревнивые огоньки, так что я понимаю, что ступила на скользкую почву. Не всё так просто в этой семейке, как кажется со стороны.

– Николс, – говорит она и резким движением за подбородок поворачивает лицо супруга в мою сторону. – Предупреждаю, не делюсь.

– Не претендую, – пожимаю плечами. Отмечаю мысленно, что имя у парня какое-то совсем земное. И отворачиваюсь, чтобы продолжить наблюдать за залом.

– Зачем ты прилетела на Элос, соседка? – спрашивает Келла, и в который раз чутко подметив, куда направлен мой взгляд, добавляет: – Такое чувство, что скорее наблюдать, чем развлекаться.

– Ни то, ни то, – бросаю на неё короткий взгляд и дополняю его вежливой улыбкой. – Я больна, Келла. Некоторое время назад, находясь возле вашей звезды, я поймала критическую дозу излучения. У меня привыкание. Я не могу находиться вдалеке от Элое. Но я подумала, что у всего есть свои плюсы, и, возможно, эта особенность моего организма позволит мне стать настоящей зайхар?

Взгляд Келлы становится очень пристальным и крайне не вяжется со всей манерой её поведения, когда она спрашивает:

– Так разве может одна порция излучения привести к привыканию? Да и я всегда думала, что через нашу систему не ходят рейсовые корабли.

Тут она меня подловила. Порция была, конечно же, не одна. СИЦ наблюдал за Элосом шесть месяцев. Пока у проекта не закончилось финансирование. А когда я вернулась со своей станции на Марс, то обнаружила, что лучи Элое что-то поменяли в моём организме, и я действительно больше не могу существовать без них.

– Порция была большая, – только и отвечаю я. Но в который раз за день мысленно задаю себе вопрос. А кто она такая? Для простой обитательницы муниципального жилого комплекса у неё что-то многовато денег и слишком хм… элитарные, скажем так, замашки. Опять же, этот розовый кар… Я почти уже решила, что имею дело с богатенькой блондинкой, которую выслали из дома за плохое поведение. Но вот эта внимательность, осторожность в выборе любовника вечером, странные взгляды, которыми она обменивается с мужем и странные вопросы… Всё это заставляет меня предположить, что она вовсе не случайный человек. Могут ли меня проверять? Почему бы и нет?

Разговор постепенно удаётся увести в сторону, и остаток вечера мы обсуждаем особенности местных коктейлей и возможность поехать на зимний курорт. Здесь, в Тануре, городе, с которого я решила начать обживаться, начинается зима. Но в целом элосцы управляют погодой, и совсем недалеко, в часе пути лёта, можно отыскать и солнечное побережье, и горные озёра. Келла удивляет меня ещё раз, начиная нахваливать последние, и когда я спрашиваю, откуда такая странная любовь, поясняет:

– Так ведь у моей сестры там отель. Но если соберёмся в гости – для нас всё бесплатно и всё включено.

Келла подмигивает, окончательно возвращаясь в образ богатой девочки, которая просто ищет развлечений.

Я человек недоверчивый. Не говоря о том, что никому не стоит знать, что мой переезд спонсировал СИЦ, я просто не люблю, когда заглядывают ко мне в окна. Готова отвечать подобной тактичностью и другим, если только их личность не несёт для меня угрозы. Поэтому, когда на выходе из клуба я щёлкаю на ком Келлу, чтобы потом поискать похожие фото в сети, это исключительно акт самозащиты. Келла с мужем забираются в машину, а я, извинившись, говорю, что хотела бы пройтись. И это правда – мне нужно подышать свежим воздухом и подумать.

– Здесь ведь безопасно? – спрашиваю на всякий случай.

– В Тануре-то? Конечно, да. На всём Элосе ничто не может угрожать зайхар. Вот на добывающих планетах… там разное бывает, говорят. Но женщину-то всё равно не решится обидеть никто.

На том мы и расстаёмся. Я пару секунд гляжу вслед удаляющемуся кару, а затем неторопливо направляюсь вдоль по улице в сторону парка, за которым должен находиться наш дом.

И двух минут не проходит, как от бокового проулка отделяется высокая тень. У меня рука на автомате тянется к шокеру, который должен висеть на поясе, и которого у меня с собой нет – потому что на Элосе любое оружие запрещено.

– Рьен… – облегчённо выдыхаю, и тут же удивляюсь такой странной встрече. – Ты что тут делаешь?

– Тебе вызвать кар? – Рьен сверху вниз внимательно вглядывается мне в глаза. И что он там ищет, хотела бы я знать? Объёмы выпитого? Количество мужчин, которых я успела отшить за последние полчаса?

– Нет, я погулять хочу… – говорю это на полном серьёзе, а на лицо вдруг наползает глупая улыбка. – Ты откуда знал, где я? Следил, что ли?

Рьен многозначительно молчит.

– Сказал бы! Пошли бы вместе!

– Я не хотел смотреть!.. – реплика обрывается так резко, что нет сомнений, Рьен сказал бы куда больше, если бы не элосский этикет.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю