332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Ольга Герр » Невеста в бегах (СИ) » Текст книги (страница 2)
Невеста в бегах (СИ)
  • Текст добавлен: 17 декабря 2020, 14:30

Текст книги "Невеста в бегах (СИ)"


Автор книги: Ольга Герр






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 15 страниц)

Глава 5. О личном даре князя

Нет, не может этого быть. Я выдумываю то, чего нет. Если я нужна князю, почему он ждал целый год, пока я жила во Дворце? Меня в любой момент мог выбрать кто угодно другой. Или не мог? Возможно ли, что Высший поставил на меня запрет? Это бы объяснило, почему меня обходили стороной все это время. Я, конечно, не первая красавица во Дворце, но и не самая последняя.

Магу нужно разрешение императора на рождение магического наследника. Даже такому как князь. Возможно, поэтому он тянул еще год – добивался разрешения. И все равно не верилось, что это правда. Нет, слишком нереально. Чем таким я могла привлечь самого Илая Марлоу? У меня ни внешности, ни особых талантов.

Жаль, нельзя спросить об этом напрямую. Князь просто рассмеется мне в лицо. Каким бы ни был план Высшего, он не станет делиться им с девчонкой.

Я тряхнула головой. Все это ерунда. Бред воспаленного сознания. Я шокирована тем, что меня выбрали, вот и лезут в голову всякие глупости. Уже целый заговор придумала! Отменное у меня воображение, ничего не скажешь.

Хватит себя жалеть – решила я и свесила ноги с кровати. Я знала, что рано или поздно этот день настанет. Такова судьба и долг каждой нарите. Нет смысла убиваться по этому поводу.

Лучше посвятить оставшееся время более важным делам. Например, разведке. Меня все еще тревожил личный дар князя. От него напрямую зависело мое будущее.

– Лора, – позвала я подругу, – ты что-нибудь знаешь о личном магическом даре князя Марлоу?

Из головы все не шли горящие в темноте глаза. У людей не бывает такого взгляда. Значит, он как-то связан с магией князя.

Лора нахмурилась, припоминая. Она всегда живо интересовалась магией, даже вела тетрадь, где записывала информацию о магах, в том числе о Высших. «Хочу знать, с кем придется иметь дело» – говорила она. Раньше я этого не понимала, а теперь оценила.

– Посмотри в своей тетради, – попросила я.

Лора приподняла матрас и достала из-под него увесистый фолиант в кожаном переплете. Зашелестели страницы – подруга искала Илая Марлоу. Она дважды просмотрела тетрадь от корки до корки, но ничего не нашла. Наивно было надеяться, что все будет так просто.

– Сведения о Высших сложно достать, ты же знаешь, – вздохнула Лора. – У меня ничего нет о нынешнем князе Марлоу.

Я опустила плечи. Не повезло. Но тут меня осенило. Все дело в словах Лоры. Она сказала: о нынешнем князе Марлоу. Всем известно, что личный дар передается без изменений от отца к магическому наследнику. Когда-то Илая тоже родила нарите, возможно, даже из нашего Дворца. Это значит, что его личный дар повторяет дар отца.

– А как насчет предыдущего князя Марлоу? – спросила я. – Есть что-то о нем в твоей тетради?

– Отличная идея, – кивнула Лора и снова зашуршала страницами.

Через пару минут она, победно улыбаясь, подняла на меня взгляд. Я аж дышать перестала в ожидании ответа, но Лора как назло тянула эффектную паузу.

– Да говори уже! – не выдержала я.

– У меня есть копия похоронной хроники, – сообщила она. – Предыдущий князь умер четыре года назад. В статье сожалеют о том, какого великого мага потеряла империя. Но главное – там упоминается его личный дар.

Да, именно таким способом Лора добывала большую часть информации – читала хроники. В том числе похоронные. Я частенько заставала ее за этим занятием. Прежде мне это казалось жутким – читать о смертях других людей. Но кто бы подумал, что это так полезно!

– И каким был его дар?

– Анимансия, – выдохнула Лора и умолкла.

Глаза подруги многозначительно округлились. Мои наверняка тоже. В келье на долгое время установилась тишина.

– Ты же знаешь, что это такое? – уточнила Лора, видя, что я продолжаю молчать.

Я кивнула. Еще бы нет. Речь идет о манипуляции душами – опасном, на грани запрета даре. Но первому советнику императора позволено все. Даже владеть столь сомнительной магией. Возможно, именно из-за нее императоры из поколения в поколение приближают к себе магов из княжеского рода.

Итак, Илай Марлоу видит души людей. То, что сокрыто от других. Так называемую истинную сущность. Мне не показалось, этот его жуткий взгляд хищника – попытка заглянуть внутрь меня. Недаром я ощущала давление извне. Пока я стояла в зале, ничего не подозревая, мою душу изучали и препарировали.

Но только этим дар анимансии не ограничивается. Такой маг в состоянии призвать душу умершего и воздействовать на душу живого. Я передернула плечами. Грозный, темный дар. И мне предстоит выносить дитя с подобной магией!

– Ох, – заволновалась Лора, – настолько сильная магия крайне плохо приживается. Здесь написано, что у прошлого князя было аж три нарите. Две погибли, и лишь третья смогла выносить ребенка.

Я сглотнула ком в горле. Почему я не удивлена? Вечно мне везет. Из всех магов империи мне достался именно тот, чья магия коварнее всего.

Сейчас бы повалиться обратно на кровать и закрыть голову подушкой. Не трогайте меня, я в домике. Только это не поможет. В какую раковину я не спрячусь, меня все равно из нее выковыряют и заставят исполнять свои обязанности.

Как же серьезно я влипла!

Глава 6. О магической метке

В дверь постучали и, не дожидаясь разрешения, открыли. Это была старшая смотрительница. Она одна входила в кельи девушек как к себе домой. Стук в ее случае всего-навсего дань вежливости.

– Лорелея, – обратилась ко мне смотрительница, – ты еще не начала собираться? Тебя забирают уже завтра утром.

– Так рано? – мое лицо вытянулось. Куда князь торопится? Обычно девушкам дают несколько дней на сборы. Но Высшему явно не терпится заполучить меня. Он как будто боится, что меня отнимут.

– Договор составлен, осталось только его подписать, – пожала плечами смотрительница. – Чего тянуть?

Я кивнула. И правда, нечего.

– Я выбила для тебя хорошие условия, – похвасталась смотрительница. – Приличное вознаграждение твоей семье перечислят еще до обряда магического зачатия, не дожидаясь рождения наследника.

Я снова кивнула. Способность говорить покинула меня.

Смотрительница явно в курсе личного дара князя и понимает, чем мне это грозит. Как иначе объяснить получение вознаграждения заранее? Для этого есть только одна причина – желание обеспечить семью нарите на тот случай, если она погибнет во время обряда.

Что ж, по крайней мере, в случае моей смерти от магии Высшего родные не будут ни в чем нуждаться. Вознаграждают нарите всегда щедро. Официально это называется не платой за работу, а благодарностью за помощь империи.

Именно из-за вознаграждения я переживала, что меня не выбирают. Моей семье отчаянно требуются средства. Младшие братья и сестры голодают, и я единственная, кто в состоянии это исправить.

– Завтра на рассвете за тобой приедет карета, – сказала смотрительница. – К этому времени ты должна быть готова.

Я кивнула в третий раз. Вот такая я сегодня необщительная. Не единожды на моих глазах выбирали других девушек, и я была среди тех, кто провожал их. Вроде должна привыкнуть. Но, когда это коснулось лично меня, я оробела. А тут еще князь… с его жутким даром, светящимися глазами и невероятной харизмой. Почему это не мог быть кто-то другой? Кто-то менее опасный и привлекательный.

– Идем со мной, – смотрительница кивнула на дверь. – Тебе надо поставить подпись под договором.

Ох, я совсем об этом забыла. Это означало, что мне предстоит снова встретиться с князем и с его женой. Даже не знаю, кто из них пугает меня больше.

Но выбора у меня нет. Этой привилегии нарите лишены. Так что я послушно встала и вслед за смотрительницей поплелась в ее кабинет, где нас ждала супружеская чета Марлоу.

Княгиня одарила меня неприязненным взглядом и отвернулась. Чую, у нас будут еще те отношения. Впрочем, причинить мне физический вред она не посмеет. За это грозит трибунал. Нарите неприкосновенны. А вот нервы она мне точно подпортит. К гадалке не ходи.

Князь поприветствовал меня кивком. Я думала, он этим ограничится. Маг не обязан общаться с нарите. Но мужчина вдруг заговорил со мной:

– Каким будет твое желание, моя нарите?

Я впервые услышала голос князя. Не думала, что он произведет на меня такое впечатление. Прежде я не обращала внимания на мужские голоса, но этот… глубокий, низкий, с легкой хрипотцой как будто резонировал внутри меня, вызывая дрожь во всем теле.

Сыграло роль и то, как он меня назвал – моя нарите. Вроде просто обозначил мой статус, но прозвучало это так нежно и даже интимно, что я невольно покраснела.

Мне понадобилось время, чтобы прийти в себя и сообразить, что вообще-то Высший обращался ко мне.

Ах да, желание. Каждая нарите в день, когда ее выбирают, имеет право на одну личную просьбу. Она может попросить мага о чем угодно. Обычно девушки просят что-то из драгоценностей. Но зачем мне кольцо или браслет? Куда я буду их носить? А продать их нельзя. Личные дары мага своим нарите неприкосновенны.

Князь ждал ответа, а мне как назло ничего путного не шло в голову. Нервничая, я неожиданно для всех ляпнула:

– Хочу сад.

Князь моргнул. Снова в глубине его зрачков мелькнуло недоумение. Удивлять Илая Марлоу входило у меня в привычку.

– Сад? – переспросил он.

Княгиня фыркнула:

– Ничего так запросы у девчонки из пригорода.

Я покраснела еще гуще. Смотрительница рассказала о моей семье, и княгиня не упустила шанса уколоть меня.

Ну уж нет, если сейчас дам слабину, она все одиннадцать месяцев будет вытирать об меня ноги. Я расправила плечи и добавила жесткости голосу:

– Я прошу, чтобы окна моих покоев в вашем доме выходили на сад, – пояснила я. – Я люблю природу, она меня успокаивает.

Это было чистой правдой. Я привязалась к саду во Дворце и проводила там все свободное время. Если по чему и буду скучать, так это по нему.

– Я понял, – кивнул князь. – Посмотрим, что можно сделать.

– Но мы не станем перестраивать дом по ее капризу! – возмутилась княгиня.

Высшему хватило одного взгляда, чтобы она захлебнулась собственной желчью. Все в кабинете ощутили давление его ауры власти. Огромной, практически безграничной. Он явно привык командовать и ждал от всех вокруг беспрекословного подчинения.

– Прочти и подпиши договор, Лорелея, – смотрительница указала мне на бумаги.

Я шагнула к столу, взяла лист в руки, но, сколько не вчитывалась, не могла понять ни строчки. Рука с листом дрожала, и буквы плясали перед глазами. В конце концов, я решила положиться на смотрительницу. Она всегда заключает выгодные для девушек договора. Пока у нее не было ни одной осечки.

Единственное, что я сделала – нашла, где прописано вознаграждение для моей семьи. Да, смотрительница не зря хвасталась. Сумма была приличной. Мама сумеет правильно распорядиться средствами, их надолго хватит. Даже в случае моей гибели родные не пропадут.

– Где поставить подпись? – спросила я. Опыта у меня не было. Договор я подписывала впервые.

– Вот здесь, – смотрительница протянула мне перо, и я расписалась в указанной графе.

Затем договор перешел к князю, и он поставил свою размашистую подпись. Надо же, у него почерк и тот образцовый. Каллиграфический. Ох уж эти аристократы-снобы, во всем они идеальные.

– Осталось последнее, но не по важности, – сказала смотрительница. – На тебе должны поставить метку, Лорелея.

Я вздохнула. Еще одна часть заключения договора между нарите и магом. Не самая приятная, между прочим. Опять же официально метка ставится для нашей безопасности. По ней маг всегда отыщет свою нарите, где бы она ни была. Никто не украдет и не причинит вреда девушке – это с одной стороны. С другой – ей от мага никуда не скрыться. Метка делает побег невозможным.

Я протянула правую руку ладонью вверх. Князь обхватил пальцами мое запястье. Этот второй в моей жизни физический контакт с Высшим заставил меня вздрогнуть. Слишком горячо и слишком напряженно.

Мужчина вопросительно приподнял брови, словно интересуясь все ли со мной в порядке. Увы, нет. Я далеко не в порядке, но ему об этом знать не обязательно. Поэтому я мучительно улыбнулась в ответ, вроде как успокаивая.

Запястье кольнуло. Совсем легонько. Князь убрал руку, а на моей коже остался легкий след его прикосновения – небольшое покраснение. Вскоре и оно пройдет. Внешне ничто не будет указывать, что на мне есть метка, но другой маг без труда ее разглядит и поймет, кому я принадлежу.

Я поежилась. Да, именно так, теперь я принадлежу Илаю Марлоу. Отныне я целиком и полностью завишу от этого мужчины, моя жизнь в его руках. Начиная с этой секунды, он имеет право распоряжаться мной по своему усмотрению.

– Вот и все, – хлопнула смотрительница в ладоши. – Дело сделано. Ступай, Лорелея, в свою келью. Эту ночь ты проведешь во дворце.

Едва мне дали разрешение, как я покинула кабинет. Находиться здесь было тяжко. Неприязнь княгини отравляла воздух, и я задыхалась. Но еще хуже был интерес Высшего. Я не знала, как на него реагировать, а потому предпочла ретироваться.

Глава 7. О проводах

После общего ужина старшая смотрительница пожелала девушкам сладких снов и велела разойтись по кельям, но ее напутствия были лишь видимостью. Она знала: этой ночью во Дворце спать не будут. Устраивать проводы – давняя традиция. Я десятки раз организовывала их для других, и вот настал мой черед.

Мы с Лорой переоделись ко сну, а потом накинули халаты и прямо в них выскользнули за дверь кельи. У нас намечались посиделки в ночных сорочках.

Босые ноги ступали бесшумно по нагретым плитам пола. По пути к нам присоединялись другие девушки. Постепенно наша процессия росла. Пока добрались до купальни, нас было уже девять. Еще семь ждали внутри. Это на одну больше, чем было днем на отборе.

Кто-то вернулся после родов, поняла я, и сердце сжалось. Возвращение – это всегда тяжело. Маленькая трагедия Дворца невест.

Тихий плач подтвердил мою догадку. Девушки собрались у лавок для отдыха. Мы тоже направились туда. Я вытянула шею, пытаясь рассмотреть, кто плачет, и узнала Авелину – молоденькую нарите. Это был ее первенец.

– В первый раз труднее всего, потом будет легче, – вздохнула рядом со мной Ида. Ее можно было назвать опытной. На ее счету уже трое детей, а значит, и три расставания. – Ко всему привыкаешь.

У меня от ее слов мороз пробежал по коже. Как можно привыкнуть отдавать своих детей? Как?! Я заранее страшилась этого дня. Я, наверное, умру, когда у меня отнимут ребенка. Буду рыдать как Авелина сутки напролет.

– Не переживай, – Лора приобняла меня за плечи, угадав, о чем я думаю. – У нас все будет хорошо.

– Каким образом? – мрачно поинтересовалась я.

– Я слышала об одной нарите, на которой женился отец ее ребенка.

– Опять эти твои сказки, – поморщилась я. – Подобное запрещено.

– В империи, да, – кивнула она. – Но если уехать… И потом, – добавила она весомо, – для Высших нет запретов.

– Эти байки рассказывают, чтобы мы не бунтовали, надеясь на лучшее, – вмешалась Ида в наш разговор. – Не бывает такого.

– Верно, – поддержала ее другая девушка. – Вот что происходит с теми, кто забывает свое место, – она указала на плачущую Авелину. – Некоторые почему-то думают, что если они родили ребенка, то он принадлежит им. Но это не так. На самом деле, ребенок-маг собственность всей империи. Это эгоизм – предъявлять на него права.

Я кивнула, делая вид, что соглашаюсь. Не хотелось затевать бессмысленный спор. Все равно это ничего не изменит. Но про себя подумала – разве эгоистично любить свое дитя?

Мы ничем не могли помочь Авелине. Это горе надо просто пережить. Поэтому девушка, с которой она раньше жила в келье, увела ее, а мы остались. Сегодня ночь моих проводов. Я хотела забыться хотя бы на несколько часов, представить, что провожу время с подругами. Это было непросто, но я старалась.

Девушки подготовились: достали сок (вино даже легкое нам нельзя; мы же будущие матери), фрукты и сладости, наполнили купальни горячей водой. Следующие несколько часов мы болтали о пустяках – тема детей на проводах под запретом. Мы смеялись и всячески делали вид, что все нормально. Но в глазах других я видела ту же тоску, что ощущала сама.

Это был спектакль. На самом деле, никому из нас не было весело. Но мы упорно продолжали притворяться, гоня прочь печаль. Заедая, запивая и забалтывая ее. Потому что если этого не делать, можно сойти с ума. Тоска просто сгрызет тебя изнутри.

Мы разошлись глубоко за полночь. Вместе с Лорой я вернулась в келью и сразу легла спать. Я отключилась, едва голова коснулась подушки. Показалось, только закрыла глаза, как меня тут же разбудили. Хотя, на самом деле, прошло несколько часов. Конечно, я не выспалась и постоянно зевала. Но я знала на что шла.

Вещи я собрала еще вечером. Получилась небольшая котомка – вот и все мои пожитки.

– Обнимемся на прощание, – Лора протянула ко мне руки. Она встала после бессонной ночи специально, чтобы проводить меня.

Заключив меня в крепкие объятия, подруга всхлипнула.

– Ты чего? – я шутливо толкнула ее в плечо. – Мы увидимся через одиннадцать месяцев или чуть больше, если тебя выберут.

– Да, конечно, – кивнула она. – Просто без тебя мне будет одиноко.

– У тебя все непременно будет хорошо, – подбодрила я подругу. – Наверняка ты тоже скоро покинешь келью. И выберет тебя не какой-нибудь средний маг, а кто-то из Высших.

Я в этом не сомневалась. На красоту Лоры обязательно обратят внимание. Но даже я не догадывалась, как высоко она взлетит.

За мной пришла старшая смотрительница. На этот раз не одна. С ней была другая работница Дворца рангом пониже. Таковы правила: каждой нарите, покидающей Дворец, выделяют личную сопровождающую. Она будет жить со мной в доме мага, следить за ходом беременности, а потом принимать роды.

Когда я увидела, кто мне достался в личные смотрительницы, мое и без того дурное настроение ухудшилось еще больше. Дама Беллатрикс… ею во Дворце пугают новеньких. Гладко зачесанные назад седые волосы, вечно недовольное выражение лица, фигура, напоминающая шар, плюс скрипучий голос, от которого сводит зубы – ни одной приятной черты. Именно в ее компании мне предстоит провести ближайшие месяцы.

Но оспорить кандидатуру сопровождающей нельзя. Придется довольствоваться тем, что есть.

Мы трое – я, старшая смотрительница и дама Беллатрикс – вышли на крыльцо Дворца. В это время суток все еще спали. Солнце только вставало из-за горизонта, по земле стелился туман. Но меня уже ждала карета с гербом князя – взлетающая белая птица, широко раскинувшая крылья. А ведь именно птицу древние считали символом души. Вот он – более чем очевидный намек на личный дар князей Марлоу.

Вид кареты меня удивил. Я думала, придется ждать. Забота Высшего и желание как можно скорее меня заполучить походили на одержимость.

– Вот и все, девочка моя, – кивнула старшая смотрительница. – Пусть за тобой присмотрят боги. Я буду молиться, чтобы у тебя все было хорошо.

Она смотрела с теплотой. В каком-то смысле мы все ей как дочери. Смотрительница Дворца переживает и радуется за каждую из нас. Я всегда слышала от нее только добрые слова. Во многом благодаря ей я освоилась во Дворце, когда меня забрали из дома.

– Прощайте, – печально улыбнулась я.

– Нет, – качнула головой смотрительница, – до встречи. Я буду ждать тебя на этом самом месте в день, когда ты к нам вернешься.

Я кивнула. Говорить уже не могла – в горле стоял ком. Еще немного и расплачусь. Как будто снова уезжаю из дома и прощаюсь с родными.

– Нам пора, – вмешалась дама Беллатрикс, так как проводы затянулись.

Она легонько подтолкнула меня в спину, и я пошла к карете. Колени дрожали, я как будто ступала по натянутому над пропастью канату. Оступлюсь и рухну вниз, разобьюсь насмерть.

Отчасти это верно. Любая ошибка будет стоить мне жизни. Я отправляюсь в настоящее змеиное гнездо. Княгиня меня ненавидит, это ясно как день. У них с князем уже есть сын. Вряд ли он обрадуется моему появлению, как и рождению наследника, который во всем его превзойдет. Вот еще один враг в мою копилку. И не стоит забывать о магии Высшего. Она – мой главный противник.

– Садись уже, – донеслось в спину недовольное бормотание. – Не до вечера же нам здесь торчать.

Ах да, вот и бонус – дама Беллатрикс. Моя ворчливая неприятная спутница. Прямо все звезды сошлись. Может, меня кто-то проклял в день, когда я появилась на свет? Не удивлюсь, если так. Ничем другим подобное «везение» не объяснить.

Глава 8. О новом доме

– Зови меня Белла, – проскрипела дама Беллатрикс, едва карета тронулась с места, и снова улыбнулась мне.

Лучше бы она этого не делала. От ее улыбки у меня кровь стыла в жилах.

Нарите и ее смотрительница не обязаны дружить. Это скорее деловые отношения. Но Беллатрикс почему-то хотела сблизиться со мной. Вон как старалась.

Я решила не усугублять ситуацию. В доме князя друг мне будет просто необходим. Пусть даже такой – грубоватый и немного отталкивающий.

– Тогда вы зовите меня Лея, – улыбнулась я в ответ.

Белла кивнула. На том наша беседа и закончилась. Отлично пообщались.

Остаток пути мы проделали молча. Я по большей части смотрела в окно. Дворец нарите находился в центре города, а особняк князя в предместье, рядом с замком императора. Вот так-то, я буду жить по-соседству с главой империи. Кто бы подумал, что девчонка из бедняцкого района взлетит так высоко, пусть даже и ненадолго.

Спустя час пути мы, наконец, въехали в предместье. Здесь стояли самые красивые дома, жили самые знатные семьи. Здесь даже пахло иначе – благосостоянием и аристократизмом, а у слуг было такое выражение лица, словно они родились с серебряной ложечкой во рту.

Мы направлялись в самое сердце предместья. Вон уже виднелись шпили императорского замка. Белла выпрямилась на сиденье, я тоже расправила плечи. Такая роскошь невольно заставляет подтянуться и соответствовать. К счастью, я не походила на бедную сиротку. Платья нарите сшиты из лучших тканей. Тела и волосы умащены благовониями. Мы ничем не уступаем аристократкам, а в чем-то наш статус даже выше. Вот только платим мы за это ох как дорого.

Карета подъехала к кованым воротам с уже знакомым гербом. Их тут же открыли. Все, кто видел карету, знали, кто в ней едет. Ее крыша была украшена белым венком – знаком нарите. Я буквально слышала, как жители предместья обсуждают, строят догадки и, конечно, завидуют. Нет, не мне, а князю. Получить нарите – большая удача. Многие годами в очереди стоят.

Карета подвезла нас к крыльцу особняка. Кучер, спрыгнув на землю, открыл дверь. Первой вышла Белла и подала мне руку. Не то чтобы существовал запрет на прикосновение к нарите, но до нас старались лишний раз не дотрагиваться. Вроде как в знак уважения.

Нас встречали – на крыльце стояла княгиня с мальчиком лет десяти. Я сразу поняла, что это их с князем сын. Он во всем походил на мать – такой же огненно-рыжий, с веснушками на вздернутом носу. Но главное сходство было не во внешности, оно скрывалось внутри. Мальчик смотрел на меня с пренебрежением и превосходством, идеально копируя свою мать.

Я угадала – мать и сын не выносят меня. Приятно быть правой. Пусть даже в таких вещах. Они оба многое теряют с моим появлением, так что их отношение объяснимо.

– Добро пожаловать в мой дом, – приветствовала нас княгиня, сделав ударение на слове «мой».

Ей приходилось быть милой и соблюдать этикет. Хотя по сверкающим глазам было ясно, что она едва сдерживается, чтобы не спустить меня с лестницы.

А вот ее сын мог позволить себе дерзость. Вроде как ребенок, что с него взять.

– Ты вовсе не красавица, – брезгливо рассматривал меня мальчишка. – Не понимаю, почему отец тебя выбрал. У него раньше не было проблем со вкусом.

– Меня выбрал не он, а твоя мама, – парировала я.

Намек на отсутствие вкуса у княгини не остался незамеченным. Хозяйка жестом пригласила нас в дом, а, когда я начала подниматься по лестнице, взяла меня под локоть. Холодные пальцы змеями обвили мою руку. Сходство с пресмыкающимися увеличило шипение на ухо.

– Не дерзи, маленькая дрянь, – прошептала княгиня. – Ты лишь временная гостья в моем доме. Хочешь знать, почему я выбрала тебя? Потому что ты не во вкусе моего мужа. Ему нравятся яркие, – она тряхнула рыжими волосами. Намек более чем очевидный.

Говоря мне гадости, женщина продолжала улыбаться. Все, кто видел нас со стороны, думали, что мы мило беседуем, например, о погоде.

Напоследок княгиня приберегла самый болезненный удар:

– Ту единственную ночь, которую Илай проведет с тобой, ему придется пересилить себя.

Я вздрогнула. Чего скрывать, это было неприятно. Улыбка княгини стала шире. Выпущенная ею стрела угодила точно в цель. Теперь я отравлена этой мыслью. Хочу или нет, а буду думать – нравится ли князю общение со мной или он делает над собой усилие?

А вот и он – князь Илай Марлоу собственной персоной ждал нас в холле. Возможно, я бы обрадовалась встрече, но не после слов его жены. Кстати, она отпустила мой локоть и отошла. Змея сделала свое дело – укусила несчастную жертву, впрыснула свой яд, теперь может уползти обратно в тень и спокойно дожидаться моей гибели.

Князь, напротив, шагнул мне навстречу и протянул руку. Предполагалось, что я вложу в нее свою, но я медлила. Прикосновения этого мужчины вызывали во мне крайне неуместные эмоции. Нарите не должна привязываться к магам – таково одно из главных правил. Я всегда думала, что его будет легко соблюдать, но, кажется, ошиблась.

– Позвольте вашу руку, – бархатный голос князя как-то странно действовал на мою волю. Я тут же подчинилась. – Я провожу вас в покои.

Мы двинулись по коридору. Впереди шли я и князь, за нами его жена с сыном, замыкала шествие Белла с моим саквояжем. Шаги отражались гулким эхом от стен – уверенная походка мужчины, цоканье каблуков княгини, тяжелая поступь Беллы и семенящие шажки ребенка. Одна я ступала бесшумно в своих кожаных сандалиях.

До чего же мы странная группа! Люди, которые никогда бы не объединились по собственному желанию. Это будут долгие и тяжелые одиннадцать месяцев.

Мои покои находились на первом этаже особняка и состояли из нескольких комнат – спальня, гостиная, столовая, купальня и маленькая личная библиотека. Все обставлено изысканно, со вкусом. Но я почти не увидела убранства комнат, все мое внимание поглотил вид из окон. Все они выходили на одну сторону, а там… о, там был дивный чудесный сказочный сад! Стеклянная дверь из гостиной вела прямо туда. Распахни ее, спустись по ступенькам, и ты посреди сада. Разве не чудо?

Я просила вид из окна, но и представить не могла, что получу в свое распоряжение личный сад. Князь не просто выполнил мою просьбу, он превзошел все ожидания.

Я не удержалась – подошла к стеклянным дверям и открыла их. В ноздри ударил сладкий цветочный аромат. Невероятно!

– Вы это сделали! – я обернулась к князю. – Ради меня?

Последние два слова повисли в тишине. Не стоило акцентировать внимание на желании Высшего мне угодить. Взгляд его жены красноречиво пообещал, что я непременно об этом пожалею.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю