332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Николай Степанов » Змееносец (Трилогия) » Текст книги (страница 27)
Змееносец (Трилогия)
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:34

Текст книги "Змееносец (Трилогия)"


Автор книги: Николай Степанов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 27 (всего у книги 98 страниц) [доступный отрывок для чтения: 35 страниц]

– У тебя два варианта, уважаемый, – раздался незнакомый голос из темноты. – Либо ты работаешь с нами и тогда вновь получаешь расположение кронмага, либо на этой лестнице произойдет несчастный случай со смертельным исходом. Время на раздумье – одна минута.

На верхнем уровне мрака Тич не смог уловить разницы между днем и ночью. Он вместе со своими спутниками укладывался спать, вместе с ними просыпался, но тусклое освещение за время его пребывания в здешних местах никак не менялось – все та же свинцово-багровая облачность, те же проблески молний над головой.

Один раз заряд ударил в землю неподалеку от привратника, и мракозегры моментально рванули в ту сторону. Увы, продвинулись они недалеко – магические арканы прочно приковали Хеха и Лиха к временно косолапому привратнику. Зато мразюбр, которого также заинтересовала вертикальная молния, вскоре вернулся с пятью красными монетками. Поиграв ими перед завистливыми взглядами карликов, круторогий спрятал добычу в карман. Врезаясь в землю, что было довольно редким явлением, молния превращалась в кругляши. Именно таким образом пополнялись финансовые запасы здешних обитателей.

На третий или четвертый день похода, если судить по ночевкам, путники добрались до границы владений мразюбров. Рогатый проводник облегченно вздохнул и обратился к Тичу:

– Я выполнил условия сделки. Верни мой посох.

Услуги молодого мразюбра оказались действительно полезными. Желающих обидеть мракозегров тут попадалось немало, да и охотников заиметь в хозяйстве мохнатого зверя было тоже хоть отбавляй. Однако после недолгого разговора с соплеменником практически все уступали дорогу, и лишь один инцидент потребовал вмешательства кархуна. Случилось это где-то в середине путешествия…

В любом обществе встречаются типы, которым даже самых веских аргументов оказывается недостаточно. Они ощущают себя хозяевами если не Вселенной, то, по крайней мере, той улицы, где проживают, или предместья, в котором обитает предмет их обожания. Именно на такого и нарвалась разномастная компания.

– Почему медведь на двух лапах ходит? Какой дурак дал ему посох? Кто пустил сюда недомерков? Я требую объяснений, и немедленно!

Рога наглеца светились от переполнявшей их энергии, и абориген совершенно не хотел слушать ответы на поставленные им же самим вопросы, постоянно перебивая соплеменника и цепляясь к каждому слову. В общем, открыто провоцировал мирных путников на конфликт.

Первым не выдержал привратник. Он приблизился к зарвавшемуся типу и рявкнул ему в ухо, заставив отшатнуться. Затем последовал удар полевому рогу и эффектная подсечка посохом, чтобы больше не спрашивал о назначении палки в лапах косолапого. Абориген совершил боковой кульбит в воздухе и воткнулся светящимися рогами прямо в землю. Раздался мощный хлопок магического разряда, а когда мразюбр приподнялся, одного рога на прежнем месте не оказалось. Решимости у грубияна сразу поубавилось.

После того случая вплоть до самой границы уже никто не беспокоил странных путников – их оберегала летевшая впереди молва.

Тич посмотрел на палку, затем на проводника и бросил посох владельцу:

– Забирай. Не хочешь посмотреть, как живут мразверги?

– Нечего там смотреть! – пробурчал абориген. – Они вечно голодные и вечно злые.

Мразюбр развернулся и поспешил домой, не попрощавшись.

– Странно, – произнес привратник. – Разруг говорил, что за три дня мне хоть один фонтан желаний да попадется. А сколько мы уже идем?

– Четвертые сутки, господин, – ответил Хех. Теперь оба мракозегра только так называли Тича. Будучи в его полной власти, они все-таки находились под защитой этого могучего для здешних мест чародея.

– Может, Разруг чего напутал? Или в вашем мире слишком много охотников за фонтанами?

– Нет, господин, мы здесь на яркие предметы даже смотреть боимся, а приближаться к ним – и подавно. Эдак и коньки отбросить недолго.

Тич опустился на четыре лапы. За время пребывания в мрачном мире он уже неплохо научился ходить вертикально, опираясь на посох, но медвежья оболочка диктовала свои правила, передвигаться в ней на четвереньках было все же удобнее.

– Что ж, – привратник сделал шаг вперед, – будем надеяться, что на землях мразвергов нам повезет больше.

– Здесь очень опасно, хозяин. Если мразвергу не доказать сразу, что ты сильнее его, он обязательно попробует тебя на зуб.

– Я уже понял, что у вас нужно кому-то либо рога поотбивать, либо зубы проредить, чтобы тебя уважали. Справимся.

Карлики не стали спорить. Они подобрались поближе к косолапому и старались сохранять дистанцию, едва не касаясь его шерсти.

– Ух ты! – воскликнул кархун, заметив на пригорке светлое пятно. – Эй, бродяги, что там светится?

– Фонтан, – прикрыв глаза ладонью, ответил Лих.

– Так чего мы плетемся? – Тич добавил скорости.

– Господин, нам нельзя туда! – взмолились мракозегры. – Погибнем.

Медведь на ходу оборвал магические арканы и побежал один.

«Наконец-то, – радовался Тич долгожданной находке. – Достали меня здешние обитатели. Погостил – и хватит. То-то Разруг удивится, когда поймет, что ученик не собирается возвращаться… Эй, а это кто?»

Слева к фонтану на полной скорости мчался еще один зверь, чем-то похожий на волка. И что самое неприятное – глаза этого животного не были красными, как у всех местных обитателей.

– Это мой фонтан! – зарычал привратник и со всех лап устремился к цели.

Однако у волка имелось свое мнение о принадлежности светлого сооружения, а скорость серого превышала нынешние возможности кархуна.

Медведь не успел. Оставалось чуть больше десяти шагов до цели, когда яркая вспышка ослепила косолапого и унесла конкурента вместе с фонтаном.

– Раскудырная сила! – выругался парень. – Из-под носа увели. И куда мне теперь?

– А ты, молодой человек, отправишься со мной, – раздался совсем рядом чей-то звонкий голос.

На пригорке стоял джентльмен в высоком цилиндре с тростью в руках.

– С какой радости? – Тич не сообразил, что это как раз то самое чудовище из нижних ярусов, о котором предупреждал Разруг.

– Радости тебе лично я не обещаю, но скучно точно не будет. – Щеголь с мальчишеским голосом, улыбаясь, смотрел на медведя абсолютно черными глазами. – Давно я мечтал о такой игрушке в своем доме.

Тичу показалось, что к макушке приложили кусок льда.

– Минуточку, господин хороший. По-моему, вы нарушаете правила! – Привратник решил бороться за себя до конца. Он уже провел предварительный анализ силы незнакомца и пришел к неутешительным для себя прогнозам. Магическое сражение с ним не имело шансов на успех.

– Какие правила, молодой человек? – Тип явно видел чужака сквозь защитную оболочку.

– Насколько я знаю, вы явились сюда, чтобы взять плату за пользование фонтаном.

– Допустим, – не стал спорить джентльмен. – Вот тебя я и заберу. Зря, что ли, ловушку устанавливал.

– Но я в нее не попадал. И фонтаном не пользовался.

– Меня это не касается. Фонтан исчез, а тот, кто на его месте остался, – мой.

– Это нечестно. Опять же, я не на месте фонтана, а в десяти шагах. – Парень серьезно опасался пришельца с нижних глубин мрака и насытил свои щиты энергией до такой степени, что сам начал светиться.

– Хорошо. – На незнакомца демонстрация силы произвела некоторое впечатление, и он сощурился. – Я согласен, что ситуация спорная. Но для ее решения существует простой выход.

– Какой?

– Выбирай три какие угодно испытания для нас обоих. Проиграешь по очкам – будешь в моем мире добровольно выполнять любую мою прихоть.

– А если выиграю?

– Хорошо, – злорадно усмехнулся щеголь. – Тогда в твоем родном мире я обещаю выполнить любые три твоих желания.

– Почему только три? – решил поторговаться кархун.

– Больше нам не положено.

– А может, просто разойдемся – и все? – предложил привратник.

– Э, нет. Ты сам воззвал к справедливости, теперь на нас смотрит ее глаз. – Собеседник указал рукой в небо. Там действительно прорисовалось огромное Око. – Отказ от состязаний приравнивается к поражению.

Пути к отступлению оказались отрезаны. Тич многого не знал об этом мире, но интуитивно выбрал единственный путь, где имелся слабый шанс избежать печальной участи.

– Я не отказываюсь.

– Тогда выбирай. В чем будем состязаться?

– Я бы с удовольствием сразился с тобой врукопашную, но медвежья шкура мешает, а без нее мне здесь долго не протянуть. – Незаметно для себя кархун перешел на «ты», чему в немалой степени способствовал мальчишеский голос незнакомца.

– Ладно, пусть будет по-твоему. – Тип снял цилиндр и бросил его на землю к основанию пригорка.

Почти сразу вокруг холма выросли стеклянные стены и потолок, а оба противника оказались внутри. Приемлемый климат позволил Тичу избавиться от неудобной оболочки. Она растаяла за несколько мгновений.

«И он с такой легкостью воссоздал часть моего мира?! Хорошо, что я не решился прибегать к колдовству».

– Только магию друг против друга применять запрещается, – поспешил обозначить правила поединка кархун. – Согласен?

– Нет возражений.

– Кто первым окажется сбитым с ног, тот и проиграл.

– Принимается. – Тип положил трость на землю. – Приступим?

Привратник первым пошел в наступление. Он нанес сопернику серию мощных ударов и почувствовал жуткую боль в кулаках. Руки наткнулись на нечто, по твердости напоминающее камень. Парень сразу отскочил на несколько шагов. Удары не заставили звонкоголосого незнакомца даже пошатнуться, а кожа на руках Тича горела огнем.

Нетрудно было догадаться, что в борьбе с этим соперником требуется другая тактика. Но какая? Где у него слабое место?

Тем временем к активным действием перешел противник. Он резко удлинил обе руки и собрался сбить кархуна ножницеобразным движением. Привратнику не без труда удалось уклониться от оглоблей, совершив прыжок с переворотом. Удлинение конечностей могло быть создано магией, но кархуну некогда было спорить.

«Ладно, ты со своими фокусами, а я попробую свои!» – Тич в два прыжка оказался слева от противника и нанес удар стопой под коленку, одновременно толкнув его в плечо.

Нога соперника согнулась, а сам он едва не потерял равновесие. Незнакомец был вынужден перевернуться в воздухе и, оттолкнувшись руками от земли, снова принял вертикальное положение. Последовал новый трюк с удлинением рук.

На этот раз кархун не стал уклоняться. Он быстро отошел на пару шагов и захватил кисть в тот самый момент, когда рука начала укорачиваться. Противника сдернуло с места и толкнуло на привратника. Резко потянув кисть на себя, Тич постарался придать движению щеголя дополнительный импульс, а сам ушел вниз, чтобы подсечь его своим корпусом. Парень почувствовал сильный удар в плечо и оперся рукой, пытаясь не упасть. Противник, чтобы не оказаться проигравшим, приземлился на три конечности в пяти шагах от человека.

«Мой наставник не раз говорил: непобедимых не существует. И он, несомненно, прав. Еще пара заковыристых приемов – и этот самоуверенный тип…» – парень не успел додумать мысль до конца, внезапно почувствовав слабость в организме. Стеклянные стены импровизированного ринга вдруг исчезли, а потом привратник пропустил мощный удар в грудь.

– Вставай, первый поединок ты проиграл, – заявил выходец из глубин мрака. – Придумывай новый.

Тич очнулся. Он снова находился внутри медвежьей оболочки.

– Ты нарушил правила. Нельзя было использовать магию.

– А я ее и не использовал. Просто время моего изолирующего заклинания закончилось. Кто ж знал, что тебе его не хватит, – пожал плечами незнакомец. Он снова был в цилиндре.

– Это явное нарушение, – попытался спорить кархун.

– Это ты так думаешь, но Око считает по-иному. – Соперник указал тростью в небо.

Внутри большого глаза появились черная единица и светло-серый нолик, разделенные двумя красными точками. В том, кому принадлежала единица, сомневаться не приходилось.

«Выходит, силой и ловкостью с ним не справиться. Надо придумать что-нибудь другое, где мне проиграть невозможно. Карху бар усан!»

Парень попытался собраться с мыслями. «Ну, конечно. Крестики-нолики!» – дал подсказку серый ноль в небе.

Детская игра пришла на Инваре с другой планеты. В школьные годы парень потратил немало времени на эту забаву, пока не убедился, что она являлась беспроигрышной. Если, конечно, не делать совсем уж глупых ходов.

Тич быстро объяснил правила, начертил четыре линии на земле и заполнил крестиком полученную клеточку. Соперник задумался. Игра длилась десять минут и закончилась ничейным результатом.

– Как быть, если в следующем состязании победа останется за мной? – поинтересовался Тич, который придумал еще одну беспроигрышную игру.

– Следующее состязание оценивается в два очка, но учти: ничья дает всего лишь ноль. И теперь первый ход будет за мной.

Кархун едва сдержал улыбку. Он и сам хотел навязать противнику именно этот выбор.

– Не возражаю. Играть будем в числа. Кто назовет большее, тот и выиграл. Твой ход.

Щеголь готов был грызть собственную трость, когда услышал правила состязания. Он надолго задумался и под конец выдавил из себя:

– Тьма-тьмущая. Учти, парень, больше этого числа в природе нет и быть не может.

– Тьма-тьмущая плюс один, – спокойно произнес Тич и пояснил: – Это число ровно на единицу больше, чем твое.

– Ты не должен был устраивать состязание, в котором…

– Хочешь сказать, что у тебя не было шанса победить?

– Вот именно! – От былого спокойствия представителя глубин мрака не осталось и следа.

– Зря. Никто не мешал тебе воспользоваться правом первого хода и свести игру к ничейному результату.

– И как, интересно знать?

– Я бы на твоем месте сказал: плюс один к тому, что назовешь ты.

– Но это же…

– Ты хочешь оспорить результат? – Теперь уже Тич указывал в небо, где значился новый счет – 2:1.

– У-у-у! – взвыл побежденный.

– Слушай да не переживай ты так. Можешь отправить меня в мой мир?

– Могу.

– Так сделай это, и я забуду о нашем договоре.

– Ничего не выйдет, уважаемый, – опять не по-доброму усмехнулся джентльмен, сверкнув черными глазами. – Во-первых, не нам с тобой отменять сделку, заключенную под пристальным взором Ока, а во-вторых, тебе до своего мира еще добраться нужно, чтобы мной помыкать. И в этом я тебе удачи желать не собираюсь. Счастливо оставаться здесь. Навечно.

Тип в цилиндре исчез, пропал с неба и Глаз. Только одинокий медведь стоял у пригорка и озирался по сторонам:

– Раскудырная сила! Куда подевались мои мракозегры?!

Глава 6
ГЛАВА КЛАНА

Некогда сказочные пейзажи Жарзании при пасмурном небе абсолютно не радовали глаз землянина. Присущее этому миру буйство цветов смотрелось тусклым, словно выгоревшим. Таким же потухшим было и состояние фокусника, вымотанного нескончаемой тряской после только что пережитого отравления. Очень хотелось скорее добраться до крыши над головой, упасть на мягкую перину и окунуться в страну грез.

«Часов десять мне бы хватило, – мечтал змеиный король. – А потом с новыми силами в Девятиград. Анварда необходимо найти, где бы он ни находился!»

Андрей согласился заглянуть в Гюроград, поскольку город находился по пути в столицу Жарзании. Отказаться от предложения Винзуга значило проявить неблагодарность к человеку, который рисковал жизнью, спасая его. Вархун рассказал, что знак на груди Фетрова – большая редкость и он хочет показать изображение гюрзы своему отцу. Как ни странно, Дихрон тоже не стал возражать, хотя еще накануне был весьма недружелюбно настроен к змеепоклоннику.

«Да пусть посмотрит, что мне, жалко, что ли? – отгонял от себя сомнения фокусник, хотя что-то в этой затее ему все-таки не нравилось, однако парень и себе не мог объяснить, что конкретно. – Сумеречные вархуны помешаны на поющих змеях, может, захочет перерисовать картинку. Или содрать ее вместе со шкурой… Стоп, куда-то меня понесло. Наверное, гробомор сказывается. Эдак я скоро в каждом встречном буду видеть злодея. Еще на людей бросаться начну».

После схватки в перелеске путешествие продолжили верхом, позаимствовав лошадей преследователей. На другой день «родственники» уже двигались по Жарзану – центральной области державы. Здесь было спокойнее: никто не преграждал путь, не приставал с расспросами, да и люди на дорогах практически не встречались.

– Вот он, Гюроград, – указал рукой вархун, когда всадники поднялись на поросший высокой травой холм.

С него открывался великолепный вид на большое голубое озеро и отражавшийся в нем город, окруженный высокой песчано-желтой стеной. Фокусник придержал коня и спешился. После воздействия гробомора его немного укачивало в седле, и парень использовал любую возможность, чтобы почувствовать твердую почву под ногами.

Разыгравшаяся в последнюю неделю в Жарзании непогода перед закатом иногда успокаивалась. Ветер прекращал терзать кроны деревьев, ослепительные стрелы молний с наступлением темноты гораздо реже срывались с небес, видимо, там, наверху, требовалось время на перезарядку батарей. Даже тучи изредка расступались, обнажая голубизну неба и позволяя лучам вечернего солнца согреть истосковавшиеся по теплу и свету растения. Сейчас наступило как раз такое затишье.

Прислонившись к гриве лошади, землянин залюбовался открывшимся взору пейзажем. Особенно поражал величием город, вместе со своим отражением в воде казавшийся громадным неестественным сооружением. За время недолгого пребывания в завратном мире парень еще не встречал такого высокого ограждения.

– Какие здесь высокие стены! – с удивлением в голосе произнес фокусник.

– Это город сумеречных вархунов, а нас в обществе не слишком-то жалуют, – неохотно пояснил Винзуг. После небольшой паузы он добавил: – Хотя многие высокородные господа не брезгуют услугами и сумеречников, и зоревиков, и полуночников.

– Неужели на вас нападают?

– С момента основания Гюроград трижды возрождался из руин. Правда, это происходило еще до правления Франуга. Потом… мы жили почти припеваючи. Ходили слухи, что у нашего вождя имелись некие общие интересы с кронмагом. Не уверен, что это правда, но никаких конфликтов у сумеречных вархунов с властью в последние годы не возникало.

К Винзугу присоединились еще четыре мага, прибывшие на помощь по зову командира. Поучаствовать в схватке им не пришлось, но в пути бойцы осуществляли разведку и прикрытие, двигаясь впереди и сзади небольшого отряда.

– Целый город сумеречных вархунов! – присвистнул Андрей. – Это ж сколько вас?

– Не более трех сотен семей. Остальные – обычные граждане, – ответил убийца магов.

– Почему же тогда город считается…

– Все ключевые посты в Гюрограде заняты нами, – поспешил пояснить Винзуг. – Никто не имеет права поселиться здесь без разрешения старейшин клана. Закон и порядок определяются нашими правилами, приговоры выносит совет избранных или сам вождь, он же – глава города и повелитель сумеречных вархунов.

– Вархуном может стать только мужчина, или бывают исключения? – почему-то спросил Фетров.

– Это чисто мужская работа. Женщины должны дарить жизнь, а не отнимать.

– Кстати, о женщинах, – подключился к разговору Дихрон. – Ты так ничего и не рассказал о своей вчерашней беседе с дамочкой. Кто она такая? Почему решила прийти нам на помощь и как ей удалось одолеть преследователей? Среди них был очень сильный волшебник.

– А ты ее не узнал?

– Это случайно не та бабенка из Чилсограда, что избавилась от своего супруга?

– Имени женщина не назвала. – Вопрос фокуснику не понравился. – Обычная волшебница. Ее муж знал какой-то секрет, которым не захотел поделиться с чилсоградским маграфом. Тот вспылил и в порыве гнева уничтожил непокорного.

– Думаешь, она действительно не совершала убийства?

– Знаешь, Дихрон, я ей поверил. Супруг работал в какой-то лаборатории при магконе и предположительно обнаружил нечто потрясающее. Что именно – никто так и не узнал. Маграф попытался заграбастать чужое открытие, но не вышло. В результате – труп государственного волшебника, вину за смерть которого вельможа решил свалить на его жену, да и прикончить ее скорее, дабы не сболтнула лишнего.

– А она не говорила, над чем работал ее благоверный? – заинтересовался вархун.

– Я не спрашивал. Не до того было, да и зачем мне? – уклонился от ответа Андрей.

По правде говоря, дамочка сама проговорилась о работах погибшего, но попросила никому о них не рассказывать. Супруг был талантливым кудесником, занимавшимся исключительно созидательными заклинаниями. Он разработал несложный способ, позволявший сформировать запирающую оболочку для магической энергии. В оболочку можно было заключать не только энергию, но и заклинание любой мощности. Изобретение кудесника позволяло подпитывать его изо дня в день, из недели в неделю, пока оно не набирало необходимой силы. В нужный момент оболочка уничтожалась, создавая при этом чары, подвластные лишь могучим колдунам.

Открытие было чем-то сродни изобретению огнестрельного оружия на Земле. С его помощью слабый волшебник превращался в сильного. Пусть ненадолго, всего на несколько мгновений, но зачастую в схватке именно они определяют, кому жить, а кому умереть. Так и произошло в лесу, когда с помощью заключенного в оболочку заклинания, созданного ее мужем, дамочка сумела уничтожить врагов Фетрова, хотя среди них действительно находился волшебник, на голову превосходивший неожиданную спасительницу.

– Славно получилось, – подал голос Дихрон. – Ты ее в Чилсограде от смерти уберег, она тебе позже жизнь спасла.

– Не только мне, – подчеркнул фокусник.

– Согласен, и нам тоже. Может, и вправду ее маграф оклеветал? С них, с вельмож, станется. А почему она с нами не осталась?

– Зачем? У каждого свои дела, – не стал отвечать Андрей.

Они еще полчаса разговаривали с дамой, пока вархун и «дядюшка» приходили в себя после магического удара. Зарна, так звали волшебницу, отказалась присоединиться к компании Фетрова, не желая подвергать их дополнительной опасности.

– Маграф не успокоится, пока не найдет меня и не уничтожит. Мне нужно отсидеться в тихом местечке, а потом я сама его отыщу.

– Месть?

– Он погубил самого лучшего человека и не имеет права жить. Я отдам все, лишь бы наказать негодяя.

– Но тогда вас будут обвинять сразу в двух убийствах. Не лучше ли вывести маграфа на чистую воду?

– У меня нет такой возможности…

Фокуснику так и не удалось убедить женщину отказаться от смертельно опасной затеи. Как только волшебники начали приходить в себя, она скрылась в лесу.

– Предлагаю продолжить путь, – напомнил вархун. Он получил от своих людей условный знак: дорога впереди не обещала неприятных сюрпризов.

Андрей снова взобрался на скакуна, и всадники пустили лошадей рысью. Через несколько минут они подъехали к закрытым воротам.

– Странно, – удивился Винзуг. – Рановато они сегодня вход перекрыли. Эй, там, наверху! К нам кто-нибудь спустится?

– Приходите завтра! По распоряжению совета избранных проход в Гюроград закрыт до утра.

– Меня зовут Винзуг. Если через пять минут нас не пропустят, вы будете иметь неприятную беседу с моим отцом.

– Прошу прощения, господин Винзуг. Без разрешения совета избранных я не имею права пропустить даже вас.

– Тогда ступай немедленно и приведи того, кто имеет право! Я не собираюсь тут ночевать.

– Слушаюсь. – Охранник побежал выполнять приказ.

– Что-то случилось? – спросил Андрей. – Может, заночуем в другом месте?

– Исключено. Предлагаю немного подождать, сейчас все разрешится.

Они простояли почти полчаса. Сын старейшины начал беспокоиться, он уже собрался было снова окрикнуть стражников…

– Господин Винзуг, – раздался негромкий голос слева, – прошу сюда.

Возле самой стены в десяти шагах от них стоял невысокий человек и махал рукой.

– Меня послал ваш отец. Пробираться в Гюроград через ворота не стоит. Опасно. Я покажу другой проход.

– Поехали. – Вархун дернул поводья.

– Только лошадей нужно оставить за стенами до утра.

– Что случилось, Олвур?

– В городе неспокойно. Вам все объяснит отец.

Провожатый повел всадников вдоль стены. Затем повернул мимо оврага в сторону от города. Когда всадники оказались в балке, предложил всем спешиться и стреножить скакунов.

– Вашим воинам и гостям придется завязать глаза. О тайном ходе в город никто, кроме посвященных, знать не должен.

– Может, мы зайдем как-нибудь в следующий раз? – предложил Андрей, который чувствовал себя не в своей тарелке.

– Нет. Я должен представить вас отцу, – настаивал Винзуг, хотя и сам выглядел растерянным.

В родительском доме гостям выделили по комнате, и пока они устраивались, вархун поспешил в кабинет старейшины.

– Здравствуй, – кивнул сын, плотно прикрыв за собой дверь. – Что за новые порядки в Гюрограде? Почему до заката запирают ворота?

– Привет, сын. Смерть Гарнога кое-кому из наших сыграла на руку. – Крепкий седовласый мужчина лет шестидесяти предложил вошедшему сесть. – Помнишь Дренга?

– Это тот неприятный тип из совета избранных?

– Да. Он и раньше держал себя вызывающе, а нынче совсем обнаглел!

– Закрытые ворота – его приказ?

– Да, от имени совета. Дренг сумел заручиться поддержкой большинства.

– Как ему удалось?

– Этот прохиндей очень быстро сориентировался в ситуации. Учел практически все: и недовольство молодежи, которую редко подключают к выполнению выгодных заказов, и отсутствие в городе влиятельных бойцов нашего клана, отправившихся на поиски следов истинных убийц. Сейчас он, как знаменем, размахивает оставленным на месте убийства вождя кинжалом с рыжей рукояткой, хотя было решено до поры до времени не показывать орудие убийства.

– Зоревики? – спросил Винзуг.

– Если судить по тому, кого нашли мертвым рядом с телом вождя, выходит так, но я уверен, что действовали другие люди. Не мог одиночка пройти незамеченным сквозь три заслона. Наверняка без могучих кудесников тут не обошлось.

– Орден немых рудокопов?

– Кто знает? – Старший вархун не стал ни опровергать, ни подтверждать догадки сына. – Может, и они. Хотя за два дня до убийства Гарнога видели вместе с молоденькой нездешней дамочкой. Кто она такая и куда подевалась, никто не знает.

О загадочном ордене ходило много различных слухов, но никто не мог похвастаться, что видел этих людей воочию. Даже те, кто прибегал к услугам рудокопов, обычно не встречались с исполнителями лицом к лицу. Голоса – и того не слышали. Из-за чего их, скорее всего, и называли «немыми».

Встречи происходили в полутемных пещерах, где заказчик излагал суть проблемы невидимому исполнителю и платил авансом тысячу монет. Меньше они не брали, зато и работу выполняли четко, быстро, точно. Примечательно, что выйти на немых рудокопов мог далеко не каждый. Иногда приходилось преодолевать длинную цепочку посредников, чтобы получить возможность заплатить деньги. Поэтому заказчики специфических поручений чаще пользовались услугами вархунов: проще и дешевле. Правда, у вархунов существовали некоторые ограничения. Они на заказ никогда не убивали друг друга.

– Если дело обстоит именно так, мы заимели могущественного противника.

– Что случилось, того не вернуть. Сейчас опаснее другое: Дренг поднял в обществе волну, призывая молодежь отомстить за смерть вождя. Намекнул нашим горячим головам, что после уничтожения утренних вархунов их заказы перейдут к ним, и пообещал отличившимся в предстоящем походе постоянную хорошо оплачиваемую работу.

– Он не имеет права вести людей в бой!

– В том-то и состоит его замысел. По правилам перед серьезным походом должен быть назначен командир военной кампании. Но назначать его некому. Глава клана убит, преемника нет, следовательно, клан должен избрать полководца общим голосованием. И, как думаешь, кого они выберут? В городе полно молодежи, страдающей от безделья, а Дренг наобещал всем золотые горы.

– Хитро придумано! – ужаснулся Винзуг. – Командир, приведший клан к важной победе, получает право стать вождем, если законных претендентов на эту должность не оказывается. Ему даже не придется сквозь храм летающих кинжалов проходить!

– В том-то и дело, сынок. Вот почему он не заинтересован в возвращении в город опытных бойцов – те сразу его раскусят. На сегодняшний вечер назначена большая сходка. Дренг собирается к зоревикам завтра на рассвете, и у нас нет оснований препятствовать походу. Старейшины определяют мирную жизнь Гюрограда, решение военных вопросов целиком в ведении совета избранных.

– А если бы человек, отмеченный знаком, объявился сегодня, мы могли бы помешать выскочке?

– Конечно, но где его взять? Настоящего. Подделка, даже самая лучшая, будет раскрыта в одночасье. А тот, кто ее представит на совет избранных… В общем, ты наши законы знаешь.

– Есть такой парень. У него на груди красуется свернувшаяся тремя кольцами королевская гюрза.

– Не буду с тобой спорить, сынок, может, и вправду существует такой человек, но нам-то он нужен здесь и сейчас, – вздохнул седовласый мужчина.

– Отец, ты меня не понял. Я имел в виду вполне конкретного парня, с которым разговаривал всего десять минут назад.

– Да брось ты, быть не может! – возразил старейшина. – Гюрза с тремя кольцами?!

– Совершенно верно, своими глазами видел. Да ты и сам сможешь вскоре убедиться.

– Где он? – Глаза почтенного вархуна вспыхнули надеждой.

– В нашем доме.

– Так чего мы стоим?! Тащи его скорей сюда, у нас очень мало времени. Паренька нужно как следует подготовить…

– Понимаешь, отец, есть одна тонкость… Он вряд ли согласится стать вождем нашего клана.

– Почему? – несколько опешил старейшина. – Ремесло наше не одобряет?

– Об этом мы не говорили, но мне показалось… – Винзуг задержался с объяснением.

– Потом все расскажешь. – Хозяин дома не дал сыну времени на обдумывание пространного ответа. – Я так скажу: любого человека можно уговорить, если найти правильный подход. Главное выяснить, где у него слабое место. Есть у твоего знакомого слабина?

– Одну я нашел. Если не сработает, есть шанс воздействовать на парня через его дядю. Тот очень сильно деньги любит.

– Дядю оставим на крайний случай, не люблю посредников.

– Хорошо.

– Но сначала я должен убедиться в истинности знака.

– Ты сомневаешься во мне?

– Нет, но три кольца – это практически невозможно.

Через двадцать минут сонный и недовольный Андрей стоял в кабинете без рубахи, а хозяин дома осматривал парня, как племенную лошадь. Касался чешуек на груди, вглядывался в пятна за ушами, разве что в зубы не заглядывал.

– Как вы получили это сокровище, молодой человек?

– Совершенно случайно. Видите ли, я не совсем здешний. Пошел как-то с дядей к Ущелью Поющих Гюрз… – вкратце Фетров рассказал обо всем, что его связывало с королевской змеей.

– Д-а-а! – Старейшина был поражен услышанным. – Мир не перестает удивлять нас чудесами. Я видел младенцев, которые появлялись на свет с вкраплениями из змеиной чешуи, но для этого их матерей годами приучали к яду гюрз. И даже такие средства не помогали. В первый год после рождения умирали восемь из десяти малышей, остальные редко доживали до пяти лет. А тут королева пожертвовала численностью колонии, чтобы вы не погибли?!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю