332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Ника Веймар » Темный договор. Опасные решения (СИ) » Текст книги (страница 1)
Темный договор. Опасные решения (СИ)
  • Текст добавлен: 20 мая 2017, 12:00

Текст книги "Темный договор. Опасные решения (СИ)"


Автор книги: Ника Веймар






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Темный договор. Опасные решения
Ника Веймар

Аннотация

Сдала сессию и надеешься на беззаботное лето? А как насчёт экспресс-курсов в Светлой магической академии другого мира? «Конечно да!» – сказала Алина. Вот только соглашение, предложенное ей, было слишком сомнительным. И она решила заключить свой, пусть и опасный, договор… с тёмным магом. Чем обернётся такое решение, знает только он.

* * *

– Ура-а-а-а-а!!! – бодро помахивая зачёткой, на весь коридор заорал выскочивший из кабинета Сашка. – На «семёрку» сдал!

– Поздравляем, – кисло откликнулись стоящие у окна ребята из восьмой группы, которым ещё предстояла незабываемая встреча с Татьяной Вольдемаровной. Бодрая, сухонькая преподаватель по теории коммуникации фанатично любила свой предмет, и слово "пересдача" на её экзамене звучало гораздо чаще, чем "дайте зачётку". Но нашей группе повезло: хитрая староста выведала в деканате, что у Татьяны Вольдемаровны в выходные был юбилей, и на экзамен мы явились с букетом цветов, огромной открыткой и коробкой конфет. Расчувствовавшаяся преподаватель пообещала, что из нашей группы сдадут все, и сдержала слово. А вот пересдающим, похоже, не повезёт: чтобы "Великолепная Татьяна" да и никого не "завалила"…

– Ну что, отмечать? – Сашка подлетел к нам с Викой и оторвал меня от размышлений о печальной судьбе однокурсников. – Алинка, дуй за гитарой и собираемся в нашем блоке через час. С собой – хорошее настроение и готовность куролесить до утра. Пароль – "белочка", она к нам точно придёт! Вика, ты со мной в общагу? Идём, пара лишних рук лишней не будет!

– С тобой, – Вика элегантно подхватила с подоконника сумочку. – Долго ты что-то у Великолепной Татьяны сидел, мне Макс и Ленка уже раз восемь звонили, спрашивали, как скоро мы освободимся. Только в деканат зайдём, мне "зачётки" отдать нужно.

– Увидимся, – не дожидаясь друзей, я поспешила к лифту. В конце концов, общага почти за городом, а на экзамен брать гитару я не рискнула.

Вечер удался. Мы пели, верней, до хрипоты орали песни, от "Арии" до бессмертного "Тополиного пуха" "Иванушек", играли в "Крокодила", фанты, "Есть контакт", сочиняли рассказ, а потом долго веселились, читая его. Домой меня, как и всех "необщажных", не отпустили, благо что Сашкин блок был на первом этаже. И, чинно покинув общагу в 23–00, мы аккуратно обошли её и вернулись в гостеприимно открытое окно. И веселье продолжилось, пусть и тише. Наконец, около 5 утра желание спать победило. Меня забрала в свою комнату Вика. Одна из её соседок ночевала у своего парня, поэтому спала я во вполне комфортных условиях. Но в начале девятого подруга меня растолкала.

– А? Что? – спросонья я не сразу поняла, где нахожусь.

– Блин, мне так неудобно, – Вика отчаянно зевала, – но только что Светка разбудила, сказала, через 20 минут обход будут делать. Короче, идём к Сашке и выпускаем вас всех через окно. А обход пройдёт – вернётесь.

– Да ладно, – я тоже зевнула, прикрыв рот рукой, – я домой пойду. Только умоюсь.

– Мы тут вчера всё, что осталось из призов, к тебе в рюкзак закинули, – староста потянулась. – Пусть у тебя побудет на хранении, а? Шоколадку можно съесть.

– Спасибо, – хмуро отозвалась я из ванной. – Ну идём, что ли, чтоб с твоим обходом не встретиться.

Выбравшись через окно, я побрела к остановке. Там уже переминались с ноги на ногу в ожидании автобуса ещё пятеро одногруппников, оставшихся у гостеприимного Сашки. Повезло: автобус появился почти сразу.

– Алинка, садись, – хлопнул по сидению рядом с собой Влад, которому не хватило места на сидении-"четвёрке", занятой более быстрыми друзьями. – До метро вместе доедем.

– Не, мне выходить через две, – отказалась я. – Поеду кругом, ещё и выспаться успею.

– Ну как хочешь, – Влад зевнул и закрыл глаза.

Выйдя на нужной остановке и оценив количество людей, я сочла за лучшее пройтись до диспетчерской и сесть на конечной. Но на полпути меня перехватил юноша в ярко-фиолетовой майке.

– Подождите! – преградив мне дорогу, он настойчиво совал мне какой-то листок. – Вот, читайте!

Автоматически я взяла протянутую бумажку и развернула её.

"Вы молоды, полны сил и энергии? Тогда мы приглашаем вас принять участие в новом проекте Академии светлой магии "Магическая школа". В течение трёх месяцев с вами будут работать лучшие специалисты Светлой магии, а по окончании курсов лучшим выпускникам будет предложена высокооплачиваемая работа и бесплатное обучение в Академии", – гласил текст, набранный каким-то готическим шрифтом.

Я недоверчиво рассматривала странную листовку, а вручивший мне её молодой человек тем временем разливался соловьём и настойчиво волок меня к обшарпанному подъезду офисного здания, на котором висела от руки написанная бумажка со словом "Кастинг". Блин, башка трещит… мне бы отоспаться после вчерашнего. Да и после позавчерашнего тоже. Какие, к дьяволу, кастинги? Какая академия магии? Очередная секта, не иначе. И этот…адепт, вцепился как клещ. Дар он во мне разглядел! Как съезжу ему сейчас гитарой поперёк спины! Хотя нет: гитару жалко.

– Вы не думайте: я не сумасшедший и не сектант, – чувствительно дёрнув меня за рукав, сообщил мне молодой человек. – Я правда вижу в Вас дар, Алина. Уверен, результаты теста это подтвердят. Вы ничем не рискуете. Всего несколько минут, и убедитесь сами, что я был прав.

Так, а своего имени я ему не называла точно. Тогда как он его узнал? Я остановилась и пристально взглянула на настойчивого рекрутёра, пытаясь сосредоточиться. Получалось плохо. В конце концов, пять часов сна за двое суток ещё никому на пользу не пошли. А мы с группой и окончание сессии бурно отметили. В итоге я злая, невыспавшаяся и охрипшая. Идеальный кандидат в светлые маги, по-любому! А ведь парнишке наверняка платят за каждого приведённого кандидата. Небось, тоже студент…

– Ну хорошо, – со скукой в голосе согласилась я, мимоходом подумав, что доброта моя меня погубит. – А если не пройду твой тест? Я не в лучшей форме сейчас – мозги не варят абсолютно.

– Пройдёте, – уверил меня юноша, приглашающе распахивая дверь.

За ней, вопреки ожиданиям, оказался вполне чистый и светлый коридор с удобными диванчиками для посетителей. На одном из них сидела симпатичная брюнетка, едва удостоившая меня взглядом. На втором – две подружки, по виду, типичные "ботанки".

– Заполняйте анкеты, – мой проводник шустро раздал каждому из нас по два листа, скреплённых степлером, и ручке. Надо же: чернильная, с золотистым пером. Дорогая, наверное. Я писала ответы почти что на автопилоте. Имя-фамилия-отчество-год рождения… Но следующие вопросы заставили меня всё-таки сосредоточиться. Когда я обнаружила в себе дар предвидения? Наверное, в детстве, когда тягала конфеты из вазочки на пару с двоюродной сестрой и точно знала, что тётя нам потом устроит "сладкую жизнь". Кем работают мои родители? Вздохнула и написала привычное: "Я сирота". Родителей я и правда не помнила. Тётя говорила, что они увлекались скалолазанием, и из очередного похода не вернулись. Лавина или оползень – какая теперь разница? Даже тел не нашли. А мне было всего 2 года… Тётя оформила опекунство, заботилась обо мне, как о родной. А когда я была в восьмом классе, Наташка, моя двоюродная сестра, переехала к отцу в Бразилию, и мы с ней почти перестали общаться. А тётя Леонора после её отъезда как-то сразу сдала… И умерла на следующий день после моего 18-летия. Ладно, прочь грустные мысли, вон, брюнетка уже отдала анкету нашему сопровождающему, эффектно улыбнувшись ему.

Я быстро заполнила оставшуюся часть, не отвлекаясь больше на посторонние мысли, и отдала анкету юноше.

– Подождите минутку, – извиняющимся тоном произнёс он, бегло прочитав ответы. – Вас пригласят.

Брюнетки и двух "ботанок" в коридоре уже не было.

– Госпожа Никанюк, пройдите на собеседование и испытание! – чопорно произнёс незнакомый голос. Я завертела головой, пытаясь обнаружить его обладателя. Юноша-рекрутёр услужливо указал мне на кабинет в конце коридора. Я, стараясь держаться независимо, вошла и оказалась в практически пустой комнате. Посередине мигала какая-то странная арка, а сбоку стоял стол, за которым сидели два белобородых старика.

– Пройдите через арку, уважаемая, – скомандовал один из них.

Немного недоумевая, я послушалась. Арка заискрилась, как новогодняя гирлянда.

– Замечательно! – потёр руки второй старичок. – Я магистр Теонорис, а это мой коллега, светлый архимаг Стевис, ректор Светлой магической академии. Алиночка, присаживайтесь. Как хорошо, что мы с вами встретились! Вам выпал уникальный шанс обучаться в Светлой магической академии!

– А что, есть ещё и Тёмная магическая академия? – хрипловатым от недосыпа голосом поинтересовалась я.

– Есть, есть, но это неважно, – махнул рукой магистр Теонорис. – Мы вас поздравляем, вы приняты! Осталось лишь несколько формальностей, это быстро. Так, сразу поясняю: обучение начинается с сегодняшнего дня, одеждой, питанием, жильём вас обеспечит Академия…

– Это вы намекаете, что домой я не попаду? – я поставила локти на стол и наклонилась вперёд. – Так не пойдет! Я хочу предупредить друзей и взять необходимые вещи.

– Алина, не волнуйтесь, – вмешался ректор. – Уважаемый магистр не успел сказать, что наша Академия находится в другом мире. У нас всё продумано: вашего отсутствия никто не заметит. Так, вернёмся к формальностям. Я сомневаюсь, конечно, но спросить обязан… Алиночка, вы девственница?

– А это обязательное условие? – я почувствовала, как меня накрывает волна гнева. – Всего доброго, уважаемые!

– Подождите, – ректор выскочил из-за стола. – Не обижайтесь. Дело в том, что кровь девственницы – очень ценный ингредиент многих магических зелий. Да и обрядов. Если вы девственница, то мы… ммм… будем вас особенно беречь.

– Я похожа на девственницу? – скептически хмыкнула, прекрасно представляя, кого они видят перед собой. Невыспавшаяся, охрипшая, с упавшим на бок после вчерашней гулянки ирокезом, на который пришлось извести два флакона лака с блёстками, в майке с надписью "Memento mory" и рваных джинсах. Ещё с макияжем smoky eyes, который всё же успела нанести в Викиной ванной… Да я скорей на алкоголичку была похожа, чем на невинную деву. Хотя, в принципе, как раз последней и являлась. Но об этом не знали даже мои подруги, и уж тем более я не собиралась об этом сообщать всяким посторонним дедам странной наружности.

Старички переглянулись и уверенно, в один голос вынесли вердикт:

– Нет.

– Ну так к чему лишние вопросы? – я зевнула. – И как насчёт личных вещей-то? Хоть шампунь и щётку зубную взять, а? У меня кроссовки и спортивные штаны с майкой с собой, на первое время хватит.

– Что при себе есть, то и возьмёте, – отрезал ректор Стевис. – Вот договор, подписывайте, и отправляемся на первое занятие.

– Кстати, – оживился магистр Теонорис, – алкоголь Светлым магам нежелателен. Так что настраивайтесь на то, что ближайшие три месяца будете пить чай, соки, воду… Всё полезное, в общем.

Я усмехнулась. Всё-таки господин магистр принял меня за алкоголичку. Ну и чёрт с ним. Репутацией своей в глазах незнакомцев я дорожу крайне мало. Внимательно прочитала предлагаемый договор. Стандартно: я и Академия в лице магистра Стевиса Микорейна заключали соглашение. Мне надлежало прилежно учиться и с уважением относиться к преподавателям, а Академия, помимо предоставления мне пищи и крова, гарантировала предоставление всех необходимых учебных материалов. Вроде, всё честно. Я взяла протянутую ручку и поставила размашистую подпись.

– Замечательно! – обрадовался ректор, забирая документ. – Пойдёмте, студентка, пора знакомиться с группой и с азами Светлой магии.

Он кивнул магистру Теонорису, и тот начертил в воздухе прямоугольник, вспыхнувший белым светом. Ректор взял меня за руку и потянул за собой. Мы оказались в небольшой комнате с низким потолком. За столами сидели уже знакомые мне брюнетка и две подружки. Одна из них шмыгала покрасневшим носом и выглядела заплаканной. Остальных двух девчонок я видела в первый раз. Странно, что группа исключительно девичья. Может, у них тут раздельное обучение? Хотя я и на отборе парней не видела…

– Алина, садитесь к Истре, – указал мне ректор на высокую блондинку, смотревшую на меня без малейшего интереса, словно на жука. Истра неохотно пододвинулась. – Начинаем занятие. Сейчас мы научимся ставить магическую стену. А со стихиями будем разбираться потом, в стенах Академии. Кстати, предупреждаю сразу: мы сейчас находимся на ничейной территории. Никуда не расходитесь. А если вам предложат что-то подписать – не подписывайте! Всё понятно?

– Не всё, – проклиная свою любознательность, отозвалась я. Сидела бы себе спокойно и молча, так нет же! – А кто нам может предложить что-то подписать?

– Я же сказал: мы на ничейной территории, – терпеливо пояснил ректор Стевис. – Мало ли – забредёт отряд Тёмных. А им Светлые всегда нужны. Но это я на всякий случай. Так, открываем учебники и изучаем первую главу. Вернусь через 15 минут.

На столах материализовались учебники. Я не удивилась лишь потому, что до сих пор воспринимала всё слегка заторможено. Дико хотелось спать и не покидало ощущение ирреальности происходящего. Ущипнула себя за руку. Хм, больно. Не сон, значит… Ладно, пока читаю, а потом разберусь.

Сквозь шелест страниц я слышала тихие, сдерживаемые всхлипывания. Плакала не только одна из "ботанок": ещё одна девушка выглядела заплаканной и кусала губы, чтоб не разреветься.

– Чего они? – спросила я у соседки.

Истра взглянула на меня так, словно я сморозила глупость, но всё же ответила:

– Они были девственницами.

– И что? – отказывался соображать мой невыспавшийся мозг.

– А теперь не девственницы, – изящно пожала плечиками соседка. – Ты из какой глуши, подруга? С девственной кровью много ритуалов. Зачем рисковать?

– Их что – изнасиловали? – наконец дошло до меня.

– Ну типа того, – Истра откинула с красивого лобика непослушную прядь. – Скоро успокоятся. Девка не пузырь: от тисканья не лопнет, ага. И лучше свои, чем тёмные. Я бы с тёмным под страхом смерти не легла! Читай лучше.

Она углубилась в чтение, а я пыталась осмыслить услышанное. Вот ведь уроды! Значит, если бы я им откровенно проблеяла на этом собеседовании, дескать, да, дядечки, я с мужиками ещё не зналась, они бы меня живо под кого-то подложили? Ну не твари ли!

Пока я мысленно возмущалась, вернулся ректор вместе с магистром Теонорисом.

– Дочитали? – жизнерадостно вопросил он. – Тогда начнём практику!

Магическая стена-щит у меня получалась плохо. Она дрожала, расползаясь во все стороны на манер недоваренного холодца. Магистр Теонорис раз за разом объяснял мне, как именно я должна её создать, рассказывал что-то умное про невидимое свечение и связь с внутренней силой. Я кивала, но ничего путного не получалось.

А потом магистр вещал нам что-то глубокомысленное про уравновешивание Пространства и про какие-то хранилища силы. От этой лекции спать хотелось ещё сильней, но я не поддавалась этому желанию, изо всех сил пытаясь продраться сквозь дебри умных слов. Смысл, насколько я уловила, был в том, что после каждого сильного заклинания возникала отдача, и её последствия надо было смягчить. Для этого заранее создавалась своеобразная ловушка: мысленная сфера, наполненная энергией. Причём не имело значения, тёмный маг колдовал или светлый. Но светлым роль компрессоров удавалась лучше. Интересно, зачем нам это?

После небольшого перерыва на обед занятия продолжились. Мне казалось, что светлые магистры нервничают, но, списав это на разыгравшуюся от бессонных ночей паранойю, я решила не придавать замеченному значения.

– Сейчас мы будем вас переносить в другое место, – сообщил ректор, едва очередная импровизированная лекция завершилась. – Тут долго оставаться нельзя. Группы по 3 человека. Так, ты, ты и ты – с нами, – указал он на брюнетку и двух подружек. – А вы ждёте нас здесь. Мы скоро.

Названная группа исчезла в портале. Я отчаянно зевала, пытаясь понять, что же меня тревожит. Так и не найдя ответа, решила пройтись и, кинув Истре:

– Позовёшь, – вышла за дверь. Пока эти господа вернутся, хоть изучу обстановку.

Коридор был мрачен. Веяло сыростью и пахло плесенью. Я пошла направо, к покосившейся и хлипкой деревянной лестнице. И была неприятно удивлена тем, что часть лестничного пролёта отсутствовала. Примерилась, поставила ногу на первую ступеньку. Та угрожающе скрипнула. А ведь всё равно залезу! Я присмотрелась к ступенькам, выбрав взглядом наименее покосившиеся и провалившиеся, и в три прыжка одолела лестницу, остановившись на крепком с виду деревянном пороге. Плюс был в том, что моё путешествие закончилось успешно. А минус – в том, что лестница не выдержала и с жутким грохотом обвалилась окончательно. Ну дела… Ладно, тут невысоко, в крайнем случае, спрыгну. Тому, кто прыгал по крышам, три метра между этажами – хоть бы хны: плюнуть и растереть! Я высмотрела балку, на которой держались перекрытия, и аккуратно пошла по ней к дальней стене. Из окна с выбитой рамой тянуло свежим воздухом и запахом опавшей листвы Выглянула, зябко поёжившись. Одета я была совершенно не по погоде. В этом мире царила ранняя осень. Листья на деревьях едва подёрнулись багрянцем, небо было прозрачно-сиреневого цвета. Красиво. И уже около 5–6 вечера по ощущениям… Жалко, часов не ношу, знала бы точно. Я опять зевнула. Спать хотелось неимоверно. Надеюсь, Истра не забудет меня позвать, когда магистр и ректор вернутся. Я присела под окном, прислонившись к стене и положив чехол с гитарой на колени, прикрыла глаза, мысленно подбирая ноты к песне "Эпохи" "Взойди на эшафот".

Внизу раздались какие-то крики, шум борьбы. Я неохотно открыла глаза. В комнате стало чуть темней. Ого, похоже, я неплохо так задремала.

– Пусти меня, ты, чёрное животное! – вопила внизу невидимая Истра. – Я никуда не пойду!

– Где третья? – пророкотал низкий мужской голос. – Вас должно было быть трое.

– А я ей сторож? – огрызнулась девушка. – Сам ищи, если охота! Попросила позвать её, как магистр с ректором вернутся и куда-то исчезла.

– Ну так зови! – в голосе явственно звучали нотки нетерпения.

– А то она дура – высовываться. Даже если услышит, – засмеялась Истра. И тут же раздался звук пощёчины, а следом крик боли.

– Я сказал – зови! И ты зови! – мужчина явно был в ярости. Я притаилась, как мышка, боясь даже дышать. Только бы его не понесло проверять второй этаж! Я тут даже защититься толком не смогу – тут вообще опасно ступать куда-то кроме балки. Блин, жалко девчонок, но себя мне тоже жалко. Буду молчать до последнего!

Истра и вторая девушка несколько раз позвали меня. Причём не по имени, а просто: "Эй, где ты? Иди к нам!" Наверное, не запомнили, когда ректор назвал моё имя. Ну и хорошо.

– Слышишь, выходи сама! Хуже будет! – пригрозил неизвестный мужчина, топая внизу как слон. – В лес, что ли, рванула? Ну куда ж ещё? Не взлетела ж наверх. Ещё искать её теперь… Вот нет бы – как эти две, сидела и ждала тихонько. У, зараза светлая!

Моё сердце колотилось как бешеное. Оставив рюкзачок и гитару, я осторожно подползла к проёму и взглянула вниз. Коренастый светловолосый мужчина стоял ко мне спиной, зато Истра меня заметила и тут же сдала со всеми потрохами:

– Вот она, наверху!

Я даже не успела возмутиться предательству. К тому же, у меня явно намечались более ощутимые проблемы. Мужчина повернулся и смерил меня злым взглядом.

– Ну-ка спускайся! – приказал он.

– А что мне за это будет? – крикнула я, пятясь по балке назад и лихорадочно закидывая на спину чехол с гитарой и рюкзак.

– Бить не буду, – донеслось снизу. – Ну, сама спрыгнешь? Учти: если я полезу за тобой, будет хуже!

– Сейчас, сейчас, – отозвалась я, перекидывая ногу через подоконник. Ишь, размечтался. Дураков нет. Сгруппировавшись, прыгнула, мягко приземлилась на землю и тут же рванула в сторону леса. Слава богу, выход из этого, с позволения сказать, учебного корпуса, был с другой стороны. Добегу до леса, а там пусть ищет меня меж деревьями!

– Стооой, кому сказал! – донеслось сзади. Похоже, светловолосому надоело ждать, и он всё-таки влез наверх. – Стоооой, хуже будет!

Но лес был уже совсем рядом. Я нырнула между двумя близко росшими деревьями и понеслась вглубь, подгоняемая страхом. Бежала, пока не начала задыхаться. Остановилась у большой сосны, жадно хватая ртом воздух, осмотрелась. Вокруг было тихо, лишь в кронах деревьев шумел ветер. Похоже, никто за мной не гнался. Я медленно пошла в ту же сторону, куда и бежала, попутно вспоминая все советы по выживанию в лесу. Ножа у меня нет, спичек тоже… Зато есть зажигалка в виде черепа, которую я вчера прихватизировала у однокурсника Мишки. А что ещё? Я порылась в рюкзаке, вспомнив, что неразыграные в конкурсах призы девчонки бросили ко мне "на хранение". Так, что у нас в пакете? Пачка мюсли с орехами и сухофруктами, две шоколадки, легкомысленная кружевная сорочка, коробка театрального грима и фемикап. Мдааа, ну и наборчик! Ну да ладно. От голодной смерти я спасена, да и на дерево залезу, пожалуй, если понадобится. Вот только гитару неудобно тащить будет. Но нет – пока возможно, я её не оставлю. А вот отсутствие верхней одежды – это минус, и серьёзный. Ладно, будем надеяться, ночи ещё не слишком холодные.

Успокоив себя так, я бодро потопала дальше, посматривая по сторонам. Адреналин разогнал сон, в голове прояснилось. Я тихо выругалась, запоздало сообразив, что именно меня напрягало и в договоре, и в поведении господина ректора. Да он просто оставил нас тому светловолосому мужику. А тот наверняка выгодно продаст ценный "товар", светлых магичек, кому-нибудь из тех самых упомянутых Тёмных. Небось, и трёх девушек, которых светлейший Стевис забрал раньше, выгодно продали кому-нибудь ещё. С доставкой покупателю! А я, уставшая как собака и не способная адекватно оценивать реальность, купилась на красивые фразы про Светлую академию, как молодой карась! А теперь ещё и рванула хрен разберёт куда. Хотя, с другой стороны, а какая мне разница: попасть в лапы к тёмным магам или в пасть к диким зверям? Я задумалась. Нет, пожалуй, ещё хочу пожить. И какие у меня варианты? Выбраться из леса и предложить себя в качестве светлого мага первому встречному? И потребовать подписания какого-нибудь документа, мол я, Алина Никанюк, обязуюсь верой и правдой феячить…то есть, творить магию в установленных пределах взамен на обязательство вернуть меня домой в целости и сохранности? А что, неплохая идея. Только вот кто поручится, что меня вообще можно вернуть? Ладно, потом разберёмся.

Я на ходу сорвала пару ягод вполне знакомой ежевики, подобрала пару "райских" яблочек. Они, конечно, кислые до одури, но с голодухи сойдёт. Я ускорила шаг, высматривая подходящее для ночлега дерево. Темнело в этом мире быстро, ещё минут 20–30 – и буду идти на ощупь. И мало ли, кого нащупаю в тёмном лесу… Внезапно между деревьями мелькнул огонёк. Избушка лесника, что ли? Так, ночёвка на дереве временно отменяется! Я вновь перешла на бег, спеша к огоньку. Выскочила на небольшую полянку. На ней и вправду стояла низенькая, покосившаяся от времени, но всё ещё достаточно крепкая избушка. И единственное окно светилось призывным тёплым светом. Я колебалась. Мало ли, кто живёт среди леса? Может, лучше не идти? Но тут шагах в двадцати за моей спиной хрустнула ветка, разом решив мои сомнения. Я пулей метнулась через полянку и отчаянно забарабанила в дверь. Та открылась, выпустив на улицу прямоугольник света. На пороге стоял мужчина.

– Пустите переночевать! – выпалила я. – А то тут холодно и страшно. И наверняка звери злые водятся.

– Думаешь, я окажусь более милосердным, чем они, светлая? – глубокий голос мужчины был таким холодным, что с его помощью можно было бы заморозить пробудившийся вулкан.

Он смотрел не на меня, а на что-то за моей спиной. Я решила, что ничего хорошего там нет.

– А к ним я всегда успею вернуться, – нахально отозвалась я, пытаясь рассмотреть незнакомца и параллельно раздумывая над тем, почему он так уверенно заявил, что я – светлая.

– Оглянись, – посоветовал он тем же холодным тоном.

На этот раз я оглянулась и непроизвольно дёрнулась в сторону двери, едва не врезавшись в мужчину. На краю поляны сидели три волка-переростка, хищно взирающие в мою сторону. Я повернулась к незнакомцу:

– Ты на людоеда не похож, а вот они явно имеют на меня гастрономические виды.

– Ну проходи, раз не боишься, – собеседник отступил в сторону, давая мне пройти.

Я быстро протиснулась мимо него, едва сдержав вздох облегчения. Хозяин избушки задвинул засов и повернулся ко мне. Чёрная одежда, украшенная серебристым шитьём, серебряный, судя по виду, медальон на шее, чёрные волосы и абсолютно чёрные глаза, словно наполненные вселенской тьмой.

– Я Алина, – слегка дрожащим голосом сообщила я, с трудом отводя взгляд. Бррр, к кому это я попала только? – А у вас чая не найдётся? Я замёрзла и пить хочется.

– Начала разговаривать на "ты", значит, продолжай, – зло зыркнул на меня мужчина, и, помолчав, добавил: – Алина. Нездешнее имя. Кухня там.

Он махнул рукой, и впереди вспыхнул свет.

– Ого! – не удержалась я. – Так ты маг? Круто! А что ещё можешь?

Мужчина посмотрел на меня, как на слабоумную, и ничего не ответил. Я мудро решила не переспрашивать, прошла на кухню и остановилась, забыв обо всём на свете. На ближайшем стуле сидел шикарный рыжий кот с белой грудкой. Животное недовольно щурилось от света.

– Какой красавец! – восхищенно выдохнула я, любуясь котом. – Кот, а кот, а можно тебя погладить?

Кот царственно взглянул на меня и скептически повёл ухом. Я присела на корточки и думать забыв о таинственном незнакомце. Животное интересовало меня куда больше.

– Иди сюда, красавец, – ласково манила я кота. – Иди, почешу за ушком. Люблю котов. Ну иди, не упрямься. Пожалуйста.

Кот встал, потоптался на стуле и нехотя спрыгнул. Подошёл ко мне, остановился на расстоянии вытянутой руки, принюхался. Я протянула руку, стараясь не спугнуть зверька, и позволила ему обнюхать пальцы.

– Мрррр, – вынес вердикт кот и осторожно почесался мордой об мою руку.

– Обычно Петер не подходит к чужим, – мужчина обошёл меня, подошёл к столу, кинул в чашку щепотку каких-то трав. Щелчком зажёг огонь под пузатым чайником.

– Ко мне все коты идут, – я улыбнулась, поглаживая кота. – Меня в детстве даже "кошачьей мамой" называли.

– Как мило, – он залил травы кипятком и указал мне на стул. – Садись и пей.

– Спасибо, – я присела на указанный стул, прислонив чехол с гитарой к стене. Кот тут же прыгнул ко мне на колени, свернулся калачиком и замурлыкал, требовательно подставляя голову. Я почесала его за ушком, борясь с желанием зарыться замёрзшими пальцами в тёплую шёрстку. Обхватила чашку, осторожно, чтобы не обжечься.

– А ты правда маг, что ли? – не удержалась я наконец.

– Не похож? – без всякого интереса спросил собеседник.

– Я что, доктор? – фыркнула я. – Мне забыли выдать пособие, как отличить мага от обычного человека в полевых условиях.

– Да, светлая, я маг, – он улыбнулся самыми краями губ.

– Понятно, – вздохнула я, задумавшись на секунду, уточнять ли, какой именно. А потом решила, что мне сейчас один хрен разницы что светлый, что тёмный, что серый в крапинку.

– Что это? – указал мужчина на чехол, не обратив ни малейшего внимания на мою последнюю фразу.

– Гитара, – я осторожно попробовала травяной чай, неожиданно сладкий, наслаждаясь теплом. – Музыкальный инструмент такой. Могу сыграть потом, в качестве платы за гостеприимство.

– Светлый менестрель, значит, – маг слегка наклонил голову, прожигая меня холодным взглядом. – Интересно. Что за надпись у тебя на майке?

– Да какой менестрель, – возразила я. – Так, для себя и для друзей иногда пою и играю. Под настроение. А надпись на латыни, означает "Помни о смерти".

– Странный выбор для светлой, – равнодушно произнёс собеседник. – Хотя ты и сама странно выглядишь.

– Вообще-то, светлая я всего день и мне это уже не нравится, – откровенно сообщила я.

– Ты из другого мира? – мужчина откинулся на спинку стула, продолжая изучающе смотреть на меня.

– Из другого, – кивнула я, делая ещё глоток чая. – Идиотизм, честно говоря, вот лезет в голову всякая ересь из книг про классических "попаданок". Все как одна замуж за принцев выскакивали в итоге.

– Все принцы нашего мира уже помолвлены, – собеседник в притворном сожалении развёл руками. – Из знати остались только князья. Пойдёшь, "попаданка"?

– Куда? – не поняла я.

– Замуж, – усмехнулся мужчина. – За кого-нибудь из князей.

– Спасибо, не горю желанием, – буркнула я. – И вообще, давай, предлагай мне договор или что там у вас. Ты же тёмный, верно? Душу не продам, сразу говорю. Самой пригодится.

Он взглянул на меня с лёгким удивлением и усмехнулся:

– Тёмный. Ты не ошиблась. Душа мне твоя тоже ни к чему. А что за договор я, по твоему мнению, должен тебе предложить?

– Ну как же, – немного растерялась я, – о том, что я буду уравновешивать Пространство после применения магии, например. Сферы магические заряжать добром и всякими другими ништяками. Нам об этом рассказывали.

– Я прекрасно справляюсь с этим сам, – холодно ответил он, вновь теряя ко мне интерес.

– Тогда просто верни меня домой, – с надеждой предложила я. – Или не можешь?

– Могу. Но не хочу, – скучающим тоном ответил маг.

Вот ведь паскудник! Сложно ему, что ли?

– Тогда предлагай договор! – требовательно произнесла я. – Зачем самому тратить силы? А так и тебе хорошо, и мне.

Мужчина уставился на меня, словно не веря своим ушам, потом, что-то для себя решив, поинтересовался:

– А что ты умеешь?

– Немного, – не стала я врать. – Только стенку ставить, вот такую.

Я сосредоточилась, и между нами возникла тонкая, переливающаяся, словно мыльный пузырь, перегородка. Ну хоть кусками не расползалась в этот раз. Тёмный маг усмехнулся, протянул руку, дотронулся до неё – и та лопнула, как настоящий мыльный пузырь.

– И это всё? – ехидно спросил он. – Так какой мне от тебя прок, Алина?

– Ещё я могу играть тебе на гитаре, рассказывать истории из книг моего мира и показать несколько приёмов из каратэ, – предложила я. – А ещё могу научить прыгать по крышам.

Несколько секунд царила тишина, а потом маг искренне расхохотался.

– Нет, меня это не привлекает, – отсмеявшись, сообщил он. – А магией ты не владеешь. Сделка не состоится.

– Так научи! – выпалила я. – Я быстро учусь. Обязуюсь лекции не прогуливать, внимать каждому слову, прочесть все нужные книги и даже экзамен сдам, если нужно!

– Ты. Предлагаешь. Мне. Тебя. Обучать, – чётко произнося каждое слово, недоверчиво взглянул он на меня. – Детка, ты знаешь, кто я?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю