332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Нелли Игнатова » В отпуск на Эдем, или Свадьба по-арракийски (СИ) » Текст книги (страница 2)
В отпуск на Эдем, или Свадьба по-арракийски (СИ)
  • Текст добавлен: 19 декабря 2020, 20:30

Текст книги "В отпуск на Эдем, или Свадьба по-арракийски (СИ)"


Автор книги: Нелли Игнатова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 10 страниц)

ГЛАВА 3

Скоро к неприятности с кардиостимулятором присоединилась еще одна. Однажды, возвращаясь в отель после утреннего купания на своем пляже в скалах, Дэн неудачно ступил на камень, поскользнулся и подвернул ногу. Поэтому на следующий день ему пришлось остаться в номере, и Алена пошла на пляж одна. Дэн, памятуя о том, что сидеть дома она могла и на Земле, почти силком выпроводил ее из номера.

– Пойдем с нами в аквапарк, – предложили подруги.

– Нет, если пойду с вами, задержусь слишком долго, – отказалась Алена. – Дэн будет без меня скучать.

Она пару дней назад приглашала друзей посетить их с Дэном личный пляж. Они пришли, но им не понравилось, добираться слишком сложно. Алена и Дэн были только рады, что это место останется для них двоих.

Алена пришла на каменистый пляж, оставила на плоском валуне полотенце и парео, служившее платьем, и поплыла к маленькой одинокой скале, едва выглядывающей из воды метрах в двухстах от берега. Когда Алена и Дэн купались здесь вместе, никогда туда не плавали. Алена опасалась, что Дэну может стать плохо далеко от берега. Он и сам это понимал. Но ей очень хотелось побывать на этой скале, и, воспользовавшись случаем, она поплыла туда.

Скала не представляла собой ничего особенного, это был просто небольшой неровный камень, как и все на этом побережье, розоватого цвета, чуть сглаженный волнами. Алена взобралась на камень. Было забавно представлять, что берег где-то далеко, и она одна на единственном кусочке суши посреди бескрайнего океана. Алена посидела, отдохнула, и собралась плыть обратно. Вдруг она увидела, как к скале плывет какой-то юноша, и плывет уже из последних сил, вот-вот скроется под водой. Алена быстро нырнула в воду, помогла юноше доплыть до камня и взобраться на него.

Отдышавшись, парень сказал на приличном интерлинге:

– Спасибо. Я, кажется, не рассчитал силы. Я никогда раньше не видел моря, и плавал только в бассейне.

– Вам не стоило плыть сюда одному, – ответила Алена тоже на интерлинге, искусственном языке, принятом для общения между планетами Федерации.

На заре покорения космического пространства на колонизированных планетах чаще всего обосновывалась группа людей одной нации, говорящая на своем языке. Для облегчения общения между колониями и был придуман интерлинг. Были и многонациональные колонии, которые сделали его своим государственным языком, и молодое поколение на этих планетах разговаривало только на нем. Алена знала интерлинг еще со школы, почти все земляне его знали, даже те, кто не собирался летать на другие планеты. Этот язык облегчал общение и на Земле между людьми разных национальностей. Фил Радоевич, например, словенец, Ванесса Пикард – француженка, а Сэм Картер – англичанин.

– Но вы же одна, – сказал парень. – Я видел, как легко вы сюда доплыли, и решил, что у меня тоже получится. Вы с какой планеты?

– С Земли.

До этого момента они не смотрели друг на друга. Юноша сидел на камне, опустив голову и плечи, а Алена стояла, отвернувшись от него, и отжимала волосы. Когда она вытаскивала парня из воды, не разглядывала его лицо. Теперь он поднялся и повернулся к Алене. И она посмотрела на него.

На вид парню было лет восемнадцать – двадцать. Среднего роста, он был прекрасно сложен, смугл, черноглаз и черноволос, что выдавало в нем потомка арабов. Но не это удивило Алену. Ее удивило, что чертами лица он очень похож на ее мужа, ну просто Дэн в более смуглом исполнении. Это заставило Алену смотреть на парня немного дольше, чем того требовали приличия. Впрочем, он тоже разглядывал Алену слишком пристально, и не скрывая восхищения.

– Вы тоже с Земли? – спросила Алена, так как пауза уже становилась неловкой.

– Нет. Я с Арракиса.

– 0, Арракис! – кивнула Алена. – Мне знакомо это название.

Эта пустынная планета была открыта сто лет назад американской исследовательской экспедицией, и за схожесть с планетой Дюной из цикла фантастических романов «Дюна» писателя двадцатого века Фрэнка Герберта, который популярен по сей день, ее назвали Арракисом. Нет, исследователи не нашли на планете ни гигантских песчаных червей, ни спайса, ни местного населения. Они не стали ее колонизировать, слишком негостеприимной оказалась. Планету купили и колонизировали Объединенные Арабские Эмираты. Арабы нашли на ней полезные ископаемые, и устроились с привычным для них комфортом.

В юности Алена зачитывалась произведениями Фрэнка Герберта. И настоящий Арракис интересовал ее прежде всего тем, что был похож на созданный фантазией писателя. Поэтому она изучила о нем все, что смогла найти в открытом доступе Федеральной Информсети. Планета находилась в пятидесяти двух световых годах от Земли у звезды Альфа-Кассиопеи, чуть более яркой, чем Солнце. Спутников у планеты не было. На поверхности Арракиса не было ни одного моря, ни одной реки. Открытая вода существовала только в высокогорных озерах, где температура воздуха не поднималась выше плюс десяти градусов по Цельсию, и потому дневное испарение воды успевало пополняться подземными источниками. Животный и растительный мир Арракиса был немногочислен, но разнообразен, а оазисы, расположенные в местах, где подземные водоносные слои подходили близко к поверхности, просто кишели жизнью.

Но Алена никогда не думала, что встретит коренного жителя Арракиса. Ходили слухи, что они очень редко покидают свою планету.

– Я никогда не был на Земле, хотя это родина моих предков, – сказал парень.

– Какие ваши годы, еще побываете, – улыбнулась Алена. – Ну, вы отдохнули? Поплывем обратно? Я помогу.

– Хорошо. Хотя давайте сначала познакомимся. Мое имя Амирджан эль Сабир. А вас как зовут?

– Алена Разумова.

– Я очень рад нашему знакомству, Алена… можно мне вас так называть?

– Конечно. Все друзья зовут меня именно так.

– Ну, поплыли? – спросил Амирджан и бросился в воду.

Алена нырнула следом и легко догнала уплывшего вперед юношу.

– Вы прекрасно плаваете, Алена, – сказал Амирджан.

– Не разговаривайте, не тратьте зря силы, – посоветовала она и поплыла рядом.

Когда юноша начал выдыхаться, Алена поддержала его, и они вместе вышли на берег.

– Спасибо, Алена, – сказал Амирджан, отдышавшись. – Без вас я мог утонуть.

– Рада была помочь, – ответила Алена, вытерлась полотенцем, повесила его на шею и повязала парео на бедра, как юбку. – Мне пора. До свидания.

– Вы придете сюда завтра? – спросил Амирджан, надевая рубашку и брюки прямо на мокрое тело.

– Не знаю. Может быть, – ответила Алена, еще раз сказала «до свидания» и ушла.

На пляже она провела гораздо больше времени, чем рассчитывала. И, хотя Дэн ничем не проявил недовольства, все же пояснила:

– Извини, я задержалась. Пришлось помочь одному юноше, – Алена рассказала о встрече и знакомстве с Амирджаном эль Сабиром и добавила: – Дэн, ты можешь себе представить, он похож на тебя, как близнец, только глаза не синие, а черные и кожа смуглее.

– Не смогу представить, пока не увижу его, – ответил Дэн.

– Если сможешь завтра пойти на пляж, увидишь, – сказала Алена. – Он, скорее всего, будет там.

– По-моему, он напрашивался на свидание, – усмехнулся Дэн. – Надеюсь, ты сообщила ему, что замужем.

– Нет, к слову не пришлось… Дэн, ты что, ревнуешь? – удивилась Алена.

Ревности между ними не было никогда. Несмотря на то, что Дэн был очень популярен среди девушек как в школе и в университете, так и на работе в Звездном Конструкторском Бюро. Даже его мама сетовала:

– Ты такой красавчик, Денек, что мог бы стать киноактером, известным на всю Федерацию. А ты выбрал профессию простого конструктора.

– Ну, не такого уж простого, мама, – отвечал Дэн. – А конструктора двигателей звездных кораблей. И кое-какую известность тоже имею.

– Широкую известность в узких кругах, – шутила Алена.

И если бы существовал конкурс для мужчин подобный конкурсу «Мисс Вселенная», Дэн непременно стал бы победителем.

Алене в отличие от Дэна не светило стать победительницей конкурса красоты. Но не потому, что она была некрасива, а потому, что не вышла ростом для мероприятий подобного рода. Многие знакомые девушки вообще считали, что Дэн слишком хорош для нее. Но он не замечал ни одной девушки, как будто их не существовало вовсе. Ни одной, кроме Алены. Также, как и для нее не существовало других мужчин, кроме Дэна.

Они настолько доверяли друг другу, что ревность не имела смысла.

– Конечно, – ответил Дэн с улыбкой, – нет.

Следующим утром Алена снова пошла на пляж одна, потому что нога у Дэна еще болела. По ровному полу он уже мог ходить, но по камням это было бы проблематично.

Амирджана на берегу Алена не увидела. Ну, не пришел, и ладно, она не расстроилась. Она, как обычно, оставила парео и полотенце на валуне и поплыла к скале. Обогнув камень, вернулась на берег. Вытираться ей не хотелось, и она некоторое время стояла на камне, обсыхая под легким ветерком.

Когда Алена решила одеться и подняла парео, вдруг увидела под ним золотой браслет, усыпанный сирианскими самоцветами. Алена могла поклясться, что когда положила парео на камень, никакого браслета на нем не было. Она не могла не заметить такую яркую вещь.

Значит, кто-то положил его сюда, пока она плавала. Неужели Дэн? Но у него нет денег на такие дорогие украшения. Сирианские самоцветы очень редки и потому безумно дороги. Их могли позволить себе немногие люди в Федерации. Алена быстро огляделась, и увидела Амирджана, вышедшего из-за скалы.

– Здравствуй, Алена, – сказал он с радостно-предвкушающей улыбкой.

«Наверное, он думает, я сейчас брошусь ему на шею, благодаря за такой сногсшибательный подарок», – подумала Алена.

– Что это? – вместо приветствия сухо спросила она, указав на браслет, лежавший на камне.

– Это тебе. Надень, пожалуйста, – парень поднял браслет и протянул Алене. – Я специально подобрал его по цвету к твоему парео.

Но она не взяла украшение, спрятав руки за спину и нахмурившись.

– Возьми его, в знак благодарности за то, что не дала мне вчера утонуть, – добавил он.

– To, что я вчера сделала, не стоит такой дорогой благодарности, – ответила Алена, от

возмущения не заметив, что сегодня Амирджан обратился к ней на «ты». – Мне достаточно слова «спасибо».

– Ладно, извини и забудь, – Амирджан небрежно сунул браслет в карман брюк. – Мне все-таки хочется как-то отблагодарить тебя. Может, ты согласишься поужинать со мной сегодня?

– Прости, я буду занята, – отказалась Алена.

– Ну, пожалуйста, – умоляюще произнес парень.

– Хорошо, – сдалась Алена. – Только я приду не одна.

– Договорились, – просиял Амирджан. – Я тоже буду не один, а с сестрой. А ты с кем придешь?

– С мужем.

– Ты замужем? – удивленно и чуть разочарованно проговорил Амирджан.

– Да, – кивнула Алена.

– Но… у тебя на руке нет обручального кольца, – возразил Амирджан.

– Конечно, нет, – Алена рассмеялась. – Я же не хочу потерять его в море, поэтому оставила в номере, – она завязала парео над грудью, подняла полотенце и добавила: – Мне пора идти.

– Я заеду за вами в пять, – сказал Амирджан. – А сейчас можно проводить тебя до отеля?

– Идем, – согласилась Алена и спрыгнула с камня.

Они пошли рядом. Иногда Амирджан поддерживал Алену за руку, пока они шли по камням среди скал. Она и сама не упала бы, но чувствовать поддержку было приятно. Когда они вышли на плиты набережной, он больше к ней не прикасался.

– Знаешь, Алена, я впервые на Эдеме, и вообще на другой планете, – признался Амирджан. – До восемнадцати лет я никуда не выезжал с Арракиса.

– И я впервые на другой планете – сказала Алена, машинально тоже переходя на «ты». – Ну и как, тебе здесь нравится?

Она спросила это лишь для поддержания разговора.

– Да, здесь очень красиво. Но все не так, как дома. Воздух очень влажный, а я привык к сухому. Я живу в пустыне.

– Неудивительно, – улыбнулась Алена. – Арракис – пустынная планета.

– Да. И все же там можно жить не хуже, чем здесь, на Эдеме. Мой дом находится в оазисе. Это райский уголок. Еще у нас есть дом в городе при космопорте, Эль-Арраке. Но я больше люблю оазис. Жаль только, что на Арракисе нет моря. Я никогда в жизни не видел столько воды. Это так прекрасно! Но пески похожи на море, только с очень медленными волнами. Наблюдать за ними очень интересно. Сегодня они такие, завтра другие.

– Я никогда не бывала в пустыне, – сказала Алена. – В моей стране их нет. Да и в других странах на Земле тоже давно нет.

– А в каких странах ты бывала?

– Во многих, когда ездила на соревнования.

– На соревнования по плаванию?

– Нет, по спортивной гимнастике.

– Мне стыдно, но я ни разу не видел спортивной гимнастики.

– Разве у вас на Арракисе нет ФИС, нет телевидения? – удивилась Алена.

– Конечно, есть, – ответил Амирджан. – Там есть все, и телевидение, и информсеть. Я не очень люблю компьютеры, не особо в них разбираюсь, поэтому редко бываю в информсети. И телевизор почти не смотрю, предпочитаю скакать по пустыне на лошади, стрелять из лука, арбалета или ружья. Спортивной гимнастикой у нас никто не занимается.

Алена не удивилась. Многие колонии Федерации были слишком молоды, чтобы иметь развитую спортивную структуру, на многих был специфичный климат и другие условия, такие, как сила тяжести, атмосферное давление, процент кислорода, поэтому виды спорта на них развивались в каком-то одном направлении, или не развивались вовсе.

Они остановились перед высоким зданием отеля с бассейнами на каждой лоджии.

– Ну, вот я и пришла, – сказала Алена.

– Не забудь, я заеду в пять, – напомнил Амирджан.

– А… мы уже на «ты»? – спохватилась Алена.

– Ну… мы же уже друзья? – спросил Амирджан.

– Наверное, – улыбнулась Алена.

– Так я заеду в пять?

– Мы будем готовы, – кивнула Алена. – Кстати, куда мы поедем ужинать, если это не сюрприз?

– Куда пожелаешь, – развел руки в широком жесте Амирджан.

– Ты приглашаешь, за тобой и выбор, – ответила Алена. – А мне просто нужно знать, как одеться. В одни рестораны можно приходить в джинсах или даже в пляжном платье, в другие требуется вечерний наряд.

– Тогда… «Афродита», – он назвал один из самых дорогих ресторанов Лазурного побережья.

Если человек попал на Эдем по путевке, он мог здесь обходиться вообще без денег – все включено, и на самом высшем уровне. Но на Лазурном побережье были и места, в которые без денег не попадешь. Такие, как ресторан «Афродита». Там одна чашка кофе стоила половину месячной зарплаты школьной учительницы.

– Ты настолько богат? – удивилась Алена, и лишь потом подумала: «Могла бы и догадаться, ведь только очень богатые люди могут купить сирианские самоцветы».

– На землях моего отца много месторождений редкоземельных элементов, – скромно ответил Амирджан. – Они используются в строительстве звездолетов и изготовлении топлива для них. Это приносит неплохой доход.

– Так твой отец – шейх? Вот уж не думала, что спасла жизнь сыну шейха, – Алена улыбнулась. – Ну, до встречи в пять.

Придя в номер, Алена рассказала мужу о приглашении на ужин.

– Я видел вас с балкона, – сказал Дэн. – Но с высоты не смог разглядеть твоего шейха.

– Не моего шейха, а сына шейха, – засмеялась Алена и добавила: – Как твоя нога? Ты сможешь пойти? Иначе и мне придется отказаться от приглашения.

– Буду немного хромать, но это не смертельно, – ответил Дэн. – Никогда не ужинал с сыном арракийского шейха, нельзя упустить такую возможность. Но вот возможность посетить шоу эдемских дельфинов ты упустила, наши друзья уже ушли, и шоу давно началось.

– А, не очень-то и хотелось, не люблю смотреть на дрессированных животных, – махнула рукой Алена.

Алена и Дэн встретились с друзьями на обеде, а обедали они, как обычно, в ресторане отеля.

– Аленка, а мы в аквапарке познакомились с популярной на планете Корускант певицей Бриттой, – похвасталась Елена. – И сегодня идем в клуб «Лазурная волна» слушать ее песни. Она нас пригласила. Мы и на вас двоих местечко забили. А без ее приглашения в этот клуб не попасть.

– Сливки Федерации, – иронично добавил Алекс.

Алена с Дэном переглянулись и пожали плечами.

Планета Корукскант была ничем не похожа на столицу галактической империи в далекой-далекой галактике из саги о звездных войнах. Но ее открыла международная космическая экспедиция, в которой собралось много почитатели древнего киносериала, поэтому ее так и назвали.

– О планете Корускант слышали, о певице Бритте нет, – сказал Дэн.

– Да вы что, Разумовы, совсем от жизни отстали? – возмутилась Ванесса. – Бритта и на Земле выступала. Я хотела сходить, но не смогла достать билет. Так вы с нами: или как?

– Или как, – торжественно объявила Алена, и добавила не без гордости: – Нас пригласил на ужин в «Афродиту» арракийский шейх.

Друзья даже жевать забыли от такой новости.

– Вот это сливки так сливки, – сказал Филип.

– Э… вы… где его подцепили? – придя в себя от шока, спросила Ванесса.

– На том пляже, куда вы отказались ходить, – улыбнулась Алена.

ГЛАВА 4

В пять часов к отелю подъехал белый «Кадиллак» на воздушной подушке и из него вышел Амирджан в элегантном европейском костюме-тройке стального цвета. Алена и Дэн были готовы. Дэн надел светло-серый костюм-тройку, Алена – открытое вечернее платье в пол из голубого с переливом шелка. Из украшений, ну, кроме обручального кольца, на ней были только золотые сережки с бирюзой и такое же колье. Туфли на высоких шпильках и клатч были золотистыми. Волосы длиной чуть ниже лопаток она оставила распущенными, и локоны пшеничного цвета свободно струились по спине и плечам.

Взгляд Амирджана, остановившийся на Алене, выражал полное восхищение.

– Фирузи, – расслышала Алена его восторженный шепот.

Но когда Амирджан взглянул на Дэна, его брови поползли вверх от удивления: он увидел, как муж Алены похож на него, несмотря на разный цвет кожи и глаз. Волосы у обоих были черными, только у Дэна – просто черными, а у Амирджана – иссиня-черными.

Мужчины были одного роста, и фигуры похожие. Почти одинаковыми были даже стрижки. Но Дэн выглядел немного старше.

– Амирджан, познакомься с моим мужем, – сказала Алена.

– Дэн, – представился он и добавил: – Это потрясающе! Я даже не предполагал, что два человека разных национальностей могут быть так похожи.

– Моя мать была с Земли, из страны под названием Франция, – сказал Амирджан.

– А у тебя, Дэн, возможно, кто-то из предков был с Востока, – добавила Алена. – Ну, мы едем ужинать или нет?

– Да, идемте, – Амирджан с трудом отвел взгляд от лица Дэна.

Они вышли из фойе отеля к машине. За рулем сидел водитель, похожий на боксера среднетяжелого веса, руль почти весь скрывался под его огромными ладонями. На заднем сиденье сидела девушка лет восемнадцати, очень красивая, одетая в вечернее платье, но более закрытое, чем у Алены, с длинными рукавами. И украшений на ней было гораздо больше, а волосы уложены в сложную прическу.

– Познакомьтесь с моей сестрой Динорой, – представил девушку Амирджан.

– Нам очень приятно, – сказала Алена. – Меня зовут Алена, моего мужа – Денис, для друзей просто Дэн.

– Рада познакомиться с вами: Алена и Дэн, – сказала девушка на интерлинге.

Амирджан и его гости сели в машину.

– Дэн, почему вы хромаете? – спросила Динора.

– Подвернул ногу на пляже, – ответил он.

– Вы просто феноменально похожи на моего младшего брата, – заметила Динора.

– Сестра всегда старается подчеркнуть, что я младший, – сказал Амирджан с улыбкой. – Мы двойняшки, но она родилась раньше на два часа.

– Я старшая, а брат обращается со мной, как с ребенком, – пожаловалась Динора новым знакомым.

– Ты и есть ребенок, пока не вышла замуж, – ответил сестре Амирджан и пояснил Алене и Дэну: – Я привез Динору на Эдем, чтобы найти ей жениха. Ей восемнадцать лет, но она все еще не замужем.

– Все еще? – удивленно переспросила Алена. – Я вышла замуж в двадцать.

– У вас на Земле все по-другому, – ответил Амирджан. – А мы стараемся сохранять обычаи и традиции наших земных предков, и свои собственные, которые родились уже на Арракисе. У нас девушка должна выйти замуж не позднее шестнадцати, самый крайний срок– восемнадцать, иначе потом ее просто никто не возьмет в жены.

– Почему? – удивился Дэн. – Динора очень красива, почему же ее никго не возьмет замуж?

– Ее жених погиб перед самой свадьбой два года назад, – пояснил Амирджан. – А других подходящих не нашлось. На Арракисе живет не так много людей. У всех неженатых мужчин нашего круга уже есть невесты, а у кого нет, для тех Динора слишком стара. Есть вариант, конечно, стать второй, третьей или четвертой женой, но отец этого не хочет. Да и сама Динора тоже. А так как выйти замуж на родине для нее почти нереально, отец послал нас сюда.

– А у тебя, Амирджан, есть невеста? – спросил Дэн.

Парень почему-то смутился, замешкался с ответом, и за него ответила Динора:

– Есть, но она ему не нравится, и он тоже хочет найти невесту здесь. Правда, тоже пока не нашел. Да и отец не позволит ему взять другую девушку первой женой.

– Это – моя проблема, и я буду ее решать, когда выдам тебя замуж, – ответил Амирджан сестре и повернулся к Алене: – Мы здесь уже месяц, но Динора все еще не нашла себе жениха.

– Как же я его найду, если никуда не выхожу! – сердито сказала Динора. – А если и выхожу куда-то, то с Али или с тобой! И если на меня кто-то посмотрит, ты так взглянешь, что любой мужчина испугается. Хорошо еще, что ты здесь ходишь без кинжала, иначе поубивал бы всех, кто хоть раз на меня взглянул!

– Я не могу позволить, чтобы на тебя пялились все встречные мужчины. Тебя же знакомили с молодыми людьми земные друзья отца и его деловые партнеры с других планет, – напомнил Амирджан.

– Да, но все они не понравились тебе, – быстро возразила сестра.

– И тебе тоже, – парировал брат.

– Найти жениха за один месяц невозможно, – сказала Алена. – Мы с Дэном, например, прежде чем пожениться, встречались четыре года.

– Хотя полюбили друг друга с первого взгляда, – вставил Дэн.

– Я со своей невестой помолвлен уже тринадцать лет, нас обручили, когда ей был один год, – сказал Амирджан. – Но еще ни разу ее не видел.

– Как она может тебе не нравиться, если ты ни разу ее не видел? – удивилась Алена.

– Он видел фотографии и общался с ней по информсети, года два назад, – пояснила Динора. – Амайни Аш-Абаси красивая девочка, но где гарантия, что на фотографиях именно она? Может, у нее горб. или она кривая, кто знает? Так считает мой брат. Но на самом деле Амайни не нравится ему не за это, а потому, что он не сам ее выбрал. Поэтому он перестал с ней общаться. Девчонка обиделась, и вообще удалила свой аккаунт из информсети.

Машина подъехала к ресторану, беседа прервалась, но ненадолго. Водитель-охранник Али остался в машине, Амирджан, Динора, Алена и Дэн поднялись на крыльцо.

Ресторан был выше всяких высших уровней на порядок. Едва четверо посетителей вошли, к ним подбежали два официанта, девушка и юноша, приветствовали, как королей и королев, проводили за столик, обслужили почти мгновенно. Негромко играл небольшой оркестр. Зал украшали подлинные картины известных художников. Все столовые приборы были из золота, тончайшего китайского фарфора и хрусталя.

За ужином Алена и Дэн узнали, что сын и дочь арракийского шейха – веселые, общительные и образованные люди, хотя образование получали дистанционно. На Арракисе не было ни одного высшего учебного заведения, и даже общеобразовательные школы работали удаленно. Если арракиец хотел получить профессию, которую невозможно освоить дистанционно, он должен был улететь на другую планету. А улетев с Арракиса, немногие хотели вернуться обратно. Может быть, поэтому арракийцы и не любили покидать свой мир, и не многие интересовались жизнью вне его. Если им требовались специалисты, которых на Арракисе нет, их приглашали с других планет.

До сего времени Амирджан и Динора никуда не выезжали с Арракиса, а потому о жизни землян и жителей других планет Федерации знали только теоретически. Алена и Дэн поняли, как велика разница в обычаях землян и арракийцев. И все же им было очень интересно общаться.

Когда Динора обмолвилась, что за месяц пребывания на Эдеме она ни разу не была на пляже, Алена возмутилась:

– Амирджан, ты несправедлив к сестре! Почему ты ни разу не взял ее с собой на пляж?

– Это невозможно! – отрезал Амирджан и добавил: – Она могла любоваться морем с террасы виллы, где мы живем, и купаться в бассейне с морской водой в помещении виллы.

– Купаться в бассейне с морской водой я могла и на Арракисе, – ответила брату Динора и пояснила Алисе и Дэну: – Когда я дома плаваю в бассейне, там могут находиться только женщины. А на здесь пляже много мужчин. Я там просто не смогу раздеться.

– А ты приходи с братом на наш пляж, – предложила Алена. – Он не очень удобен, зато там никогда никого не бывает, кроме меня и Дэна. Даже не знаю, как Амирджан его обнаружил.

– Я увидел, как туда идет Алена, и пошел за ней, – признался он.

Динора сказала Амирджану что-то по-арабски, он ей ответил. Дэн и Алена слов не понимали, но по выражениям лиц сестры и брата было ясно, что она о чем-то просит, а он отказывает.

– Амирджан, разреши Диноре прийти с тобой на наш пляж, – попросила Алена. – А я найду для нее самый, что ни на есть консервативный купальник.

– Ладно, я подумаю, – сказал Амирджан. – Но ничего не обещаю! – добавил он строго, повернувшись к обрадовавшейся было сестре.

Они беседовали еще об очень многом. Обсудили жаркий климат Арракиса, и последние достижения в исследовании галактики.

– Алена, Дэн, ваша фамилия Разумовы, она показалась мне знакомой, – заметила Динора.

– Ничего удивительного, эта фамилия довольно известная в космической отрасли, – ответил ей брат. – Денис Разумов – конструктор двигателей космических кораблей, его двигатели для легких космических яхт самые быстрые и экономичные.

– Да, да, я слышала, как отец и брат обсуждали нашу новую космическую яхту, – кивнула Динора. – Вот откуда я знаю вашу фамилию, Дэн. Я очень рада познакомиться с конструктором двигателей нашей яхты. Вы – гений.

– Вы вгоняете меня в краску, друзья, – смугился Дэн. – Я конструирую двигатели не один.

– Но ваша фамилия – первая в списке, – сказал Амирджан, и тактично перевел разговор на другую тему.

Когда речь снова зашла о возрасте, Динора сказала, что если в ближайшее время не выйдет замуж, через год ее уже будут считать старой для замужества, а через пять-шесть лет она действительно станет старухой.

– Что такое ты говоришь, Дина? – возразила Алена. – Как думаешь, сколько мне лет?

– Семнадцать? – неуверенно проговорила Динора.

– Ты говорила, что вышла замуж в двадцать, – добавил Амирджан. – Значит, сейчас тебе не больше двадцати одного. Но когда я встретил тебя в первый раз, я подумал, что ты моложе Диноры.

– Ты сильно ошибся и в первый раз, и во второй, – сказала Алена. – Мне двадцать семь.

– Не может быть! – не поверил Амирджан.

– Неужели вы женаты уже семь лет? – удивилась Динора.

– Да, и у нас двое детей, – сказал Дэн, а Алена вынула из сумочки телефон и показала Диноре и Амирджану фото Алисы и Алешки.

Мобильные телефоны, смартфоны, айфоны и другие модели личных средств связи не потеряли своей актуальности и по сей день. Хотя поговорить с родными, оставшимися на Земле, с другой планеты по мобильному телефону возможности не было. Но в автономном режиме, для связи с друзьями, находящимися на одной планете, и другие многочисленные функции этих устройств с успехом использовались. А поговорить с родными можно было по гиперпространственной межпланетной связи со специального переговорного пункта. И Федеральная Информационная Сеть, охватывающая все планеты Федерации, даже только что открытые, обновлялась один раз в сутки через гиперпространственную связь.

После ужина молодые люди заехали в торговый центр, выбрали Диноре купальник, и расстались у отеля поздно вечером, договорившись завтра утром встретиться на пляже в скалах.

– Мне жаль эту девочку, – сказала Алена, когда Амирджан и Динора уехали на свою виллу, и они с Дэном остались одни.

Они медленно шли по Набережной Лазурного побережья, любуясь тихим вечером и лунами Эдема.

– Дочь шейха, а не имеет практически никаких прав, – продолжала Алена. – Даже замуж не может выйти по своей воле. Ну, просто средневековье какое-то, а не двадцать четвертый век!

– Такие обычаи продиктованы суровыми условиями жизни в пустыне, – ответил Дэн. – В наше время на Земле практически не осталось пустынь, но Арракис – одна сплошная пустыня. Женщине без мужчины там просто не выжить, совсем как в старые времена на Земле.

– Да, я понимаю, – вздохнула Алена. – Дэн, завтра у нас вечеринка в отеле, давай пригласим Динору и Амирджана? – предложила она.

– Давай, – согласился Дэн. – Только с женихами у нас негусто, да и те, скорее всего, не подойдут: не богатые и не знатные. Не сливки общества.

Дэн и Алена прилетели на Эдем с пятью друзьями, но вскоре компания разрослась до двадцати: молодые люди познакомились с другими отдыхающими, прилетевшими с Земли или с планет-колоний. «Сливок общества» Федерации среди них было немного: певица Бритта с Корусканта, известная на планете Италиана молодая художница, и сын вице– президента планеты Волга.

– Все равно, у Диноры так мало развлечений, – ответила Алена.

– Я не против, – кивнул Дэн. – Только скажи Амирджану, чтобы они без своего шкафоподобного охранника приехали, а то друзья не поймут. Кстати, как тебе понравилось в «Афродите»?

– Все было очень здорово, – ответила Алена. – Еда – пальчики оближешь и язык проглотишь. Обстановка – как в королевском дворце. Но я бы не хотела ужинать там каждый день.

– Почему?

– Слишком много блеска, до сих пор зайчики в глазах.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю