355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Мид Райчел » Пламенное сердце » Текст книги (страница 6)
Пламенное сердце
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 19:51

Текст книги "Пламенное сердце"


Автор книги: Мид Райчел



сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 23 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Зоя всунула голову в класс и позвала:

– Сидни!

– Входите, мисс Адмор, – холодно произнесла миз Тервиллингер и захлопнула книгу, не глядя на страницы. – Но в следующий раз будьте любезны стучаться.

От этого выговора Зоя покраснела.

– Прошу прощения, мэм. Я просто переволновалась, пока искала Сидни. – Зоя была не столько обижена, сколько смущена. Ее, как и меня, воспитывали, требуя соблюдать очень строгие правила этикета и вежливости. Зоя взглянула на стол. Миз Тервиллингер благоразумно положила книгу задней стороной кверху, чтобы не видно было никаких надписей, но мои грязные руки оставались на виду. – А что вы делаете?

Миз Тервиллингер, подхватив книгу и миску, отошла к своему столу, а я отряхнула руки.

– Страдаем сентиментальными глупостями. Я собрала эту землю около Парфенона, когда прошлым летом ездила в Грецию, и сохранила ее на память. Меня зачаровала идея владеть чем-то таким, что присутствовало при развитии великой цивилизации, – попыталась разрядить ситуацию моя учительница.

Объяснение было притянутым за уши, но признаться, что землю использовали для извлечения магии сути земли, было бы еще более странно. Я сглотнула и попыталась поддержать предложенную историю.

– Ты же знаешь, Зоя, как я мечтаю побывать в Греции. И я подумала: может, если я подержу эту землю в руках, то почувствую свою причастность к истории. – Я коротко усмехнулась. – Но на ощупь это самая обыкновенная земля.

Миз Тервиллингер тоже засмеялась.

– Мы с вами, мисс Мелроуз, поддались полету воображения. Когда-нибудь вы просто съездите туда сами. А сейчас эта земля вернется в мою коллекцию.

Она почтительно поставила чашу на каталожный шкафчик. На самом деле она зачерпнула эту землю из амбервудской клумбы, когда мы сюда шли, – я сама видела.

Зоя нахмурилась, но кивнула – а что ей оставалось делать?

– Ну… хорошо. Слушай, уроки уже окончились – может, ты проедешься со мной? Мы редко куда-то выбираемся, а мне нужны новые туфли за нормальные деньги, но чтобы не стыдно было надеть. Сегодня мы все равно никому не нужны.

Подтекст был мне совершенно ясен. Сегодня не намечалось кормления у Кларенса, и Джилл оставалась в школе, в безопасном окружении.

Я чувствовала, что миз Тервиллингер смотрит на меня, ожидая подсказки. Если бы я заявила, что мне нужно поработать над заданием, она бы меня поддержала. Но в одном Зоя была права: мы мало времени проводим вместе. И это не только делает мои отлучки подозрительными, но и вредит нашим с Зоей отношениям. В конце концов, она моя сестра, и я люблю ее. Мне хочется, чтобы мы хорошо относились друг к другу, чтобы все шло, как прежде – хотя это казалось все менее вероятным с каждым прошедшим днем. По крайней мере, поездка в торговый центр будет внешне выглядеть нормально, проявлением заботы, пусть даже это и не соответствует моим внутренним ощущениям.

– Везет тебе, – сказала Зоя, когда мы подъехали к торговому центру. Машина пискнула – сработала система обнаружения объектов вне зоны видимости водителя. – Локатор тебе сразу сообщает, если рядом другая машина. В автошколе нам всегда приходилось все осматривать самим. И машины у них были – просто хлам какой-то.

Я не удержалась и рассмеялась.

– Проверять самой нужно всегда, на хламе ты едешь или нет. Я обычно засекаю чужие машины раньше, чем локатор меня предупреждает.

Зоя скорбно вздохнула.

– Мне тоже хочется водить машину. Я как раз получила лицензию в Юте.

– Здесь, в Калифорнии, ты не можешь водить машину иначе как в присутствии одного из родителей, – напомнила ей я.

– Да знаю… – Она ссутулилась и стала похожей на совершенно обычную девчонку, а не на члена старинной, распространившейся по всему миру организации, скрывающей от остальных людей сверхъестественное. – Может, стоит повозиться с бумажками и оформить тебе официальный статус опекуна? А как еще я могу получить права? Разве что мне сделают фальшивые на имя Зои Адмор. Я хорошо вожу машину.

– Поговори об этом с отцом, – сказала я, ощутив укол вины. На самом деле, устроить это было совсем нетрудно, если задействовать связи алхимиков. Если бы мы затеяли это, не посоветовавшись с отцом, нас бы, наверное, наказали. А если бы посоветовались… что-то мне подсказывает, что он счел бы это излишним. – Если он сам не поднял этот вопрос, возможно, он хотел, чтобы ты сосредоточилась на изучении других вещей. Наша работа требует расстановки приоритетов.

Против этого Зое нечего было возразить. Несколько долгих секунд она рассматривала чужие машины, потом произнесла:

– Кстати, о приоритетах… а тебе никогда не приходило в голову, что твои занятия с миз Тервиллингер неуместны?

Хоть я и понимала, что Зоя не имеет в виду магию, я все же вздрогнула.

– Ты о чем?

– Точно не знаю. Просто… ты же уже окончила школу. Ты здесь ради дела алхимиков, но ты, похоже, очень серьезно относишься к занятиям – особенно у нее. Все кажется слишком личным, вы себя ведете, словно подруги. Ведете разговоры всякие про ее отпуск… Если бы это было во время занятий – еще ничего, но ты вечно выполняешь для нее какие-то задания, которые и на задания-то непохожи. Я понимаю, всякому хочется иметь друзей и общаться, но не в ущерб же работе. Что скажет папа?

Я застыла и несколько мгновений обдумывала ответ.

– Ты права. Мне следует соблюдать осторожность. Трудно это делать, когда речь заходит о Греции – ты же знаешь, я так хотела туда поехать! Мне очень нравится слушать ее рассказы. Но это, конечно, не оправдание. Наверное, я просто забылась, потому что у Джилл и остальных все идет нормально. Мне нужно чем-то занять собственное время – не могу же я проводить его с ними!

– Ты можешь проводить его со мной! – с надеждой произнесла Зоя.

Я взглянула на сестру и улыбнулась ей.

– И буду. Нам многое надо будет сделать – не только говорить о домашнем задании. Здорово выбираться куда-нибудь. Надо будет делать это почаще. Хотя я не хочу забрасывать учебу. Не хватало, чтобы у меня из-за этого возникли проблемы.

На самом деле, преподаватели были такого высокого мнения обо мне, что я, наверное, могла бы прогулять весь остаток семестра.

Впрочем, Зою мои слова вполне устроили. Она была в восторге от укрепления сестринских чувств и не заговаривала больше об отце. Он, как и Зоя, не додумался бы до магии, но ему все равно не понравилось бы, что у меня завелась хоть какая-то собственная жизнь. Я скрепила сделку, предложив ей:

– Давай, купим туфли, а потом зайдем куда-нибудь в кафе. Может, будет мороженое с пеканом.

Зоя заулыбалась, вспомнив о старом ресторанчике неподалеку от того места, где мы росли. В меню всегда было написано: «Только сегодня для вас особый сорт мороженого». Но каждый день это всегда было мороженое с пеканом. Когда отец указал на это пожилой хозяйке ресторанчика, она пожала плечами и сказала: «Оно самое вкусное – так зачем что-то менять?» Это стало доброй шуткой, понятной только членам семьи, и семейной традицией.

Когда мы сидели в ресторанчике и ели мороженое, меня внезапно посетила идея.

– Послушай, ты серьезно говорила насчет вождения автомобиля?

Вспыхнувшие глаза Зои сказали все быстрее слов.

– Да! Ты попробуешь добыть мне права?

Я грызла пекан и быстро размышляла.

– Понимаешь, смысл такого разрешения в том, чтобы человек мог попрактиковаться, прежде чем получать собственные права.

– Но мне не нужно…

Я бросила на Зою строгий взгляд старшей сестры.

– Правила есть правила, их не просто так пишут. Я не могу выдать тебе права, но если ты хочешь потренироваться, то можно этим заняться на частной территории, отработать парковку и все такое. С водителем, у которого уже есть права, – добавила я.

Зоя обдумала эту идею и закивала.

– Хорошо, давай. Повеселимся!

– Возможно, я не всегда смогу заниматься с тобой – все-таки мне много задают, – осторожно произнесла я. – Но есть другой вариант.

– Какой?

Наступил решающий момент. В моем распоряжении было два водителя с правами: Эдди и Нейл. Похоже, девушкам акцент Нейла казался очаровательным, но мне нужен был не тот, кто очарует Зою. Мне нужен был тот, кто отнесется к ней дружелюбно и покажет ей, что не все дампиры – злые создания ночи.

– Эдди, – предложила я.

У Зои глаза полезли на лоб.

– Эдди? Но он же…

– Знаю, но он хороший водитель. Конечно, если ты предпочтешь дожидаться, когда у меня будет появляться свободная минутка… – Я изобразила многозначительную паузу. – Я пойму. Тогда занятий будет меньше, но мы же никуда не торопимся, правда?

Воцарилась тишина. Я прикончила свою порцию мороженого. Представление было безукоризненным. Зоя понятия не имела, что мое предложение продиктовано отнюдь не сестринской заботой. Теперь посмотрим, действительно ли я настолько умна, как думаю.

Я уже некоторое время размышляла, как бы мне добиться, чтобы Зоя начала иначе смотреть на дампиров и мороев. Зоя была упряма, и я знала, что не смогу ее заставить сделать то, чего она не желает, или поверить в то, во что она верить не хочет. Но возможность водить машину? Ей этого очень хотелось. А если повернуть дело так, что Зоя будет считать, что это ее собственное решение, то, возможно, это позволит проделать брешь в тех строгих рамках, в которых ее воспитали. Надежды было мало, но попробовать стоило. В конце концов, именно так все и было со мной: произошла череда событий, которые вынудили меня действовать совместно с мороями и дампирами, а затем и понимать их. Это и сыграло роль, и еще моя способность размышлять здраво, как мне хочется думать.

– Ну ладно, – наконец произнесла Зоя. – Но ты постараешься, чтобы в основном я занималась с тобой?

Я кивнула.

– Само собой.

Зоя немного расслабилась и повертела свой рожок с мороженым.

– Пожалуй, хорошо, что он дампир. Они, по крайней мере, выглядят как люди.

– Да, – согласилась я, пряча улыбку. То же самое говорила и я себе, когда меня отправили в Россию вместе с Розой Хатауэй. Возможно, этот мой план достаточно бредовый, чтобы сработать. – Это уж точно.

Глава седьмая
Адриан

Я снова работал над этим дурацким автопортретом.

Сейчас я собирался отвергнуть последний из вариантов, не из-за духовного пессимизма, а просто потому, что автопортрет был плох. То есть он был из разряда «третий сорт не брак», но я, пожалуй, смог бы вручить его преподавательнице вместе с какой-нибудь правдоподобной байкой про символизм. Она бы согласилась с этим, и я получил бы приличную оценку. Но я знал правду. Автопортрет был плох.

Я сегодня был не в духе, в основном потому, что не выспался. Я ворочался с бока на бок и никак не мог нормально заснуть. Состояние мое усугублялось тем, что сегодня Сидни приехать не собиралась. Она решила задержаться в школе, чтобы чем-то заняться вместе с Зоей после уроков. Я понимал, что Сейдж-младшую нужно как-то умиротворять, но все равно скучал по Сидни. Конечно, сегодня нас ждал пятничный ужин у Кларенса, но когда вокруг только другие – это совсем не то.

Звонок телефона оторвал меня от сентиментальных размышлений. Я чуть не сошел с ума, пока разыскивал мобильник – он завалился между подушками дивана, – и едва успел схватить его до того, как включился автоответчик. Этого звонка я не ждал.

– Ваше величество! – торжественно произнес я.

– Привет, Адриан. – По голосу слышно было, что Лисса улыбается. – Как дела?

– Дела!.. Гламурная жизнь Южной Калифорнии. Сплошь пальмы и кинозвезды.

Я привычно нацепил на себя маску разгильдяя, скрывая происходящее. Будь Лисса здесь, она бы отреагировала на этот трюк, но по телефону мне ничего не грозило.

– Что ж, надеюсь, ты сумеешь оторваться от дивана, потому что у меня есть для тебя дело.

– Дело? – По тону Лиссы и подбору слов я понял, что назревает нечто серьезное.

– Новое исцеление стригоя.

Ух ты, сюрпризы так и валятся!

– Кого исцелили? И кто это сделал? Ты?

– Нет. Другой пользователь духа. Мы раньше о ней не знали. Ее зовут Шарлотта Синклер, и она только что исцелила свою сестру, Оливию.

– Шарлотта. Оливия. Понял. Продолжай.

Даже я понимал, насколько это серьезно. Если что и сопоставимо с возвращением из мертвых при помощи духа, так это исцеление стригоя. Сделать это очень трудно, поскольку вопрос не просто в том, чтобы уметь обращаться с духом. Надо добиться, чтобы стригой был подчинен. После этого пользователь духа должен проткнуть стригоя колом, применяя при этом магию. Было известно всего о трех таких возвращенных. Находка еще одного пользователя духа – дело хорошее.

– Мне нужно, чтобы ты бросил все и отправился туда, – объявила Лисса. Она вещала, как в тронном зале, и тон ее явно не подразумевал возражений. – Надо выяснить, не получится ли обнаружить в новом спасенном что-нибудь такое, что могло бы помочь понять, почему их нельзя вернуть. Соня в Европе, а я не могу покинуть двор. Так что, ты – единственный пользователь духа, который может немедленно поехать туда.

Только теперь я осознал всю важность происходящего. Существует два способа превратиться в стригоя. Первый – когда стригой выпивает кровь у жертвы, а потом возвращает ее. Морой тоже может ненароком превратиться в стригоя, если выпьет всю кровь у человека, которым питается. Недавно мы обнаружили, что исцеленного невозможно снова сделать стригоем. И никто не знал, то ли это их особое свойство, то ли существует способ при помощи духа распространить это свойство на остальных. Мы не могли помешать стригоям убить кого-либо другим способом. Но если удастся создать магическую защиту, которая не позволит силой обращать в немертвых, это изменит весь наш мир. Мы с Соней работали над этим почти два месяца, провели множество тестов и испытаний, пытаясь повторить при помощи духа, что было сделано для исцеленных. Но, увы, ничего не получилось.

– Значит, бросать все?

У меня невольно стало горько на душе. Хотя Лисса знала о моей учебе в колледже, видимо, считалось, что ее можно отложить по первому требованию.

Лисса вздохнула.

– Я понимаю, что у тебя дела. Я не стала бы тебя просить, не будь это так важно. Она совсем недавно исцелена – меньше суток назад. Если еще сохранились какие-то остаточные признаки того, что происходит в процессе, нам нельзя упускать время. Мы можем посадить тебя на рейс в Даллас через несколько часов. Роза и Дмитрий уже отправились туда.

– Правда? – Этого, на самом деле, стоило ожидать. Провести выходные с моей бывшей возлюбленной и ее русским военачальником – возможно, это было лишь разминкой перед другими шалостями. – Что ж, по крайней мере, у него будет возможность прикупить западной одежды.

В голосе Лиссы послышался легкий смешок.

– Ты знаешь, почему ему следует ехать.

Я знал. Дмитрий Беликов был одним из трех – точнее, уже четырех – исцеленных счастливцев. Он не обладал способностью видеть дух, но у него был опыт, каково это – внезапно очнуться и осознать, что ты был кровожадным чудовищем, существующим за счет невинных жизней. Даже я мог представить, в какое смятение это должно ввергать. Возможность посоветоваться с тем, кто через это прошел, будет полезной.

– Понимаю. Конечно же, я приеду, Ваше величество.

– Не называй меня так. И не говори, что ты делаешь это только потому, что ты – мой подданный. Я надеюсь, что ты это делаешь потому, что ты мой друг, и потому, что это нужно сделать.

В голосе ее проскользнула грусть. Должно быть, тяжело, когда в тебе видят королеву, а не личность.

И я сказал чистую правду:

– Я это сделаю по всем причинам, кузина.

– Ты давно меня так не называл, – с любовью произнесла она. На самом деле мы с ней не кузены, но такова форма ласкового обращения друг к другу среди членов королевских семей.

– Я давно тебя не видел.

– Да. – Голос Лиссы сделался тоскливым, и я снова подумал: каково это – быть восемнадцатилетней королевой, на плечах которой ответственность за целый народ, а положение твое непрочно. – На свадьбе было не до разговоров. Как ты там, Адриан? Серьезно. Как у тебя с Джилл и с остальными?

– Сама понимаешь. Никакой непочтительности. То получше, то похуже. Ты-то как?

В трубке воцарилось долгое молчание.

– Да так же. Я не осознавала, как сильно Роза мне помогает, пока наша связь не распалась. Она взвалила на себя значительную часть той тьмы. Теперь все на мне. Оно и к лучшему, – поспешно добавила Лисса. – Но все-таки тяжело.

– Понимаю. – Я прекрасно понимал, что такое бремя духа, но мог лишь представлять, как это сочетается со сложностями ее положения. – По крайней мере, мы с Джилл до этого не дошли. Она в безопасности.

– Пока что, – произнесла Лисса. – Тьма не сразу начала просачиваться в Розу, для процесса требуется некоторое время. Если вы научитесь закрываться друг от друга, это здорово вас выручит.

«Причем во многих смыслах», – подумал я.

– Да, мы стараемся. Но безрезультатно.

Мы еще немного помолчали в уютной обволакивающей тишине. Невзирая на телефон, между нами существовало тепло и понимание в духе, которого никто не мог и близко себе представить – кроме Сони и Шарлотты. Цена духа велика.

– Пускай я королева, но я к твоим услугам, – мягко вымолвила Лисса. – Если тебе нужно побеседовать о чем-то – не стесняйся.

Я снова порадовался, что мы разговариваем по телефону, потому что был совершенно уверен, что в иных обстоятельствах все мое внутреннее смятение из-за Сидни вылезло бы наружу. И что бы там Лисса ни говорила по доброте душевной, я сильно сомневаюсь, что она бы поняла мои метания.

– Спасибо, кузина, – выдавил я, тем не менее, весьма галантно. – Скажи мне, когда и куда ехать, и я мигом соберусь.

– Мы пришлем тебе сведения про рейс… ой, я чуть не забыла. Прихвати с собой кого-нибудь из дампиров.

– У вас что, акция «два билета по цене одного»?

– Нет, – рассмеялась Лисса. – Просто так безопаснее. Если у Шарлотты были связи с другими стригоями… кто его знает, вдруг они рыскают поблизости. Мы принимаем меры предосторожности. И ты сам можешь выбрать, кого прихватить.

Отлично. Я чуть было не назвал Эдди, как меня вдруг озарило.

– Нейл.

– Нейл? – Лисса удивилась, но спорить не стала. – Ладно. Согласна.

Может, если мистера Букингемский Дворец удалить на пару дней из Палм-Спрингс, у Джилл и даже у Ангелины просветлеет в мозгах. Конечно, Джилл мне задаст, но она потом сама меня поблагодарит, когда осознает, что надо бросить глупую идею – отвлечься при помощи Нейла – и поболтать с Эдди начистоту.

Сразу после разговора с Лиссой я написал Сидни на Любовный телефон: «Есть время?» Уроки еще не закончились, и я надеялся, что Зоя рядом не вертится. Конечно, через минуту она мне перезвонила.

– Что случилось? – спросила Сидни, даже не пытаясь скрыть беспокойство. – Что-то неладно?

– Кроме того, что мой мир холоден и пустынен без тебя? Нет, остальное все в порядке. Но у меня неожиданная командировка. – Я вкратце изложил ей историю про Шарлотту и Оливию.

– Ух ты! – выдохнула Сидни, когда я закончил. – И куда ты едешь?

– Угадай! «Звезды в ночи там ярки…»

Тишина.

– Ты что, никогда не слышала эту песню? – удивился я.

– Нет.

– Я собираюсь в Техас. А точнее, в Даллас. Может, привезу тебе оттуда классный ковбойский костюм. Кожаная бахрома, короткая юбка…

– Лучше привези себя – целого и невредимого, – заявила Сидни довольным тоном. – Когда ты уезжаешь?

– Судя по всему, через несколько часов, в общем, надо паковать чемоданы. Кстати, Лиссе надо прислать мне информацию и поручить кому-нибудь связаться с Нейлом.

Я был уверен, что он не удостоится личного звонка королевы. В отличие от некоторых.

– Береги себя и будь осторожен… но какой потрясающий шанс! – Я буквально нутром почувствовал, как Сидни переключается в режим интеллектуала. Ну, точнее, она в нем живет, но иногда ученый в ней перевешивает все. – Я бы не отказалась от возможности найти способ не допускать обращения людей.

– Слушай, вопрос до сих пор не решен, – напомнил ей я. – Возможно, там просто нечего будет высматривать. Либо я окажусь не в состоянии высмотреть.

Груз ответственности уже давил мне на плечи. Над этой загадкой в последние месяцы бились наши лучшие умы. И теперь нам внезапно улыбнулась удача… и изучать все должен я? Да кто я такой, чтобы раскрывать тайны духа? Соня подошла бы для исследования куда лучше.

– Ты справишься, – произнесла Сидни, догадавшись о снедающих меня сомнениях. – Я в тебя верю.

– Ты так говоришь потому, что ты моя девушка.

– Я так говорю потому, что это правда.

Позднее, поспешно собирая вещи, я почти жалел о звонке Сидни. Разговор сделал наше расставание сладостно-горьким. Никогда – даже в то время, когда я был одержим Розой, – я не был так по уши влюблен. Два дня разлуки, и я уже в отчаянии. Ирония судьбы: в прошлом у меня бывали девушки, от которых мне хотелось пару дней отдохнуть. Или даже не пару. Мое состояние кажется безумием, но да, я без ума от Сидни.

Лисса прислала мне нужную информацию, и я заказал такси в аэропорт. Сидни меня убьет, если я оставлю Ивашкинатор на парковке. Мы должны были встретиться с Нейлом у стойки регистрации, и я, как и предполагал, издалека заметил долговязого парня. А рядом с ним, к моему удивлению, находился кое-кто еще – со светлой копной волос. При моем приближении Сидни обернулась с непроницаемым видом алхимика.

– Сейдж-старшая! – воскликнул я, надеясь, что по моему голосу не слышно, что мне хочется припереть ее к стене и поцеловать. – Неужто вас тоже отправили в безумную командировку?

– Сидни любезно подвезла меня, – небрежно бросил Нейл.

– Да, очень мило с вашей стороны, – согласился я, стараясь говорить покровительственно. – Особенно если учесть, что вы с сестрой должны сейчас заниматься совершенно секретной цветомаркировкой – или как там у вас принято развлекаться?

Сидни скрестила руки на груди и сурово посмотрела на меня.

– Мы изменили расписание, чтобы я могла убедиться, что вы успели на свой рейс. Я должна была проследить, что вы действительно сели на самолет. Вы же понимаете, что дело серьезное.

Я пожал плечами.

– Ладно.

Сидни безукоризненно изобразила обозленного алхимика. Теперь мне еще сильнее захотелось поцеловать ее.

– Некогда спорить, – вмешался Нейл. – Ситуация нешуточная.

Он отвернулся взглянуть на табло, и в этот краткий миг Сидни посмотрела мне в глаза. Губы ее еле заметно дрогнули в улыбке, исчезнувшей сразу же, как только Нейл повернулся обратно.

– Пора идти. Регистрация началась.

Сидни кивнула, с таким же деловитым видом, как у Нейла.

– Доброго пути и удачи.

– Удачу, Сейдж, мы творим сами.

Эта реплика чуть не выбила Сидни из образа. Это была наша старая шутка, и я порадовался, что Нейл слишком серьезен и сосредоточен, чтобы улавливать интонации и язык тела. Мы стояли на благоразумном удалении друг от друга, но я остро осознавал каждый дюйм между нами и каждый изгиб ее тела. Должно быть, всякому постороннему прохожему было очевидно, что еще чуть-чуть – и мы сдерем друг с друга одежду.

Сидни попрощалась с нами и ушла, не оглядываясь, но когда я встал в очередь на регистрацию, мой телефон пискнул, сообщая о приходе смс: «Я люблю тебя».

Вскоре мы уже сидели в салоне экономкласса. Хорошо, что я был избавлен от искушения бесплатного спиртного, поскольку мне потребуется ясный рассудок, чтобы настроиться на дух. К счастью, Нейл оказался молчаливым спутником, а я попытался отвлечься за «Великим Гэтсби». Сидни пришла в ужас, обнаружив, что моя домашняя библиотека состоит из словаря бармена и старого номера «Эсквайра», и я, подчиняясь ее мольбам, пообещал читать что-нибудь более солидное. Я пытался додуматься до чего-нибудь глубокомысленного во время чтения «Гэтсби», но в основном мне хотелось повыбрасывать оттуда описания некоторых вечеринок.

Шарлотту с Оливией разместили в безопасном доме в предместье Далласа; соседей там было мало и некому было удивляться при виде стражей. На веранде кто-то сидел в кресле-качалке, водрузив ноги на перила. Я узнал знакомую фигуру. Меня кольнуло беспокойство.

– Сейчас начнется, – пробормотал я.

Когда мы поднялись на веранду, Роза встала. На мгновение меня словно забросило в нашу первую встречу, случившуюся год назад, тоже на веранде. Только веранда роскошного отеля на горнолыжном куроте была в снегу. Тогда от ее красоты у меня перехватило дыхание, да и сейчас, по прошествии времени, я тоже не остался безучастен. Длинные темные волосы рассыпались по плечам, а в карих глазах горел огонь, опасный и притягательный. И точно такое же ощущение исходило от тела Розы, даже несмотря на небрежную позу и джинсы.

Кстати, хоть я и восхищался ею, я не ощутил прежнего влечения или даже боли. Наверное, останется боль от того, как нечутко разорвала она наши короткие отношения, но сердце мое больше не начинало лихорадочно биться при виде Розы. В нем не было опустошенности от того, что любовь всей моей жизни уничтожена. Я даже больше не испытывал ненависти к ней. Я поймал себя на том, что думаю о Сидни, о том, как она сидит, поджав под себя ноги, на моей кровати, изучает книги, и золотой солнечный свет освещает ее лицо, когда Сидни поднимает голову, чтобы понимающе улыбнуться мне.

– Я смотрю, вы быстро доехали, – сказал я вместо приветствия. – Никак, Беликов сокрушил законы пространства и времени, чтоб попасть сюда. С него станется.

Королевский двор мороев располагался в Пенсильвании, то есть им было гораздо дальше добираться.

Роза улыбнулась, но я чувствовал в ней некую настороженность. Она не понимала, чего от меня ожидать, и опасалась, как бы я не устроил сцену. Я не мог ее винить. Возможно, именно поэтому она встретила меня на веранде, прежде чем допустить к сложной ситуации в доме.

– Сегодня обошлось без этого. Нам очень, очень повезло – мы вылетели сразу же, как услышали о случившемся. И мы всего час как здесь. – Она пожала руку Нейлу. – Я – Роза.

– Нейл, – отозвался дампир и чопорно поклонился. – Для меня большая честь познакомиться с вами. Ваши с Дмитрием Беликовым подвиги вошли в легенду.

– Спасибо, – слегка замявшись, поблагодарила Роза. Приятно, наконец, увидеть женщину, на которую не действует его акцент! Это не значит, что Роза не падка на акценты. Просто она предпочитает другой, с другого края Европы. – Если вы хотите встретиться с ним, так он сейчас в доме.

Нейл просиял.

– Это было бы прекрасно!

Он неуверенно взглянул на меня. Я махнул рукой.

– Иди-иди. Ничего со мной не случится. – Кроме того, со стороны Розы это было не слишком тонкое заявление о том, что она желает поговорить со мной наедине. – Так что можешь идти поклоняться герою.

Нейлу не пришлось повторять дважды. Роза с улыбкой взглянула ему вслед, потом повернулась ко мне и посерьезнела.

– Я подумала, что ты захочешь покурить. Нелегко, наверное, было воздерживаться – сколько там, целых три часа? – поддела она меня.

– Три часа? Роза, я воздерживаюсь уже полтора месяца!

Ее потрясенное лицо стало самым приятным зрелищем за весь день. Если уж начистоту, ее удивление было обоснованным. Я пытался бросить курить, когда встречался с ней, но несколько раз срывался, а потом окончательно взялся за старое.

– Ты бросил?!

Я сунул руки в карманы куртки и прислонился к перилам.

– Это вредная привычка.

– Ух ты! Что ж, рада за тебя. – Роза совладала с изумлением и, похоже, решила проверить границы моей новообретенной респектабельности. – Я слышала, ты поступил в колледж?

– Да. Занимаюсь живописью. Вот только закончил проект, демонстрирующий эволюцию от времен австралопитеков и до эпохи одержимости СМИ.

Слова лились сами собой. Интересно, сколько очков я бы заработал, будь тут Сидни?

– Ух ты! – повторила Роза, округлив глаза.

Но я действовал осмотрительно.

– Я просто свел его воедино. Но к делу. Что я обнаружу внутри?

Роза мгновенно сосредоточилась.

– То же, что я увидела в Лексингтоне, когда Роберт Дору спас Соню. Крайне усталого пользователя духа и сбитого с толку пациента. Дмитрий разговаривал с Оливией, и, кажется, это уже помогло. Я уверена, Шарлотте не помешало бы твое присутствие.

Это был прекрасный момент для шуточки о том, что мое присутствие не помешало бы всем женщинам, но я решил придержать шедевры остроумия при себе, пока не оценю обстановку лично.

– Как вы об этом узнали?

– Нам позвонил страж. Я полагаю, Шарлотта долго следила за сестрой и при помощи одного стража, своего друга, подстроила тщательно спланированную ловушку, чтобы вернуть Оливию. – На лице Розы отразилось сочувствие. – Но Шарлотта не предвидела, какими измотанными будут они обе, и физически, и ментально. И тогда страж позвонил и попросил помощи. Все это случилось менее суток назад.

– Тогда ясно, отчего такая гонка, – пробормотал я. Действительно, все сработали быстро. – Ну что, посмотрим, что мне удастся выявить. Дух непостоянен.

– Уж кто-кто, а я это знаю! Мне не хватает нашей связи с Лиссой, но тот, первоначальный опыт духа!.. Нет уж. – Роза чуть склонила голову набок и внимательно взглянула на меня. – Как там Джилл?

Я ответил ей так же, как и Лиссе.

– Все так же. Вредные побочные эффекты ее не задевают, но мы так и не научились отгораживаться друг от друга. Так что она переживает потрясающие приключения Адриана Ивашкова от первого лица.

– Что-то я беспокоюсь насчет того, насколько они потрясающие. – Сомнение во взгляде Розы сменилось ужасом. – Адриан! Ты же не обиходил всех молодых мороек Южной Калифорнии?

– Конечно, нет, – ответил я. – Я весьма разборчив.

Роза застонала.

– Да хоть одна – это уже чересчур! И не стыдно тебе демонстрировать Джилл свою сексуальную жизнь? Неужели ты не можешь ради нее воздержаться от дешевых интрижек?

В глубине души мне хотелось выступить в защиту важности и значимости наших с Сидни отношений. Но я понимал, что, если все будут считать, что я без удержу кручу романчики с моройками, никто не заподозрит, что я без ума от человеческой девушки.

Я дерзко улыбнулся.

– Эй, но я же живой!

Роза недовольно покачала головой и направилась к двери.

– Есть на свете неизменные вещи!..

Дом был не новый, но в хорошем состоянии. Как они его заполучили, интересно? По словам Лиссы, он не принадлежал какой-либо из сестер и сейчас усилиями стражей был превращен в безопасное убежище. Когда мы вошли в гостиную, нас там ждала девушка примерно моих лет. У нее были спутанные темные волосы, и она была закутана в одеяло, словно в плащ.

Лицо Розы тут же смягчилось.

– Шарлотта, тебе надо вернуться в кровать.

Девушка покачала головой и взглянула на нас широко раскрытыми серыми глазами.

– Я хочу знать, что происходит. Почему здесь новые люди? Что вы собираетесь делать с Оливией? Собираетесь ставить над ней эксперименты, как над кроликом?

Девушка задрожала. На лице ее читались страх и гнев, и я сразу почувствовал симпатию к ней.

– Все будет хорошо, – сказал я, посылая импульс принуждения, чтобы успокоить ее. – Не надо волноваться.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю