332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Маргарет Смит » Мой строптивый малыш » Текст книги (страница 2)
Мой строптивый малыш
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 17:57

Текст книги "Мой строптивый малыш"


Автор книги: Маргарет Смит






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 8 страниц)

Ты хочешь, чтобы о твоем срыве узнали в газетах? – поинтересовался он тихо.

Боевой запал у Эмили тут же прошел.

Нет, – пробормотала она. – Конечно нет, но…

Я постарался сделать так, чтобы никто ничего не пронюхал, но для этого мне пришлось назваться твоим женихом. Хотя если у тебя есть другие идеи… – Тони пожал плечами.

В его поступке действительно был смысл, но именно это и настораживало.

А как ты объяснил отсутствие кольца? – с подозрением спросила Эмили.

Очень просто: ты, что вполне естественно, не надела на съемки свои украшения.

Озадаченная и встревоженная, Эмили молчала. Ей показалось странным, что Тони не стал вступать в перепалку, хотя тот поток оскорблений, который она пару минут назад обрушила на его голову, должен был вызвать взрывную реакцию. Кроме того, ее бывший возлюбленный, похоже, был ужасно собой доволен, а этого уже вполне достаточно для того, чтобы вывести из себя любую нормальную женщину.

А объявление о помолвке?

Здесь тоже все просто. Я поведал здешним властям, то есть директору клиники и доктору Штраусу, что мы пока хотим сохранить нашу помолвку в тайне и тем самым избежать пристального внимания назойливых репортеров. Должен заметить, моя просьба их нисколько не удивила. Как известно, люди из шоу-бизнеса буквально помешаны на подобного рода секретах.

Ага. – Эмили сама удивилась, как слабо и беспомощно прозвучал ее голос. Она с трудом сглотнула и добавила: – Ну спасибо, что все прошло тихо-мирно. Однако вряд ли стоит продолжать в том же духе. В этом нет необходимости.

– Согласен, – протянул он с ленцой. Эмили опять захотелось кинуть в него что-нибудь тяжелое.

Ты собираешься последовать совету доктора и немного отдохнуть? – спросил Тони таким тоном, словно ему было в высшей степени наплевать на ее решение. – Или стоит подыскать тебе достойную замену?

Не надо никого искать! – Эмили прикусила язык, но было уже поздно. Как ей это ни претило, пришлось обратиться к Тони с просьбой – А нельзя ли отложить съемки на пару месяцев?

Думаю, это можно устроить. Фильм должен выйти не раньше следующего лета, а на монтаж хватит и полугода…

Но только не делай мне одолжения, Тони. Ты мне не нужен. Никто мне не нужен!

Она взглянула на Тони и заметила в его глазах странное испытующее выражение. Однако через секунду он уже отвернулся к окну.

Так и быть, я отложу съемки на полгода. За это время ты восстановишь силы…

А взамен? – насторожилась Эмили.

Ты мне окажешь… одну небольшую услугу.

Ну конечно! Какая-то заковыка здесь должна быть! – взорвалась Эмми. – Если ты рассчитываешь, что я стану твоей любовницей ради какой-то паршивой роли…

Она внезапно умолкла, встретив его пристальный взгляд, под которым сразу почувствовала себя маленькой и беспомощной.

Погоди, я ведь еще ничего не сказал.

Эмили смутилась и пробормотала:

И что это за услуга?

Черт побери, почему она всегда идет у него на поводу?!

А ты уверена, что способна выслушать меня? До конца и не перебивая?

В его голосе сквозила откровенная насмешка. Он не смотрел на Эмили. А та на полном серьезе представила, с каким удовольствием, будь у нее возможность, она воткнула бы пару-тройку иголок в восковое изображение своего собеседника, в самые болезненные места. Кажется, так изводят лютых врагов?

Какая услуга, Тони? – спокойно сказала она. – Хватит со мной играть.

Рей поднял руку и принялся рассеянно постукивать пальцами по оконному стеклу. Заговорил он только тогда, когда Эмили уже готова была наорать на него.

То, о чем я собираюсь просить тебя, действительно пустячок, Эмми. Я отложу съемки, а ты за это станешь моей невестой.

3

– Ты что, рехнулся?! – завопила Эмми и, не давая ему вставить слово, продолжила на тех же повышенных тонах – Нет, даже не отвечай! Сумасшедшие никогда не признают, что они не в своем уме, верно? Эти несчастные всегда с пеной у рта доказывают, что они очень даже нормальные.

Выслушай меня, Эмми.

Ну уж нет! – рассерженно фыркнула она. – С меня хватит!

Тони повернулся к ней с лучезарной улыбкой.

Я вовсе не дьявол, Эмми, и не прошу твою душу в обмен на услугу.

Разве? – Больше всего ей хотелось сейчас найти в себе силы встать и влепить ему пощечину. Но она лишь стиснула зубы и процедила – Я не выйду за тебя замуж.

Да я и не просил тебя выходить за меня замуж.

Эмили озадаченно уставилась на него.

Тогда о чем ты просил?

Вообще-то ни о чем. – Он говорил как человек, который пытается объяснить элементарную вещь какому-нибудь безнадежному придурку. – Я просто сказал, что отложу съемки фильма, если ты согласишься стать моей невестой.

Но не выйти за тебя замуж?

Наконец-то.

Либо я от переутомления повредилась головой, подумала Эмили, либо вообще уже ничего не понимаю в жизни.

Разъясни, пожалуйста.

Хорошо, попытаюсь. Так, чтобы не оставалось никаких неясностей. Ровно полгода ты будешь играть роль моей невесты… если не возражаешь, конечно. Наверное, незачем говорить, что успех нашей сделки будет зависеть от того, насколько убедительно ты исполнишь свою роль.

Эмили решила не обращать внимания на его замечание относительно ее актерских способностей.

Но зачем? Я хочу сказать, зачем тебе вдруг понадобилась невеста. И почему именно я?

Энтони хранил непроницаемый вид.

Есть одна юная леди, которую мне бы хотелось… отвадить. Но надо устроить все так, чтобы не обидеть ни даму, ни ее батюшку, с которым я собираюсь заключить очень важную сделку.

Эмили покосилась на него с подозрением.

Мне сложно поверить, Тони, что при всем твоем уме и обаянии ты не в состоянии достойно расторгнуть помолвку.

А разве я сказал, что была помолвка? – Он покачал головой. – Юная леди просто не поняла… Я проявил о ней отеческую заботу, а она возомнила…

Отеческую! – оборвала его Эмми язвительно. – И сколько же лет твоей юной леди?

Она не моя! – в первый раз за все это время не выдержал Тони. – Мей семнадцать.

Стыдись, дяденька.

Эмили стало смешно. Подумать только: Рею, сильному, уверенному в себе мистеру Рею, вскружила голову малолетка!

Тони пробормотал, словно защищаясь:

Тут явно не обошлось без вмешательства ее папеньки. Дик Джиллард спит и видит, как бы женить меня на своей доченьке… И цель у него как будто благородная: слить воедино две наши финансовые империи. Я пытался его убедить, что пока не собираюсь обзаводиться семьей и уж тем более жениться на девочке, которая годится мне в дочки, но он, похоже, не очень прислушался к моим словам.

Бедняжка Тони! – сочувственно улыбнулась Эмили.

Он даже скривился.

Дело в том, что Джиллард скользкий как угорь. Его непросто прищучить. Он наотрез отказался говорить со мной о бизнесе у себя в кабинете. Черт его знает почему. А в следующем месяце моя мама пригласила его к себе домой, провести пару недель на природе. У них с отчимом поместье под Лондоном. Для меня это, наверное, единственная возможность попытаться достичь соглашения с Джиллардом – я сейчас веду переговоры относительно экспорта в одну восточную страну, и мне нужен партнер.

Не понимаю…

Мей, – продолжал Тони, – приедет вместе с отцом. А поскольку она девушка приставучая – если уж вцепится, то не отстанет, – и при этом чертовски хороша собой, может возникнуть, ну скажем, двусмысленная ситуация.

Тогда тебе не стоит приезжать, – деловито посоветовала Эмми. – Можно найти другое время, чтобы переговорить с Джиллардом.

Разумеется, хотя это будет непросто. Дик – крепкий орешек. К тому же я уже обещал, что приеду. Еще до того, как узнал, что Мей тоже там будет. Если я теперь откажусь, мама мне не простит.

Мама?!

Эмили в недоумении уставилась на него. Уж от кого-кого, а от Тони Рея она не ожидала сыновнего послушания.

А зачем маме тащить тебя к себе в поместье?

Она мечтает, чтобы я женился.

На Мей?

Да хоть на матушке графа Дракулы, лишь бы у нас появились дети, а у мамы, соответственно, внуки.

Ладно, допустим, ты меня убедил. И все же в твоем плане пропасть недоработок.

Тони уселся на стул рядом с ее кроватью.

Правда? А я думал, план на редкость удачен.

Эмили нервно сжала кулак: его насмешливая улыбка, как обычно, вывела ее из себя.

А по-моему, не очень. Во-первых, согласно этому плану, я все-таки попадаю в то незавидное положение, которого мне удавалось всегда избегать – в положение женщины, делающей карьеру с помощью мужа, жениха или любовника. Мне это не нужно, Тони! Я никогда не пойду на такое!

Мы сохраним нашу помолвку в тайне, – спокойно ответил он. – Никто ничего не узнает. Только мои мама с отчимом и Джилларды.

А если слухи все-таки просочатся в прессу?

Тони пожал плечами.

Тогда, если захочешь, мы разыграем публичную сцену с воплями и оскорблениями, чем лишний раз подтвердим нашу давно устоявшуюся репутацию заклятых врагов. Очередная расторгнутая помолвка канет в историю, и каждый останется при своем.

Невольно признав правоту его слов, Эмили решила высказать последнее оставшееся у нее возражение.

Я тебе не доверяю, Тони. Ты из тех, кому палец в рот не клади – оттяпаешь руку, по локоть. У нас тут с тобой кое-что намечалось, пока не ворвался доктор… Если я соглашусь на твои условия, ты не станешь ко мне приставать?

Только если сама пожелаешь, Эмми. Да, я хочу тебя и не собираюсь это отрицать. Ты красивая женщина, и я не забыл, как мы с тобой занимались любовью.

Эмили покраснела. Ее смутили не только откровенные слова Тони, но и собственные воспоминания. Как бы не замечая ее замешательства– а может быть, он действительно ничего не заметил, – Тони продолжал:

Но я уверен, что, даже играя роль моей любящей невесты, тебе удастся держать меня на расстоянии.

Это уж точно, – фыркнула Эмили и сама почувствовала, что слова ее прозвучали как-то слишком уж бодро, неестественно бодро.

Тони прикрыл глаза. Лицо его оставалось спокойным.

Я вижу, мы понимаем друг друга. Итак, ты согласна?

Внутренний голос подсказывал Эмили, что она совершает большую ошибку, что над столь бредовым предложением и задумываться-то не стоит. И неожиданно для себя она кивнула:

Согласна.

Только теперь ей вдруг пришло в голову, что странный он выбрал срок – полгода, ведь «любящая невеста» понадобится Тони всего на пару недель, не больше. Она уже собралась было поинтересоваться, что все это значит, но Тони быстро заговорил, не дав ей и рта раскрыть:

Стало быть, по рукам. Врачи настаивают, чтобы до конца недели ты полежала в больнице. Потом мне придется слетать в Каир, а ты пока поживешь у Стэна, в его квартире. Позагораешь, наберешься сил. – Эмили нахмурилась в замешательстве, и, видя это, Тони вздохнул: – Меня рядом не будет, Эмми, если именно это тебя беспокоит. Я пробуду в Каире как минимум две недели. Может быть, дольше.

А когда вернешься?

Мы отправимся к маме.

Она смотрела на него долго и пристально, потом пожала плечами.

Ладно.

Тони кивнул и поднялся.

Я, пожалуй, пойду. А ты отдыхай. Тебе на сегодня достаточно потрясений.

Эмили вдруг почувствовала себя ужасно усталой, но все-таки не удержалась и язвительно произнесла:

Не то слово!

К ее удивлению, он никак не отозвался на ехидное замечание. Уже у двери он остановился и задумчиво взглянул на Эмили.

Можно, я тебя кое о чем спрошу?

Вот только не знаю, отвечу ли…

У тебя были мужчины? – Тон его оставался ровным, даже чуточку равнодушным. – После меня?

А то как же. Я теперь девушка знаменитая.

Я серьезно, Эмми.

Ей вдруг страшно захотелось заплакать.

Это тебя не касается, – холодно произнесла она.

Я был у тебя первым мужчиной, Эмми. Так что касается.

Кажется, голос его прозвучал немного натянуто. Заело, значит.

Не много ли ты на себя берешь?

Эмили даже встревожилась, увидев, каким странным было его лицо – пустое, холодное, словно маска. Тони криво усмехнулся:

Ив этом вся моя Эмили. Упрямая беспредельно.

Он распахнул дверь и вышел из комнаты.

Женщина долго смотрела на закрывшуюся дверь, не в силах отделаться от ощущения, что каждое слово, сказанное Тони за последний час, каждый его жест были продуманы заранее. Как в игре в шахматы. А она, получается, была пешкой…

Снаружи загремел гром. Эмили вздрогнула и с тихим стоном натянула одеяло на голову. Нет, только не гроза! Сколько она себя помнила, она ужасно боялась грозы. Ничего не скажешь: достойное завершение кошмарного дня! Только бы Тони не вернулся и не увидел, как она прячется под одеялом, словно перепуганный насмерть ребенок. Вот тебе и известная актриса!

Эмили сняла солнцезащитные очки, прищурилась на яркий свет, потом рассеянно уставилась на кольцо с бриллиантом у себя на пальце – подарок Тони. Она носила его вот уже две недели, но до сих пор не могла свыкнуться со странным чувством, которое возникало у нее всякий раз, когда она смотрела на этот шедевр ювелирного искусства. Конечно же, убеждала она себя, ей неприятна сама мысль о том, что она носит его кольцо, но была и другая причина, которую Эмили никак не хотела принять.

Кольцо чем-то напоминало сценические костюмы – роскошные, чудесные костюмы, – которые шьют только для роли. Фантом. Бутафория. Древний символ любви, обладания и соединения двух судеб, превратившийся у нее на руке в мираж. Вот почему Эмили считала, что носит кольцо не по праву.

Она задумчиво разглядывала искрящийся всеми цветами радуги камень, большой бриллиант овальной формы. Кольцо было явно старинным, а замысловатое плетение золотой оправы походило на тончайшую паутинку.

Из задумчивости Эмили вывел неожиданный звонок в дверь. Она повернула голову и столкнулась нос к носу с Вонгом, который, неслышно запрыгнув, примостился на столике рядом с шезлонгом.

Привет, котик. Пришел меня развеселить?

Вонг моргнул и уставился на хозяйку так, что глаза у него съехались к переносице. Почувствовав, что тоже начинает косить, Эмили отвела взгляд.

Тьфу на тебя, чудовище, – ласково сказала она. – Не надо так на меня смотреть, иначе когда-нибудь я окончательно окосею.

Эмили поднялась и повела плечами. Очень часто после того, как она слишком долго просиживала на солнце, тело покалывало будто иголочками. Но на этот раз обошлось. Эмили довольно себя оглядела: ярко-желтый купальник выгодно оттенял золотистый загар – за две недели блаженного безделья ей удалось избавиться от нездоровой бледности. Плюс – полноценный отдых. Плюс – непревзойденный кулинарный талант миссис Прайн. В общем, молодая женщина чувствовала себя заново родившейся.

Мур-р, – отозвался Вонг, как бы выражая восхищение цветущим видом хозяйки.

Не могу с вами не согласиться, мистер Мур. Эта дама чудесно смотрится у меня на балконе, – раздался за спиной у Эмили мужской голос. Причем сказано это было тоном истинного ценителя.

Эмили резко повернулась. Заговорившись с котом, она совершенно забыла, что кто-то звонил в дверь. Незнакомец был примерно одного с ней роста. Каштановые волосы. Загорелое лицо, открытое и сразу располагающее к себе. Приятная улыбка. Он обвел стройняшку Эмили с головы до ног восхищенным взглядом и смешно сморщил нос: мол, прошу прощения за столь вопиющую фамильярность.

Подарок на Рождество? – спросил он с надеждой в голосе. – Да нет, вроде бы рано. На день рождения? Хотя поздновато…

Быстренько сообразив, что перед ней– хозяин квартиры, Эмили расслабилась и улыбнулась:

Боюсь, что нет.

Она протянула вперед руку, демонстрируя кольцо.

О нет, – простонал Стэн Райт – а это был он, – изображая всем своим видом горькое разочарование. – Кто-то уже заарканил вас. Вот счастливчик!

Он шагнул вперед, плюхнулся в шезлонг и удрученно уставился на Вонга.

Вы, должно быть, Стэн Райт?

Прекрасная леди, я всю жизнь откликаюсь на Стэна без всякого Райта. Но вы можете звать меня как угодно. – Он лукаво приподнял бровь. – А вы Эмили Лайт, если только не поменяли фамилию, и, судя по здоровенному булыжнику у вас на пальце, дама теперь замужняя.

Пока еще нет, – рассмеялась Эмили.

Тони, как я понимаю?

Эмили кивнула и, помедлив, спросила:

Он говорил вам о нас?

Ни слова. – Стэн пожал плечами. – Но поскольку я намеревался застать здесь Тони, а вместо него застал вас, и вы носите кольцо, которое мне знакомо… это как бы фамильная драгоценность семейства Рей… и миссис Прайн сообщила, что невеста мистера Рея загорает на балконе, то вывод напрашивался сам собой.

Эмили невольно улыбнулась и принялась лихорадочно соображать, как бы объяснить обстоятельства помолвки человеку, который, очевидно, был близким другом Тони. Но прежде чем она успела придумать что-нибудь более или менее подходящее, Стэн продолжил:

Забавно получилось с этой вашей помолвкой. Когда я буквально месяц назад разговаривал с Тони, он не производил впечатления человека, который решился связать себя узами брака. Смутно припоминаю, что газеты писали, будто у вас с ним «затяжная война». И уже не один год.

Все течет, все изменяется, – выдала Эмили с патетикой, но не особенно убедительно.

Понятно, – улыбнулся Стэн, от которого не укрылось ее замешательство. – Да не волнуйтесь, не стану я донимать вас вопросами. Сойдемся на том, что любовь побеждает все, и закроем тему. – Стэн помолчал, но любопытство все-таки взяло верх – А как вы с ним познакомились… Или я опять лезу не в свое дело?

Да нет, почему же. – Эмили улыбнулась. – Мы встретились на премьере фильма, который он финансировал.

И полюбили друг друга с первого взгляда?

Эмили невольно усмехнулся.

Не совсем. Честно говоря, я поначалу его сторонилась. Знакомо тебе выражение «стартовый сексодром»?

Стэн с пониманием кивнул.

Это когда получаешь роль благодаря постели? Я даже слышал, как это милое выраженьице проскользнуло в чьем-то высказывании о Тони. Но я никогда не верил. Никогда.

Я тоже не верю… теперь. Но тогда… В общем, я знала, что несколько актрис получили роли только по причине своего знакомства с Энтони Реем. То есть не то чтобы он их проталкивал, просто продюсеры и режиссеры останавливали свой выбор на тех женщинах, к которым Тони проявлял интерес. Чтобы сделать ему приятное, скажем так.

– А тебя это не устраивало?

Эмили покачала головой.

Нет. Я хотела, чтобы меня приглашали сниматься, потому что я этого заслуживаю, потому что умею играть, а не потому, что у меня есть влиятельные поклонники. Вот я и решила избегать Тони.

А он стал тебя добиваться? – улыбнулся Стэн.

Вроде того.

Эмили вспомнила, как после знакомства с Тони он целых две недели изо дня в день присылал ей цветы – огромные корзины роз с карточкой, на которой был написан номер телефона и единственное слово: «Пожалуйста». В конце концов, Эмили сдалась и позвонила. Наверное, из жалости к мальчику-посыльному, которому приходилось таскать эти необъятные корзины. К тому же ей надоели розы.

В общем, мы стали встречаться. Но так, чтобы никто не узнал. А то стали бы говорить, будто я это делаю только ради того, чтобы получить роль.

Наверное, трудно было сохранять отношения в тайне? – предположил Стэн.

Эмили кивнула. Мало того, что это оказалось действительно нелегко – общая тайна сблизила их, а Эмми была вовсе не готова к более открытым отношениям.

Да, Тони не нравилось прятаться по углам, да и мне тоже. У нас начались разногласия.

А потом произошла ссора. Ссора, которая и привела к окончательному разрыву. Режиссер пообещал ей роль в одном из фильмов Тони, а потом, буквально в последнюю минуту, Эмили узнала, что Рей порекомендовал пригласить другую актрису. Обиженная и рассерженная, Эмили закатила ему скандал, в ответ на что Тони вдруг предложил ей все бросить и выйти за него замуж. Она наотрез отказалась.

Эмми?

Женщина помотала головой, прогоняя болезненные воспоминания.

Но мы все уладили.

Ясно. – Стэн улыбнулся.

Она улыбнулась тоже, но мысли ее были заняты другим. Все эти три года она отчаянно ругалась с Тони на публике и отчаянно рыдала в подушку, когда оставалась одна. Да, они разошлись, но за то время, пока они были вместе, Эмили успела к нему привязаться. Тогда она начала затяжную войну, потому что не видела другого способа избавиться от этой зависимости. А после того, как Эмили задела гордость Тони, отказавшись от его предложения, он был только рад с ней сразиться.

Рассеянно наблюдая за тем, как Стэн встал, чтобы налить им вина, Эмили не в первый уже раз подумала о шикарной блондинке-фотомодели, с которой у Тони вроде бы был роман. В газетах писали, что дело идет к свадьбе. Может быть, Стэну известно обо

всем этом более подробно? А впрочем, какая разница. Ее, Эмили, отношения Рея с женщинами не интересуют. Ни капельки.

4

Тебе нравится кольцо?

Стэн протянул Эмили бокал и уселся на диван.

Погруженная в свои мысли, Эмми не сразу сообразила, о чем он спрашивает.

Красивое.

Она задумчиво поглядела на сверкающий бриллиант и, не сумев побороть любопытства, спросила:

Ты упомянул, что это кольцо – фамильная драгоценность. С ним связана какая-то история?

Стэн усмехнулся.

Этакое проклятие над родом.

Что? – Эмили озадаченно уставилась на собеседника.

Стэн заговорил нараспев, словно читая заклинание:

Это кольцо передается из поколения в поколение, от старшего сына к его первенцу. Оно приносит Реям удачу, но только если означенный старший сын подарит его своей избраннице с истинной любовью. В противном случае все семейство постигнут несчастья и беды.

Эмили на минуту задумалась.

Ты, наверное, меня разыгрываешь.

Вовсе нет, – хохотнул Стэн. – Странно, что Тони тебе ничего не рассказал. Проклятие тяготеет над его родом почти четыреста лет. Началось все в семнадцатом веке. Однажды жуткой ночью, когда вовсю бушевала гроза, кто-то из Реев, как раз старший сын, спас изумительной красоты девицу. Точно не знаю, как все происходило… В общем, она одарила героя кольцом и своей любовью.

А проклятие?

Его наложил позже один старый цыган. Впрочем, проклятие было своеобразное. Пока старший сын дарит женщине это кольцо с любовью, семейство его процветает.

А если отдает кольцо просто так, без любви? – Эмили была заинтригована.

Стэн поморщился.

Тогда удачи не видать. Такое уже не раз случалось. Например, дедушка Тони после смерти первой супруги женился снова – не по любви, а по расчету. Когда ему вздумалось вложить побольше средств в одно предприятие, он по совету дражайшей половины кольцо продал. И дела сразу пошли наперекосяк. Дед просрочил какие-то выплаты, а потом буквально в одночасье потерял все, что имел. Словом, остался без гроша.

Но это кольцо… – растерянно пролепетала Эмили.

Настоящее, – успокоил ее Стэн. – Позднее выяснилось, что бабушка Тони заказала себе копию, а оригинал спрятала. И нашли его через несколько лет в старой вентиляционной трубе.

Вонг вспрыгнул на диван и устроился между Стэном и его гостьей.

Вот уж не думала, что мне придется столкнуться с семейным проклятием, – задумчиво проговорила Эмили.

Стэн рассмеялся.

Не бойся – тебя оно не коснется. Тони тебя любит, это же так очевидно.

Эмили уставилась в свой бокал. Нет, не любит. Просто доверяет. Тони знает, что она не использует их помолвку в корыстных целях. Да, он преподнес ей ценную вещь – семейную реликвию, но никогда не делился с ней своими сокровенными мыслями, своими надеждами и мечтами.

Их отношения до разрыва строились скорей на физическом влечении, нежели на каких-то глубоких чувствах. Они встречались довольно редко, и на нежные признания и задушевные разговоры просто не оставалось времени. Страсть, едва ли не первобытная в своем неистовстве, сметала все мощным потоком желания. Но даже в минуты наивысшей близости, когда два человека сливаются в бесконечном наслаждении, они никогда не раскрывались друг перед другом до конца. Эмили – из-за какого-то безотчетного страха, а Тони…

Тони. Нежный и страстный, настойчивый и ласковый, он воплощал в себе все, что женщина ждет от своего первого мужчины. Он ни разу не причинил ей боль, ни разу не разочаровал. Он знал, как доставить удовольствие. Знал, как вознести ее к невероятным высотам наслаждения. Но какое-то шестое чувство – может быть, пресловутая женская интуиция – подсказывало Эмми, что он словно держит ее на расстоянии, скрывая от нее что-то важное. Она так и не узнала, что именно.

Эмили вернулась к реальности, не желая лезть в дебри воспоминаний.

…Теперь, когда мы уладили этот вопрос, – как раз говорил Стэн, – надо бы спросить миссис Прайн, чем нас собираются кормить. А после ужина я предлагаю сыграть пару партий в покер. Ты как?

Эмили выдавила улыбку.

Может быть, лучше в «пьяницу»?

Фу, гадость какая, – сморщился Стэн, потом улыбнулся, встал и отправился на кухню.

Оставшись одна, Эмили долго рассматривала сверкающий бриллиант – загадочный камень с такой удивительной историей. Сколько он видел страстей человеческих за четыреста лет, проявлений благородства и жадности, удач и бед? Действительно ли он способен магически влиять на события?

Хотя камень, наверное, здесь ни при чем. Когда человек женится не по любви, он сам напрашивается на неприятности. Несчастные случаи, скоропостижная смерть – это существовало всегда. Люди заполучали богатства и теряли все до последнего гроша, иногда по пустячным причинам: не так легли кости, пришла не та карта. В истории кольца нет ничего необычного. А проклятие старого цыгана – просто красивая выдумка.

Вонг ткнулся носом Эмили в ладонь. Она почесала его за ушком и пробормотала, глядя в немигающие голубые глаза:

Я, киса, не суеверная. Но твой разлюбезный Тони сейчас очень рискует.

На следующий день Стэн откопал шашки, и они с Эмили засели играть. Стэн безбожно проигрывал. Впрочем, это не охладило его азарта. Эмили тоже увлеклась. В общем, они просидели над игровой доской несколько часов кряду.

Внезапно Вонг, который все это время возлежал на журнальном столике и наблюдал за игрой, ни с того ни с сего вскочил и направился в прихожую. Там он уселся у входной двери и уставился на нее, беспокойно помахивая хвостом.

Стэн вопросительно поглядел на Эмми.

– Он что, хочет на улицу?

Его гостья покачала головой.

Нет. Просто Тони сейчас придет.

Ей удалось выдержать ровный тон, хотя сердце забилось чаще.

Он знает, что Тони придет? – изумился Стэн.

Эмили рассеянно кивнула. Еще котенком Вонг всегда чувствовал, что его обожаемый

Тони уже на подходе. Была у него такая сверхъестественная способность.

Сейчас он, наверное, поднимается в лифте.

Стэн поглядел на часы.

Значит, он будет у двери через…

В ту же секунду они услышали, как в замок вставили ключ. И у Стэна отвисла челюсть. Если бы Эмили не боялась, что ее смех прозвучит неестественно, она бы расхохоталась от души.

Дверь открылась. Едва Тони успел поставить на пол чемодан, как Вонг рванулся к нему с устрашающим воплем под стать боевому кличу какого-нибудь летчика-камикадзе. Стэн испуганно вскочил на ноги, но тут же рассмеялся, сообразив, что Вонг вовсе не собирается разодрать Тони в клочья, а просто хочет с ним поздороваться.

Эмили осталась сидеть на полу – точно натянутая струна. Как зачарованная, смотрела она на Тони. Он подхватил Вонга на руки, и его лицо, обычно строгое и сосредоточенное, озарилось мягкой улыбкой.

И тут Эмили как током ударило. Она вдруг поняла, почему согласилась принять бредовое предложение человека, с которым воевала на протяжении вот уже трех лет. Почему все эти годы не обращала внимания на других мужчин. Почему ни разу никем не заинтересовалась и работала до седьмого пота, буквально изматывая себя. Почему одно только приветствие Тони, его прикосновение, голос так действовали на нее: то раздражали, то ободряли, то волновали.

Она его любит. И любила всегда, с самого начала. И вот теперь несколько месяцев – целую вечность – ей придется играть роль его невесты. А как хотелось бы, чтобы это была не роль. Чтобы все было по-настоящему. Влюбленная невеста. И любимая.

Эмили удалось сохранить видимость спокойствия. Ей помог инстинкт самосохранения, заложенный в каждом человеке, потому что одних актерских способностей уже явно недоставало.

Тони прошел в гостиную, пожал руку другу. Когда он посмотрел на Эмили, та встретила его взгляд не дрогнув. Ей хватило буквально секунды, чтобы разглядеть в темных глазах затаенную насмешку.

Привет, малыш. А поцелуй?

Эмили даже не разозлилась, хотя Тони опять применил запрещенный прием. Но сейчас ей было не до того. Только бы он не узнал, думала она в ужасе. А внутренний голос подсказывал: ты ничего от него не скроешь.

Если ты меня не поцелуешь, я сам тебя поцелую.

Тони легко поднял Эмили на ноги и держал крепко, словно боясь, что она начнет вырываться. Но Эмми стояла спокойно. Ты актриса, твердила она себе. Но стоило ей обнять его, как актриса мгновенно отступила перед женщиной, которой хочется прикоснуться к любимому.

В глазах Тони промелькнуло довольное выражение. Он провел руками по спине Эмили и буквально впился ей в губы. То был далеко не легкий приветственный поцелуй, но Тони и не пытался это скрывать. Его жаркая и требовательная ласка смела все барьеры, за которыми Эмили надеялась укрыться. Огонек чувства, теплящийся у нее в душе, вспыхнул пожаром, которому она не могла сопротивляться.

Ее губы раскрылись навстречу губам Тони. Она прильнула к нему всем телом. Его руки, казалось, жгли спину, а пряжка на ремне больно врезалась в живот, но то была приятная боль. В женщине уже нарастало желание – такое сладостное и знакомое.

И тут, словно откуда-то из другого мира, донесся звенящий от смеха голос Стэна:

– Эй, ребята, этот порнофильм только для взрослых или мне тоже можно смотреть?

Тони обернулся через плечо и обозвал приятеля одним весьма нехорошим словом, от чего тот еще больше развеселился.

Эмили воспользовалась заминкой и, выскользнув из объятий Тони, снова опустилась на пол. Причем сделала это легко и изящно, хотя, если честно, у нее просто подкосились ноги.

Она понятия не имела, как ей удается сохранять спокойствие: голос не срывается, руки не дрожат… хотя Тони сидит совсем рядом. Так близко, что она даже чувствует запах его туалетной воды.

Пока Эмили расставляла на доске шашки, Тони и Стэн о чем-то оживленно болтали. Она не вникала в смысл их разговора, а просто слушала голос Тони, который сладостной дрожью отзывался в каждой клеточке ее тела. Да, она любит его. Боже правый, почему она раньше этого не понимала? Целых три года Эмили убеждала себя, что не питает к нему ничего, кроме искренней неприязни. И ей ни разу не пришло в голову, что когда человек так упорно не хочет замечать чувств, когда он так боится заглянуть в собственную душу – это уже о чем-то говорит.

Ну что ж, теперь правда известна, и с этим придется смириться. Она любит Тони, но никогда не скажет ему об этом, потому что, если он и испытывал к ней какие-то чувства, если три года назад между ними действительно что-то было, она сама все разрушила. Собственноручно. Тони вряд ли любил ее. Но, наверное, чем-то она его зацепила, раз уж он сделал ей предложение. А она отказала, причем достаточно жестко, если не злобно. Потому что он попытался вмешаться в ее карьеру. Попытался ограничить ее свободу.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю