332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Иван Снежный » Оккультист. Книга 2 » Текст книги (страница 5)
Оккультист. Книга 2
  • Текст добавлен: 4 июня 2021, 12:01

Текст книги "Оккультист. Книга 2"


Автор книги: Иван Снежный






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 6 страниц)

Глава 5. Убийственные шалости

Никогда не был поклонником техно-гаджетов. Разумеется, у меня дома стоит ноутбук, а в кармане лежит смартфон, но этого маловато, чтобы считаться человеком, идущим в ногу со временем. Глубоко во мне сидела старческая неприязнь к передовым новинкам цифровой индустрии: нелепым «умным» часам, сгибающимся планшетам, модным электростатическим наушникам и прочему барахлу. Удобство от применения новинок перевешивала цена и время на адаптацию к непривычной технике. Я прекрасно помнил умные очки от одного известного бренда и кучу громких обещаний, закончившихся пшиком. Но планшет Фонда – это нечто особое.

Вещь настолько дорогая, что даже намеков на подобное чудо не было в открытом доступе. Интерфейс привычен и интуитивно понятен. Сенсорный экран реагирует на прикосновение, уровень заряда в углу. Вот только передо мной не новое приложение с бессмысленной игрой, а реальная карта с поразительным массивом обрабатываемых данных. Выполненная на заказ неизвестными умельцами, она охватывала огромные территории России и стран СНГ. Каждый сигнал можно приблизить и получить полную информацию в реальном времени: координаты происшествия, кодовые позывные агентов, включая способ связи с ними, номер аномалии. Первый час я просто считал огоньки и листал срочные донесения, ни на что не реагируя. Хотелось понять, насколько хорошо Фонд справится без ручного управления.

Все было не так плачевно, как показалось на первый взгляд. Большинство ситуаций не требовало моего прямого вмешательства. Не дождавшись ответа на запрос, агенты принимали решение самостоятельно и чаще всего справлялись с аномалиями. Разумеется, я мог остановить любую операцию или вступить в схватку лично. Вот только зачем? Наташа зря скакала на передовой вместо стратегической координации, и я ее ошибку повторять не стану. Только разберусь с одной мелочью.

Нахмурившись, я наблюдал, как позывные агентов гаснут один за другим возле интересующего меня существа. Я быстро набрал высветившийся на экране планшета номер сотового.

– Агент Локки, доложите обстановку!

– Цель в поле видимости, мэм, – меня немного покоробило это старо-английское обращение, но я смолчал. – Уходит по внешнему кольцу в потоке машин. Пять тысяч шестьсот шестьдесят четвертый привлекает слишком много внимания. Нам не ясны его мотивы и возможности. Запрашиваю устранение как разумного существа в неизвестной фазе.

Бродяга не спешил облегчать мне задачу и явно мечтал попасть в вечерний выпуск новостей. К сожалению, он был единственной ниточкой к Черному Человеку, оставшейся в моих руках.

– Запрещаю! Брать живым. Близко не подходить, он силен и прилично весит.

– Принято. Ситуация сложная, мэм. Оружия дальнего боя нет в наличии. Главная команда зачистки занята на другом конце города.

– Придумайте что-нибудь, адаптируйтесь. Мне приехать и сделать дело за вас?

– Нет, мэм, мы справимся!

– Доломжите об успехе.

Агенты не нарушат прямого приказа. Я вспомнил, как долго ждали снайперы у дома Олега, не решаясь даже сменить позицию без доклада Наташе. Жабодемон передвигался относительно близко к подлеску, но я не собирался бросаться под его когтистую лапу. Все оружие из внедорожника выгреб Каин, на поле боя я буду только мешать. Поэтому я просто сидел и ждал новостей, стараясь справиться с желанием покурить. Дурная привычка.

Свою первую и последнюю сигарету я выкурил с дворовыми мальчишками за гаражами. Там, где сверстники видели крутость и сопричастность с миром взрослых, я ощутил лишь першение в горле и горький дым в легких. Не знаю, какая история первой затяжки была у Наташи, но пачка тонких сигареток с ментолом улетела в пожухлую листву следом за зажигалкой. Не хватало еще тратить время и деньги на пустую зависимость.

Жабий Принц оборвал жизнь очередного агента, когда зазвонил сотовый:

– Отчитываюсь. Цель обезврежена и погружена на грузовик. Объект жив, но оглушен шоковыми зарядами.

– Отличная работа, Локки. Везите его на базу.

– Слушаюсь, мэм.

Установив на планшете слежение за сигналом Жабьего Принца, я завел двигатель. Всем хорош чудо-прибор, но местоположение базы Фонда он почему-то не показывал. Опять секретность не к месту? Впрочем, агенты сами выведут меня на нужные координаты.

Белый хаммер миновал подлесок и вывернул на шоссе, постепенно набирая скорость. Не знаю, удастся ли мне скопировать жизнь Наташи, но ее манеру вождения я уже освоил. Достаточно давить педаль газа в пол и сигналить, словно безумец. Дорожная полиция преследовала меня пару километров, но быстро отстала, как только инспекторы разглядели номера. Даже интересно, что им показала база данных. Лейтенант с пассажирского сидения настойчиво пытался отдать честь. Хотя что он там мог разглядеть за тройной тонировкой?

Скорость выбивала из головы глупые мысли, заставляя сосредоточиться. Двигатель ревел, подкидывая тяжелый автомобиль на ухабах. Мир сузился до виляющей полосы дороги. Иногда я бросал быстрый взгляд на коммуникатор, но старался не отвлекаться слишком сильно. Сигнал Жабьего Принца приближался. Я заметил просевший почти до самого асфальта дальнобойный грузовик с рекламой виски.

Кадровый голод – вот основная проблема Фонда и причина большинства неудач. Я осознал это в полной мере, когда Жабий Принц разорвал заднюю часть кузова на куски. Неужели трудно было связать покрепче или поставить над ним охранника с шокером?

Существо выглядело еще уродливее, чем вчера ночью. Шкура стала темнее, рога заметно удлинились, а наросты коряво переплелись, образуя подобие костяного доспеха. Бородавки на спине лопнули, и кожа неровно срослась, напоминая обрубки крыльев. Бродяга эволюционировал и, похоже, это не конечная его форма.

Когда огромная туша перекатилась к обочине, у меня не оставалось выбора. Монстр поднялся на задние лапы, шатаясь словно пьяный, и тяжело затопал вдоль силового ограждения. Если помогать, то именно сейчас, пока существо не пришло в себя. Напуганные автомобилисты объезжали его за две полосы, так что направить хаммер прямо на Жабодемона не составило труда. Какой же он здоровенный! Зато сложно было промахнуться. Полтонны железа на колесах с отвратительным скрежетом врезались в существо. Точнее, размазались об него. Усиленный бампер выгнулся дугой, а мерзкое тело монстра сдавило капот до половины. Внешне Жаб не получил урона, но такой удар сложно игнорировать. Существо покорежило дорожное ограждение и завалилось на бок, скребя лапой по асфальту. Надеюсь, я перебил ему хребет.

Не прошло и десяти секунд, как из развороченного грузовика выскочили двое мужчин в рабочих комбинезонах. Накачанные, словно профессиональные танцоры из стриптиза. Они действовали довольно слаженно: тот, что повыше принялся избивать монстра электрической дубинкой, а его напарник тормознул фуру и перегрузил на нее компактную лебедку. Не знаю, уговорил он водителя или просто вырубил, но возражений не возникло. После того как Жабодемон перестал реагировать на удары, его зацепили крюками лебедки и затянули в кузов.

Все это я наблюдал в полном сознании. Спасибо педантичной привычке пристегиваться и отличному состоянию тела Наташи. Да, оно было мягким и чувствительным – синяки появлялись буквально от щипка. Зато вестибулярный аппарат отлично тренирован. С прошлым я словил бы мощное сотрясение и заблевал все вокруг, а у женщины даже не закружилась голова. Красный кровоподтек от ремня безопасности – вот и все последствия жесткой аварии. Хаммер Фонда предусматривал такое развитие событий: кресло водителя с боковой поддержкой спины и широким подголовником, усиленные ребра жесткости на кузове, дополнительные подушки безопасности. Чего тут только не было, машина создавалась для аварий. Жаль, что она больше никуда не поедет: густой черный дым хлопьями валил из-под капота. Худший признак поломки.

Пока я оценивал состояние автомобиля, высокий грузчик подошел и постучал в стекло дубинкой. Проверив обойму пистолетика, я положил его на колени, на случай непредвиденных ситуаций. Понятно, что это агенты Фонда, но береженого бог бережет. Стекло с тихим жужжанием опустилось.

– Спасибо за помощь, мэм. С вами все в порядке?

– Прекрасно, Локки. И было бы еще лучше, не раздолбай я свой любимый внедорожник.

Я легко узнал этот участливый голос. Вопреки моим ожиданиям, агент оказался не престарелым английским джентльменом, а самым обычным русским парнем. Единственная странность: на груди болтался старый пленочный фотоаппарат. Впрочем, я уже встречал такие у агентов на стоянке. Похоже, некоторые сущности видны только через объектив.

– Подбросить вас на базу?

Мужчина судорожно сглотнул, глядя куда-то вниз. Кажется, я забыл застегнуть блузку, после того как проверял синяки от ремня.

– В кабине мало места, но ради вас мы потеснимся.

Соблазнительно прибыть на базу таким способом, но не стоит их провоцировать. Вряд ли мне понравится ехать зажатым между двумя качками. После ментальной битвы с Наташей чтение чужих мыслей вызывало легкую тошноту.

– Сам доберусь. – Я прикусил язык, но Локки не заметил оговорку, с сожалением блуждая взглядом по моей шее.

Чувствовать себя объектом мужской похоти оказалось довольно мерзко. Надо срочно понизить собственную сексуальность, пока я не нарвался на насильника. Понимая, что Локки может любоваться мной часами, я поднял стекло.

Они уехали почти сразу, бросив меня с растерзанным грузовиком и сломанной машиной. Так и не придумав ни одного логичного объяснения для представителей власти, я решил последовать примеру агентов.

Стоило выйти из хаммера с чемоданчиком, как сразу три автомобиля визжа тормозами остановились рядом со мной. Группа кавказцев, бизнесмен на лексусе, студенты на дешевой Ниве – все искренне хотели помочь женщине, попавшей в трудную ситуацию.

Проигнорировав их, я пешком спустился с шоссе и вышел в город. На дне дипломата валялись десять тысяч, но я решил пока не вызывать такси, а немного пройтись. В кои-то веки не требовалось спешить навстречу собственной гибели, и я хотел насладиться моментом. Сигнал Локки исчез на окраине, видимо, база расположена глубоко под землей. На всякий случай я записал координаты в сотовый. Прежде чем ломиться в святая святых Фонда, нужно хорошенько подготовиться.

Для начала стоит освоиться в новой реальности. Дело даже не в том, что я стал выше на десять сантиметров и часто ловил раздевающие взгляды прохожих. Мне удалось нечто, не укладывающееся в голове. Я не просто сменил тело. В моих руках оказался билет в вечность, если верно разыграть карты. И это меняло все.

Еще вчера я мог плевать с высокой колокольни на проблемы Земли: угрозу мировых войн, космический мусор на орбите и ухудшение экологии. Теперь каждая беда касалась меня лично. Словно паразиту, мне потребуются новые оболочки. Предстоит прожить множество эпох, и очень не хочется сгинуть из-за ядерной бомбы, сброшенной амбициозным тираном, или погибнуть от случайного астероида. Нет, я не стал в одночасье надеждой и опорой человечества, просто потихоньку оценивал масштаб свалившейся ответственности. Слишком многое люди скидывают на потомков, прикрываясь фразой «на наш век хватит». Грустно и больно было осознавать себя этим самым потомком. С такой стороны иными красками заиграл Фонд. Пока я числился расходником, рассматривал его только как возможность увидеть новые объекты и стащить артефакты. Сейчас же мне хотелось закопать все аномалии поглубже и выбросить ключ. Зачем мы вообще храним всякую пакость в камерах?

Опять зарядил дождь, и я спрятался от него в небольшой кофейне на углу. Пустых столиков хватало, а официантка куда-то запропастилась. Но это было мне на руку. Раскрыв дипломат, принялся копаться в бумагах. Если я правильно заметил, уничтожаются без жалости только бывшие люди. Причудливые существа иной породы ставились на содержание. Как и любые артефакты, даже самые опасные и сложные в уходе. Уверен, у всего есть исключения, но основные позиции таковы. Чем же так пугают сверхспособности, что бедным объектам даже не дают шанса?

– В прошлом месяце хозяева перешли на самообслуживание. Можно угостить тебя кофе?

За мой столик присела молодая шатенка в фиолетовой блузке с улыбающимся черепом. С Наташей определенно что-то не так: никакая красота не способна вызывать настолько яркую похоть у окружающих. Даже в глазах представительниц противоположного пола нет ревности, сплошное вожделение. Хотел уже послать назойливую незнакомку, но поступил иначе:

– Попробуй. – Скептически изогнув бровь, я отложил бумаги.

Раньше я всегда полагался на социальные связи. Доброе слово, сказанное в удачный момент, гораздо эффективнее гипноза. У женщин в этом плане хватает возможностей. Главное, держаться в рамках приличия, прыгать по чужим койкам я не готов. Да и бонусы от секса сильно переоценены, умелый флирт дает куда больше.

Мы весело болтали около часа. Со всеми этими сверхъестественными ужасами, творящимися вокруг, я начал забывать приятную легкость простого общения. Между чизкейком и мороженым мысли возвращались к Павлу, но я старался не зацикливаться на негативе. Прекрасно отдаю себе отчет, что просто не хочу идти домой и смотреть Агафье в глаза. Сам не заметил, как разговор от погоды и новинок кино перешел на более острые темы:

– Ты веришь в паранормальное? – шатенка наклонила голову вправо.

– Что поделать, это моя слабость.

Я зачерпнул клубничного мороженого из общей вазочки, стараясь не задеть руку девушки. Ее звали Ева, и с ней было легко, это все, что мне хотелось сейчас знать.

– Да брось эту ересь! Бабки-гадалки и воющие призраки? Записи уже валялись бы в сети, а правительства всего мира хватали бы мистику, стараясь поставить ее себе на службу. Ну ты даешь, подруга, прямо как маленькая! Это изменило бы все! Изнанка мира – полный бред.

Она горячилась и яростно жестикулировала, доказывая лишь то, насколько ей важна эта тема. Знакомая реакция. Всем интересно, несмотря на маски скептиков. Вопросы, которые не трогают потаенные струны души, не осуждают с таким жаром.

– А что насчет кровавых облаков? Довольно загадочное явление.

– Над заводом атомных подводных лодок? Удивительно, что без кислотой радуги. Министр экологии в новостях почти плакал.

– Неужели они еще не разучились? После стольких лет.

– Ой, давай без политики.

Моя промашка, мужчины слишком любят перемывать кости действующей власти.

– Как скажешь. Расскажи о себе, где работаешь?

Вопрос не праздный, будний день в самом разгаре, а из студенческого возраста Ева уже вышла. Причем одевалась она вольготно: кислотный макияж и одежда в фиолетовых тонах. Даже странно, что мой строгий белый костюм ее заинтересовал. Конечно, шатенку больше волновало скрывающееся под блузкой. Она хотела меня, и в случае с женщиной – это льстило.

– Веду стримы, иногда программы в сети и для рекламы. У меня достаточно подписчиков, чтобы не работать. Квартиру скоро куплю, донатов много в последний год.

Видеотрансляции за деньги. Современный мир порождает довольно странные профессии.

– Эротика?

– Блин, почему все об этом спрашивают? Ничего такого, может пара трюков с бананами. Ясно же, что меня смотрят из-за смазливой мордашки. – Приятно, что она отдает себе в этом отчет.

– Хм, Ева – твое настоящее имя?

– Уже несколько месяцев. Ты даже не представляешь, как легко в наше время сменить паспорт!

Прекрасно представляю, Эш не даст соврать. Хотя девушка наверняка делала это законными способами. После этого беседа пошла тяжелее. Я ничего не знал о женских темах: макияж, брендовые шмотки, мода и внешность актеров. Еще дальше от меня стоял мир видеоблогинга и сетевых войн. Скрывать эмоции на новом лице я пока не научился, и девушка легко заметила мою скуку.

– А поехали ко мне?

Ева игриво качнула ножкой в воздухе. Не сегодня, милая. А лучше никогда. Пусть для тебя мистика останется забавной байкой, а не реальным ужасом.

– Ой, совсем забыла, опаздываю на встречу!

Вскочив, я выбежал из кофейни, пока дело не дошло до прощальных обнимашек. Убедившись, что шатенка меня не преследует, включил коммуникатор и увеличил масштаб изображения. Я еще не скоро наиграюсь со своей новой игрушкой.

В этом районе относительно спокойно: всего один зеленый сигнал и десяток тусклых пятен. Большая часть подобных сообщений ничего не значила: странные шумы, необычные рапорты полиции и прочее. Не лучше тех слухов, что я впустую проверял годами. Правда, к Фонду информация стекалась сама сбой, только успевай реагировать. Локки как раз взял подобное поручение – обыск старой больницы за городом. Прямо трудоголик. Интересно, агентам выдают премии за переработку?

Я все еще не горел желанием вмешиваться в оперативную деятельность Фонда, но зеленый сигнал мигал совсем рядом со мной. Описание лучше некуда: «Спящий агент Хворост запрашивает передачу артефакта класса „Безопасный“. Уровень допуска 6». Мне не помешает пополнение домашней коллекции. Полагаю, Куратор обладает неограниченным допуском и проблем не возникнет.

Питерские дворы – настоящее сокровище города. Разумеется, нужно знать куда идти и на что смотреть. Случайный турист вряд ли наткнется на эти маленькие произведения искусства. Даже жители города знают два-три места в своем районе. Вот и сейчас я абсолютно случайно обнаружил за серыми однообразными девятиэтажками дивный сад. С резной оградой, дорожками из мраморной крошки, небольшими статуями, мостиками и фонтанами. Поразительно, как много можно сделать трудом и энтузиазмом. Надеюсь, у местных хулиганов не поднимется рука уничтожить такое великолепие.

Дом, отмеченный как место встречи, тоже оказался непростым: цокольный этаж обклеили мозаикой из разноцветных стеклышек. Кто-то очень любит свое жилище. В качестве средства связи планшет указал номер квартиры, который я и набрал на домофоне.

– Хто там? – ответил недовольный старческий голос.

Все позывные и пароли стерлись вместе с личностью Наташи. Кричать на весь двор о Фонде тоже глупо, так что, я не придумал ничего лучше, чем сказать позывной агента:

– Хворост?

К счастью, этого оказалось достаточно, чтобы дверь дружелюбно пискнула и запустила меня в парадную. Именно этим словом хотелось назвать широкую лестницу с свежевыкрашенными перилами. И здесь постарался неизвестный мастер, расписав стену и часть потолка цветочной панорамой.

На третьем этаже меня уже ждали. Дряхлый старик придерживал стальную дверь еще круче той, что установлена на моей съемной квартире.

– Вы не торопились, – агент Хворост нетерпеливо топнул ногой и подслеповато прищурился. – Стоп. Ты одна, что ли?

Хамоватый тон меня разозлил, и я практически втолкнул деда в квартиру, прошипев:

– С каких пор для передачи безопасного артефакта нужна кавалерия? Показывай.

Онемевший от наглости дед ткнул на комод. Катана, такая же, как у японца! А может быть, кто-то спер оружие у пьяного мечника? Не веря собственным глазам, я подошел ближе. Неужели наконец повезло? С таким артефактом мне сам дьявол не страшен! Эфирный клинок наверняка способен ранить Черного Человека, пробьет шкуру Жабодемона. Блеск магической стали туманил сознание. Я потянулся к украшенной черными нитями рукояти, и тут же получил по пальцам палкой от швабры.

– Ай! Ты мне ноготь сломал! – второй за сегодня, доберусь до ножниц – обстригу все под ноль. Кто вообще придумал, что маникюр на длинных ногтях красив? Выхватив пистолет, я навел его на агента, но мужчина не впечатлился. А может просто не заметил сослепу мелкое оружие.

– Тебя, девка, не учили руки не распускать? С каждым годом вы все тупее. Понаберут по объявлению.

– Я прекрасно знаю, что это за артефакт!

– Неужели? – старик отложил швабру и передал мне листочек. – Читай, знающая.

На ощупь стало понятно: это не бумага, а выделанная кожа быка или нечто подобное. На шершавой стороне вдавили неровные буквы: «Вот это да! Ты только что нашел Величайший Меч из малотиражной коллекции Полезниуса Развлекалкина! Отыщи все пять предметов и стань Великим Коллекционером!»

– Что бы ты ни видела раньше, дуреха, это копия. Развлекалкин не создает нормальных предметов.

Занятно, Хворост говорит об артефакторе в настоящем времени. Выходит, он еще жив! Подавив зарождающееся любопытство, я вернул внимание к мечу.

– Это какая-то шутка? Лезвие увеличивается?

– Насколько я знаю, нет, – старик замотал катану рваными тряпками и перетянул капроновой бечевкой. – А вот мозги выносит знатно! Носитель ощущает себя мастером боевых искусств. К сожалению, это только чувство, в реальности ничего не меняется. Три последних владельца самоубились вращая меч, еще один напал на клуб Кендо и был застрелен частной охраной. Закройте эту гадость в самом глубоком подвале и выбросите ключ.

Вполне соответствует доктрине Фонда. Я с опаской принял протянутый артефакт и зажал его под мышкой. Только сейчас обратил внимание, что весь коридор завален инструментами и кадками с цветами. Видимо, Хворост и есть тот самый мастер, украсивший двор.

– Так и поступим. Фонд признателен вам…

– Засунь благодарности в свою аппетитную задницу, девка. – Старик вытер пот со лба. – Я ничего вам не должен. Живу своей головой, в ваши дела не лезу. Проваливай уже!

Разумный подход, но не слишком ли быстро он меня выпроваживает? Улыбнувшись, я протянул ему ладонь для рукопожатия. Вежливость перевесила скверный характер и старик грубо сжал мою руку. И… ничего не произошло.

– Ох как глазенки выпучила, сильно даванул? Хлипкие агенты пошли. В наше время девок не брали.

Не попрощавшись, я выскочил в подъезд и побежал, прыгая через две ступеньки. Не замечая собственного шепота:

– Нет, нет… НЕТ!

На нижней площадке курил длинноволосый хиппи. Я схватил его свободной рукой за горло и слегка сжал. С точки зрения нового тела это выглядело скорее эротично, чем пугающе. Хотя мне было наплевать. Оттолкнув кейсом пытавшегося обнять меня мужчину, я выбежал на улицу. Теперь ясно, почему ментальная защита не сработала против меча: в этом теле вообще нет волшебства! Прыгнув в такси на углу, я назвал адрес съемной квартиры. Помочь мне сейчас может только ведьма, встречу с которой я оттягивал как мог.

– Фух, ты все время бегаешь? Мне нужно меньше налегать на сладкое.

В дверь такси вцепилась шатенка из кафе. Этого только не хватало.

– Свали.

– Фи, как грубо. Дай мне свой сотовый и я исчезну. М?

Что обычно делают девушки в такой ситуации? Кажется, меняют местами две последние цифры. Пока я подбирал выражения, Ева перешла к решительным действиям. Шатенка, забравшись в салон, придвинулась вплотную и зашептала в ухо:

– Ты мне очень понравилась. – Ее шампунь пах медом и корицей. – Очень-очень. Дай мне шанс, хорошо?

К дьяволу приличия. Девушка ошиблась по крайней мере в одном: не закрыла дверь авто. Упершись спиной в стекло, я забросил свои длинные ноги на сидение. Затем прижал колени к подбородку и резко их выпрямил. Подошвы вмазались блоггерше в лицо. Еще два пинка, и плачущая шатенка валяется на асфальте. Не лучшее завершение знакомства, но я предупреждал.

– Гони! – зарычал я на улыбающегося таксиста.

– Непостоянна женская дружба, – пропел он, отъезжая от тротуара.

Не знаю, что напридумывал водитель про нас с Евой, и мне было наплевать. Я потерял стержень, удерживающий хрупкое психическое равновесие. Секреты магии разума незаметно превратились в грааль, позволявший решать множество проблем. Возвышающий меня над дрязгами оккультных организаций. И хуже того, магия стала слишком привычной частью меня. Оставшись без чтения мыслей, я чувствовал себя настоящим калекой. Мир теперь казался враждебным, непонятным. Ухмыляющийся мужчина за рулем мог оказаться кем угодно, вплоть до шпиона Золотого Лотоса. И все, что я делал – нервно набирал Агафью, Люн, собственный сотовый, оставшийся у Эша. Как назло, никто не отвечал. ГДЕ МОЯ МАГИЯ? Я был готов разрядить всю обойму шоферу в затылок и сам схватиться за руль, лишь бы ехать немного быстрее. К счастью, мужчина вел машину куда лучше меня и хорошо ориентировался в городе.

Из динамиков лился блюз, слегка успокоивший раздраженные нервы. Чтобы отвлечься от своих проблем, я вспомнил поведение Евы. Немного сумбурное, но такое искреннее. Зря я ее ударил, в конце концов, она оплатила счет и не желала мне зла. Любовь с первого взгляда, а я ведь верил в нее. До того как жизнь стала сложнее. Даже когда начались тренировки по магии разума, я не оставлял мечты найти свою половинку. Теперь все виделось иначе. Искренняя обоюдная любовь в этом безумном мире вряд ли возможна. Во всяком случае, не такая, как в романтично-сопливых мечтах. Для того чтобы я полюбил, недостаточно покачать ножкой и завести легкий разговор. Я больше рассматривал партнершу как спутницу жизни, и тут начинались проблемы. Окончательно закрыть вопрос любви не получилось: такси затормозило у моего подъезда. Не настолько эта тема проста, чтобы решить ее логически и забыть.

– Денег не надо, милая. Спасибо за шоу! Обожаю женские бои.

Странный фетиш, но могло быть хуже. Страх беспомощности немного отпустил, и я нашел в себе силы кокетливо улыбнуться. Таксист подмигнул мне и, весело насвистывая, покатил прочь. Ева слышала мой адрес? Может ли это стать проблемой? Так или иначе, стоит поработать над отказами. Иначе возле моей двери постоянно будет гора из букетов красных роз.

Кот встретил меня недовольным мяуканьем. Обнюхав незнакомую тетку, он фыркнул и скрылся на кухне. Цоев в квартире не оказалось, видимо, заняты восстановлением лапшичной империи. Я решил их не дергать попусту, хотя странно, что они игнорируют звонки главы клана. С другой стороны, номер незнакомый, а телепатией Люн не владеет. Агафьи тоже не было. Зато нашелся Гаитянец. Негр развалился на диване с блаженной улыбкой, в пепельнице тлели три недокуреных косяка. Даже знать не хочу, что он туда намешал и зачем затягивался одновременно.

Скинув костюм, я с наслаждением встал под душ. Потрогал линию шрама от ремня безопасности, сломанный нос и полоски от наручников. Мне сегодня прямо благоволят боги: попасть в серьезную аварию, даже не сломав ребра – настоящее чудо. Еще бы магию вернуть, и все будет совсем идеально.

Голое тело Наташи я видел столько раз, что его изучение не стало откровением. Как и сам процесс мытья. Слегка чувствительнее в подмышках, чем я привык, и некоторые места не стоило тереть жесткой мочалкой, вот и вся разница. Нагота воспринималась буднично. Запотевшее зеркало отражало идеальную фигуру без складок в ненужных местах. Древний фен давно сгорел, а тереть длинные волосы я не решился, боясь запутать пряди. Так и оставил их непросушенными. Зато легко завернулся в полотенце на женский манер. Ткань лучше крепилась на груди, чем на бедрах.

Моя старая мужская одежда совершенно не подходила по размеру, да и немного ее осталось. Цои свои вещи забрали, а в пропахший потом костюм не хотелось залезать сразу после ванны. Поэтому я решил высохнуть в таком виде, все равно лишние люди по квартире не шастают.

Забрав из коридора сверток с катаной, я положил его в шкаф к остальным артефактам. Хотел развернуться, но неожиданно холодное лезвие прижалось к моей спине, разрезая полотенце.

– Ты кто такая? И чегось забыла в кабинете босса?

Знакомый голосок. Я боялся, что в новом обличье начну иначе воспринимать звуки из-за физиологии и формы ушей, но, кажется, обошлось.

– Приятно знать, что я здесь главный. От тебя, Агафья, вообще не ожидал.

Позади раздался сдавленный всхлип и нож с жалобным звоном упал на пол. Детские ручки сорвали с меня полотенце, выставляя напоказ то, что было и так понятно по оголенной груди. Однако ведьму женщины явно не интересовали. Она закрыла глаза рукой.

– Ой дурак! Последний белый мужик оставался в доме. Жил бы, как шах при гареме.

– Так ты знаешь про Павла?

– С момента его смерти. Не парься, я в отместку зарезала одну из узкоглазых близняшек. Кровь за кровь и все такое. Зла не держу.

Я не понял, шутит Агафья или нет, но на всякий случай решил не уточнять. Сегодня она выглядела особенно разболтанной: глаза лихорадочно блестели, рот приоткрылся в широкой улыбке психопатки. Хотя еще секунду назад девочка почти плакала. За века колдунья собрала в себе все известные психические расстройства. Представляю, каким шоком было создание телевидения или мировые войны. В сочетании со старческим слабоумием тяжелая судьба превращала ее в бомбу замедленного действия. Но другой волшебницы в мире нет, придется работать с тем, что есть.

– Как ты вообще забрался в эту кобылу?

– Зомбирование. – Подняв с пола полотенце, я прикрыл им наготу. Никогда не любил нудизм, даже под равнодушно-скептическим взглядом Агафьи мне было неуютно.

– То есть тебя не смутило, что я так не делаю? Никто из магов разума не помещает свое сознание в пустой сосуд! Ты бы еще в животное вселился, экспериментатор.

– Не такой уж и пустой, – возразил я, вспомнив предсмертных трепыхания Наташи. – А в животных разве получится?

– У тебя? Больше нет, гений! Попрощайся с волшебством, – видимо, я сильно побледнел, потому что тон Агафьи смягчился. – Есть и хорошие новости: эта жизнь будет долгой! Баба, которую ты оседлал, крепкая, за здоровьем следила. Тело больше не разрушится от усиления пси-способностей.

– Так не пойдет. Пересели меня в новый сосуд, травок навари, сделай хоть что-то!

– Не кричи, истеричка! В твоем случае все не как у людей. Одно могу сказать: ищи магию там же, где нашел впервые. Мои советы тебе без толку.

Вызвать Черного, звучит логично. Раз он больше не реагирует на леденцы, должен тереться рядом с Жабьим Принцем. Вряд ли учитель создал такую образину с целью царапанья стен в подвалах Фонда.

Поняв, что больше не нужна мне, колдунья ушла по своим делам. А я забегал по комнате, одеваясь и пытаясь стянуть мокрые волосы в хвост с помощью канцелярской резинки. Без макияжа лицо Наташи стало еще красивее. Поправив на полке сверток с катаной, я достал высушенную кисть руки и бросил ее в кейс.

– Липовый артефакт для ненастоящего бога, – усмехнулся я вслух.

Нехорошо идти в гости с пустыми руками.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю