332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Иван Снежный » Оккультист. Книга 2 » Текст книги (страница 3)
Оккультист. Книга 2
  • Текст добавлен: 4 июня 2021, 12:01

Текст книги "Оккультист. Книга 2"


Автор книги: Иван Снежный






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 6 страниц)

Глава 3. Сеульский Змей

Бытует мнение, что смерть нужно встречать с широко раскрытыми глазами. Смело смотреть ей в лицо, а еще лучше – громко хохотать. Если это правда, то я абсолютный трус. Не в силах выдержать напряжения момента, я зажмурился так крепко, будто это могло защитить мое лицо от пули. Еще говорят, что перед внутренним взором проносится прожитая жизнь. Правда, я ощущал лишь сожаление об упущенных возможностях и собственной бездарной кончине. Прошла секунда, другая, но выстрела так не последовало. Вместо автоматной очереди раздалось… чавканье?

Осторожно приоткрыв глаза, я тут же пожалел о своем решении. Вместо полицейского надо мной нависло странное существо, больше всего напоминающее огромную уродливую жабу ярко-красного цвета. Хотя я сильно сомневаюсь, что в мире найдется биолог, способный классифицировать подобное существо. Каждая часть монстра казалась нереальной: яркая пупырчатая кожа, мерзкие наросты на истекающих слизью мускулах, выступающие клыки хищника в маленькой пасти, мощные когти на передних лапах, толстые волосатые икры, заканчивающиеся раздвоенными копытами. Невозможно было зацепиться за конкретную деталь и выяснить, что это за тварь. Разбрызгивая свежую кровь, существо пожирало нечто овальное, торопливо проталкивая куски в узкую пасть. Судя по разорванной груди полицейского, валявшегося рядом, это было человеческое сердце.

– Гхар-храх, харх, – в пронзительных злобных хрипах я не сразу опознал смех.

Смерть от пули уже не казалась мне плохим окончанием жизни. По крайней мере, это быстро и практически безболезненно. Неизвестно, как поступит инфернальное существо с набухшими от силы мускулами, но заживо разорвать меня на части не составит для него труда. Взглянув на асфальт, я заметил смятый под копытом синий шлепанец. Между рогов сохранилась жиденькая прядь седых волос. Больше ничего не выдавало в нем человека, но я рискнул предположить:

– Бродяга?

– Грх? – Тварь прекратила жевать и уставилась на меня. Ярко-желтые зрачки сузились, и в них промелькнуло узнавание.

– Чувствую, грум, жажду и огонь в кишках, агрх, вещи, люди, все, грархар, ломается в руках. – Деформированная челюсть двигалась медленно, выдавая слова вперемешку со странными булькающими звуками.

Стоит признать, Черный человек умеет радикально решать вопросы. Какие бы проблемы не волновали бродягу раньше, сейчас от них осталась лишь бледная тень.

– Чем займешься? – мой голос слегка дрогнул.

– Раздам, грах, старые долги. – Пасть сложилась в подобие улыбки. Не завидую тем, кто его обидел.

Тяжело переваливаясь, чудище побежало прочь. На мокром асфальте остались небольшие вмятины в форме копыт, быстро превратившиеся в лужи. Должно быть, старик теперь весил несколько тонн. Интересно, леденец на всех так влияет, или бродяга особенный? Хорошо, что я не решился съесть конфету сам.

Подняться на ноги удалось только с третьей попытки. Руки, скованные за спиной, не слишком помогали удерживать равновесие. Однако глупо жаловаться на неудобства, едва избежав гибели. Я шумно втянул носом прохладный воздух, расслабляясь. Сердце перестало бешено биться. Причем меня больше испугала не близость смерти, а внезапность произошедшего. Я много раз сознательно рисковал жизнью, но впервые положение стало настолько плохим за пару минут. К такому просто невозможно подготовиться, проблемы налетели, словно цунами. Казалось, весь мир разом ополчился против меня. Если это продумал и организовал мой учитель, то я больше нигде не могу ощущать себя в безопасности.

Перешагнув через изувеченное тело полицейского и согнутый дугой автомат, я подошел к патрульной Ниве. Трупы. В последнее время я вижу их чаще, чем живых людей. Безжизненные тела не так страшны, когда к ним привыкаешь. Полицейский по имени Василий равнодушно смотрел на потолок Нивы. По сравнению с остальными мертвецами на улице он выглядел так, словно прилег отдохнуть. Только две аккуратные дырочки возле виска портили идеалистическую картину.

– Говорил же, я в тюрьму не пойду. – В ночной тишине мои слова прозвучали жалко.

Ключи от наручников болтались на цепочке у пояса. Извернувшись, я с трудом отцепил их и сбросил надоевшие железяки. Внимательно обыскал полицейского и вернул свои вещи: сотовый, деньги, паспорт, ключи от машины, леденцы. Хотел забрать пистолет и запасную обойму, но пихать уже было некуда. Отстегивать с трупа кобуру слишком долго. А вот наручники с ключиком удобно легли во внутренний карман пиджака. Пригодятся.

Закрыв салон авто, я подошел к телу Павла. Нехорошо, что он так лежит, раскинув руки, на грязном асфальте. Однако я не в том положении, чтобы забирать труп и устраивать сентиментальные похороны. Если бы я валялся на этой улице, мне было бы все равно, погребут мои останки или нет. Надеюсь, он был так же небрежен в отношении религиозных обрядов. Я изучил его мысли вдоль и поперек, но Павел был слишком молод, чтобы думать о смерти. Тем более собственной.

Наклонившись над мальчишкой, проверил его пульс. Мертв, окончательно и безвозвратно. Никакие леденцы не спасут… ну разве что черные. Однако меньше всего мне хочется плодить кучу демонов, пожирающих сердца. По крайней мере, пока я не выясню, чем это чревато и какую роль во всем этом играет Черный человек.

Только сейчас я понял, что боль в плече не проходит. Судя по всему, меня задело рикошетом или шальной пулей. Конечность онемела, но кровь почти не вытекала. Слабо разбираюсь в медицине, но, наверное, это хорошо. Хотя бы не испачкаю рукав сильнее, чем сейчас. Костюм и так пришел в негодность. Белая ткань больше напоминала половую тряпку. Возвращаться в Антикафе в таком виде опасно. Чужой крови на мне оказалось столько, что рубашку можно выжимать.

Дверей в «Микрозаймы» больше не существовало, как и половины стены. Измененный бродяга уничтожил часть киоска, при этом не тронув толстушку. Думаю, женщина выжила благодаря своему весу. Растекаясь за столом, она никому не мешала. Я медленно подходил, а она все сильнее вжималась в кресло, рискуя его сломать. Сложно убежать с такими габаритами.

– Обстоятельства изменились, хочу закрыть заем. – Я передал слипшуюся от крови копию договора и купюры. – Бывает проблемно вернуть деньги раньше срока, но в моем случае мы же обойдемся без штрафов. Верно?

Действуя на автомате, женщина вернула деньги в сейф, дрожащими руками щелкнула по клавиатуре, и распечатала мне справку о погашении задолженности. Пока она это проделывала, я заметил видеокамеру в углу. Наверняка на улице установлено еще несколько. Скверно.

– Запись идет на компьютер?

Толстушка ничего не ответила, но я сам понял, что видеосъемку ведет сторонняя фирма. На стареньком ноутбуке, стоявшем на столе, вряд ли запускалась пасьянс-косынка. Женщина смогла сформулировать фразу, когда я уже уходил.

– Это был Дьявол?

– Надеюсь, что нет. – Я аккуратно сложил справку, вспоминая причудливый облик бродяги. – Но на вашем месте я бы рассыпал дома соль.

Не прощаясь, я вернулся под моросящий дождь. Сам не знаю, зачем рассказал байку про соль. Вряд ли хлорид натрия способен остановить жабоподобное чудовище. Мне просто хотелось подбодрить женщину. Не оставлять же ее наедине с мыслями, полными страха и отчаянья. Прекрасно понимаю, в каком состоянии находится толстушка: тьма вторглась в ее жизнь, порождая массу вопросов. Но едва ли у женщины есть шанс разобраться. Во всяком случае, не больше, чем у меня. А соль… мне все больше казалось, что ритуалы, отпугивающие нечисть, придумали, чтобы не сойти с ума от беспомощности.

Мозг никак не мог успокоиться, прокручивая случившееся. Павел, конечно, не самого большого ума человек, но парень не стал бы убивать представителя власти. Он же боялся людей в форме до дрожи в коленях! Я постоянно улавливал такие мысли, копаясь в его разуме. Именно мой голос заставил Павла примчаться с пятого этажа. Это уже не шутки и не баловство вроде проекции сознания. Я навязал свою волю на расстоянии! Отвратительно сформулировал, но тут уж ничего не поделаешь.

Несмотря на рану в плече, я чувствовал воодушевление. Удалось сотворить настоящее волшебство, а не тот суррогат, который получался раньше! Да и с девушкой в клубе вышло нечто особенное. Слишком быстро, гладко и без отката. Магия разума наконец начинала покоряться мне. Не терпится снова использовать эту способность. Нужно только придумать приказ, не допускающий двойного понимания и импровизации цели. Вот так задачка.

По пути к машине я достал сотовый и сделал то, что нужно было с самого начала: набрал номер Люн. Никто не знает корейцев лучше их соплеменников.

– Здравствуйте, хозяин.

– Где Агафья? – Это волновало меня больше всего.

Как более сильная магичка, она могла сразу ощутить смерть своего молодого любовника. И тогда остальные жители квартиры находятся в серьезной опасности. Старушка умеет действовать непредсказуемо. Не-маги в ее понимании не важнее, чем пыль под ногтями. За исключением собственных живых игрушек.

– Спит. Что-то случилось?

– Неважно. Я назначил Лотосу встречу, но они не явились. Почему?

– Младший не может диктовать старшим свои условия. Если они заранее выбрали место, то не будут его менять…

– Спасибо, Люн. Доброй ночи.

Я бы с радостью выслушал лекцию о прочтении и поклонении старшим семьям, если бы рядом со мной не притормозила знакомая белая машина. Похоже, корейцы из клана не слишком уважают старые традиции. Задняя дверь хаммера распахнулась, приглашая меня внутрь. Пару секунд я обдумывал возможность скрыться в подворотне, но отбросил трусливую затею. Хуже эта ночь уже не станет. К тому же я чувствовал себя достаточно взвинченным, чтобы сотворить любую глупость, и не представлял, что произойдет дальше. Лучшее состояние для создания магии.

За рулем сидел коротко остриженный азиат, явно телохранитель. Рядом со мной расположилась деловая женщина в брючном костюме. Хотя одежда смотрелась на ней не так изысканно, как на Наташе. Заметив кровоточащую руку, она достала автомобильную аптечку и принялась обрабатывать рану.

– Многие недооценивают пулевое ранение плеча. Очень зря. Без срочной операции вы умрете в тридцати процентах случаев. Потеряете конечность в сорока процентах. Заражение крови и потеря подвижности…

Она называла еще какие-то цифры и вероятности, но я не обращал внимания. Уверен, на базе Фонда есть медкабинет. Придется выдумать слезливую историю о нападении в темной подворотне, но это куда лучше, чем соваться в обычную поликлинику.

Меня больше занимал последний человек, находящийся в салоне. Улыбчивый кореец развалился на заднем сидении, чуть дальше от женщины. Как бы закрывшись от меня ее телом. Новый переговорщик Лотоса кардинально отличался от предыдущего. Прежде всего, это был молодой крашеный блондин. В модной кожаной куртке со стразами и дорогими перстнями почти на каждом пальце. Я никогда не доверял подобным людям, придерживаясь старомодных взглядов. Если у мужчины хватает времени, чтобы следить за укладкой волос, автозагаром и маникюром, вряд ли он представляет из себя что-то стоящее. Надеюсь, мне не подсунули очередную пустышку вместо босса.

– Ты главный?

Женщина перевела ему, а он в ответ быстро залопотал что-то на корейском. Прерываясь на смех и воодушевленные размахивания руками.

– Господин Бао рад встрече… Так, это игра слов. Извините, сложная шутка для адаптации, – переводчица ждала, пока блондинчик перестанет смеяться и продолжит общение, но его просто распирало от веселья.

– Ох, боюсь, у меня нет на это времени.

Стянув перчатку, я перегнулся через колени женщины и схватил мужчину за запястье. Его сознание оказалось странным местом. Четко организованное и структурированное, оно контрастировало с расхлябанным внешним видом корейца. Мысли переговорщика в прямом смысле слова разложены по полочкам. Передо мной стояли ровные ряды библиотечных шкафов. Стеклянные дверцы позволяли рассмотреть корешки книг, но заглянуть внутрь не удалось. Огромные амбарные замки стягивали резные ручки. Чего только люди не выдумают.

– Шедеврально. Вы ведь слышите меня?

Впервые за мою практику чтения чужого сознания жертва заговорила раньше, чем я. Это напрягало. Кореец готовился к встрече, прекрасно понимая, чего от меня ждать.

– Громко и четко.

– Изумительно. Знаете, вам очень повезло, что в Россию послали именно меня. Мало кто из семьи верит в вашу полезность как мага. В наш век фокусников и шарлатанов вы сверкаете, словно алмаз.

Слушая дифирамбы в мою честь, я не стоял на месте. Материализовав змееподобный кинжал, старался сбить им замок на ближайшем шкафу. Безуспешно. Мысли корейца хорошо защищены от чужого вмешательства. Впрочем, сложно сказать, как отреагируют переводчица и охранник на превращение своего босса в роняющего слюни дебила. И позволят ли они мне полдня копошиться в его сознании. Эта попытка – скорее дань эксперименту, чем реальное нападение.

– Я здесь, чтобы закончить войну.

– Войну? Месяц назад я летал в центральную Африку, вот там война. Танки, расстрельные команды и прочее. А у нас с вами небольшое недопонимание. Неужели вы думаете, что нам не известно о съемной квартире? Или вашим друзьям из Фонда есть дело до чего-то, кроме приближающегося апокалипсиса?

Я и не рассчитывал на затяжные прятки. Пара снимков со спутника и засечь мою машину не составит труда. Не говоря уже о камерах на улицах. Северная столица просто напичкана видеонаблюдением. Я вспомнил про запись из «Микрозаймов» и настроение тут же испортилось. Чувствую, эта ночь мне еще не раз аукнется. Как бы не пришлось скрываться от властей.

– А вас конец света не тревожит?

– Золотой Лотос верит, что Фонд справится. Всегда справлялся. Мы открыто не выступаем против них именно из-за этого. Они варвары в мире тонких материй, со своими экспериментами, протоколами сдерживания и секретными документами. Но кому-то нужно подчищать инфернальное дерьмо. Пусть уж лучше всем заправляет Фонд, чем нас похоронят взбесившиеся аномалии.

– И все же Куратор вас интересует.

– А вас нет? Это живая легенда! Вся махина Фонда держится на группе обычных людей. Их не больше пяти, представляете? Они должны обладать просто выдающимися качествами.

Я вспомнил блузку Наташи, едва сдерживающую рвущуюся на свободу грудь. Сексуальность явно помогала ей в работе. Женщина использовала свою красоту так часто, что я неосознанно записал ее в активные нимфоманки. Но что я понимаю в мировом закулисье? На ее хрупких плечах висит слишком многое. Особенно сейчас.

– Ваш предшественник в багажнике Ниссана, можете его забрать. Где Мэй?

– Полагаю, уже дома. Она не заложник, а гарант нашей встречи. Когда слуга передал вашу просьбу о встрече, я сразу ее отпустил.

– Как я узнаю, что вы не врете?

– Никак. Придется поверить на слово. Я не заинтересован в уничтожении клана Чхой. Скорее наоборот, хочу на него опереться.

Разжав руку, я принял горизонтальное положение. Повязка, наложенная переводчицей, не слишком помогала. Адреналин от схватки окончательно отпустил, и плечо отзывалось болью на любое движение.

Опираясь на слабого, можно сломать ему хребет. Я не доверял этим людям. Фонд хотя бы честно заявлял, что я для них расходный материал. Лотос же возвел меня в главы клана и проводил какие-то мутные схемы. То забирая власть, то рисуя радужные перспективы. Однако кореец не собирался меня отпускать – с сухим щелчком двери салона заблокировались. Резко наклонившись, молодой человек схватил мое лицо тонкими теплыми пальцами.

– Вы не дослушали предложение, Нова.

А вот это действительно неприятно. Не то чтобы мое истинное имя было тайной, но просто так я им не назывался. Да и про магию разума кореец знает немало. На его стороне подготовленность, именно то, чего мне постоянно не хватает.

– Оно меня не интересует. Десятки лет вы угнетали Цоев, изгнали их с родных земель и обирали. Что изменилось?

– Время. Вам стоит задуматься о своем будущем. Этот мир устарел и скоро все переменится. Не упустите новые возможности.

Пока он болтал, я пытался вскрыть шкаф с надписью «Каталог артефактов». Эта часть сознания запиралась сразу двумя замками.

– Вы меня заинтриговали. Что может быть перспективнее артефактов? – сказал я, скорее чтобы потянуть время.

– Древние давно в могилах со своими секретами. От их игрушек больше вреда, чем пользы. Лотос смотрит в будущее: технологии, кибернетика…

– Инновации, модернизации, – перебил я его. – Вы забыли, в какой стране находитесь? Конкретнее.

– Киберимпланты и роботы.

Неделю назад я бы рассмеялся, услышав такое. Но после истории с «Красной зарей» взрывное развитие технологий не казались чем-то далеким. Мир готов совершить качественный скачок вперед. Если Золотой Лотос собирается возглавить научный прорыв, то дело действительно серьезное.

– У вас есть готовые образцы?

– Разумеется. Мы перевернем мировой порядок через высокие технологии. Как только наш продукт попадет на рынок, человечество изменится навсегда.

– Вам нужны люди?

– О нет, верных слуг у нас хватает. Мы хотим именно вас. Лояльного активного мага, а не послушно кивающего болванчика. Нам бы не хотелось, чтобы волшба творилась… в неподобающем настроении.

Я развеял бесполезный кинжал и принялся методично толкать шкаф. Точнее биться об него и отскакивать, словно мячик. Мои возможности в чужом пространстве мыслей по-прежнему удручали. А в своем тем более.

– Для человека, презирающего волшебство, вы слишком много о нем знаете.

– Достаточно, чтобы глубоко не лезть в эту сферу. В семейном архиве сохранился трактат о моем прадеде – выдающемся маге разума. Волшебство заставило его стать гибким, смелым, жадным до чужой крови и не бояться погибнуть в процессе «охоты» на двуногую дичь. Он устроил настолько яростную резню, что Лотос до сих пор уважают. Есть небольшой нюанс, известный немногим приближенным. После триумфа он обезумел и обратил мастерство против собственной семьи. Повторять его путь я не решусь.

Могу себе представить. В те годы еще не существовало протоколов сдерживания. Фаза «Бог-дитя» с финансовой поддержкой клана и человеческими ресурсами. Странно, что Корея не перекроила весь мир, обладая таким потенциалом.

– Я понимаю, что доверие зарабатывается, и готов ждать, – он точно видел запись схватки на корабле-ресторане, это дословная копия моих слов. – Для начала, Лотос больше не требует от вас добычи артефактов. Более того, мы передаем вам одну вещичку.

Разорвав контакт, он с улыбкой протянул мне карточку размером с визитку. Белый кусок картона с помятыми углами. Вещь была затерта и немного заляпана грязью. Я осторожно взял ее кончиками пальцев, через перчатку. Никаких надписей, обычный мусор, как ни посмотри. Вот только от нее просто фонило магией. Слабее, чем от леденцов, но все же достаточно сильно.

– Что это?

Кореец дважды хлопнул в ладоши, и девушка переводчик отчеканила заранее заученный текст:

– Точно неизвестно. Век назад сильнейший маг эпохи предпочел умереть, но не раскрыть нам особенности этого артефакта. За годы наши слуги выяснили, что листок реагирует на волшебство. Соответственно, его тайна откроется лишь практикующему магу. Так или иначе, мы надеемся, эта вещь послужит вам куда лучше.

Еще один артефакт с неизвестными свойствами в моей коллекции. Ушлый малый подарил мне то, чем сам не может воспользоваться. Как ни странно, именно этот поступок расположил меня к блондинчику сильнее слащавых речей. А также то, что случилось после.

Представители Золотого Лотоса вышли из машины и низко поклонились, оставив ключи в зажигании. Мне вернули мою собственность. Без дополнительных условий и договоренностей. Напоследок переводчица выдала еще одну зазубренную фразу.

– Когда вы захотите встретиться, спросите остро-пряный чай у бармена в Будде или у швейцара в Талион Империал. Хорошего дня!

Прямо короли жизни, по ним можно сверять самые пафосные места Петербурга. Причем не «если», а «когда». Они не сомневались, что мне понадобятся их услуги. И очень зря. Слишком много у меня в последнее время развелось начальства. Наша следующая встреча пройдет на иных условиях или не состоится вовсе.

Перебравшись на переднее сидение, я наблюдал за действиями корейцев. Пока мы беседовали, обстановка изменилась: улицу оцепили полицейские, тела накрыли плотной тканью, собрались случайные зеваки. Не обращая внимания на представителей правопорядка, водитель Бао вскрыл багажник и взвалил на плечо тело. Вот зачем ломать? Ключи же у меня в кармане!

Всегда знал, что самые дикие вещи нужно делать с невозмутимым видом. Ни один полицейский не поинтересовался странным свертком. Цои отлично завернули мертвого корейца. Опутанный многослойной пленкой, словно кусок дорогого мяса, окоченевший труп не был похож сам на себя. Как же я рад от него избавиться! Странная троица неспешно скрылась за поворотом, унося одну их моих проблем с собой.

Провожая взглядом представителей Золотого Лотоса, я задумался о нашем разговоре. Киберимпланты и биоинженерия: корейцы играют по-крупному. Сложно осознать, чем обернется такое новшество для всего человечества. Особенно если технологию удержит в руках единственная международная корпорация. Некоторые страны введут запреты, но если товар окажется стоящим, замена органов и конечностей станет привычным делом. Будущее действительно наступает. Интересно, откуда у Лотоса такая уверенность в превосходстве технологий?

Люн не ответила на звонок, а дозваниваться не хотелось. Слишком много тяжелых разговоров для одной ночи. Поэтому я ограничился смс: «Мэй свободна. Лотос обещал мир. Заберите Эша у MashitaSS».

К «Микрозаймам», сверкая спецсигналами, подъехали сразу три машины скорой помощи и кортеж высокого начальства. Пора отсюда убираться, пока на косо припаркованный внедорожник не обратили внимания. Но я не мог отвести взгляд от неба. В свете утреннего солнца кровавые облака над Васильевским Островом казались плотно свернутыми в воронку. Они разрастались и пульсировали.

Пришлось послать новое сообщение: «Когда разблокируют счета, спонсируйте приюты для животных. Соберите как можно больше кошек в одном месте». Идея ограничиться коротким текстом провалилась, но я все же отправил послание. Надеюсь, Цои разберутся. Четкого плана действий у меня нет, но «Алый король» реагировал на мурчание Домино. Это единственная известная мне слабость существа. К черту Фонд. Если воронка не исчезнет за пару дней, поеду туда сам.

Невеселые мысли о противостоянии с ожившим кораблем прервал громкий шлепок и крики ужаса. Почему мне кажется, что эти звуки связаны со мной? Помня о своем внешнем виде, я не решился выйти из хаммера. Однако мощные колеса обеспечивали достаточно высокую посадку, чтобы увидеть место трагедии. До того как плотная толпа зевак перекрыла обзор, я успел зафиксировать все мелкие детали.

Знакомая по Антикафе студентка выглядела растрепанной: смазанный макияж, спутанные волосы. Пятый этаж – не самая большая высота. У нее оставался шанс выжить. Однако девушка специально прыгнула вниз головой. Она желала умереть и ей это удалось. Шея явно сломана, хорошенькое личико развернуто под неестественным углом. На губах застыла улыбка безграничного счастья.

Мои эксперименты в магии оборвали две жизни за одну ночь. Если не учитывать случайно попавший под раздачу патруль и утратившего человеческий облик бродягу. Причем сейчас у меня не было оправдания в виде угрозы жизни или внешнего давления. Какая-то часть меня понимала: сегодня я зарвался. Однако о том, чтобы остановиться, не могло быть и речи. Магия – движение по самому краю и далеко за любыми ограничениями. Сознательно я еще не способен это принять, но в глубине души уже готов пожертвовать кем угодно ради крупиц волшебства. Кроме себя, разумеется.

Агенты Фонда сказали бы, что я вкусил силу и перешел на следующую фазу. Пусть так. По мне, просто стало больше вариантов. Достав сотовый, я отправил третье смс госпоже Цой: «Передай Агафье – я согласен на все. Пусть готовится». Хватит оттягивать неизбежное. Педофилия и детоубийство, кто бы мог подумать, что до этого дойдет. Но раз без этого не обойтись, надо делать. Зажмуриться и шагнуть вперед, если не смогу иначе.

Холодный разум рассчитывал последствия ночных похождений, пытаясь свести проблемы к минимуму. Стоит найти хорошего адвоката. В Антикафе найдется достаточно свидетелей, чтобы арестовать меня. Хотя, с другой стороны, что мне можно предъявить? Схватил девушку за руку и накормил бомжа конфетой? Представляю лицо судьи. Если кто и сможет мне помешать, то только Фонд. Но пока что они даровали подозрительную свободу.

Мягко надавив на газ, я объехал толпу и направил автомобиль в сторону метро Академическая. Именно там была назначена встреча с Наташей. Несмотря на легко завершившийся конфликт с Лотосом, я испытывал смешанные чувства. Казалось, Павел укоризненно смотрит на меня с того света, а Черный человек мерещился в каждом участнике ночных событий. Тот же студент с синей колодой вел себя подозрительно. Полночная старушка, оформлявшая кредит. Несколько школьников в клубе без личных колод.

Подавив внезапный приступ паранойи, я притормозил возле безупречно выглядящей Наташи с небольшой сумкой-кейсом. Она легко запрыгнула на пассажирское сидение.

– Куда едем, шеф? Где база? – шутливо отдал я честь. – Надеюсь, не на заброшенных станциях метро? При такой близости к людям тяжело будет удержать объекты в узде.

Однако женщина не разделяла мой энтузиазм. Достав из кейса серую папку, она протянула ее мне.

– Заглуши мотор и ознакомься.

Надеюсь, мы надолго здесь не останемся, возле оживленного перекрестка нельзя парковаться. Папка с надписью «5664 Жабий Принц» оказалась самой тонкой из всех, что мне удалось прочитать. Внутри лежало всего одно цветное фото. Я сразу узнал эти налитые потусторонней силой красные мускулы и мерзкие наросты. Бродяга разрывал какого-то бедолагу надвое, высоко подняв его над головой. Он жадно глотал кровь, стекающую в пасть. В алчных желтых зрачках не осталось ничего человеческого. А я ведь даже не спросил, как его зовут. Узнает ли он меня? Сердце сжалось от предчувствия беды.

– Ну, три тысячи первый, – почти эротично прошептала Наташа, скрестив руки на выдающейся груди. – Ты ничего не хочешь мне рассказать?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю