290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Отпустить не смогу (СИ) » Текст книги (страница 1)
Отпустить не смогу (СИ)
  • Текст добавлен: 13 марта 2020, 03:30

Текст книги "Отпустить не смогу (СИ)"


Автор книги: Ирина Снегирева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 19 страниц)

 Ирина Снегирева
Отпустить не смогу

Глава 1

Лилиана,10 лет

– Лилиана, дорогая, ступай к девочкам. Видишь, для тебя оставлено место с розовым бантом? – Отец, барон Эдварда Кларенс, слегка подтолкнул меня в спину. – Надеюсь, праздник удастся.

– И вам с мамой хорошего вечера! – тут же весело отозвалась я. И, сдерживаясь, чтобы не скакать вприпрыжку, направилась к столу.

Сегодня мы с родителями приглашены на приём к герцогу Генри Норфолку по поводу рождения младшего сына. Мои близкие проследовали в большой просторный зал, чтобы там вручить подарки и продолжить празднование за общим столом. А детям была отведена большая гостиная, в которой, кроме поедания угощения и чаепития, мы могли играть друг с другом.

– Лили, иди скорее! – воскликнула Анжелика. Она много раз приезжала к нам со своими родителями. Так что я уже могла назвать её своей подругой. Хотя, признаться, почти всех детей, сидящих за столом, я знала. И ни с кем не ссорилась. Да и когда?

Я направилась к указанному стулу, уже позабыв про то, что должна идти размеренно, а не бежать.

– Какое у твоей мамы красивое платье!– заметила Лика. – Когда я вырасту, мой муж мне купит такое же!

– А ты хочешь замуж? – удивилась я и даже застыла с салфеткой в руках.

Хотя подруга была старше, но я не видела смысла в муже. Зачем? Папа есть, мама тоже. И пусть у меня не мать, а мачеха, но она точно хорошая. Других детей в нашей семье не было. Может быть, поэтому меня все любили и баловали. Несколько лет назад осторожно спускаясь по чёрной лестнице, которая была отведена для прислуги, я случайно услышала, как горничные восхищались заботой обо мне баронессы Селены. И что не каждая мать о своём дите печётся, как эта добрая женщина. Не до конца осознав сказанное прислугой, я присела на ступеньку и вытянула шею. Слышно было плохо. Всё ещё не зная, как отреагировать, я застыла и забыла о предосторожности. Не знаю, когда за моей спиной появилась экономка, но женщина тоже оказалась не глухой. Именно она поставила в известность папу о том, что я была свидетельницей важного разговора. А вечером отец рассказал историю, в которую я долго не могла поверить. Даже сейчас считаю её каким-то сном или даже сказкой. Оказалось, что моя родная мама умерла почти сразу после родов от какой-то болезни. Отец женился на Селене, а я была слишком мала и привязалась к этой женщине. Может быть, поэтому папа всё откладывал признание. Но это неважно. Потому что уже на другой день мы съездили в наше загородное поместье, навестили семейный склеп. И вот там, как оказалась, вечным сном уснула моя мама.

– Все этого хотят! – авторитетно заметила Анжелика. – А ещё, чтобы не скупился на разные платья и украшения. Понимаешь?

Я кивнула соглашаясь. Конечно, если муж станет покупать платья и украшения, тогда пускай будет. И чтобы не ругал меня за то, что люблю скакать верхом. После той открывшейся правды папа привёз мне пони, на котором я ездила несколько лет. Но уже очень скоро у меня будет лошадка или конь. Да! Пожалуй, пусть муж мне и их тоже подарит. Ведь ехать в карете это одно, а сидя на спине стройного высокого животного – другое.

Насытились мы быстро. И уже вскоре играли в фанты, катали по полу большой надувной мяч, по очереди вспоминая селения нашего герцогства. А после Лика, на которой сегодня было надето великолепное белое платье, предложила играть в свадьбу. Себя она видела исключительно в роли невесты, а женихом стал очень красивый мальчик, чьё имя я всё время забывала. Кто-то согласился стать свитой, гостями, а я… Честно говоря, моё платье было не хуже. И даже лучше! А ещё туфельки, тоже белые… Вот только жениха для меня не нашлось. И вдруг стало так обидно! Сама не знаю почему, но захотелось шмыгнуть носом. Настроение играть пропало. Не желая ставить себя в неудобное положение, я незаметно вышла в раскрытые двери, ведущие в дивный сад герцогини. О розах Норфолка мама Селена упоминала много раз. Я решила, что уж лучше пойду, посмотрю на них, чем на задранный нос Анжелики.

На улице пока ещё было светло. Но уже кое-где горели факелы, а также магические фонарики. Я порадовалась, не заметив никого поблизости. И обойдя розовые кусты, устремилась по дорожке к небольшому фонтану. Подошла, присела на мраморный край и коснулась рукой воды. С досадой подумала, что лучше бы сейчас оказаться в поместье, искупаться. С местной ребятнёй я всегда ладила. И в следующий раз, когда мы поедем туда, то обязательно найду себе жениха. Или лучше двух! Сойдёт сын конюха или кузнеца. В этот момент из гостиной донёсся возглас Анжелики, а после раздался голос того красивого мальчика и всеобщий смех. Стало ещё обиднее, словно это они надо мной там потешались.

Слезу, скатившуюся по щеке и упавшую в фонтан, я даже не заметила. А вот проходивший мимо сын герцога Рейн Норфолк и его друг сын графа Аларик Дайсен почему-то разглядели.

– Это кто у нас тут слёзы льёт?

Я повернулась на голос и сжала губы, чтобы не сказать какую-нибудь колкость. Аларик сиял как начищенный медный таз. Я давно его знала. Дайсены владеют землёй по соседству с нашей. Кроме поместья, у нас есть большой дом в городе.

– Погоди, – отмахнулся Рейн Норфолк и присел неподалёку от меня на край фонтана. – Как тебя зовут, девочка?

– Лилиана Кларенс, лорд,– ответила я и выпрямилась, постаравшись принять приличный вид. Вот если бы тут не было герцогского сына, то Аларику я могла ответить иначе. Только с этим Норфолком мы вообще не были знакомы, не то что запросто разговаривать.

– Дайсен! Это же твои соседи! – воскликнул Рейн. – Так чего же ты, Лилиана, сырость разводишь? Или обидел кто? – Брови молодого лорда сошлись на переносице.

– Никто, – я поджала губы. Ну разве им расскажешь, что хочу понарошку мужа и свиту? Вдруг не поймут.

– Ладно тебе, Лили, не темни, – Аларик присел передо мной на корточки и заглянул в глаза. – Ну, кто обидел? Там весело, а ты тут одна. Признавайся!

Я вздохнула. И чего привязался? Хотя Дайсен неплохой и даже весёлый, но сейчас эти расспросы мне не нравились.

– Хорошо! – Норфолк хлопнул себя по колену. – Сейчас мы пойдём и накажем обидчика. Наверняка кто-нибудь видел!

– Не надо наказывать. Никто не виноват. – Я проглотила комок в горле. Вот подстава! Этак надо мной все смеяться будут.

– А чего ревела? – Аларик продолжил с интересом рассматривать меня, – ну же, Лили? Рейн не шутит. И мы сейчас пойдём и реально заставим обидчика просить у тебя прощения. Что там произошло? Ты же знаешь, что я учусь магии. Поэтому всё равно дознаюсь.

Вздохнула. И не глядя на присутствующих, призналась.

– Там играют. В свадьбу.

– И что? – не понял Рейн.

– А мне жениха не хватило, – прошептала я и закусила губу. От прошлой обиды, а заодно оттого, что не удалось скрыть это перед двумя взрослыми по моим понятиям мальчиками. Да какое там, они уже почти мужчины! Аларику 14 лет, а Норфолку, как я слышала сегодня от папы, 15.

Хохот, потрясший этот дивный сад, был не слишком громкий. Но моё самолюбие они точно задели. И когда я встала, чтобы покинуть это место, меня никто не отпустил.

– Погоди, погоди, малышка, мы не со зла! – торопливо произнёс сын герцога, хватая меня за руку. А Аларик кивнул. Оба сдерживали улыбки. Я уставилась в сторону. – Тебе сколько лет?

– Десять.

– Лили, зачем тебе сейчас муж? – поинтересовался Дайсен. – Или жених. Ты же ещё маленькая.

– Муж мне без надобности. Это просто игра, – сообщила я двум приставучим собеседникам. Знала бы, соврала чего-нибудь. Хотя нет, не выйдет. Аларик маг, может распознать.

– Ясно, – усмехнулся Рейн и потянулся к розовому кусту, который рос неподалёку. Сорвал цветок и принялся крутить его между пальцами. А потом протянул мне. – Держи. Считай, что тебе жених подарил. Договорились?

– Благодарю. Я подумаю, – ответила и взглянула на Норфолка, а затем на Аларика. Вдруг сейчас снова будут смеяться надо мной. Но нет, ничего подобного в их глазах не читалось. Я поднесла цветок к лицу, осторожно понюхала. А потом молча ушла, решив, что последнее слово за мной. Женщины вообще должны быть очень умными. И больше думать. Так мама говорит.

Когда я вернулась, свадьба Лики уже расстроилась по непонятной причине. Кажется, её жених сбежал, занятый с мальчишками. Подруга, увидев меня, принялась жаловаться на непостоянство мужчин и их вероломство. Я уселась пить чай с пирожным, украшенным взбитыми сливками, и кивнула, словно соглашаясь. Розу Рейна Норфолка приколола на платье и никому о ней не рассказывала.

***

Рейн Норфолк

– Ну что, сын, сегодня многие семьи привезли своих дочерей, чтобы покрасоваться. – Рука отца легла на плечо молодому лорду. – Кто-нибудь из них тебе понравился, а? У девушек к этому времени вырастает всё то, за что мужчины впоследствии любят держаться до самой старости. До своей старости, конечно же. Так что, кто из них тебе приглянулся?

Рейн сдержал усмешку. Сегодня праздновалось рождение младшего брата. Но он-то точно знал, что кроме маленького Итена, у него есть ещё с дюжину братьев и сестёр. Бастарды. Тем не менее они есть. Правда, мать об этом не знает, потому как в собственном доме отец этих детей, равно как и их матерей не держит. Отсылает по деревням. Поэтому говоря о прелестях женщин, трудно сказать, о чьих округлостях сейчас вспоминает отец. Раньше ему было обидно за мать, но потом Рейн понял. Семья – это семья, а всё прочее это увлечение. И для себя он найдёт такую жену, которую будет любить и оберегать…от всяких слухов.

– Ну так что, сын?

– Никто. Разве что дочь барона Кларенса, – улыбку сдержать не удалось. В этот момент на ум юноше пришло воспоминание о несчастном лице девочки, сообщившей об отсутствии жениха. Какая великая трагедия в десять лет.

– Дочь Эдварда Кларенса? Что же, торговля барона идёт полным ходом. Я слышал, что он даже присматривает земли на другом берегу Сентры. Но запомни, мой мальчик, птицу надо выбирать по своему полёту. А Кларенсы нам не ровня. Поэтому найди себе кого-то другого. Пофигуристее, что ли. Понял? – Рука отца коснулась волос на затылке.

– Понял.

Как не понять. Насчёт груди и прочих округлостей смешной девчонке Лили было не тягаться с другими гостьями. Что уж говорить про некоторых девиц из прислуги, которые были рады вниманию герцогского сына. Но соседка Аларика Рейну понравилось. Забавная.

***

Лилианна

Домой мы возвращались поздно. Отец встретил много друзей, столько же выпил. Ну а мама была не прочь потанцевать и обменяться новостями. Мне деваться было некуда. Поэтому вечера пришлось находиться в гостиной вместе с другими детьми. Хорошо хоть Анжелика перестала жаловаться на сбежавшего жениха. А иначе я бы тоже от неё куда-нибудь спряталась.

Карета мерно покачивалась, а я сидела, прислонившись к отцу, и смотрела на маму. При свете луны и уличных фонарей глаза баронессы загадочно сверкали. Она чему-то улыбалась, и от этого у меня поднималось настроение.

– Линни, дорогая, что за цветок ты приколола к платью? – поинтересовалась мама.

– Розу, – ответила я и почувствовала неловкость. Как хорошо, что темнота скрывала мои щёки. Неосознанно прижалась к отцу.

– Вижу что розу. Это подарок? Вряд ли ты позволила бы себе срывать цветок герцогини.

Баронесса всегда гордилась своей проницательностью.

– Ммм? – подал голос отец. – Моей маленькой девочке уже дарят цветы? Кто же он? И если цветок действительно из сада Норфолков, тогда…

Ещё никогда в жизни я не слышала такого воя. Он раздался неожиданно и напугал меня очень сильно. В этот момент мы проезжали Мэнис-парк на окраине города. Отец отреагировал мгновенно. Отправил меня к Селене, а сам приник к маленькому переднему окну.

– Гони, гони! – крикнул папа, обращаясь к кучеру. Потом он откинул крышку сиденья, под которым был небольшой тайник. Барон очень любил оружие. И не отказывал себе в удовольствии приобрести что-то новое. Я от любопытства чуть вытянула шею, стараясь отрешиться от того надрыва, что звучал где-то позади нас, двигался следом. Лошади, напуганные каким-то зверем, понесли, но мне было интересно. Страшно, но кровь бурлила, требовала действий. А баронесса как могла, прижимала меня к себе.

– Линни, не бойся. Скоро мы будем дома, – шептала мама мне на ушко.

– Это волки? – Я наблюдала за отцом. Вот он достаёт пистолет, подходит к окну, открывает его. Папа сосредоточен и мне кажется, что весь алкоголь испарился под действием ситуации. Несколько выстрелов слышала точно. Но насколько они были меткими, судить не берусь. Однако вой прекратился почти сразу. Только беспокойный стук копыт по мостовой, да покрикивание кучера.

Спустя какое-то время, карета въехала в ворота нашего столичного особняка. И это хорошо, что площадка перед ним освещалась! Иначе я бы сомневалась, что смогла сама покинуть это убежище. Ведь несмотря на мой интерес, оказаться в пасти незнакомого зверя желания не было. Огромные ворота тут же закрылись, отсекая нас от улицы. Забегали слуги, привлечённые появлением господ. Мой страх отступил.

– Заприте все ворота и выходы! – приказал отец, вызвав тем самым переполох. На вопросительные взгляды людей прозвучало пояснение, – не иначе зверинец в Мэнис-парке плохо охраняется. Какая-то тварь сбежала и погналась за нами.

Естественно, после этого объявления прислуга ускорилась. Меня заботливо подхватили на руки и внесли в дом. Тёплая вода и внимание родных, слуг, сделали своё дело. Мне уже не было страшно.

Я видела, что родители не собираются так рано ложиться спать. Глаза отца горели, словно он всё ещё был готов вступить в бой с тем самым волком. Баронесса пожелала удалиться. Они поцеловали меня на ночь, и ушли к себе. А чтобы я не боялась, сегодня в моей спальне устроилась Бетти, горничная.

Светильник на столике никто и не думал гасить. И я видела, как девушка борется со сном. Сначала она просто сидела на низком диванчике, потом её голова клонилась всё ниже и ниже… А мне хотелось поговорить про случившееся хоть с кем-нибудь! Поделиться впечатлениями. Или даже услышать чей-нибудь рассказ о подобном происшествии. Ведь не может такого быть, чтобы Бетти не знала страшно интересных историй! Вот в деревне мальчишки чего только не рассказывали! Но их здесь нет… Я бросила взгляд на столик, на котором стоял кувшин с водой и мысль сразу пришла в голову. Нужно пробраться на кухню! Наверняка наша кухарка ещё не спит. Попрошу молока, а потом начну расспрашивать. Может быть, что-то новое узнаю.

Осторожно спустилась с кровати, подхватила свои туфли, чтобы надеть их в коридоре. А потом, на цыпочках, покинула комнату. Я очень боялась, что тяжёлая дверь может скрипнуть. Но ничего такого не произошло. Поэтому я поспешила вниз, на кухню. Однако шла с осторожностью, опасаясь, что кто-нибудь может меня заметить. Страшно ли мне было ходить одной по коридорам? Немного. Но магические светильники в нашем доме загорались всякий раз, стоило кому-нибудь пройти мимо них. Да и слуги ещё не угомонились. Я увидела, что на первом этаже служанка моет пол. Это придало мне смелости. Спустилась я быстро и даже без приключений добралась до кухни. Правда, в сопровождении всё той же поломойки. Поэтому не придумав ничего лучше, выпила предложенное мне молоко и отправилась назад.

В какой-то момент мне показалось, что под дверью папиного кабинета пробивается свет. Значит, он всё ещё работает? Отчаянно захотелось увидеть отца. И я чуть помедлила, не решаясь постучать в дверь. А потом всё же осмелилась.

– Линни? Что ты здесь делаешь? – удивился отец. Он сидел за своим столом, просматривал какие-то книги. Рядом на серебряном подносе стоял графин с вином и рюмка, наполненная янтарной жидкостью.

– Захотелось… захотелось тебя увидеть. Ты не против? – Рассказывать про то, что мечтаю услышать страшные истории, я не стала.

– Иди ко мне, – улыбнулся барон, похлопав себя по ноге. Не дожидаясь повторного приглашения, я побежала к отцу. Забралась к нему на колени, обняла. Папина ладонь успокаивающе коснулась моей спины. И я затаила дыхание, услышав, – ну, испугалась сегодня?

– Немного, – призналась я и не слукавила. Всё-таки подобное было у нас впервые. И чтобы подтолкнуть родителя к разговору, поинтересовалась, – это волки, да?

– Они самые, – глухо отозвался отец. И было в его голосе что-то такое…мрачное. – Линни, посиди тут, – попросил он, ссаживая меня с колен на свой стул. Сам же папа подошёл к огромному сейфу, начала нажимать на нём разные цифры, крутить рычаги и ручки. Я с любопытством уставилась на огромный металлический шкаф. Что он хранит? После того как массивная дверца раскрылась, барон достал бархатную коробочку и повернулся ко мне. – Подойди.

Ослушаться не посмела. Происходящее было необычным. Конечно, свои украшения у меня тоже были. Но то было в соответствии с возрастом. Из фамильных драгоценностей что-то носила Селена, а что-то ко мне должно перейти только после восемнадцатилетия. Я приблизилась, чуть дыша и глядя на то, как папа откидывает крышку. И там, на дне коробочки, я увидела подвеску. Причудливые золотые узоры оплетали хрустальную каплю от начала до конца, повторяя рисунок даже на цепочке.

– Это мамино. Возьми и никогда не снимай.

Не в силах что-либо произнесли, я подставила шею. Мамино. И пусть она для меня была кем-то эфемерным, осязаемым только на портретах. Но всё равно вещь несла в себе её частичку, становилась ступенью к прошлому.

– Спасибо, – смущённо пробормотала я, чувствуя, как подарок скрылся под ночной рубашкой.

– Ну а теперь спать, – ласково произнёс отец и поцеловал меня в лоб. – И не снимай!

– Не буду, – пообещала я и направилась к себе.

Мой поход занял чуть меньше часа. А так как время было позднее, то мне действительно уже хотелось спать. Зашла к себе, убедилась, что Бетти всё ещё здесь и залезла под одеяло. Было желание выглянуть в окно, но я его поборола. Всё-таки было что-то страшное там, за пределами нашей ограды. Или же это я себя накрутила. В любом случае хорошо, что спустя короткое время я уже спала, прижимая к груди хрустальную каплю.

Новый день был очень солнечным и все страхи и опасения померкли. К тому же власти поймали волка, который сбежал из Мэнис-парка. А это было действительно хорошей новостью. Только папа был слишком задумчив и на все мои расспросы отвечал, что занят планами на будущее. Тогда бумаги и цифры мне казались очень скучными, поэтому я очень быстро отстала, не желая надоедать и мешать.

Я-то думала, что подарок отца был дан мне в память о маме. Но всё оказалось сложнее. За ужином, когда наша семья наконец-то собралась вместе, баронесса увидела моё украшение.

– Линни, что это у тебя? Почему мне ничего не сказали?

– Дорогая, я не хотел тебя задеть, – рука отца коснулась маминого запястья. – Вчера ты ушла к себе, а я вдруг вспомнил, что давно собирался отдать Лилиане украшение её матери. Хрустальную каплю.

– Это… она? Хороший подарок. Ты рассказал девочке, в чём его смысл?

Родители многозначительно переглянулись, словно совещаясь по поводу того, что можно рассказать, а что нет. А я неосознанно накрыла ладошкой украшение.

– Не успел. Но ты права, я обязан это сделать. – Отец вздохнул и посмотрел на меня. – Родная, я попросил тебя никогда его не снимать, потому что это не просто подарок. Подвеска заговорена. Она отводит от тебя излишнее внимание оборотней. Поэтому прошу, не теряй и не расставайся с ней. А если что, сразу обращайся.

– Хорошо, – пообещала я, пытаясь вместить всю информацию в своей голове.

– Вот и умница, – баронесса улыбнулась. – А теперь всем приятного аппетита!

***

Лилиана, 13 лет

– Мам, смотри! Кто-то едет! – воскликнула я. Клубы пыли, поднимающейся над дорогой, ведущей в наше поместье, были видны издалека.

– Какая ты глазастая, Линни! – похвалила меня баронесса, откладывая вышивку. – А у меня к вечеру глаза устали, не могу ничего рассмотреть.

– Это от перенапряжения, – согласилась я, глядя в окно со второго этажа. – Несколько человек… Мам! Это важные гости! Я вижу блеск одежды.

– Воины? Мы должны сообщить отцу! Пойди разыщи его. Кого же к нам принесло?

Оказалось, что прибыли старые знакомые. Герцог Норфолк вместе с сыном Рейном и его другом Алариком в сопровождении охраны следовали в поместье Дайсенов. И по пути Генри Норфолк приказал завернуть к нам.

– Ваша светлость, милорды, прошу вас, проходите, – приветствовал отец гостей.

– Кларенс, я так и знал что ты здесь! Поэтому мы свернули с дороги к твоему дому. Ну, показывай своё семейство!

Мама, как и полагается, встречала гостей вместе с отцом. А я… ну что я? Пришлось выйти и мне. Хотя, честно говоря, было интересно увидеть спутников самого герцога. Признаться, я предпочла бы это сделать издалека. Но кто мне позволит? И лиловое платье, словно нарочно, скорее всего, привлекало к себе внимание.

– Это твоя дочь, да? – вездесущий Генри Норфолк уставился на меня своими цепкими глазами. – А что, похожа.

Я посмотрела на герцога, и с трудом сдержала желание поморщиться. Слишком неприятное чувство вызывал у меня этот человек. Почему-то захотелось спрятаться или убежать. Было ощущение, что он видел меня насквозь. Словно сложенная в моём кармане записка и та не стала для него секретом.

– Тебе повезло, Кларенс. Мало того, отхватил красавицу жену, да и дочь тоже станет такой же. Гляди, от претендентов на её руку отбоя не будет. Что станешь делать? Отстреливать?

– Последую совету вашей светлости, – согласился отец, сопровождая гостей в дом. – Придётся обзавестись оружием и носить его с собой.

– Можно подумать, что о твоей коллекции я ни разу не слышал, – усмехнулся главный гость. – А дочка уже сейчас притягивает взгляды.

Последние слова герцог произнёс в тот момент, когда дверь за ним практически закрылась. Я же осталась стоять снаружи. Но не потому, что идти за ними не хотела. Хотя это главная причина. Вторая крылась в Рейне Норфолке. С того дня, когда я впервые увидела его в саду, прошло всего три года. И если с Алариком мы встречались, то милорда я видела только издали. А сейчас… Он изменился и очень. Стал ещё более мужественным. Хотелось рассмотреть его поближе, но было неудобно. Ведь даже мой сосед Дайсен проигрывал в комплекции. Мелькнула мысль, что герцог своего сына кормит на убой. Правда, перекормленным или толстым Рейн не выглядел.

– Лорды, – поприветствовала я гостей. А те, не скрывая своего интереса, рассматривали меня.

– Лили, как поживаешь? – поинтересовался Аларик и подмигнул мне. Это разрядило обстановку. Всё-таки наблюдать со стороны гораздо лучше, чем стоять под прицелом двух пар глаз.

Однако я никак не ожидала, что Норфолк запомнил ту нашу встречу.

– Ну как, жених нашёлся?

Открыла было рот сказать, что он передо мной. Но тут же прикусила язык. Ветер свободы в поместье едва не выдул мои мозги. Это сын герцога, а не кто-то иной. И с ним подобный тон неуместен. Да и отдавала от него чем-то чужим, незнакомым.

– Пока нет, – я постаралась быть совершенно серьёзной. – Вы устали с дороги. Пойдёмте в дом.

Конечно же, при первой возможности я поспешила сбежать к себе. Отчего такая реакция я и сама не знала. Схватила книгу и попыталась вчитаться в текст. Не получилось. И вряд ли в этом виновата горничная, которая пришла, чтобы проверить чистоту моей ванной комнаты. Причина тому – появившиеся гости.

– И как вы не боитесь разговаривать с этими лордами! – воскликнула Бетти, а это была именно она. Девушка путешествовала вместе с нами то в городской особняк, то в поместье.

– А что такое? – Я прикинулась незнайкой. Про то, что Аларик маг, знали многие. А прислуга в первых рядах. Тогда почему горничная переживает?

– Так ведь они и не люди, – девушка задумалась, явно подбирая слова, – как мы с вами!

– Кто же они? – Признаться, прикидываться у меня получалось всегда. – И не путаешь ли ты чего? Один ведь наш сосед, а второй сын герцога.

– Так-то оно так, – прошептала Бетти, – только ведь каждый знает, что соседи наши не зря своего сына в город отправили. А то мало ли что тут наворотить может. Вон в Фортеле слышали, что случилось?

– А что? – Я захлопнула книгу.

– Корова сдохла. А через день ещё одна. И всё через магов этих. Они мимо деревни тогда проезжали. А второй не лучше!

– Ты про Норфолка? – Я нахмурилась. Понятно, что если ты маг, то на тебя все шишки. Люди часто осуждают то, что не понимают. Но чтобы такое приписать им! И кто, Бетти?! Да она же в городе с нами постоянно проживает, не деревенщина какая-нибудь!

– Про него. Говорят, что он вовсе не человек. И что у него иногда глаза светятся, а ещё когти вырастают.

– Светятся? Никогда такого не замечала. Глупости это всё. Просто он очень властный и все боятся.

– Может и глупости. Да только госпожа должна быть осторожна с этими лордами. От них хорошего не жди! И герцог Генри ещё тот бабник! Ой! Простите меня! Забылась.

Вот за что я люблю общаться со слугами, так это за то, что порой такого услышишь. Жалко, что потом они вспоминают, кто рядом и сколько мне лет. А про Норфолков я слышала разные истории. Но что из этого правда, а что вымысел, неизвестно.

Горничная уже почти ушла. Как вдруг задержалась на пороге моей комнаты, обернулась и добавила:

– Оборотни они. И с ними вам надо быть осторожнее.

– Спасибо, Бетти, – поблагодарила я и уткнулась в книгу.

Оборотни.

Подобное я уже слышала. Только верилось с трудом. Хотя если подумать, то впечатление, которое производят Норфолки на людей, порой сродни звериному страху или обаянию. Про последнее я даже читала. Вроде как если захочет мужчина, то женщина точно будет его. Брр!

А после совместного ужина оказалось, что гости остаются у нас на ночь. И как это понимать? У меня ведь дело было! И в кармане записка. А в ней синим по белому написано, что сегодня за кленовой рощей будет разожжён костёр. И что если я не трушу, то тоже могу присоединиться! Это кто у нас такой боязливый? Я? А костёр, он ведь должен быть ближе к дому. Значит, в том, что его решили отодвинуть, виноваты гости!

С тоской уставилась в окно на эту самую рощу. Она ведь не слишком далеко, так может быть, стоит попытать счастья? Подойти к отцу, но ему сегодня точно не до меня. Мама… Баронесса тоже занята гостями. Да ведь могут не отпустить. А если Норфолки и впрямь оборотни, как тогда? Мне вдруг вспомнился цепкий, колючий взгляд герцога и внимательный, изучающий его сына. Нет, я не буду говорить родителям. Да и до кленовой рощи рукой подать. Сколько раз до неё одна на своей Ласточке каталась. А тут? Хотя если отец прознает, то мне несдобровать... И как быть?

***

Лилиана

Я ещё издали увидела своих пятерых друзей из поместья, тех самых, о которых в приличном обществе лучше не упоминать. Кевина, сына кузнеца. Вилли и Анну, детей конюха. Еву, дочь поварихи и Оливера, младшего брата лесничего. Они всё были старше меня, кто на год, кто на два. Но это не мешало мне нормально общаться с ними. Баронесса часто повторяла, что у приличной девушки друзья должны быть из одного круга. Но где их взять в поместье? Особенно если здесь мы жили по полгода. А в городе, там другое дело. Там у меня были сплошь друзья в соответствии со статусом.

– Привет. Рад, что ты пришла, – произнёс Вилли. – Присаживайся.

Он подвинулся, уступая мне место между собой и сестрой на бревне.

– Мы тебя ждали, – улыбнулась Анна.

– Гости, – коротко ответила я, не желая и дальше развивать эту тему. Мне с трудом удалось избавиться от внимания младшего Норфолка и Дайсена. Пришлось быстро забежать в свою комнату, переодеться в штаны и длинную рубашку, вязаный жилет и через запасной выход покинуть дом. Возможно, меня и видели, дворовые так точно заметили. Но никто не остановил и не окликнул. Поэтому, спустя десять минут, я уже завернула за рощу, где меня уже ждали.

– А хотите, я расскажу вам страшную историю про оборотней?– Кевин, сын кузнеца, выглядел старше, чем мы. Богатырь, да и только. Он давно помогал отцу. Не знаю в поместье ни одного юношу, который мог бы сравниться с ним в силе.

Мы все тут же посмотрели на Кевина. Похоже, каждый подумал о том же. Что наши гости не совсем люди. И как полагается, захотелось страшилок на ночь.

– А чего рассказывать-то? – Анна поёжилась и придвинулась ко мне. – Слышали, что случилось на прошлой неделе в Фортеле?

– Что? – тут же поинтересовалась Ева. А я промолчала. Потому что знала эту историю про магов, которые якобы угробили корову. Глупость, конечно же. Но говорить об этом друзьям я не стала.

– Там родами умерла прачка! Она была замужем за оборотнем!

– И что? – Я напряглась. Подобные истории мне уже приходилось слышать, и женщин было очень жалко. Но Анну уже было не унять. На худеньком лице девушки отражались сострадательные эмоции. А ещё мне казалось, что она чувствовала себя королевой рассказа.

– Говорят, что у них дети рождаются в звериной шкуре! А так как муж у прачки был медведем, то и разродиться баба не сумела.

Не знаю, что почувствовали остальные, а мы с Анной задрожали. Почувствовав это, Вилли ободряюще взял меня за руку и сжал пальцы. Осторожно, словно боялся их сломать. Я же в этот момент смотрела на костёр и словно видела в пляшущих языках пламени отражение измученной родами женщины. В тот момент, когда пальцы соседа коснулись моих, непроизвольно вскинула глаза. Там, на другой стороне костра сидел Кевин. Наверное, поэтому манёвр Вилли не остался незамеченным. Сын кузнеца насупился и прищурился, уставившись на моего соседа. Я же высвободила свою руку из захвата. И дело вовсе не в Вилли. Просто этот жест показался мне каким-то личным и многозначительным. И у меня уже не раз возникало подозрение, что парни из-за меня ведут негласный спор.

– А я слышал, что оборотни очень часто держат своих жён на поводке. Мой отец так и сказал, что они привязываются друг к другу. И те даже шагнуть свободно не могут, – заявил Оливер. Он, Ева и Кевин сидели напротив меня. Поэтому мне было хорошо видно чуть насмешливое лицо белобрысого паренька.

– Врёшь! – выпалила Ева.

– Вообще-то, герцог свою жену точно не привязывает. Я сама видела. И свободу он ей не ограничивал, – вступилась я за Норфолков. А что? Помимо того случая, когда мы были в замке, я много раз видела эту семью издали. А про то, что они не совсем люди, впервые услышала именно в этой компании. Поэтому сейчас спокойно могла об этом рассуждать. Оборотни встречались и довольно часто. Просто для нас, людей, они были кем-то мифическим и наделённым сверхспособностями. Тем, что нам не дано.

– Так, у неё охраны наверняка больше, чем приехало сейчас гостей. Так что свободой тут и не пахнет, – ухмыльнулся Кевин.

Я промолчала. В этом он оказался прав. Только всё равно охрана знатной особы не повод считать её привязанной. Или я что-то не понимаю? Но моим мыслям не дано было развиться. Потому что в наш разговор свою лепту решил внести Вилли. Он, будто бы привлекая наше внимание, тихонько толкнул локтем меня, а затем произнёс:


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю