355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Ирина Эльба » Продолжение сказки. Маша и МЕДВЕДИ-2 » Текст книги (страница 10)
Продолжение сказки. Маша и МЕДВЕДИ-2
  • Текст добавлен: 21 марта 2017, 07:30

Текст книги "Продолжение сказки. Маша и МЕДВЕДИ-2"


Автор книги: Ирина Эльба


Соавторы: Татьяна Осинская
сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

– Дарий, я никак не пойму, к чему ты клонишь?

– Там я тоже за тобой следил. Ползал по пляжу… Прятался за барханами и локти кусал от того, что не я с тобой рядом, а братья.

– А чего же сразу не подошел? Вчетвером в картишки ведь интереснее играть.

– Сразу не мог…

Мне показалось, или муж засмущался? Все интереснее и интереснее.

– Близкое знакомство с местной фауной, а точнее микромиром, вывело на первый план необходимость дезинфицироваться.

Я звонко рассмеялась, поняв, на что сейчас был намек.

– То есть пока ты кусал локти… – начала я, заикаясь от смеха, – эти мелкие прожорливые таракашки кусали тебя?

Продолжая веселиться, я не заметила коварного маневра. Только охнула, когда меня схватили и повалили на подушки. Нависнув надо мной, любимый медленно провел губами по скуле, спустившись к подбородку, а потом по шее вниз, остановившись на границе сорочки. Еще немного вниз… Горячее дыхание и ощутимый укус, заставивший вздрогнуть и тихо застонать. Я так не играю! Это запрещенный прием, но, хомячки пресветлые, как это… волнующе!

Опомниться мне не дали, потому что жадные губы, не прекращая своего движения, вновь поменяли дислокацию. Ох, как же отличаются поцелуи, украденные в укромном уголке, от сладостных прикосновений в ночи! Каждое движение отзывается вибрацией во всем теле, огненным шквалом разгоняя кровь по венам и вымывая все связные мысли. И как же волшебны эти ощущения и мгновения, подаренные любимым мужчиной! Человеком, от которого нет смысла скрывать свою страстную натуру, с которым можно делить дыхание на двоих…

Не знаю, как мне удалось оторваться от сладких губ, но я таки сделала это! И пока голова совсем уж не опустела, сдаваясь на волю взбунтовавшимся гормонам, я решила задать последний мучивший меня вопрос.

– Неужели еще не все? – опередил Дарий и, проведя пальцем по моему носику, быстренько чмокнул в кончик. – Тогда у меня поправка к оговоренным ранее условиям.

Я приподнялась на локтях, чтобы внимательно выслушать «поправки», но невольно опять уловила приятный запах мужа. Ой, я же такими темпами наркоманкой стану! Что ж его флюиды на меня так влияют?

Вопреки ожиданиям, любимый отстранился и, поднявшись на ноги, заставил встать меня.

– Спрашивать и выполнять фанты мы будем одновременно, – вывел Дар меня на середину комнаты. – Закрой, пожалуйста, глаза и не подглядывай. Обещаешь, солнышко? – Меня опять чмокнули в кончик носа.

– Обещаю, – со счастливой улыбкой на лице я смежила веки.

Из динамиков продолжала литься приятная мягкая музыка, придавая позднему вечеру особый привкус романтики. Но никаких других звуков подозрительно не было слышно. Так, что происходит? Я уже начала неуютно себя чувствовать, стоя посреди комнаты в одном белье и с закрытыми глазами. Ну и что, что белье недешевое и комната закрытая, – чем муж-то там занимается? Неожиданно раздавшийся ответ на незаданный вопрос заставил меня вздрогнуть.

– За тобой наблюдаю. Ты такая красивая, когда молчишь! Особенно в этой милой сорочке.

Я уже собралась открыть глаза и высказать наглецу все, что о нем думаю, как из-за спины на плечи легли горячие ладони.

– Не волнуйся так. Мне надо было подготовиться, – прозвучал на ухо тихий голос. – Чувствую себя сейчас, как на экзамене: один неточный ответ – и все, дорога в светлое будущее закрыта.

Я решила вернуться к насущной теме, а то кто-то, похоже, мне зубы заговаривает.

– Так когда я смогу задать следующий вопрос? – Я все еще пыхтела, как обиженный ежик. Кое-кто менял правила игры, из-за чего я начинала нервничать. Закрытые глаза обострили все чувства, заставляя волнительные мурашки бегать вдоль позвоночника.

– Уже скоро. Только сначала сделаем вот что, – и мои ступни оказались на ногах Дария. Крепкие руки обвились вокруг талии, и я для надежности положила на них свои ладони. – Умничка! Теперь обопрись спиной о мою грудь, и делаем шаг вперед.

Я всем телом ощутила, как перекатываются при движении мышцы любимого мужчины, а кожи коснулась какая-то легкая ткань. Дар переодевался? И во что, интересно? Но эти вопросы были вытеснены более насущным, поскольку за первым шагом последовали другие…

– А куда мы идем? – тут же озвучила свой вопрос, но, как только вспомнила про фанты, поспешила исправиться: – Точнее, я хотела узнать, о каком брачном договоре ты однажды упоминал и что будет, если я откажусь его подписывать?

– Ничего не будет, Чудо ты мое. Я просто шутил. Хотя…

– Стукну!

– Ладно-ладно, не бушуй. И не подсматривай! Мы почти дошли.

– Ты открыл окно? – зябко поежившись, спросила я. – И что это за странный звук…

– Можешь открывать глаза, – отстранившись, любимый накинул мне на плечи халатик и тут же прижал к своей горячей груди.

Повиновавшись, я распахнула свои ясные очи и еле удержалась, чтобы не заверещать от восторга. Где небо, а где земля? Не знаю… И на земле ли мы?

Бархатная синева окутывала со всех сторон, и в этой непроглядной темноте порхали мириады крошечных звезд, то поднимаясь ввысь, то стелясь по самому полу. Одни горели яркими солнышками, слепя глаза и вызывая теплоту в груди. Другие же, наоборот, еле-еле мерцали, угрожая в любую минуту раствориться.

– Где мы? – тихо спросила я, боясь спугнуть танцующие огоньки.

– Родная, у каждого члена нашего семейства свой особый дар… Я, как ты уже знаешь, могу подобрать пару для любого заказчика… В общем, грубо говоря, у меня дар Купидона. Я умею сводить любящие сердца, и мне в этом деле очень помогает зал Любви…

– То есть…

– Все эти огоньки – любящие сердца. Находя друг друга, они вспыхивают яркой звездой, освещая полотно жизни. Другие же, потеряв свою половинку – распадаются на части и гаснут, растворяясь в потоке бесконечности. Мне сложно объяснить весь процесс, да и не за этим я привел тебя… Родная, видишь тот огонек? – Проследив за его рукой, заметила яркое солнышко, парящее в вышине. – Он наш…

Я некоторое время не могла отвести от него глаз. Более слов не требовалось. Развернувшись в кольце рук мужа, привстала на цыпочки и поцеловала его. Признательность, нежность, радость и страх потери… Сколько в этом поцелуе было оттенков и привкусов. И Дарий отвечал мне тем же, все крепче и крепче сжимая в объятиях. Не отдам… Не отпущу… Никогда!

* * *

Теплые струи, ударяясь о чувствительную кожу, разбивались десятком маленьких капель и медленно скользили по телу. Их неровные дорожки повторяли сильные руки Дария, вызывая сладкое томление. Повернувшись к нему спиной, я прошептала заветное слово и, откинув голову на грудь, наслаждалась прикосновениями, на короткое время закутывающими в мыльный кокон. Любимый спешил, нетерпеливо смывая с нас обоих шлейф прошедшего дня. Ночь предстояла долгая и сладкая, но ему было мало отведенных часов. Я слышала его сумбурные мысли, растворяясь в сладких обещаниях и предвкушая…

Наскоро вытерев меня махровым полотенцем и смахнув последние капельки со своей обнаженной кожи, Дарий поднял на руки мое разнеженное тело и понес на кровать. Я же, прикрыв глаза, нетерпеливо кусала губы. Та первая ночь отпечаталась в памяти калейдоскопом чувств, состоящим из наслаждения и страха. Тогда все впечатления были в новинку, и неизвестность слегка пугала, заставляя чувствовать себя неуютно. Сейчас же…

Память о сладких минутах томления вызывала вибрацию где-то глубоко внутри, подобно кругам на воде, расползающимся по всему телу. В местах соприкосновения наших тел зарождались электрические импульсы, возбуждающие нервные окончания. Заставляя нетерпеливо ерзать и тихонько молить о большем.

Только мои слова пролетали мимо ушей мужа, решившего свести с ума. Опустившись со мной на простыни, еще хранившие тепло, он наградил медленным и невыносимо-нежным поцелуем, сбивая мое дыхание. Руки вновь скользили по телу, рождая в груди глухие стоны одобрения.

Твердые губы, ласкающие самые чувствительные места… Шепот, заставляющий чувствовать себя желанной и любимой… И томление в ожидании взрыва чувств и эмоций. Сладость коротких, дразнящих поцелуев, и мои крики, тонущие во тьме.

В эту ночь перед ликом богов мы стали мужем и женой… Брачный обряд эльфов был завершен… Трусы верности потеряли свою актуальность и самоликвидировались.

Теория 5
ЗЛОДЕЙ ГДЕ-ТО РЯДОМ…

К завтраку я спустилась довольно поздно, что неудивительно. Одна только мысль о ночном свидании заставляла щеки покрываться румянцем. Воспоминания проносились в памяти яркой чередой, вызывая улыбку от нежелания любимого расставаться. Но незадолго до рассвета он все-таки нашел в себе силы уйти, на прощание чмокнув меня в нос и пожелав сладких снов.

В столовой народу было немного: Демьян с Лианеей, Дарий и Изяслав. Вежливо поздоровавшись со всеми, я уже собралась было занять место рядом с мужем, когда меня остановил возглас Шапочки.

– Эй, я не понял! Почему это вам можно, а нам с Лией пришлось довольствоваться скайпом?!

– М-м-м, – промычал любимый, дожевывая яичницу, – наверное, потому, что мы женаты и должны были завершить ритуал, а вы всего лишь помолвлены.

– Какой же ты изворотливый, – пробурчал недовольный компьютерщик, сейчас больше похожий на обиженного мышонка. – Всегда найдешь какую-нибудь лазейку. Одним словом – юрист.

– Какой же ты… чувствительный, – парировал муж, пока я усаживалась, и подставил мне щеку для поцелуя. – Всегда реагируешь на изменения энергетического поля. Одним словом – эльф.

– Один-один, – засмеялся молчавший до этого Изя. – Только вы бы не шумели так, а то Макс ходит где-то рядом – нарветесь на нравоучения.

Стоило ему произнести последнее слово, как дверь в комнату открылась, явив нам старшего Потапова.

 
Только вымолвить успела,
Дверь тихонько заскрипела,
И в светлицу входит царь,
Стороны той государь, – [9]9
  Отрывок из стихотворения «Сказка о царе Салтане» А.С. Пушкина.


[Закрыть]

 

продекламировала я, кивая вошедшему Максимилиану. Продолжая смотреть на него, я неожиданно с удовольствием зевнула, чем породила такое же действие и у старшенького.

– Машуля, не провоцируй, и так спать охота. До утра пытался у твоего благоверного отыграться. Кстати, я понимаю, чего он у тебя такой осоловелый, но ты-то чем всю ночь занималась? Я же вас рано с Лианеей отдыхать проводил… – Тут Макс по-доброму ухмыльнулся. – Романы небось любовные читала под одеялом?

– Фредди под дверью орал, ко мне просился, – пробормотала я, глядя, как любимый хлопает поперхнувшегося Шапочку по спине. Чувствую, не пойдет ему впрок сегодняшний завтрак. – Извини, я не поняла, что вы до утра делали с моим бла… с Дарием?

– Мне вот тоже хотелось бы услышать эту историю, – слегка сиплым голосом пробурчал Демьяша, при этом пристально глядя в лицо недавнего спасителя. – А то, кажется, я вчера пропустил все интересное, за исключением концерта Машиного кота.

– Ты, дорогой братец, ничего не пропустил, так как мы вшестером вчера сели играть в покер. А ты предпочитаешь преферанс. Наш юрист был в ударе, и как мы с Елисеем ни пытались отыграться, он не дал нам ни единого шанса. Не поверишь, он так сосредоточился на победе, что за всю ночь не сказал и пары слов.

– Что-то раньше я не замечал за ним таких талантов, – ответил Демьян. – Не иначе как воздержание так повлияло…

– Ага, словесное, – усмехнулся Дарий и поспешил сменить тему: – Что там с этим кошаком, я не совсем понял.

– Да этот охламон около часа драл горло под моей дверью, видимо, не дозвавшись своей хозяйки. – Шапочка налил себе еще кофе. – А как только я выглянул, чтобы отвадить это чудище, влетел в спальню и перевернул ее вверх дном. Только после того как снес со стола образцы для доступа в базу данных, угомонился и сбежал на волю, оставив меня одного разгребать учиненный беспорядок.

Ненадолго в столовой воцарилась тишина, прерываемая только пуком вилок о тарелки да звуками наливающегося кофе. Он сегодня пользовался особой популярностью. Как только я положила в рот последний кусочек, Максимилиан взял слово:

– Ну что, молодежь, готовы к труду и обороне?

– Так точно, товарищ начальник! Какие будут указания? – Я жаждала получить хоть какое-то задание, потому что одиноко сидеть и грустить в четырех стенах категорически не хотела.

– Демьян, начинай сканировать Интернет на предмет возможных следов нашего злодея. – Макс достал ежедневник, делая какие-то пометки. – А также поищи информацию о Джобо и Шварцмэне – они могли где-нибудь вдвоем засветиться. И не забывай мониторить возможные атаки на наш сервер.

– Я же объяснял вчера – серверу больше ничего не… – Увидев суровый взгляд брата, эльфик поднял руки в защитном жесте и пробурчал: – Хорошо-хорошо, сразу же после кофе и приступлю.

– Мария, – переключился «распорядитель бала» на меня. – Раз ты целый день в нашем распоряжении, то у меня для тебя будет особое задание…

– Партийное? – любопытно поинтересовалась я, но, увидев, как Максимилиан отрицательно мотнул головой, предложила другой вариант: – Миссия невыполнима? С Томом Крузом? – С громким «Ой!» я подпрыгнула на стуле, потирая пострадавшее полупопие. Вопрос «за что?» не успел сорваться с языка, как Дарий произнес «заранее» и из-под стола пригрозил мне кулаком.

Ах, это теперь так называется? Ну-ну. Помнится мне, кто-то на показ с продолжением собирался. Ну, так и я заранее предупреждаю и больше повторять не буду – «На каждое действие есть противодействие»! С этой замечательной мыслью маленький каблучок наткнулся на домашний мужской ботинок. Главное, вовремя заткнуть ушки.

– Машенька, не сбивай меня. – Макс то ли не заметил, то ли проигнорировал нашу с милым разборку. – Ты весь день проведешь с нашей гостьей. Я об Андромеде, если кто не понял. Я хочу; чтобы ты в процессе девичьего общения расспросила ее о вкусах, пристрастиях, о том, чего она хочет от будущего партнера. В общем, твоя цель – качественно ее проинтервьюировать, чтобы мы в ближайшее время удовлетворили ее потребности и отправили в мужний дом.

– Мне импровизировать, или у вас есть уже готовые анкеты?

– Импровизация – твое второе имя, – засмеялся Изя, – оправдай его. Только постарайся, чтобы ей не сильно бросалась в глаза деловая подоплека вашей беседы.

Пока я прикидывала в голове, с чего начать общение с андроидом, Макс продолжал раздавать указания. Как я успела отстраненно подметить, они с Дарием собирались проработать нюансы ловушки для злодея и его приспешника.

Завтрак тем временем завершился, и невесть откуда взявшиеся хвосты лиан составили всю грязную посуду на сервировочный столик. М-дя, если так и дальше пойдет – Лианея нас совсем избалует, и мальчики подрастеряют свои навыки в бытовой магии.

С этими мыслями, чмокнув мужа в такие притягательные губы, я отправилась на поиски Андромеды.

* * *

Мы с Андрэ (как я для краткости прозвала Андромеду) лежали в шезлонгах и попивали коктейли. Жизнь удалась. Теплая приятная нега разливалась по телу. Коктейль приятно холодил руку и бодрил разум. А все почему? А потому что надо правильно выбирать место трудовой деятельности. Через часик общения с нашей гостьей я поняла, что для полного погружения в работу, которая, по словам Макса, не должна выглядеть как работа, мне не хватает комнаты релаксации. Позвонив Дарию, я попросила организовать теплое солнце, шепот волн и бокал мартини с вишенкой, и мне плевать, что на дворе поздняя осень. Каково же было мое удивление, когда муж – м-м-м, какое сладкое слово – привел меня на крышу резиденции Потаповых. Легким мановением руки над ней образовался прозрачный купол со свойствами «собирающей линзы», и холодные лучи светила сконцентрировались около трех шезлонгов, стоящих рядком по центру. Меня окатило теплой волной отпускных воспоминаний. Рядом зажурчала вода, привлекая мое и так ошеломленное внимание.

– Извини, Чудо, шепот волн я не потяну, слишком энергозатратно. А вот организовать вам тут маленький зацикленный водопад, совмещающий в себе два в одном – душ и шум падающей воды, мне по силам. Надеюсь, это компенсирует отсутствие океана.

Ну что я могла на это сказать? Только кинуться на шею любимому и поцеловать.

Задав пару наводящих вопросов о предпочтениях Андромеды, уже через пару минут я погрузилась в пучину воспоминаний девушки. Как я и предполагала, наша гостья была влюблена в своего создателя, а посему и предпочтения отдавала его типу. Записав имя-фамилию этого товарища, чтобы потом продемонстрировать братьям фотку, продолжила допрос.

– А по характеру каким его представляешь?

– Даже не знаю… Наверное, чтобы был умным и любил технику. Я хоть и самая последняя модель, но рано или поздно понадобится апгрейд. А без приличной суммы на счету это будет непросто. Поэтому… либо гений в технологическом аспекте, либо банкир!

– Под определение «характера» не тянет ни первое, ни второе описание, ну да ладно. Если в общих словах, ты ищешь заменитель своему создателю?

Девушка погрустнела и как-то вяло качнула головой. Я поначалу испугалась, что у нее села батарейка, но нет – это было проявление эмоций. Блин, вот знаю, что рядом не человек, а аналог Терминатора, а все равно хочется обнять и утешить. Когда обретаешь свое счастье, готов делиться им со всеми. У-у-у, где мой муж! Хочу обнимашек!

– Лиа? – позвала я дриаду, зависшую на самом краю крыши и наслаждающуюся холодными каплями осеннего дождя. Бр-р-р, и как только не замерзла до сих пор?

– Что? – не оборачиваясь, сонно отозвалась девушка.

– Как смотришь на идею небольшого девичника?

– Положительно.

– Тогда уломай Демьяна найти контакты тех девушек, что я ему укажу, а я пока созвонюсь со своими знакомыми. Есть у меня одна идейка…

– Колись!

– Демьяну не расскажешь?

– Вечное дриадское!

– Я подумываю совместить приятное с полезным и… назначить наш женский сбор на день показа. Какого числа он, кстати?

– В первых числах ноября, – отвисла-таки Андромеда.

– Значит, у нас есть время подготовиться! Та-а-к, где моя записная книжка… И связное блюдце с яблокоприемником…

Мысли о грандиозной каверзе оборвал мерзкий вой дюжины мартовских котов, разорвавший тишину и согнавший сонную негу Подскочив как ужаленные, мы понеслись вниз. Народ уже в полном составе собрался в гостиной.

Демьяшка, впервые на моей памяти расставшийся с шапочкой, сидел и рвал на голове волосы, очень нецензурно ругаясь. Лианея, напуганная поведением жениха, тут же подскочила к нему. Честно говоря, я тоже испугалась за душевное состояние друга.

Приблизившись к Дарию и угодив в капкан его рук, негромко поинтересовалась: кто клонировал Фредди?

– А, ты про сирену? Это отличительная сигналка нашего компьютерщика.

– Хорошо хоть не под шуршание тараканов стилизовал, – не смогла удержаться от подколки. – А из-за чего вообще кипиш?

– А причина общего сбора самая что ни на есть серьезная – базу снова взломали. Обошли защиту Демьяна и… смели все подчистую.

– Его базу и раньше ломали. Чего же так убиваться? Или профессиональная гордость покоя не дает? – хмыкнула я.

– Чудо, все гораздо хуже. Помнишь, мы вчера обсуждали, что Темный залез в наши старые базы, но не смог их скопировать? Сегодня он исправился и начал осуществлять все то, чего мы боялись… За утро мы получили уже несколько звонков от клиентов… Этот урод начал полномасштабную атаку. Я был в зале Любви. Маш, огоньки гаснут…

Обняв крепче расстроенного мужа, я быстрым взглядом обвела помещение. Да уж, растерянные мужчины – удручающее зрелище. Но что мне не понравилось больше всего, так это виноватый взгляд Андромеды. Ладно, с ней я еще успею разобраться, а пока надо брать командование в свои ручки.

– Мальчики, а можно поподробнее для вновь прибывших, что произошло?

– Можно и поподробнее, – тяжело вздохнул Демьяша. Ну хоть волосы рвать перестал. Они ему еще пригодятся. – Два часа назад я запеленговал хакерскую атаку на наши базы. Пока я смог заблокировать доступ, большая часть данных была скачана. Спасибо Лунной матери – не все, как я сначала подумал. Однако и это, как вы знаете, уже успешно используется нашим врагом.

На некоторое время Шапочка замолчал. Ему явно было еще что сказать, поэтому никто не мешал перевести дух.

– Если уж быть откровенным, – продолжил безжизненный голос, – это была не совсем атака. Некий неизвестный пользователь имел право доступа к системе. И если бы не настоятельный совет Макса по мониторингу, я бы ничего не заметил до вечера. А тогда последствия были бы еще хуже… практически необратимы.

– Стоп! – решила я прояснить один момент. – Ты ведь утверждал вчера, что доступ возможен только с твоего компа и чего-то там еще?

– Это самое странное, – зло сказал эльф и опять взъерошил волосы. – Отбив атаку, я восстановил последовательность событий. Ночью кто-то пробрался к моему компу, зашел в систему, предъявив мой волос, и открыл полный доступ к данным нашему злодею. А тот, в свою очередь, утром этим доступом воспользовался.

– А кто знал, что нужно для активации этого самого доступа? – Мне явно понравилось быть Шерлоком Холмсом.

«Скорее доктором Ватсоном», – раздался в голове голос мужа, а дальше он продолжил уже вслух:

– Солнышко, ты же сама знаешь – только те, кто был вчера в этой комнате.

– Кхе-кхе… – раздалось деликатное покашливание нашего сторожа-хранителя. – Будет ли мне позволено поучаствовать в беседе?

– Не томите, граф, – подбодрил его Максимилиан. – Что за церемонии во время ЧП?

– Вчера, пока шло ваше совещание, я хотел подняться к нашей гостье… – скелетик явно замялся и, кажется, даже покраснел, если такое в принципе возможно. – Ее не оказалось в отведенной комнате, и тогда я отправился на поиски. И нашел Андромеду около столовой. Дверь была плохо прикрыта… и она… в общем… Прости Андрэ, но они мне почти как семья! Я не могу молчать в такую минуту…

– А еще цветы дарил, комплиментщик, – обиженно пробормотала наша новая подозреваемая. – Пособие по анатомии – вот ты кто!

– Вам есть что сказать по существу? – прервал оскорбления в адрес почти родственника Максимилиан.

– Я требую адвоката.

Все присутствующие, не сговариваясь, посмотрели на Дария.

– Вообще-то я – юрист, – осторожно начал он.

– В твоих интересах переквалифицироваться в защитника, – тем же тоном продолжила я.

– Видишь ли, Чудо, я пока не понял, кто тут нужнее, – прокурор или адвокат! – Дар задумчиво смотрел на андроида. – Поэтому Вель, Валерьян – проводите нашу гостью в специальную комнату до решения вопроса.

– А мы тут типа как конвоиры? – усмехнулся Евельян.

– Какие-то ролевые игры «Человек и закон», – подхватил Валерьянка.

Как только на лестнице стихли шаги, муж предложил:

– Давайте присядем и еще раз обдумаем ситуацию…

– Да что тут думать?! – вспылил Изя.

– Дарий прав – тут что-то не сходится. Ночью кто-то проник в базу. Этот некто мог не только сразу скопировать все данные, но и удалить информацию подчистую, лишив нас текущих заказов, – с каждым словом лицо Демьяна прояснялось. Он готов был ухватиться даже за призрачный шанс, способный реабилитировать его перед братьями.

– Вот-вот. И если это был андроид – существо с огромным техническим потенциалом, к чему такие сложности? Ведь вероятность быть пойманным резко возрастала, что, собственно, и произошло.

– Тогда я ничего не понимаю, – пробормотал Изя, встав из-за стола и начав вышагивать взад-вперед. – Кроме «Терминатора», в доме нет посторонних.

– Демьян, ты смог установить точное время пользования твоим компьютером?

Елисей задумчиво покусывал кончик гусиного пера. Интересно, откуда он взял этот раритет?

– Где-то между двумя и тремя часами ночи, – помедлив, ответил наш айтишник, отрываясь от своего планшета.

– Это не могла быть Андрэ, – неожиданно заявил Дарий. – На это время у нее есть алиби. Только я не могу его озвучить, – после небольшой заминки закончил он.

Слова мужа произвели больший фурор, чем объявленная тревога. Каждый из братьев, включая вернувшихся двойняшек, смотрел в нашу сторону с непередаваемым выражением лица. Даже Изя, последние минуты меряющий шагами помещение, застыл посреди дороги, как соляной столб.

– Если бы я лично не видел, что в это время ты был с нами, – первым смог сформулировать свою мысль Макс, задумчиво глядя на виновника переполоха, – я бы уже набил тебе морду. Без обид, Маш.

– Без обид, Макс, – усмехнулась я вслух, а про себя обратилась к мужу: «Это то, о чем я подумала?»

В это время граф внес в комнату чай, вино и легкий десерт, который несколько разрядил напряженную обстановку и ненадолго занял умы присутствующих.

«Да, солнышко, она прикрывала меня всю ночь», – воспользовался чайной паузой для ответа любимый.

«Боюсь подумать, как ты ее уговорил», – послала я ответную мысль, демонстративно рассматривая свой затупившийся маникюр. Эх, обновить надо бы.

«Малыш, не ревнуй. – Вот как он чувствует мое настроение? – Все девушки крайне романтичны, даже если вместо сердца у них моторчик».

– Имей в виду, – уже вслух, но все же шепотом произнесла я, подбираясь к симпатичной пироженке, но при этом не отпуская от себя мужа, – такой мотор обычно заводится с полоборота. И тогда шум двигателей уже ничто не заглушит.

– Машуль, ты тоже это слышишь? – сбоку раздался голос незаметно подкравшегося Изи. – Шум какой-то нарастает?

Я не успела ничего ответить, прислушиваясь вместе с остальными к тому, что происходило снаружи комнаты. Вдруг дверь в гостиную распахнулась, и к нам на полном ходу влетел бомбардировщик. Точнее, его уменьшенная копия. Сделав круг по периметру комнаты, он спикировал над столом и сбросил какую-то белую трубочку. После чего взмыл вверх и, торжественно обогнув люстру, тихонько приземлился на посудном шкафу, под самым потолком.

– О! Сработало! – в один голос воскликнули двойняшки, одновременно пытаясь схватить то, что упало на стол.

Не тут-то было – самым быстрым оказался Максимилиан. Трубочка, в его руках развернулась обычным бумажным свитком. Он некоторое время его изучал, после чего посмотрел на братьев…

– И что это значит?

– Мы оставили средство для связи, на случай если она решит дать показания.

– Понятно, экспериментаторы. – Старшенький усмехнулся. – Ну так ведите ее обратно. Белый флаг выкинут!

– Макс, погоди, – вмешался Елисей. – Может быть, стоит разговаривать не здесь?

– Да, ты прав – здесь недостаточная звукоизоляция. Ребята, ведите гостью вниз, в комнату откровений.

Ух ты, это что за комната такая интересная? Как это я ее при осмотре дома пропустила? Упущение!

Пока мы спускались в подвал, пыталась представить себе обстановку этого любопытного помещения. Может быть, оно оформлено в стиле христианской исповедальни? Или это новомодный зал с цепями на стенах, хлыстами в подставках, с кандалами и наручниками? Рядом споткнулся Дарий, прервав мой ассоциативный ряд. Что-то я действительно не о том думаю. Сейчас дойдем, и увижу все своими глазами.

Дошли… увидела… удивилась…

Это зачем они ее так крепят? Мебель в смысле. А главное – как? Перед нами оказалось достаточно большое пространство, совершенно белое. Свет плавно менял свою яркость, становясь то мягким мерцающим, то насыщенным, операционно-белым. В воздухе хаотично парили мягкие бескаркасные кресла, покрытые полупрозрачной материей. А еще тут были кушетка психоаналитика и явно дизайнерский столик.

– И как тут разговаривать? Стоя, что ли? – не удержалась я от вопроса.

Вместо ответа Изяслав обогнул меня, сделал шаг за порог комнаты и воспарил. Занял понравившееся ему кресло, закинул ноги на неведомый мне от двери пуфик и сделал приглашающий жест.

Пока муж помогал устроиться, я слушала объяснения Макса.

– Понимаешь ли, Машенька, чувство некоторой невесомости придает разговору нужную легкость. Рассказчик может занять комфортное для него положение, расслабиться. И он даже не заметит, как начнет повествование, стараясь поскорее поведать нам все свои тайны и секреты. Психология!

– Не психология, а какая-то странная мужская логика, – пробурчала я себе под нос.

Как только все расположились, прибыла Андромеда. Выбрав себе место, она замерла ненадолго в задумчивости и заговорила…

– На своей планете я давно уже отчаялась найти спутника жизни. Люди в принципе не допускали мысли о необходимости душевной близости у машины. Осторожное опрашивание себе подобных заставило меня замкнуться, дабы не отправиться на перепрограммирование. И вот однажды, когда я сидела в кибербаре, на мой коммуникативный модуль пришло сообщение: «Твоя судьба – предопределена! Сделай шаг навстречу счастью! Узнай свою звезду!»

– Очень похоже на рекламу дешевой гадалки, – усмехнулся Макс.

– Я не знаю, как выглядит такая реклама, у нас нет гадалок. На моей родине доверяют только генератору случайных чисел как единственному средству определения неопределенности. Однако я отклонилась от программы. Сообщение было для меня совершенно неинформативным, а потому я его стерла и собралась идти домой. Вышла из бара и застыла на месте. Напротив входа висела яркая маленькая звездочка. Я тут же вспомнила пришедшее послание и протянула к этому чуду руку. Сделала шаг и попала в какой-то энергетический круговорот.

Андрэ сделала небольшую паузу, видимо, освежая воспоминания. Присмотревшись к ее глазам, я еле сдержала удивленный возглас – белки были похожи на два маленьких экрана, по которым бежали строки с информацией. Но вот взгляд вспыхнул, и мы смогли снова увидеть прелестные женские глаза.

– Простите, мне надо было обновить данные, то есть воспоминания, – продолжила исповедь Андромеда. – Очнулась я в незнакомом месте, в окружении автотрофных фотосинтезирующих организмов – вы называете их растениями. В моем родном мире их практически не осталось. Чтобы воссоздать нечто подобное, потребовались бы огромные силы и средства. Как только мои системы прогрузились, в поле зрения попал привлекательный гуманоид мужского пола. Он предложил сделку: поиск моей истиной половинки в обмен на сбор информации о некой организации.

– И ты согласилась… – пробормотала я, сочувственно глядя на девушку.

– Да, я согласилась. Однако у меня потребовали гарантии, обеспечивающие обязательное предоставление всего, что узнаю.

– И в чем заключались эти гарантии? – поинтересовался Дарий, видя, что рассказчица не спешит продолжать.

– Я предоставила ему одну из разработок моего мира – NanoPediculino.

– Как-как? – почти одновременно поинтересовались мы.

– Я позже объясню, что это. Хочется побыстрее завершить программу, точнее, как вы говорите – «расставить точки над „ё“». Итак, это человекоподобное существо перенесло меня на вашу планету. Так я оказалась около того места, где вы меня нашли. Пока бродила вокруг в попытках отыскать доступ на территорию, меня кто-то или что-то ударило в грудь. Попавший предмет лопнул, и потекшая из него жидкость грозила закоротить некоторые контакты. Чтобы этого не случилось, аварийная система организма перевела его в ждущий режим, или, иными словами, анабиоз, до устранения протечки. Так я попала к вам в дом. Вы отнеслись ко мне с таким теплом и вниманием… Ко мне раньше никто из людей так не относился. И когда я поняла, что именно на ваше агентство должна собрать информацию… Я долго размышляла и поняла, что не смогу. Все-таки эмоциональный блок стал сильно доминировать в моих схемах. И доступ через вашу учетку я не открывала. Я…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю