290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Рождественская сказка (СИ) » Текст книги (страница 5)
Рождественская сказка (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 14:00

Текст книги "Рождественская сказка (СИ)"


Автор книги: Элли Рид






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 8 страниц)

– А ты чего-то боишься? – увидела, что у малышки потекла слеза по маленькой щечке, и обняла ее. – Эй, зайка, ты чего? Расскажи мне, я та, которой ты можешь доверять безоговорочно. Я никому ничего не скажу, а выговориться очень важно обычно.

Она молчала. Я напряглась, и боялась хоть на чуточку пошевелиться, думая, что сейчас она все-таки заговорит, и она заговорила.

– Ри, – так меня называли малые, имя Саша им было не по душе, – я боюсь потерять вас. – я застыла и смотрела на нее, не понимая, как мне интерпретировать ее слова. – Мне уже около месяца сниться страшный сон, всякая ерунда, но в конце папа берет меня за руку, говорит, что всегда будет любить меня, Ланку и вас с мамой, но сейчас ему нужно уйти. Когда я спрашиваю куда, он пускает мою руку, и я просыпаюсь. Всегда на этом моменте. – ребенок, которому сейчас 6 лет выглядел более взрослым, рассказывая все это мне, у нее снова катились слезы, и я аккуратно, чтобы не спугнуть ее рассказ, вытирала их пальцами – Я боюсь кому-то рассказать этот сон, но он кажется мне таким реальным, поэтому я рисую в моменты, когда вспоминаю, всегда получается что-то очень мрачное. – она встала со стула и пошла к шкафу, достала оттуда папку, и отдала ее мне. Когда я открыла ее, внутри были рисунки, они были очень красивыми, и скорее передавали все эмоции Аси, когда она их рисовала. Слезы, боль, горе, темноту, в основном на рисунках можно понять это. Конечно, нарисованы там люди, улицы, деревья, цветы, но они все мрачные.

– Это очень красиво. Да, темные, но это же не значит, что они некрасивы.

– Они просто мне не нравятся, а другие я рисовать не могу.

– Так, давай закончим твой рисунок с птицами, только закончим яркими цветами. – нам понадобилось 40 минут, чтобы доделать все, и в итоге у нас получилось все достаточно ярко. Я оставила ее делать уроки, а сама пошла к Лане, но услышала внизу голос папы, и решила зайти к сестре чуть позже. Я спустилась в кухню и увидела своего любимого мужчину, но то, что я увидела меня потрясло. Всего за один месяц он постарел лет на 10. Я подошла и обняла его со спины.

– Ты вообще хоть иногда спишь? Выглядишь паршиво. – я поцеловала его в макушку и села рядом на корточки, положив голову на колени.

– И я тебя тоже рад видеть, моя старшая, самая вредная и добрая дочка.

– Пап, я серьезно. Ты себя совсем не жалеешь? Мама, запрещай ему столько работать пожалуйста.

– Давай не будем обо мне сейчас, у меня проект новый, силы туда уходят все. Ты как? Как тебе Америка?

– Да все нормально. Я по сути сейчас в деловой командировке. Через два дня встреча с партнерами, так что выпить за твое здоровье завтра я смогу, а вот напиться не выйдет.

– Эй, ты вообще-то это своему папе говоришь. Ты еще ребенок, так что тс.

– Эй, старичок, Ваша дочка уже выросла. Папка, я так соскучилась и так люблю тебя.

Остаток дня я провела с семьей, мы гуляли, смотрели фильм, разговаривали. Я отвлеклась и немного ушла от проблем, но понимала, что сейчас я поеду домой, а для себя уже решила, что поговорю с Артемом сегодня. Настроение было отличным, пока еще, только Ник ни разу не написал за день.

Привет, у тебя все в порядке?

Я отправила смс и завела машину. Приехав домой, я услышала, что Артем в душе, и пошла в спальню. Просто смотрела в окно, и услышала, что пришла смска, только ответить не успела, сзади подошел Артем. Я повернулась и не успела увернуться, когда он, воспользовавшись моментом, поцеловал меня. Я отстранилась и холодно сказала:

– Нам нужно поговорить.

– Грозно. Ну, давай поговорим. Я первый, что с тобой? Что происходит?

– Об этом и хочу поговорить. Артем, то, что я тебе сейчас скажу, не воспринимай все близко к себе. Просто пойми, так случилось и я не могу ничего поделать с этим – я сняла с пальца кольцо и положила на тумбочку у кровати – Я хочу расстаться, свадьбы не будет, как и нас больше не будет. Прости меня, если сейчас делаю тебе больно или вообще делала когда-нибудь, но сейчас для меня важнее работа, и я не могу и не хочу делить ее с тобой. Я остыла, совсем, понимаешь? Это все конечно неожиданно для тебя, но с момента, когда ты сделал мне предложение я все время думала о том, что я перестала чувствовать к тебе, что было когда-то. И то, я уже не уверенна было ли. – он сидел и слушал меня с открытым ртом, глядя в глаза.

– Саш…Саш, не уходи прошу тебя. Давай ты останешься, и мы будем строить все сначала. Семью, отношения, дом, у нас родятся дети, ты будешь строить карьеру. Прошу, только не уходи. – он держал меня за руки и в его глазах была боль, неожиданность, боязнь, и еще кучу всяких эмоций, но я убрала руки и вышла из комнаты.

Сидя в темноте на кухне, я слышала, как Артем психует. Это выражалось в битье кулаками обо все, что попадется. Через полчаса он зашел на кухню, и я пожалела, что не уехала к родителям.

– Ты нашла себе кого-то другого, да? Ты изменила мне и теперь хочешь уйти? – он кричал, его глаза пылали яростью, он был в бешенстве. Хорошо, что его брата не было дома еще, он бы точно эту сцену не забыл. – Саш…Сашенька, любимая – он опустился на колени рядом со мной – прости меня, что я сделал? Останься со мной, прошу, не уходи. Ты нужна мне…

Я не понимала этого человека, то он кричит, то плачет, но знаете, что чувствовала я? Ничего. Абсолютная пустота. Равнодушие. А значит теперь точно все. И несмотря на это, больно ему мне не хотелось делать.

– Артем, встань пожалуйста. Я поеду к папе, завтра заберу вещи. Прости. Пока.

– Ты все-таки ушла к другому. Но не так просто ты ему достанешься. Я не позволю. Я буду бороться, и ты будешь моей. – последние слова он крикнул, когда я выходила из дома. В комнате я взяла себе несколько вещей, которые мне могут пригодиться дома, и на день рождение переодеться. Уже на улице я села на лавочку и поняла, что в таком состоянии я точно не смогу сесть за руль. Я взяла телефон и увидела непрочитанное смс. Никита.

Привет, да, все нормально, работаю. Ты нормально долетела?

Да, спасибо, что поинтересовался.

Я написала ответ и набрала папу.

– Пап, а ты можешь прислать машину или забрать меня, сегодня переночую у Вас.

– Что-то случилось? Вы с Артемом поругались? Конечно, скоро приеду.

– Да, есть немного, спасибо, пап. Жду, я возле подъезда сижу.

– Холодно же, зайди в квартиру.

– Пап, все в порядке, я жду тебе.

Он приехал практически быстро, я ехала дольше.

– Садись в машину, а я пока схожу поговорю.

– Нет, пап, не надо. Я сама виновата, поехали, пожалуйста. Хочу спать.

– Ну поехали. – мы ехали молча, папа не спрашивал, я не хотела говорить. Думала, стоит ли сейчас строить отношения с Никитой или остаться одной и заниматься карьерой. Меня немного сморило, и я уснула, а проснулась, когда машина остановилась, но мы были не дома. Папа заехал заправиться. Видимо давно не брал эту машину. Я почувствовала легкую тошноту, меня похоже немного укачало.

– Ты проснулась? Прости, не хотел разбудить.

– Да, ничего, все нормально. – папа сел обратно и стал выруливать с заправки, пропустив пару машин, он выехал на трассу и набирая скорость поехал в направлении дома. Я почувствовала себя еще хуже, чем на заправке, но решила промолчать, нечего его отвлекать, просто открыла окно побольше и дышала воздухом.

– Тебе плохо, Сань?

– Не, пап, все нормально, не отвлекайся.

– Повернись ко мне, – я повернулась и по лицу папы было понятно, что выгляжу я неважно – Господи, да ты вся бледная. – только он сказал эту фразу и я услышала резкий звук тормозов, фары мигнули в глаза и послышался сильный грохот столкновения, а через минуту я уже ничего не слышала.

Глава 14.

Я услышала голоса где-то вдалеке и не могла открыть глаза, голова трещала, тело ломило. С трудом, но все-таки глаза открылись, и я увидела потолок, по больничному запаху можно было сделать вывод, что я в больнице. Сразу же подошел мужчина лет 40 в белом халате и начал осматривать меня.

– Александрина Дмитриевна, Вы меня слышите? – я повернула голову и попыталась кивнуть – не двигайтесь слишком часто, Вам сейчас необходимо восстанавливаться, но мне нужно задать несколько вопросов. Просто кивайте. Вы помните, что произошло? – я кивнула, но потом замотала головой, понимая, что я помню, но далеко не все.

– Да, я помню, но очень мало, вспышка яркая, звук громкий, мне было очень плохо, мы с папой ехали домой. Господи, где он? С ним все в порядке?

– Тише, тише, Александрина. Вам нельзя нервничать, нужен отдых. – его слов заставляли меня не дышать, сердце пропускало удары через один – какая у Вас неделя? Мне нужно записать в протокол.

– Какая неделя? Неделя чего? Где папа? Мама приехала?

– Как чего? Вы не знали…Что же, Александрина Дмитриевна, поздравляю Вас, вы беременны. Срок я пока не знаю, не могли установить в виду сложившейся ситуации, но мы сделаем УЗИ, и обязательно все узнаем, а сейчас отдыхать. – он встал и вышел из палаты, а мои глаза сомкнулись, что я и не успела ничего ответить.

Когда я проснулась, стало немного легче, видимо лекарства стали действовать. Я немного приподнялась на локтях и увидела спящего Артема в кресле. В голове метались мысли от аварии до моей беременности. Что мне теперь делать? Я же хотела работать, семья – это не то, что мне нужно сейчас. Самым важным вопросом сейчас было какой срок и что с папой, ведь о нем мне так и не говорят. Сегодня его день рождения. Прости, папочка, это я виновата. Не нужно было тебе меня забирать. Слезы потекли незаметно для меня самой, я растерла их рукой по щекам и услышала, как просыпается Артем. Он увидел, что я тоже не сплю и пересел ко мне ближе, схватив за руку, начал покрывать ее поцелуями.

– Милая, как ты? Прости меня, пожалуйста, прости. – я осторожно забрала руку и отвернулась к окну. Нет, я не была обижена. Просто нельзя давать шанса этому человеку или надежду, что у нас что-то получится. Даже если ребенок его, я буду воспитывать его сама. Я не могу жить с человеком, которого не люблю. Так я сделаю больно только ему, а сама буду просто несчастной.

– Артем, спасибо, что приехал. Но не стоило. Уезжай домой пожалуйста. То, что произошло не означает, что я потеряла память и забыла о нашем разговоре. Я хочу расстаться. – он молча встал и вышел, не продолжая спор, который и так обречен на провал в его пользу.

Через несколько минут в палату вошла девушка и тот же мужчина, что осматривал меня до того, как я вырубилась.

– Сашенька, Вы уже проснулись. Как себя чувствуете? Голова не кружиться? – он снова стал меня осматривать, я мотнула головой. – Ну и замечательно, смотрю вы уже сидите, а значит все в порядке. Самое страшного удалось избежать. Сейчас Вам сделают УЗИ, и мы узнаем, что Вам можно, в каком состоянии плод, и неделю Вашей беременности, а после Вы сможете поговорить с мамой. Она ждет у двери. – после этого, меня попросили лечь и поднять рубашку, намазали холодным гелем низ живота и стали водить штукой, которая на экран переносила мои внутренности. Отвратительно.

– Так, ну в целом плод в порядке, есть небольшая угроза, но это не так страшно, все будет в порядке, главное не нервничать и отдыхать побольше пока все не нормализуется. Срок около 3-4 недель. Сейчас первые недели, и очень важно соблюдать осторожность, иначе все может закончиться выкидышем, в вашем случае тем более. У Вас есть муж?

– Мужа нет, парень.

– Ну что же, значит звоните своему парню и попросите привезти Вам вот эти лекарства. Они есть только в нескольких аптеках города. Адреса я Вам написала.

– Спасибо, Елена Викторовна. – доктор, что внимательно наблюдал за экранчиком, перевел взгляд на меня и был очень задумчив, и даже обеспокоен.

– Саша, милая. Я Вас очень прошу старайтесь воздерживаться от лишних стрессов и не нервничайте по пустякам. Я так и не представился, меня зовут Андрей Васильевич, я буду вести Вас до перевода в гинекологию, сейчас позову Вашу маму и вы с ней поговорите обо всем. Главное помните, меньше нервов.

Я хотела спросить у него о папе, но он быстро пересек кабинет и впустил маму, которая была вся уставшая, замученная и заплаканная. В голову прокрались самые страшные мысли. Она села рядом с моей кроватью, зажала мою руку и опустила голову. Я услышала, что она всхлипывает.

– Мамочка, ты чего? Смотри, я жива, все в порядке. Мне нужно тебе кое-что сказать. Ты скоро станешь бабушкой. Как тебе такой поворот в твои 35? – я улыбнулась, а мама резко подняла голову и тоже улыбнулась, но теперь это было похоже на истерику. – Мам, успокойся, не пугай меня, пожалуйста. Как папа? Мне ничего не говорят, и что там с аварией, кто в нас врезался, что с ним?

– Саш, послушай. Ты постарайся не нервничать. Я не знаю, как тебе сказать, доченька. Папа… – мама сделала длинную паузу и снова заплакала. Я была натянута как струна, в голове метались сотни тысяч мыслей и слезы сами по себе полились из глаз.

– Что папа, мам? Что папа? Где он? – я подскочила в кровати, и резкая боль внизу живота заставила меня сжаться. Мама выбежала и позвала врача.

Доктор влетел в кабинет и стал укладывать меня на постель, затем медсестра что-то вколола мне и моментально стало легче. Я повернула голову в сторону мамы, и увидела, как сильно она изменилась за 2 минуты. Она была бледной, ощущение, что вообще неживой. Сразу после этого я вспомнила причину моей боли.

– Что с папой? Скажите мне, что с ним, прошу вас…– из глаз потекли слезы, но сил шевелиться не было.

– Нам очень жаль, Александрина. Ваш отец не смог справиться с полученными травмами. – я сильно сильно зажмурилась, желая отгородиться от всего мира. Слезы катились не переставая, в голове билось тысячу мыслей и лишь один голос папы в минуту перед аварией «Господи, да ты вся бледная.». Так не бывает. Зачем так жизнь со мной? Что я сделала? Сначала мама, теперь папа. Доктор хотел что-то спросить, но я резко оборвала его. – Выйдите. Уйдите все! – да, грубо, но мне сложнее, чем им.

–Папочка…– новая порция слез, воспоминания из детства, ссоры, прогулки, как он заплетал мне косички в школу, а я переплетала их, выйдя за порог дома. Как он помогал мне делать уроки, водил на кружки, в художественную школу. Как сидел со мной ночами первые два года после смерти мамы, чтобы мне не снились плохие сны. Как он ходил на родительские собрания, ругал меня за плохие оценки и хвалил за хорошие. Как учился готовить и сделал свой первый в жизни торт на мой день рождения, который подгорел снизу, тесто было немного деревянным, но крем был восхитительным. Работал сутками, когда я стала постарше, чтобы заработать на мою учебу, на жизнь нам. Потом свадьба, Милана и Настя. Каким он был Папой. Почему? Почему именно он? Господи, почему ты не забрал меня к себе? Он не заслужил, а я не заслужила жить без него. Я обязана ему всем, а сейчас я виновата в его смерти.

«Папочка, прости меня, я люблю тебя больше всех на свете…Папочка…». Было больно, очень. Я не хотела никого видеть. Я не хотела жить без него.

Глава 15.

День похорон выдался очень трудным для всех. За эти три дня я успела только выписаться из больницы и немного помочь маме со всей подготовкой. Было очень много людей. Я, за эти дни, выплакала все слезы, что только были в моем организме и уже просто была похожа на привидение или труп. Ася замкнулась в себе, я пыталась поговорить с ней, но она молчала. Мама сказала, что ей нужно дать время. Лана была старше и переносила это тоже трудно, но она держалась и помогала нам. Тоже особо не разговаривая, мы провели эти три дня вместе. Артем больше не появился, на похоронах его тоже не было. Никита писал и звонил вчера весь день, и сегодня. Но я не могла ответить, не находила в себе сил взять трубку или написать сообщение. Мысленно я извинялась перед ним, но большего сделать не могла.

Вечером в день похорон, я вышла из дому и решила пройтись по улице. Уже стемнело, было прохладно и неожиданно пошел дождь, но я не пошла обратно, а продолжила идти вдоль дороги, думая о том, что я не смогу справиться с этим. Мне придется поставить крест на карьере. Моя беременность только все усугубляла. Я была уверенна, что отец ребенка Никита, и в глубине душе была безумна рада этому, но в основном я чувствовала только страх, непонимание, как и что делать дальше, и очень боялась ошибиться в выборе. Я даже думала об аборте, но мама мне ясно дала понять, что никакого аборта, если я не хочу ребенка, воспитывать его будет она. Я поняла, что сама не хочу убивать его, ведь это мой малыш, моя кровиночка, моя любовь и жизнь будет полностью посвящена ему. Осталось только прояснить будет ли его отец со мной. Но этого придется подождать. Я дошла до парка, уселась на лавочку и смотрела в одну точку около часа, пока не услышала за своей спиной шаги.

– Ты думала, что я так просто уйду и отпущу тебя? На что ты надеялась, Саша? Ты думала я не узнаю про беременность или про твои похождения от меня? – Артем. Он был пьян. Я закрыла глаза и плакала, мне было страшно отвечать на его вопросы, было страшно представить, как он нашел меня, зачем он здесь, откуда узнал это все. Мне было страшно даже пошевелиться. Неожиданно он наклонился прямо к моему уху. – Ты никуда от меня не денешься. Ты моя, была и будешь. Я не отдам тебя ему. – что мне делать? Встать и дать ему пощечину, уйти? Нет, у меня нет сил на это. Я почувствовала, как меня клонит в сон, только почему-то мне очень плохо. Я попыталась встать со скамейки, но неожиданно в глазах потемнело и последнее, что я запомнила, как голова коснулась чего-то очень твердого.

Я проснулась неожиданно и резко подскочила на кровати. Я точно помнила, что была в парке вечером, а сейчас я была в какой-то темной комнате, без окон, больше напоминавшую подвальное помещение с ремонтом. Здесь была только кровать, тумба на которой стоял стакан с водой, и дверь. Голова болела, и боль усиливалась, когда я пыталась вспомнить, что произошло вчера. Телефона, как и сумки не было. В мыслях пронесся разговор с Артемом вчера ночью, а потом я упала и … О боже, он похитил меня? Где я нахожусь? Мама, наверное, с ума сходит там. Я с трудом встала с кровати и начала стучать кулаками в дверь. Но никто не открывал. Не знаю, сколько прошло времени, на удивление есть мне не хотелось, а от мыслей о еде, живот начинало крутить, но никто так и не пришел. Я просидела на одном месте, пялясь в одну точку, очень долго, пока не услышала шаги за стенкой, а потом в двери повернулся ключ. В темноте я не видела, кто это, но чувствовала всеми флюидами, что это был Артем.

– Зачем? – не оборачиваясь, спросила я, – просто скажи, зачем ты это делаешь?

– Милая, я хочу, чтобы у нашего ребенка была полноценная семья, чтобы его воспитывал настоящий отец, а не какой-то чужой дядька. – он подошел ближе и сел рядом со мной.

– Отпусти меня, я хочу домой. Пожалуйста. – по щекам потекли слезы, не от страха за себя, а от понимания, что этот человек сошел с ума и может навредить не только мне, а и моему малышу.

– Рина, это твой дом, мы всегда будем вместе. Зачем тебе идти куда-то? Здесь есть я и наш малыш, что тебе еще нужно?

– Можно я хотя бы позвоню маме? Она переживает, я не вернулась домой и ей не сказала ничего.

– Да, любимая, сейчас я принесу тебе телефон, ты сможешь ей позвонить и сказать, что у тебя все в порядке. – на самом деле, я не знала, как сказать маме, что я совсем не в порядке. Травмировать ее после смерти папы, было эгоистично с моей стороны. Артем принес телефон и стоял рядом, я поняла, что план в любом случае провальный. – Держи, я подожду пока ты поговоришь, и мы поужинаем.

Я взяла телефон, и открыла телефонную книгу. Осознание того, что гудки уже идут, но номер набран не мамы, пришло слишком поздно.

– Алло, Саша? Ну наконец-то, какого хрена ты не отвечала на звонки? Ты понимаешь, сколько денег мы могли потерять?!

– Мамочка, не кричи пожалуйста, – голос дрожал, но отступать было поздно, – я в порядке, правда, забыла тебе позвонить. Я с Артемом, мам.

– Что? Что ты несешь? Саш, ты плачешь?

– Нет, нет, правда все хорошо, мамочка, не нужно приезжать. Тем более мы не дома. Я постараюсь приехать, как только смогу.

– где ты? Я заберу тебя немедленно.

– Я не знаю, но все нормально. – предательский голос, все портил, все выглядело практически правдоподобно. Артем стоял и смотрел в свой телефон.

–Пожалуйста, не плачь, не волнуйся, я найду тебя, где бы ты не была. Саш, я могу тебе звонить? – боже, как я не хочу класть трубку, его голос внедряет в меня спокойствие, но мне действительно страшно и закончить этот разговор придется.

– Нет, я сама позвоню, мамочка. Я люблю тебя. – последняя строчка была точно не маме, она адресовалась именно ему.

– я приеду, как можно быстрее, жди. – Никита бросил трубку, и я дрожащими пальцами, постаралась быстро удалить последний звонок. У меня получилось, я встала и протянула телефон Артему.

– Сашенька, я полностью доверяю тебе, можешь оставить его у себя. – я очень удивилась и подумала, что в этом есть какой-то подвох, но телефон положила на кровать, и мы спустились в кухню.

Я не видела раньше этот дом, и даже не знаю чей он. Дом его родителей выглядит совсем иначе, и квартира его дяди тоже другая, там мы жили первый месяц, пока искали квартиру себе. За окнами уже была ночь и разобрать где мы находимся не было никакой возможности. Надеюсь у Ника это получится. Как же я хочу его увидеть. Я понимала, что так и не позвонила маме, но она бы не смогла мне помочь сейчас, я не хотела, чтобы она нервничала еще сильнее.

– Саша? Ты тут? Я спрашиваю, ты будешь яичницу с беконом или тебе хочется чего-то другого?

– Мне все равно.

Мы сели есть, я неохотно ковырялась вилкой в тарелке, и услышала, как наверху звонит телефон. Я сразу подумала, что это Никита, хотя просила его не звонить.

– Наверное мама забыла что-то сказать, я сейчас, можно?

– Конечно, возвращайся скорее.

Я встала из-за стола и быстро направилась в свою так называемую комнату. Но там действительно звонила мама.

– Да, мамочка, привет.

– Саша, ты где? Я изнервничалась вся. Все в порядке? Почему ты не вернулась домой и не предупредила?

– Мама, я все объясню позже, все в порядке, давай потом, я не могу говорить. – я говорила быстро и шепотом.

– Почему ты говоришь шепотом, что случилось? Где ты? – я слышала, что мама начинает нервничать, чего я не хотела.

– Все хорошо, я работаю, перезвоню потом. – и сбросила. Я ругала себя всеми возможными словами, но понимала, что она меня не простит за это. Я уже собиралась спускаться, как услышала, что в дверь позвонили, а затем постучали так, как будто дверь хотят выбить. Никита…он приехал.

Глава 16.

Я стояла на лестнице, как вкопанная и не могла поверить, что он приехал за мной. Неужели он так быстро нашел меня? И приехал ли он один или взял подмогу? Чем он вообще думал, когда ехал сюда? В моей голове путались всевозможные вопросы, на которые я собиралась позже потребовать ответы. Я услышала, как дверной замок открывается, крики, а затем…прозвучал выстрел. Что происходит там? Я собрала весь страх в кулак и побежала вниз. Он лежал на полу, не реагируя ни на что. Господи, пусть он будет жив. Господи, прошу, не забирай его у меня. Я же так люблю его. Артем стоял в паре метров и держал пистолет в руке. Он резко повернулся и увидел меня, я рванула к Нику, но он остановил меня и очень сильно оттолкнул. Я отлетела в другую сторону комнаты, и ударилась головой. Мда, что-то много она страдает в последнее время. Я начала ползти к Никите, чтобы убедиться, что он дышит. Я была уже слишком рядом, когда Артем подошел и сел возле нас на корточки.

– ты же не думаешь, что я настолько глуп, чтобы поверить в твой якобы разговор с мамой? Я прекрасно понимал, что ты позвонишь ему, а он приедет спасать тебя. – я дотянулась до пульса, он был очень слабым, но был, а это значит, что шанс на спасение еще был, – а когда он приехал, я захотел убить его, чтобы он не мешал на пути нашего счастья.

– какого счастья? Что ты несешь? Я не люблю тебя, Артем, не люблю. И ребенок не твой! Как ты вообще мог подумать, что он твой? Ты не имеешь никакого права ни на него, ни на меня. Ты будешь наказан за это. Мне хочется убить тебя, но это слишком просто для такого как ты. – не было ни слез, ни истерики, я просто говорила все, что скопилось во мне за это время. Опять же, было страшно, но еще страшнее было подумать, что я не успею спасти Никиту. Насколько я могла понять по луже крови под ним, попал он ему в живот, ближе к ребрам, надеюсь хотя бы легкие не задеты. Все, что нужно сделать, вытащить его на улицу и посадить в машину. В голове рождался план. И пока я пыталась нащупать пульс, Артем все время смотрел на меня.

– Что в нем такого, чего нет во мне? Я люблю тебя больше чем он, он же пользуется тобой. Ты ему нужна чисто как баба, которую можно вызвать к себе и трахнуть в любой момент. Так какого черта ты хочешь быть с ним? – я сцепила зубы, чтобы не начать бить его или орать.

– Я не хотела делать тебе больно или обижать тебя, но ты же больной, тебе нужно лечиться. Почему я не видела этого раньше? – я медленно подвигалась к двери, делая вид, что хочу посмотреть как Никита.

– А знаешь, что… мой брат был только прикрытием. На самом деле, я изменял тебя за это время не раз. У меня были разные женщины, и все они были натуральные шлюхи, только вместо денег им были важны безделушки из ювелирного, новый телефон или машина. И я все покупал, не знаю, почему, наверное, просто ты надоела мне. Мне нужна была новая игрушка.

– Так чем ты лучше него тогда? Игрушка я была для тебя, а не для него. – еще немного, за спиной на тумбе стоит ваза, главное не промахнуться. Я мысленно сосчитала до 5, пока он что-то там говорил, резко схватила вазу и бросила со всей силы в него. Я не промахнулась, ваза разбилась на миллион мелких кусочков, сильно задевая его лицо. Он упал на пол, а я начала действовать. Открыла дверь и вытащила Ника из дома, это было не из легких дел, но еще сложнее было затащить его в машину.

– Сана…– он еле прохрипел мое имя, пришел в себя, я попросила его немного помочь мне и усадила на заднее сидение. Нашла ключи у него в кармане и вернулась проверить жив ли Артем. Когда я зашла, он все также лежал на полу, на его висках была кровь, она стекала на бровь, глаза. Только я хотела подойти, как он начал шевелиться. Я быстро выбежала из дома и запрыгнула в машину. Завела мотор и рванула подальше от этого места. Голова очень сильно болела от удара, меня тошнило, и очень сильно резало внизу живота, но мне нужно было доехать до ближайшей больницы. Я ехала казалось целую вечность, и никак не могла доехать. Мне стало очень плохо и я остановила машину. Вышла подышать немного свежим воздухом, но меня пошатнуло и присело у машины на землю.

– Девушка, вам плохо? Может быть Вам помочь?

– Да, вызовите скорую, пожалуйста, там…парень с ранением в живот, нам нужно в больницу, на нас напали. Прошу Вас…– я задыхалась на каждом слове, но меня успокоил и сказал, что скорая будет уже скоро. Нужно подождать. Он помог мне подняться, усадил в машину, оставил дверь открытой и принес воды. Мне стало немного легче, но сознание все равно путалось. Боль внизу живота не прекращалась и я увидела на джинсах кровь. Господи, только не это… «Малыш, держись, извини свою непутевую маму, скоро мы будем в больнице». Только я подумала об этом, подъехала скорая. Парень, проводил меня к машине и показал Никиту, его вынесли на носилках, и мы быстро поехали в больницу, но этого я уже не особо помнила. Сознание перестало принимать информацию, и вскоре я упала в обморок.

Продолжение от 04.10.

Не знаю сколько прошло времени с последнего момента, который я помнила. Открыла глаза и опять больница. Сколько-можно-то. Все тело ныло при любом, даже самом малейшем, движении. Рядом пищал какой-то аппарат, и громко резал уши. Минут двадцать я пролежала без движения, и только потом зашел врач.

– Зачастили Вы к нам, Александрина Дмитриевна. Как вы себя чувствуете? Что-нибудь беспокоит?

– Да, меня беспокоит, что этот аппарат не прекращая пикает мне на ухо.

– Шутите – значит идете на поправку, это хорошо.

– Что с моим малышом?

– Была опасность, но ее миновали, у нас отличные врачи, они спасли Вашего малыша. С ним все будет в порядке, если Вы перестанете лезть во всякие экстрим-ситуации. Давайте-ка Вы расскажете мне, что произошло на этот раз. У Вашего приятеля серьезное ранение из огнестрела. В какую передрягу теперь Вас занесло?

– Как Никита? Он будет жить?

– Да, все самое страшное позади. Я жду увлекательного рассказа, Саша – и я рассказала, каждую мелочь, начиная с дня похорон папы.

– Мда уж, Александрина, мы уже вызывали полицию, но Вы оба были без сознания, и они составили акт о нападении с моих слов, о том, что вас просто привезли такими. Скорее всего они придут еще, сегодня-завтра. Вас мы сможем выписать уже завтра, а вот Ваш друг еще будет у нас.

– А я могу к нему сходить?

– Можете, только очень аккуратно, и ненадолго. Он все еще без сознания, поэтому Вам много времени не понадобиться. – пока я дошла до его палаты, думала пройдет вечность.

Я увидела много трубочек у его лица, он лежал такой беззащитный, бледный, с закрытыми глазами. Я села рядом и взяла его за руку. Сначала просто сидела молча, а потом начала говорить:

– Может быть ты слышишь меня, может быть нет. Это неважно сейчас, я скажу. Спасибо тебе, мой самый настоящий идиот. Почему ты приехал один? Почему ты оставил меня с ним один на один, а сам разлегся у моих ног с огнестрельным ранением? Это ты приехал меня забрать, а забрала тебя я. Я ненавижу тебя.

– Ты…ты любишь меня…– очень хриплым голосом выдал мой собеседник. Мое лицо озарила улыбка, я бросила его руку и выскочила из палаты и позвала доктора.

– Вот, он очнулся и заговорил.

– Добрый день, Никита Андреевич, как самочувствие?

– Жить буду, раз еще не помер.

– Да, я смотрю Вы идеальная пара. Ладно, Сашенька, оставлю Вас еще на пару минут, а затем Вам нужно в палату. – доктор вышел, оставляя нас наедине. Перед этим он снял с него все трубки, и я уже видела лицо своего любимого во всей красе. Я опять взяла его за руку, и все не решалась сказать.

– Ник, что было на встрече? Ты подписал контракт? – не то, ну да ладно, это не менее важно.

– Нет, они потребовали тебя, и не захотели подписывать только со мной.

– И что мы теперь будем делать?

– Главное, что есть мы, а дальше уже разберемся. Почему ты не отвечала на звонки, и не пришла на встречу? Как я понял, у этого подонка ты была только последний день.

– Папа погиб. В его день рождение. Мы попали в аварию, я выжила, а он нет. – слезы снова покатились по щекам, Никита провел рукой по одной и жестом попросил лечь к нему.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю