290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шаг назад, или Невеста каменного монстра » Текст книги (страница 11)
Шаг назад, или Невеста каменного монстра
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 10:00

Текст книги "Шаг назад, или Невеста каменного монстра"


Автор книги: Елена Вилар






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 14 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Глава 15

Вы когда-нибудь просыпались от взгляда? Впервые сквозь серое марево я ощутила тепло, будто кто-то гладил и ласкал. Миг, и меня словно холодной водой окатило, я резко села на кровати, нервно прижимая одеяло к груди. На фоне окна стоял мужчина, но хватило взгляда, чтобы понять, что это Тавир, вот только смотрел гость не на меня, а вдаль.

– Как ты себя чувствуешь? – хрипло спросил мужчина.

– Хорошо… – глухо отозвалась я, настороженно наблюдая за тем, как горгулья отстранилась от окна и нарочито медленно повернулась ко мне.

– Я пришел извиниться, – вымолвил гость, а внутри меня что-то гулко оборвалось.

– Не надо, – всхлипнув, выдохнула я. – Это я виновата, прости…

– Нет, – покачал головой Тавир, не давая потоку слов сорваться с моих губ. – Видимо, я плохо проверил еду, и в одно из блюд все же попала отрава.

– Но… – Я попыталась воспротивиться.

Тавир быстро пересек комнату и, протянув руку, едва коснулся моей щеки. Замерев, я млела от желаемой ласки, словно кошка. Чуть шершавые пальцы скользнули по скуле, медленно двигаясь ниже, и замерли возле шеи. Как раз там, где отчетливо пульсировала жилка, перегоняя вязкую кровь. Прикрыв глаза, я подалась вперед, желая продлить удовольствие, но в дверь резко стукнули, разрывая хрупкую иллюзию блаженства. Затем пару раз провернулся ключ, и пока я глотала ртом воздух от очередной рухнувшей надежды, Тавир исчез, а в помещение ворвалась запыхавшаяся Шами с моим завтраком в руках.

Одного взгляда на женщину хватило, чтобы понять, что вчерашний день оставил немало отпечатков на ее теле. Яркие пятна на щеке, и даже с кровати я заметила отпечатки пальцев на ее шее.

– Что случилось? – взвилась я, подрываясь с кровати.

– Все потом, – мгновенно поняв, о чем хочу спросить, отмахнулась служанка. – Сюда идет Гивдар, и, судя по всему, вас ждут старейшины. Надо срочно собираться.

Шами развила бурную деятельность, что помогло в рекордные сроки умыться, одеться, причесаться и в промежутках даже позавтракать. В итоге стоило допить сок, как дверь распахнулась, явив сосредоточенного Гивдара. Служанка рвано выдохнула, подхватила поднос с остатками еды и молниеносно скрылась в коридоре, оставив меня один на один с братом Князя.

– Доброе утро, Гивдар, – встав, произнесла я.

Сегодня Шами нарядила меня в платье стального цвета с темно-бордовыми, словно запекшаяся кровь, вставками из более легкой ткани. Сколько ни гнала от себя эти мысли, а все равно казалось, что меня закутали в два слоя штор. Притом нижний слой явно был когда-то тюлем. Нет, это не выглядело смешно, наоборот, все стильно, красиво, дорого и даже помпезно, вот только слишком непривычно. Я ощущала себя не очень вкусной конфетой в жутко дорогой упаковке.

– Удивительно, – подал голос гость, – тебе очень идет клановая одежда.

– Прости, что? – насторожилась я.

– Для встречи со старейшинами тебя облачили в цвета, предназначенные для Княжеской семьи. Неожиданно, но кажется, что ты всегда носила именно такую одежду.

Слова Гивдара были слишком похожи на комплимент, что заставило меня смутиться и окончательно убедиться, что весь мой облик не вписывается в этот мир. Мне не идут такие наряды, я не умею носить платья в пол, да и шнуровка на спине не позволяла вдохнуть полной грудью. Я рвано сопела, боясь, что в любой момент в глазах может потемнеть и я позорно упаду там же, где стою. Гив будто не замечал моих страданий. Подойдя, он протянул руку, а когда я робко вложила свою ладонь в его, наклонился и коснулся губами моих пальцев, окончательно вгоняя меня в шоковое состояние.

– Идем, время не ждет. – Мужчина выпрямился, одновременно поворачиваясь к двери и размещая мою холодную ладонь на сгибе своей руки.

Сил ответить так и не нашла. Робость то и дело сменял пока еще легкий страх. В этот раз мы поднялись на этаж выше, свернули в неприметный коридор, а дойдя до конца, Гив открыл дверь, и я застыла, пораженно смотря на узкую лестницу, винтом уходящую вниз.

– Не бойся, – произнес Гивдар, начиная спуск и увлекая меня за собой.

Ха, легко сказать. С каждой ступенькой робость отпускала, а страх медленно подкрадывался к горлу, желая сомкнуться вокруг и приступить к мучительному удушению. Однако, вопреки страхам, до конца мы так и не спустились, где-то посредине, на небольшой площадке, показалась кованая низенькая дверца, которую Гив гостеприимно распахнул, предлагая мне первой выбраться из лестничного колодца.

Коридор, в который мы вошли, был узким и недлинным. Лишь один человек мог свободно двигаться по нему, не мешая соседу. Буквально через двадцать шагов я достигла тупика. А стоило Гиву встать за моей спиной, как в стене, перед которой мы оказались, на наших глазах проявилась дверь.

– Дальше ты пойдешь одна, – шепнул Гивдар, наклоняясь к моему уху, отчего я невольно вздрогнула. – Не бойся и доверься им. Они не причинят тебе вреда, никогда. И постарайся убедить их помочь тебе, пусть не прямо, но хотя бы намеком.

В ответ я робко кивнула. Гив протянул руку и чуть толкнул дверь. Она вспыхнула мутно-зеленым цветом и нарочито медленно отворилась, приглашая меня в чернильно-черное нутро. Меня охватило предчувствие чего-то необычного. Резко захотелось встряхнуть этих стариков и заставить отвечать за свой мир и народ, а не решать проблемы руками слабой попаданки. Нервно вздохнув, я решительно сделала пару шагов вперед, чтобы застыть на месте, как только дверь за моей спиной закрылась, оставляя меня в кромешной тьме.

– Иди вперед…

Глухой шепот пробирал до костей, но заставлял двигаться дальше. С каждым шагом в помещении вспыхивал факел. Как только я достигла середины круглой залы, все факелы по периметру зажглись и осветили своими бликами семь каменных статуй.

На первый взгляд памятники были одинаковыми. Грузные, но не толстые мужчины с крыльями за спиной, вроде бы человеческими лицами, но когтями вместо пальцев на руках, да и ноги больше смахивали на лапы, которые вместо ровных ноготков венчали крайне опасные когти. Радовало лишь то, что мужики сидели на каменных стульях с высокими спинками и представляли собой лишь каменные изваяния.

– А она смешная, – раздавшийся голос заставил резко обернуться.

Вместо одной из статуй сидел живой мужчина. Возраст его определить было сложно, но длинные, до плеч, волосы отливали белизной, а морщины вокруг глаз и губ придавали шарма, но отнимали молодость и стать.

– Смешная и смелая, – отозвался тот, что сидел практически напротив.

Пока я крутилась вокруг своей оси, рассматривая то одну, то другую горгулью, которые еще пару минут назад были каменными глыбами, ожили все семеро.

– Добрый день, – все же поздоровалась я.

– Добрый? – вроде как усомнился тот, что первый заговорил. – Мария?

– Да, меня зовут Мария, – тут же кивнула я, хотя, похоже, меня не спрашивали, а скорее утверждали.

– Хм, а у нашего подопечного неплохой вкус, – произнесла горгулья, сидящая по левую руку от центральной. – Хотя человечка – это не то, чего бы хотел лично я.

– Неужели ты еще чего-то хочешь? – рассмеялась горгулья за моей спиной, заставив едва заметно вздрогнуть.

– Господа! – призвала к порядку центральная горгулья. – Сдается мне, Мария не намерена слушать ваши отдающие плесенью шуточки. Итак, девочка, ты настояла на встрече с нами, чего же ты хочешь?

– Вот именно, чем тебе могут помочь те, что прокляты и никогда не покинут этой залы?

– Никогда? – слегка опешила я. – Прокляты?

– А ты считаешь, что это подарок? – хрипло рассмеялся центральный мужчина, при этом руками он вцепился в подлокотники каменного стула и подался вперед. – Не трать свое время, мы недолго можем бодрствовать, а потому изложи четко, зачем ты нас пробудила.

Легкое раздражение разворачивало первые кольца нетерпения внутри меня. Да что они о себе возомнили? Семь старикашек. Да если их каменные глыбы поскидывать с пьедесталов, то потом можно совочком кучу пыли вымести, и делов-то…

Видимо, что-то отразилось на моем лице или же я слишком громко думала, потому что зал потонул в громком мужском хохоте, который, отражаясь от стен, усиливался многократным эхом.

– Она мне нравится, – отсмеявшись, произнесла одна из горгулий. – Боевая, смелая, решительная. Хочу ей помочь. Подойди сюда, я хочу просмотреть твои воспоминания.

Даже если я не хотела, меня никто не спрашивал. Особо возмутиться не успела, ноги сами понесли меня к мужчине и остановились, когда я поднялась на первую ступень, замерев как раз напротив его лица.

Глаза в глаза. Мой рваный полувдох. Его глубокий, хотя казалось, что дышать камни не могут, но ведь не камнем он и был. Холодные пальцы горгульи прижались к моим вискам. Глаза закрылись, прежде чем я осознала, что происходит. А затем сознание как сумасшедшее понеслось в прошлое…

– Дорогая, мне не нравится эта твоя командировка! – еще утром возмущалась родительница, наблюдая за тем, как я методично собираю вещи в чемодан.

– Мамуль, а меж тем многие об этом мечтали, – отозвалась я, направляясь в ванную комнату за туалетными принадлежностями. – Подумай сама, – продолжила, задумчиво рассматривая косметичку, – я и месяца не проработала в этой компании, а меня уже направляют в Барселону.

– Да-да, – ехидно отозвалась мама, – с билетом в один конец.

Я только и успела гулко всхлипнуть, как видение сменилось следующим.

– Мамуля, вот увидишь, еще до боя курантов я буду резать оливье на нашей кухне и рассказывать, какой дивный город Барселона.

– Нет, моя хорошая, – устало отозвалась мать. – Не будешь. Я намедни у тети Тофы была.

– Даже слышать не хочу! – взвилась я, застегивая молнию на чемодане. – Твоя тетя Тофик…

– Тофа! – поправила мамуля.

– Плевать! – перебила я, не скрывая эмоций. – Она на прошлое Рождество поклялась, что до конца года я выйду замуж. И?! Где?! В каком углу затерялся тот таракан, которого надо поцеловать, чтобы он превратился в прекрасного принца?! Знать не хочу, что эта еврейка с цыганскими корнями родом с задворок Одессы тебе наговорила!

– Она видела, как ты доберешься до места, – растягивая слова, продолжила мамуля, намеренно игнорируя мое возмущенное пыхтение. – Но сказала, что ты не вернешься.

И опять я лишь вдохнула, а картинка уже сменилась. Я видела, как с Каримом носилась по Барселоне в поисках злополучного дома. Смотрела со стороны на себя и на то, что тогда для меня было важнее жизни, сейчас я осознавала, как тщетны наши мытарства по сравнению с куда большими проблемами. А вот следующий эпизод заставил сжаться горло спазмом и невольно вспомнить слова Гивдара о его вере в одну очень смелую девушку и в то, что она оправдала его надежды. Она, но не я…

Возле унитаза на полу полулежала, полусидела молодая девушка, зажимая живот рукой. Меж пальцев струилась темно-красная кровь. Закусив нижнюю губу и плотно сомкнув глаза, раненая что-то бормотала.

– Девушка, вам помочь?! – нервно спросила я.

Набравшись смелости, присела на корточки, тронув несчастную за плечо.

– Спасибо! – хрипло выдохнула бедняжка, хватая меня за руку. – Возьми… – Кашель сотряс тело жертвы. – Передай ему, скажи: я не нашла. Скажи: они нашли… Скажи… Нет! Не потеряй, ну же, надень!

– Да подождите! – возмутилась я, пытаясь выдернуть руку из ее хватки. – Я на помощь позову.

– Нет! – с ужасом смотря на меня, воскликнула девушка. – Никто не должен знать. Иначе тебя убьют. Ты теперь хранишь его. Он найдет и скажет. Но хранишь ты!

– Вы бредите, вам нужен врач! – взвилась я.

Девушка из последних сил дернула меня за руку и надела на палец кольцо, испачканное кровью.

– Я все же нашла! – Окровавленные губы растянулись в улыбке, озарив бледное лицо, глаза вспыхнули ярким светом…

Опомниться опять не дали, дальше события замелькали, будто на быстрой прокрутке. В глазах мужчины я видела и то, как ползала по каменной глыбе, желая пробудить спящего красавца, и как в страхе прижималась к Тавиру, когда Лиагара накладывала на дверь страшное заклинание. Я в этом мире лишь пятый день, а событий уже на целый год…

– И чего ты от нас хочешь? – голос проникал в сознание будто сквозь вязкое пространство.

– Помогите найти диадему! – выпалила я, находясь под впечатлением от воспоминаний.

– Значит, ты хочешь вернуться домой? – лукаво уточнил мужчина. Он все еще удерживал меня, хотя больше не прикасался.

– Да, – неуверенно, но все же кивнула я. – Хочу домой.

– И ничто не поменяет твоего решения? – допытывался мужчина, тогда как остальные шестеро сидели тихо, прислушиваясь к нашей беседе, но отчего-то я знала, что они тоже все видели.

– Я хочу найти диадему, я обещала, – упрямо произнесла, внутренне робея от страшных мыслей, что закрадывались в мое сознание.

– Пф, человечка! – возмутился тот, что первым заговорил со мной. – В чем-то люди смелые, а до чего-то додуматься то ли боятся, то ли мозгов не хватает.

И опять возмутиться мне не дали. Удерживающая меня горгулья резко подалась вперед и глухо произнесла:

– То, что ты ищешь, находится ближе, чем ты допускаешь тут… – Он едва дотронулся до груди, указывая на сердце. – А то, о чем ты спрашиваешь, находится под твоим любимым символом. Вернись туда, где испугалась, где потеряла путь, и найди знак, который дает тебе надежду.

– Мы выполнили просьбу… – глухо произнес тот, что сидел справа от только что говорившего.

– Уходи… Мы устали…

– Уходи… – эхом отозвался еще один.

– Уходи…

– Уходи…

– Вернешься тогда, когда будешь иметь на это право… – еле слышно произнес тот, что разорвал силовой контакт, после чего я по инерции сделала шаг назад.

Взмах ресниц, и передо мной не живая горгулья, а каменная безликая статуя. Обернувшись, осознала, что и остальные старейшины приняли облик памятников, а значит, аудиенция закончилась. Факелы один за другим стали гаснуть, и я поспешила к еще заметной двери. Как только добежала и дотронулась до ручки, последний отблеск света мигнул и растаял в кромешной тьме.

* * *

Распахнув дверь, тут же налетела на Азима, который стоял возле стены и, сложив руки на груди, недовольно рассматривал собственные сапоги.

– Ну как? – с легкой надеждой поинтересовался мужчина.

– Где Гивдар? – тут же спросила я.

– Что сказали старейшины? – повысил голос Азим.

– Белиберду какую-то… – с грустью выдохнула я. – Иди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что… Бред полный!

– Ясно.

Горгулья окончательно сникла, но, отлипнув от стены, молча потянула меня за локоть к пугающей лестнице.

Мы молча вернулись в то крыло, где располагалась моя комната, вот только вместо того, чтобы проводить в нее, Азим потянул меня в противоположную сторону.

– Мы куда? – настороженно уточнила я.

– Обедать, – буркнула горгулья, – и я искренне советую тебе сослаться на недомогание и ничего не есть. Лиа узнала, что ты ходила к старейшинам, она знает, кто тебе помог. Гива заперли в башне, одурманив какой-то гадостью. Судя по словам врача, дня три он будет готов разорвать любого человека, который окажется у него на пути.

– Бешенство? – хрипло уточнила я.

– Уверен, что это новые разработки клыкастых.

– Чтоб у них все зубы выпали! – в сердцах выдохнула я.

– Не поможет, – насупился мужчина, замирая перед дверьми в зал, где проходила обеденная трапеза.

Зал, как всегда, утопал в роскоши и свете. За столом в этот раз расположились Лиагара, пара вампиров, Валей, советник по финансам, и мы с Азимом. Изрядно поредевшая компания скорее пугала, чем радовала. Особенно смущали клыкастые, которые то и дело бросали на меня взгляды, полные гастрономической похоти. В этот раз меня усадили на стул, стоящий в другом конце стола, как раз напротив наместницы. Азим занял место по левую руку от меня. Справа сидел Валей, даря мне натянуто вежливые улыбки, от которых хотелось все бросить и бежать так, чтобы пятки сверкали.

– Мария, вам очень идут исконные цвета нашего Князя, – обронил советник, видимо, желая сделать мне комплимент.

Проблема в том, что именно в этот момент моя рука потянулась за соком, ухватила стакан, дрогнула и залила оранжевой жидкостью тарелку со странным салатиком, не внушающим мне доверия.

– Осторожнее, девочка, – чуть ли не рыкнул Валей, но смолк под суровым взором Лиагары, замораживающим даже с того конца стола.

– Мне доложили, что ты, Мария, посещала наших старейшин, – произнесла Лиа, поднимая бокал с красным вином. – Это так?

– Да, они любезно согласились побеседовать со мной, – призналась я, избегая смотреть на злобно пыхтящего Азима.

– Любезно? – вроде бы изумилась горгулья. – Интересно… – Женщина поставила бокал на стол и, побарабанив по нему пальцами, продолжила: – Ранее они не опускались до общения с людьми… Вот, дорогой Валей, посмотри, куда катится наш мир без должного управления.

– Дорогая Лиагара, – в тон женщине молвил мой сосед, – скорее всего, старейшинам было просто любопытно. Мария, я ведь прав, ваше общение было не более чем обмен любезностями?

– Думаю, да, это можно именно так интерпретировать, – кивнула я, на Азима все так же старалась не смотреть.

– И что же вы поведали нашим хранителям? – не дав высказаться Лиагаре, поинтересовался крючконос.

– Думаю, их интересовало, откуда я взялась и что планирую делать, – тут же отозвалась я, так же не желая вступать в коммуникацию с наместницей.

Вот только женщине не понравилось, что ее нагло пытались игнорировать. Стукнув ладонью по столу, она задала свой вопрос:

– Что сказали тебе старейшины? Повтори слово в слово.

– Честно говоря, я не очень запомнила, – призналась, тяжело вздыхая и опуская глаза на переплетенные пальцы рук. – Дело в том, что ваши старейшины говорят такими загадками и иносказаниями, что проще было бы сказать «иди туда, не знаем куда, и принеси то, не знаем что».

– Азим! – рыкнула Лиагара.

– Именно эту фразу Мария сказала, как только вышла от старейшин, – кивнул мужчина, вызывая во мне прилив легкой, но ощутимой ненависти.

Неужели предал? Своего Князя? Быть того не может…

– Ну что ж… Не важно. – Лиагара растянула губы в хищной улыбке, и по моей спине прокатилась волна холода, промораживая позвонки до нервных окончаний. – Завтра мы устроим прием в честь невесты Князя. Бал по всем традициям нашего мира. А в полночь Мария у всех на глазах войдет в телепортационный зал, чтобы разбудить моего брата. И если этого не произойдет, то уже послезавтра я потребую признать Князя недееспособным, саркофаг распылить, а меня короновать.

– Милая Лиагара, но чем? Диадему-то не нашли, – поинтересовался Валей.

Наблюдая за мужчиной, я до последнего не понимала, на чьей он стороне. То вроде подыгрывал наместнице, то откровенно потешался над ее алчными желаниями.

– И потом, – продолжил крючконос, – между троном и вами еще ваш брат, Гивдар.

– Гив сошел с ума, вы же видели, как он напал на меня, если бы не охрана, которой я могу доверить свою жизнь, то брат не оставил бы от меня и мокрого места.

– Уверен, состояние Гива можно объяснить минутной агрессией, вызванной усталостью, – попытался вставить свое веское слово Азим.

– Усталостью? Он не имел права поднимать на меня руку. На меня! – взвизгнула Лиагара. – На ту, в чьих руках власть. Если это повторится, я казню его как мятежника! – не унималась женщина.

– Совет старейшин никогда не допустит этого! – вскочил с места Азим.

– Ха! – рассмеялась наместница. – Горстка трухлявых каменных огрызков. С них в прямом смысле сыплется песок. Этот мир устарел, ему пора меняться. И я готова взять на себя это бремя!

– Лиа! – крикнул Азим, пытаясь остановить от лишних слов зарвавшуюся женщину.

Но было поздно, вскочившая со своего места Лиагара стояла, уперев руки в бока, и шипела, словно змея.

– Если завтра твоя протеже не поднимет брата, послезавтра я казню всех, кто посмеет хоть слово сказать против моего мнения. Я достаточно четко выразилась?

– Более чем, – усмехнулся Валей, поднимаясь со своего места. – Мария, думаю, на этом обед подошел к концу и вам следует вернуться к себе. Завтра будет сложный и насыщенный день. Вам стоит подготовиться. Ведь от вас теперь зависит будущее целого мира, – оскалился мужчина, подавая мне руку, которую я не могла проигнорировать.

* * *

Советник проводил меня до двери, а точнее, выпихнул в коридор, оставив там совершенно одну, вот только внимания на это я не обратила. В голове набатом стучала последняя фраза, произнесенная Валеем: «От вас теперь зависит будущее целого мира…»

– Что за черт?! – в сердцах возмутилась я. – Тоже мне, нашли крайнюю. Вот уж нет, сами разбирайтесь в этом бедламе. Не-не… Наша хата с краю, ничего не знаем…

Шепча под нос ободряющие слова, я накручивала себя, призывая не к побудке Князя, а к разговору с Тавиром. Мне следовало убедить его, что пора, так сказать, делать ноги. С левой стороны послышался странный стук, заставив замереть.

Стоп! А куда я, собственно, иду?

Обернувшись, попыталась определить, в какую часть замка я забрела, будучи полностью погруженной в собственные мысли. Поняв, что нахожусь все еще на том же этаже, где была зала для трапезы, я поспешила в сторону лестницы. Точнее, я была уверена, что она именно там должна быть, но, свернув за очередной угол, с грустью осознала, что оказалась в тупике.

– Попалась… – Голос, раздавшийся за спиной, ввел в ступор.

Ноги тут же стали ватными. Медленно обернувшись, увидела знакомого вампира. Он уже пытался придушить меня, но в прошлый раз я была в сопровождении Азима. Сейчас же защитить меня некому, а жить хотелось как никогда. Вампир метнулся в мою сторону, скрючив пальцы, на глазах превращающиеся в когти, да только не добежал.

Отстраненно наблюдала за тем, как к ногам по инерции катится отрубленная голова, тогда как тело вампира медленно оседает на пол. Кровь, брызнувшая из шеи, орошала пространство, долетая до моего платья мелкими брызгами, вот только все это было фоном, ведь сознание вопило от счастья, наблюдая за тем, как Тавир вытирает короткий меч о висящую на стене гардину.

– Спасибо… – еле слышно выдохнула я.

– Почему ты тут одна? Они что, с ума там все посходили?! – прорычала слишком злая, чтобы услышать меня, горгулья.

– Тавир… – позвала я, отстраненно понимая, что готова свалиться в обморок, но все еще держусь из чистого упрямства.

– Маша! Не сейчас! – отмахнулся мужчина.

Прежде чем я успела хоть как-то отреагировать, в коридоре послышался шум шагов. Тавир выругался и метнулся в другую сторону, я же как стояла, так и осталась, беспомощно разведя руки в стороны. У ног отрубленная голова, чуть в стороне мертвое безголовое тело, и из всех подозреваемых – только я…

В проходе показался Азим, а за его спиной мелькнул Валей.

– Ну вот, я так и знал, что он попытается ее убить, – не скрывая радости, произнес Азим. – Вот только… Маша, а что тут произошло? Чем ты его обезглавила?!

– Силой мысли, – огрызнулась я, пнув голову, и та покатилась обратно к телу.

– Чем?! – переспросил Валей, озадаченно нахмурившись.

– Знаете что, – глухо произнесла я, – а идите вы все… куда подальше…

В этот момент моему сознанию надоело воспринимать и как-то переосмысливать весь тот кошмар, в котором я оказалась. Миг, и организм поступил самым действенным способом: уронив хозяйку в блаженное беспамятство. За что я была ему несказанно благодарна.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю