156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Ожиданиям вопреки (СИ) » Текст книги (страница 1)
Ожиданиям вопреки (СИ)
  • Текст добавлен: 2 октября 2018, 11:00

Текст книги "Ожиданиям вопреки (СИ)"


Автор книги: Джорджиана Золомон






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 10 страниц)

Джорджиана Золомон
ОЖИДАНИЯМ ВОПРЕКИ

Глава 1

День казался нескончаемо долгим и тяжелым и все, чего хотела Алия – это немного тишины и спокойствия к его концу. Практика в строительной компании, последовавшая буквально сразу после окончания учебы, оказалась изматывающей и непростой. Тешить себя иллюзиями о том, что все будет получаться быстро и легко, больше не приходилось.

В последнее время она все чаще задумывалась о том, правильный ли путь избрала. Ей всегда казалось, что дело всей жизни должно быть всепоглощающим, оно должно захватывать, а не изматывать, как труд каторжника. Чаще всего эта мысль посещала Алию, когда она наблюдала за младшим братом, который всю жизнь твердил, что будет полицейским. Сейчас Алекс учился на втором курсе юридического факультета и с упоением описывал, как когда-нибудь займет место главного прокурора города.

Архитектура казалась ей увлекательной, ей по-настоящему нравилось придумывать новые проекты, но каждый чертеж давался с трудом, а самое обидное, что всегда находился кто-то, кто выполнял это дело лучше нее. К сожалению, быть первой стало приоритетной целью с незапамятных времен.

Тяжелые мысли прочно поселились в голове и не давали Эдвардс покоя до самого дома, куда приходилось добираться после работы час, а то и полтора.

– Алия, ты уже вернулась, – девушке показалось, что на нее налетел ураган, брат по привычке обнял и поцеловал ее в светловолосую макушку. Не дав сестре опомниться, он отвел ее на кухню, по пути безостановочно рассказывая о том, как занимательно прошел его день. Конечно же, отвести ее на кухню, значило «потребовать» фирменный ужин от любимой родственницы.

– Родители опять на работе? – Алия вымученно улыбнулась, уже зная ответ. Так было всегда, с самого детства оба родителя были заняты на работе – отец руководил собственным строительным бизнесом, который Алия должна была когда-нибудь унаследовать, а мать была хирургом в местной клинике. Оба представляли собой ярых карьеристов, и дети с самого рождения были больше предоставлены сами себе. Благо, противные няньки исчезли, когда Алие стукнуло тринадцать, а Алексу восемь. С тех пор родственники были почти неразлучны, а Алия практически заменила Алексу мать. Нет, она совсем не была против работы родителей, просто иногда их ласки и внимания катастрофически не хватало.

– Выглядишь хреново, – честно признался брат, принимаясь крутить в руках телефон сестры в руках. Они расположились на просторной и светлой кухне, Алия по привычке надела фартук со смешным мультяшным изображением и принялась неспешно возиться с приготовлением еды. Это был маленький ритуал – каждый вечер готовить для них с братом и ужинать вместе, делясь впечатлениями дня.

– Спасибо, ничто так не радует, как комплемент в конце рабочего дня, – Алия ехидно усмехнулась, а Алекс весело рассмеялся. Он был бы рад помочь сестре с приготовлением, но знал, что это как обычно закончится весьма печально, он либо сожжет еду, либо к чертовой матери спалит всю кухню. Такое уже бывало, поэтому сестра не подпускала его к готовке.

– У тебя все хорошо? – обеспокоенные нотки проскользнули в голосе родственника. – Выглядишь и впрямь не очень. У тебя что-то не ладится на работе?

– Не знаю, – честно призналась девушка. Возможно, она просто слишком многого ждала от новой ступени в своей будущей карьере, а возможно просто преувеличивала, но не переживать все равно не могла. – Мне кажется, что мне никогда не дотянуться до уровня тех, кто там уже работает, понимаешь? Никогда не стать по-настоящему хорошим профессионалом в этом деле, – Эдвардс нахмурилась, аккуратно и равномерно выкладывая сырые куски мяса на сковороду. – Я понимаю, что нужен опыт, но… – девушка закончила возиться с мясом, накрыла посуду крышкой и развернулась к внимательно слушавшему ее брату, поймав его озадаченный взгляд. – Иногда я думаю, что нужно было послушаться маму и пойти по ее стопам, стать врачом, помогать людям и…

– Если ты сомневаешься в своих силах – это нормально, – Алекс нежно улыбнулся сестре. – Все через это проходят, в этом нет ничего дурного. Папа и дядя Алан рассказывали мне о том, как непросто было в начале карьеры. Думаю, маме тоже было тяжело. Пройдет год, другой, и ты будешь мастером своего дела, нужно просто не останавливаться, стараться дальше, чего бы тебе это ни стоило. Ты талантливая, Алия, я знаю это. А еще ты усердна и трудолюбива, а это формула успеха.

– Наверное, ты прав, – Алия задумчиво перевела взгляд куда-то за спину брата и кивнула.

– Ты же знаешь, что ты лучшая? – ласково произнес младший брат.

– Подлиза, – Алия усмехнулась, возвращаясь к готовке. – Теперь твоя очередь, – Алекс нахмурился, делая вид, что ничего не понимает, но, когда сестра отобрала пачку с чипсами, которые он не поленился вытащить с верхней полки шкафа, и строго на него уставилась, ему пришлось смириться с мыслью о капитуляции. Выиграть у Алии было делом невозможным.

– Не понимаю, о чем ты, – Алекс пожал плечами, небрежно вытирая испачканные руки о домашние штаны.

– Ну как так можно? – старшая Эдвардс недовольно хмыкнула, покачала головой, но все равно решила не отставать. – Рассказывай, ты прекрасно понял, о чем я, – младший, конечно, понял, ведь сам успел прожужжать сестре все уши о своих неудачных и ужасных отношениях.

– Твоя Пейтон все еще не подпускает тебя ни на шаг и игнорирует все нормы закона? – Пейтон Челси была маленькой бандиткой, нарушавшей закон если не каждый день, то через день уж точно. Байк, кожаная косуха, работа в автомастерской и яркое криминальное будущее повергли Алию в шок, но при этом почему-то очаровали ее младшего брата. Эдвардс могла признаться в том, что Пейтон довольна хороша собой, но жуткий характер и отсутствие всякого воспитания, о которых Алекс частенько ей рассказывал, отталкивали от Челси. Что уж говорить о ее семейке в целом. – Ты же понимаешь, что она тебе не пара… – Алия строго взглянула на брата, закончив возиться с макаронами.

– Слушай, ее можно понять… – Алекс покачал головой. – У нее было сложное детство, они с братом все время кочевали из одной приемной семьи в другую… такое всегда накладывает отпечаток, – младший Эдвардс всегда пытался оправдать ее, но Алия редко слушала его доводы.

– Она – преступница. Ее брат тоже. И то, что его посадил за решетку дядя Алан, не делает ситуацию проще.

– Алия, Джесси вырастил ее, а наш дядя посадил его в тюрьму. Конечно, она знать меня не хочет, поставь себя на ее место! – Алия хмыкнула, вскинув брови вверх. Нет, она не хотела ставить себя на место мелкой преступницы, которая, по ее мнению, рано или поздно, отправилась бы за братом в тюрьму. Ей совершенно не нравилось увлечение Алекса этой сорвиголовой в женском обличии, она боялась, что Челси может потащить ее родственника за собой на дно. А в том, что она обязательно там окажется, Алия не сомневалась.

– Ты винишь дядю Алана?

– Конечно, нет! – от природы у Алекса всегда было очень развито чувство справедливости, старшая Эдвардс всегда это хорошо знала. Для ее брата закон был не просто сводом правил, он было чем-то священным, Алекс всегда старался поступать правильно и то, что он выбрал профессию копа говорило само за себя.

Алия знала, на что давить, потому как дядя Алан, у которого не было своих детей, души не чаял в племяннике. Он часто повторял, что Алекс станет его приемником и гордился им, как родным сыном.

– Алекс, я просто прошу тебя, подумай как следует, ладно? – Алия серьезно взглянула на брата. – Ты красивый, молодой, умный и очаровательный парень. Тебя ждет блестящая карьера, наш отец – миллионер, ты учишься в лучшем колледже штата, ты и впрямь думаешь, что эта девушка – лучший выбор? За последние три месяца у нее было два привода в полицию, мне рассказал Алан, – Алия сделала паузу, наблюдая за помрачневшим братом. – Тебе всего двадцать, у тебя все еще впереди, ты обязательно встретишь ту, кто будет хотя бы желать тебя видеть рядом с собой. Нет смысла выворачиваться наизнанку ради той, кто даже не смотрит в твою сторону. Послушайся меня, отпусти эти чувства.

– Возможно, ты права, – Алекс впервые за полгода подобных речей, согласился с сестрой. Алия очень удивилась, но постаралась не подать вида. Наконец-то, брат начинал понимать, что эта девушка ему не пара. Конечно, ей было жаль видеть расстроенные чувства родственника, это все-таки была его первая любовь, но это можно было пережить, это было лучше, чем связать свою жизнь с закоренелой преступницей.

Вскоре ужин был уже готов, и Эдвардсы принялись неспешно поглощать его, расположившись в просторной столовой. На сей раз темы для разговора пошли более приятные, они обсуждали старых приятелей, разные оплошности, что случились с ними на этой неделе и делились планами на следующую. К сожалению обоих, мать была на дежурстве, а отец неприятно удивил звонком, которым предупредил о том, что придет домой ближе к полуночи. Дэвид всегда был работящим человеком, но задерживаться до столь позднего часа было не в его духе, а за последние пару недель это случалось уже третий или четвертый раз.

– Мне это не нравится, – Алия нахмурилась, откладывая приборы в сторону. – Папа в последнее время какой-то хмурый и дерганный… на него совсем это не похоже.

– Ты тоже заметила? – Алекс обеспокоенно взглянул на сестру. – Недавно я увидел, как они с Аланом о чем-то раздраженно переговаривались, отец приходил к дяде в участок, но когда я подошел ближе, они сделали вид, что все в порядке… думаешь, у него какие-то проблемы?

– Хотела бы я знать. Он уставший и подавленный, я не помню его таким с тех пор как… да никогда, я никогда не видела отца таким… – Алия тревожно выдохнула и отодвинула недоеденный ужин. Аппетит резко пропал, а телефон, что лежал рядом, оживился. – Это дядя Алан… – Алекс кивнул и Алия приняла вызов, которому предстояло сильно ее удивить.

***

– Твой отец не хотел, чтобы я рассказывал тебе об этом, но… кажется, у нас нет выбора, – Алия напряженно вслушивалась в каждое слово своего родственника. Алан позвонил поздно вечером и попросил о встрече следующим утром. Это была пятница, поэтому они вынужденно встретились у него на работе.

Строгая мебель в выдержанных темных тонах, доска, испещренная какими-то шифрами, огромное количество бумаг на столе – все было неизменно, сколько Эдвардс себя помнила. Дядя всегда был погружен в работу с головой, и Алия, впрочем, как и вся их семья, очень им гордилась.

– Что случилось, Алан, ты меня пугаешь, – Эдвардс уже успела навыдумывать себе ужасов, и теперь ей было необходимо услышать опровержение хотя бы части из них. Возможно, у отца действительно были проблемы, и весьма серьезные, но почему об этом должен был сообщать дядя, она не понимала. Алан учтиво предложил племяннице кофе, но она отказалась. Налив чашку себе, он присел напротив нее.

– Помнишь, пять лет назад ты просила меня за одного парня… – Алан начал издалека, что еще сильнее встревожило Алию.

– Что? Какого парня?

– Его привезли в участок, он подрался с сыном какого-то влиятельного бизнесмена и ему светил приличный срок, ты попросила сделать все возможное, чтобы его не посадили…

– А… ты об этом… да, я припоминаю, как же его звали… – Алия нахмурилась в попытке вспомнить имя давнего знакомого, но Алан ее опередил.

– Халиф Цимерманн.

– Да, точно, его звали Халиф… почему ты о нем заговорил?

– Что ты о нем знаешь? – Алан внимательно посмотрел на племянницу, а Алия задумалась, пытаясь вспомнить события пятилетней давности.

Ей тогда было всего девятнадцать, она была младше, чем сейчас Алекс, только поступила в колледж, получив долгожданный грант, и была до неприличия счастлива. Всего два месяца назад она встретила Фредерика, свою первую любовь и только-только начинала познавать отношения с другим полом.


Встреча с Халифом была случайной и непредвиденной, в первый раз, Алия даже не обратила на него внимания. Они с Фредериком посещали открытие какого-то нового и чудовищно дорогого клуба, где она и встретилась с Цимерманном. Он тогда пытался неприлично к ней подкатить, но она быстро его отшила. Тогда это не показалось подозрительным или необычным, Алия часто отказывала парням, Халиф не стал исключением.

Вторая их встреча была уже в более спокойной обстановке, они случайно встретились, когда Эдвардс выходила из торгового центра, доверху нагруженная покупками из самых дорогих бутиков. Халиф, кажется, был удивлен не меньше, но тут же попытался снова за ней приударить. Второй раз она отшивала его уже намного грубее, в красках расписав, каким человеком считает Цимерманна. Тот, конечно, не являл собой образец для подражания, но вполне вероятно, не заслуживал столь грубых слов. Алия почти сразу о них пожалела, но не мог же этот парень и впрямь думать, что она ему пара? Эдвардс на дух не переносила наглых и закоренелых преступников, которые не отдавали себе отчета в своих действиях, отчего-то считая, что им все дозволено. А в том, что этот парень не дружил с законом, Алия была уверена на тысячу процентов.

Он был выходцем «из низов», который рассчитывал на то, что ему в жизни достанется что-то или кто-то, что (или кто) однозначно не являлось ему ровней. И нет, Эдвардс не думала, что бедный человек не заслуживает хорошей жизни, просто не считала нужным становиться спутником одного из них. У нее не было предрассудков на этот счет, но подсознательно она стремилась к успешным и влиятельным мужчинам.

Она была вынуждена изменить свое мнение уже через пару недель, когда они в очередной раз встретились в клубе. Алия понятия не имела, как он в них попадал, потому что ему это было явно не по карману, но тот вечер она запомнила хорошо, потому что он поставил точку в ее отношениях с Фредериком.

Они отправились туда компанией, в основном, состоявшей из неприлично богатых друзей Фредерика. Все прилично выпили, к полуночи уже натанцевались и перешли к непотребным шуткам. Стив, один из приятелей Фредерика, воспринял это как «зеленый свет» и начал грязно шутить, а потом и вовсе приставать к Алие. Юная и наивная, она была уверена, что Фредерик поставит его на место, но тот даже не подумал вмешаться в неприятную ситуацию. Зато вмешался Халиф, который, кажется, неотрывно наблюдал за ней всю ночь. Это был тот самый парень, сын влиятельного бизнесмена, которого он избил на выходе из клуба, не побоявшись ни последствий, ни даже вмешавшейся охраны.

Алия тогда посчитала, что он не может сесть за то, что защитил ее, она бы не простила себе подобного, более того, считала, что Халиф не сделал ничего плохого. Стив собирался зайти очень и очень далеко, и, если бы не этот почти незнакомый парень, она не знала, чем бы закончилась та злосчастная ночь. Алан отказать племяннице не смог, к тому же, когда выслушал ее версию случившегося, неожиданно оказался солидарен с ней.

После того случая, они встречались еще несколько раз, и Алие стало казаться, что Халиф ее преследует. Постепенно презрение снова вышло на первый план, затмив благодарность. В последний их разговор, Эдвардс честно призналась, что никогда не станет рассматривать его как мужчину и попросила оставить ее в покое. Она не заметила странного взгляда и не запомнила брошенных слов, что обещали изменить ее мнение. Тогда Алия восприняла это как проявление ущемленной гордости и позабыла о странном знакомом уже спустя пару недель. Халиф не появлялся, они больше не встречались, и с тех пор прошло, кажется, не менее пяти лет.

– Я его припоминаю, ему грозил срок, и ты помог ему, – отстранённо заметила Алия, выныривая из омута памяти. – Почему ты о нем заговорил? – девушка понимала, что дядя не зря затронул это имя, значит, сегодняшняя странная встреча напрямую была связана с этим странным человеком.

– А чем он занимался в последнее время ты в курсе?

– Без понятия, мы не виделись много лет…

– Значит, ты не знаешь, кто он такой, – резонно заключил Алан. Ему был крайне неприятен этот разговор, ему было тяжело говорить о подобном, но кажется, они были загнаны в угол.

– А кто он такой? – настороженно протянула Алия, желая как можно скорее все выяснить и понять, как обстоят дела.

– Алия, этот человек держит весь город.

– Что значит, держит? – Эдвардс фыркнула и помотала головой, но встретив серьезный взгляд родственника, поняла, о чем именно тот говорил. – Но… как… ты…

– Мы пытаемся посадить его уже два года, но безрезультатно, – начал Алан. Конечно, говорить о таких вещах с посторонними было не положено, но дело принимало плохой оборот, поэтому думать о конспирации не приходилось. – Он возглавил преступный мир два с половиной года назад, и в последнее время, я уже думал отстать от него, потому что…

– Как это отстать? – перебила Эдвардс. – Ты говоришь, он преступник…

– Ты очень юная, Алия, – проговорил Алан, прикрывая глаза, и только сейчас она заметила, каким уставшим и опустошённым выглядел ее родственник. – Ты многого не знаешь, но иногда лучшим решением оказывается выбрать из двух зол одно.

– Это вас в юридической школе такому учили? – раздраженно прошипела девушка. – С каких пор лидер преступной группировки стал меньшим злом? – разгневанно спросила Эдвардс. Она понимала, что находится здесь не за этим, но слова родственника выбили ее из колеи. Она не привыкла слышать подобное от дяди, который для них с братом всегда являлся примером для подражания.

– Алия… я повторюсь, ты многого не знаешь…

– То есть он там ходит, продает оружие, или наркотики детям, или что там еще, а вы спокойно сидите здесь?

– С прошлым лидером, наш город «купался» в крови, Цимерманн ведет более… щадящую политику… у нас стало намного меньше работы, Алия, и поверь мне, я в полиции уже двадцать лет, и видел людей похуже. Это не значит, что я готов закрыть на все это глаза, но если я посажу его, на его место придет другой человек, и кто знает, каким окажется он, – Алан помотал головой, понимая, что их разговор зашел не в то русло. Он пригласил племянницу не ради этической полемики. – Да и подкопаться к нему не так просто. Официально он владеет сетью ресторанов и отелей, являясь бизнесменом, а доказать его причастность к другого рода делам, как я уже сказал, практически невозможно.

– Боже мой… – Алия вскочила со своего места и бросила на родственника нечитаемый взгляд. – Зачем ты меня позвал, чтобы рассказать весь этот ужас? –Алан в ее представление, всегда был образцом для подражания, но она никогда не задумывалась о его работе всерьёз, и уж точно не подозревала, что в голове ее горячо любимого дяди могут быть такие мысли! Чего же они о нем еще не знали?

– Алия, пожалуйста, присядь, – Алан устало вздохнул, потер глаза и, достав сигарету из пачки, лежавшей на столе, закурил. – Я позвал тебя не за этим, – Эдвардс бросила на мужчину недовольный взгляд, но сделав несколько глубоких вдохов, успокоилась и подчинилась просьбе дяди, послушно садясь обратно в кресло.

– Как ты думаешь, чего этот человек может хотеть от тебя? – Алан потер переносицу и сделал очередную затяжку.

– Без понятия, я думала, что ты мне об этом… – поймав тяжелый взгляд Алана, Алия резко замолчала. Действительно, чего этот человек мог хотеть от нее? Только одного, еще пять лет тому назад, он практически преследовал ее, а в последнюю свою встречу пообещал, что перевернет мир, но сделает ее своей. – Ты же не хочешь сказать… – она сглотнула, в горле резко пересохло, а руки вспотели, сердце забилось быстрее обычного, а в голове зашумело.

– Алия, он серьезный человек и он угрожает твоему отцу. Если бы это был кто-то другой, кто угодно, я бы сделал все возможное и невозможное, но моих связей и денег твоего отца конкретно в этой ситуации недостаточно. Он угрожает бизнесу Дэвида, но я прекрасно знаю, на что способен этот человек. Потеря дела всей своей жизни может стать не самым тяжёлым испытанием для моего брата.

– Ал…

– Алия, мое намерение посадить его стало сильным, как никогда, и я сделаю все, чтобы стереть его в порошок, у меня даже есть кое-какие подвижки в деле, но на все это нужно время. Много времени, и я прошу его у тебя.

– Что ты хочешь, чтобы я сделала? – Алия слушала голос своего дяди, который доносился, словно из далека, и не могла поверить, что это не дурной сон. Еще вчера, в это же самое время, самой большой ее проблемой был не слишком удачный чертеж, а сегодня дядя предлагал ей стать личной шл*хой местного криминального авторитета.

– Я хочу защитить своих родных: брата, племянника, вашу мать. И тебя. Поверь, защитить тебя я хочу не меньше, но пока что мне это не под силам…

– Алан, чего конкретно хочет этот человек? – теряя остатки терпения, прошипела Алия. Злость, обида, боль и страх, всепоглощающий страх, что накрыл ее, не давали здраво рассуждать и держать себя в руках. Все это просто не могло быть правдой.

– Тебя.

– Хочет снять меня, как проститутку?

-Нет, Алия, конечно, нет. Он просит или, вернее сказать, требует у Дэвида твоей руки.

– Что? – Эдвардс уже казалось, что после сказанного, удивить ее будет невозможно, однако Алан продолжал испытывать ее на выносливость, , еще немного, и Эдвард чувствовала, что приступ паники не за горами.

– Он хочет жениться на тебе. Я не знаю, почему, но, кажется, ответ кроится в вашем прошлом. Наверное, ты запала ему в душу, а может быть он влюблен в тебя, я не могу утверждать что-то наверняка, но это, скорее всего, гарантирует твою безопасность…

– Безопасность? – Алия бросила на Алана уничтожающий взгляд, будто бы во всем происходящем был виноват только он. – Я ему с десяток раз отказала, причем в грубой форме, может быть он решил отомстить за свою уязвленную гордость, что тогда? Снова скажешь, что это гарантирует мою безопасность? – Эдвардс не заметила, как повысила голос, ее руки тряслись, а сердце по-прежнему колотилось в груди.

– Алия… твой отец не хотел, чтобы ты это знала. Он собирается разбираться по-своему, ты знаешь, как он любит вас с Алексом, а я знаю, что он умрет, но до последнего будет защищать тебя, но ведь мы с тобой этого не хотим?

– Что папа собирается делать? – внезапно охрипшим голосом, поинтересовалась Алия. Страх за свою жизнь был вытеснен страхом за близкого человека.

– Без понятия, – честно признался Алан. – Но зная его, не удивлюсь, если он полезет на рожон. Все это может закончиться очень и очень плохо, детка, я не хочу этого допускать, поэтому рассказываю тебе правду. Ты должна ее знать, и должна сделать этот сложный выбор сама. Я знаю, что у тебя отношения, и что ты влюблена в Дерека, Алекс даже сказал, что вы подумывали о свадьбе, но сейчас речь идет о безопасности нашей семьи. Чувства должны отойти на второй план.

Каким-то чудом Алия смогла заставить себя записать номер Цимерманна в свой телефон. Она пообещала дяде позвонить ему и назначить встречу, знала, что должна это сделать, но случившееся давило тяжелым грузом, и все, на что Эдвардс была готова сегодня – это принять холодный душ и лечь спать. На практику она не поехала, позвонив и предупредив своего руководителя, который, услышав ее голос, без объяснений отпустил девушку.

Она заснула, лежа на своей кровати и обдумывая утренний разговор с дядей, а проснулась только вечером, когда домой вернулся Алекс. Брат разбудил ее, обеспокоенно поинтересовавшись, почему в пять вечера она дома и спит. Алия была бы и рада все ему рассказать, но заставить себя снова произносить весь этот ужас вслух, не могла. Она знала, что обязана позвонить Халифу, помнила, что пообещала Алану, поэтому слабо отмахнувшись от брата, решилась сделать то, что обещало изменить ее жизнь навсегда.

***

Эдвардс уже полчаса сидела в дорогом ресторане и ждала своего спутника на этот вечер. Она заставила себя набрать незнакомый номер и встретиться лицом к лицу с человеком, который грозился разрушить ее жизнь. Эдвардс должна была сделать это, хотя бы ради себя, потому что после утреннего разговора, ничего кроме страха, сомнений и неуверенности в ней не осталось. Халиф не опаздывал, просто она пришла на сорок минут раньше назначенного срока и теперь томилась в ожидании. Эдвардс уже несколько раз пересмотрела меню, заказала и выпила два бокала вина и теперь только и делала, что рассматривала темную отделку ресторана, невольно отмечая чересчур вычурные люстры на потолке и не подходящие к обстановке скатерти. Думать о том, что было по-настоящему важно, не было никаких сил.

Глава 2

– Ну, здравствуй, – низкий, бархатный голос заставил Алию вздрогнуть, потому как его обладатель подкрался со спины. Эдвардс едва заметно выдохнула и бросила сконфуженный взгляд на давнего знакомого. В голове проскользнула мысль, что если бы она встретила его на улице, то точно не узнала: он возмужал, стал шире в плечах, на лбу залегла морщина, а в глазах появилось что-то неприятное. Халиф был одет в дорогой костюм, держал в руке дорогой телефон, на запястье красовались дорогие часы, и он явно больше не являлся тем парнем, которого Эдвардс когда-то повстречала.

Несколько раз вздохнув, и, попытавшись взять себя в руки, Алия решила не тянуть с главным:

– Что происходит?

– Вот так сразу? – мужчина ухмыльнулся, но подошедший официант не дал ему ответить на вопрос. Весь вид Цимерманна говорил о том, что он не спешит что-либо объяснять Эдвард, Халиф был занят детальным рассмотрением меню, что заставляло Алию нервничать еще сильнее. – Ты прекрасно выглядишь, – мужчина обворожительно улыбнулся и вернул официанту кожаную папку, быстро продиктовав заказ на двоих. Видимо, спрашивать свою спутницу о ее пожеланиях, в его планы не входило.

– Я жду объяснений, – холодно изрекла Алия, дождавшись, пока юноша скроется из виду. Отчего-то страх пропал, и теперь ею руководило одно лишь отчаяние. Делать вид, что все в порядке, она не собиралась, это был совсем не тот случай, а Цимерманн был совсем не тем человеком.

– Милая, мы еще даже не поужинали, а ты уже нападаешь на меня с расспросами, – Халиф откровенно веселился и не собирался поддаваться провокациям со стороны своей собеседницы.

– Я пришла сюда не есть, – отрезала Эдвардс. – Сегодня утром мой дядя позвал меня к себе и рассказал о том, что ты угрожаешь моему отцу.

– Что? – Цимерманн сделал удивленное лицо и хмыкнул. – Это не правда! Я просил у него твоей руки, – дерзко ухмыльнувшись, добавил он.

– Тебе весело, да? – прошипела девушка. – По-твоему это смешно? Угрожать людям расправой – это смешно? И это правда, что ты заправляешь этим городом? – Эдвард не собиралась ничего утаивать, злость нарастала в груди и, если бы они не находились в напыщенном, дорогом ресторане, Алия обязательно придумала бы, как найти для нее выход.

– Может и смешно, – Халиф хмыкнул, а затем его лицо резко приобрело серьезный вид, он явно собирался что-то сказать, но официант снова помешал, принеся им заказ. Мужчина улыбнулся и поблагодарил его, а Эдвардс бросила уничтожающий взгляд, под которым юноша невольно стушевался.

– Ты собираешься мне отвечать или нет? – Цимерманн хмыкнул и вместо ответа на поставленный вопрос принялся за принесенную официантом рыбу.

– Ее не разделывают при помощи ножа, и едят не той вилкой, – сквозь зубы выдохнула Алия. Невоспитанность Цимерманна лишь подливала масла в огонь, Эдвардс и без того хотелось выцарапать ему глаза. Было сложно ненавидеть человека, о котором ничего не было слышно много лет, и о котором не вспоминали ровно столько же, но Цимерманн успешно справлялся с этой задачей.

– Ну, конечно, – Халиф хмыкнул и отложил в сторону приборы, Алия все равно не собиралась дать ему насладиться блюдом. – Я же нищий придурок, которому ты отказала с десяток раз, я помню– Цимерманн как-то странно улыбнулся и, взяв бокал с вином, сделал небольшой глоток. – А теперь ты, кажется, зависишь от этого самого нищего придурка.

Эдвардс тихо застонала. Да, помнится, она и впрямь как-то раз его так назвала. На самом деле она просто злилась и совершенно не стремилась задеть его чувств. Халиф преследовал ее, буквально не давал прохода и в какой-то момент нервы Алии сдали. Ей было совершенно не до него, ведь в те времена ее сердце было разбито первой любовью, оказавшейся низкой и жалкой сволочью.

– Давай ближе к делу, – потребовала Эдвардс, стараясь обойти неприятную тему стороной.

– Ну давай, – Халиф легонько наклонился в ее сторону. – Что именно тебя интересует? Когда наша свадьба? Через два месяца, – он ухмыльнулся, наблюдая за тем, как Алия бледнеет. – Что я сделаю, если ты попытаешься ее сорвать? Расчленю… – он, не выдержав, рассмеялся, пронаблюдав за тем, как губы Эдвардс приоткрылись в немом шоке, но все равно продолжил, – бизнес твоего отца и распродам его по кусочкам. Дело его жизни окажется в полной…

– Хватит! – резко и громко перебила его Алия. – Это и впрямь не смешно! Ты не можешь просто так заявиться и потребовать от незнакомой девушки свадьбы! Это нелепо, это глупо, это ненормально, что ты за психопат такой?

– Я понял ход твоих мыслей, – Халиф улыбнулся, а затем под ненавидящим взглядом снова принялся за ужин. Алия молчала несколько минут, пытаясь переварить недлинный диалог и проанализировать поведение собеседника, но затем все-таки решила задать вопрос самый важный вопрос.

– Зачем тебе это? – в то, что криминальный авторитет хранит к ней нежные чувства в течение долгих лет, как предполагал Алан, Эдвардс не верила.

– Как это зачем? Мне уже тридцать один, пора женится, обзавестись наследниками… – Халиф улыбнулся.

– Почему ты пошел к моему отцу, а не ко мне?

– Чтобы ты сразу поняла серьезность моих намерений, – Эдвардс нахмурилась, не понимая, о чем именно толкует мужчина. – Я не собираюсь добиваться тебя, Алия. Этого больше не будет, – пояснил Халиф. – Я просто ставлю свои условия. Ты можешь их принять. Или не принять, – он развел руками в стороны, а затем сделал еще один глоток вина, словно ни в чем не бывало. Казалось, что для Цимерманна это был обычный вечер. Хотя, скорее всего, угрожать и заставлять делать людей то, что им было неугодно, являлось основной частью его жизни, поэтому удивляться не стоило.

– Почему ты ведешь себя, как обиженный подросток? Помнить отказ столько лет, пытаться отомстить столько времени спустя, тебе не кажется, что это совсем не мужское поведение? – Эдвардс предприняла последнюю попытку достучаться до собеседника. Ему ведь и впрямь было за тридцать и по рассказам дяди он добился «высот» в своем грязном деле, но тогда Цимерманн наверняка мог найти себе девушку, которая желала бы его. Зачем нужна была именно Алия?

– По правде говоря, сейчас я не намерен ничего тебе объяснять. Сейчас я просто ставлю тебя перед выбором, а там – дело за тобой, – мягко отрезал Халиф. Рассказывать о том, что он на девяносто девять процентов был уверен в ее ответе, Цимерманн не собирался. С учетом того, что он успел узнать о ней за несколько лет непрерывных наблюдений, Халиф знал точно – Алия ни за что не поставит под удар свою семью. В особенности, своего брата. – У тебя три дня, чтобы принять решение.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю