332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Джоанна Брендон » Здравствуй, любовь! » Текст книги (страница 3)
Здравствуй, любовь!
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 17:50

Текст книги "Здравствуй, любовь!"


Автор книги: Джоанна Брендон






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 7 страниц)

– Я предложил тетушке Брионне свою помощь по ремонту дома, – его глаза искрились неподдельным весельем.

Брионна недоуменно переводила взгляд с Саманты на Эндрю и обратно. Ее золотисто-карие глаза выражали изумление:

– Но что ты собираешься ремонтировать, дорогая? – вежливо поинтересовалась тетушка. – Мы ведь все сделали буквально перед твоим отпуском?

Оказавшись в неловком положении, Саманта вспыхнула и бросила уничижительный взгляд на Эндрю.

– Похоже, ты блаженствуешь?

Тут она заметила яблоко из папье-маше и искренне пожалела о том, что оно не настоящее и им нельзя запустить в Кингстона.

– Я так рада, что вам у нас нравится, Эндрю, – ворковала тетушка, ничего не подозревая.

– Зачем эти церемонии? Мы ведь уже перешли на «ты», – напомнил Кингстон, ослепительно улыбаясь.

Саманта почувствовала себя лишней. Эндрю и Брионна любезничали друг с другом. При этом тетушка не сводила восхищенных глаз с Кингстона, а он обворожительно ей улыбался. Саманте же хотелось постучать вилкой по тарелке, чтобы напомнить о своем присутствии. Потягивая газировку, она злилась на себя за то, что завидовала Брионне и Эндрю.

«Не странно ли, что тетушка преисполнилась чувством неподдельного обожания Эндрю Кингстона? Да тут нет ничего удивительного, – рассуждала Саманта. – Кингстон умеет вскружить голову женщинам, особенно когда хочет. А сейчас он старался изо всех сил».

– Это здорово, Эндрю! – воскликнула Брионна и объяснила Саманте: – Он только что выразил желание купить флигель и стать нашим соседом. Какой замечательный молодой человек!

Завидный жених! Не упускай свою удачу, как бы намекала тетушка.

«Только этого еще не хватало», – ужаснулась Саманта.

В глазах Эндрю промелькнуло что-то похожее на триумф. Брионна – отвратительная сваха. Почему Кингстон не замечает фальши? Или только делает вид, что ни о чем не догадывается, потому что это ему на руку?

При других обстоятельствах Саманта дождалась бы, когда тетушка выйдет из комнаты, и без обиняков объявила бы этому нахалу, что у него нет никаких шансов вернуть ее доверие. Но ей необходимо было выяснить истинную причину появления Кингстона в Ашленде. Она еще могла допустить, что ему надоело работать на других, но мысль о том, что он намерен осесть здесь, показалась ей невозможной. Придется быть с Кингстоном полюбезней.

– Очень жаль, но всему хорошему рано или поздно приходит конец, – замурлыкала Саманта. – Ох уж эти боссы! Они так гневаются, когда бедный диспетчер растягивает обеденный перерыв на два-три часа.

Саманта встала из-за стола:

– Благодарю за чудесный обед, тетушка Брионна. – Сэмми чмокнула ее в щечку. – И компания была… блестящая, – намекнула она.

– Я бы не отказался от прогулки по вашему чудесному парку, – вдруг решил помечтать Кингстон. – И вообще хотелось бы посмотреть город. Я был в Ашленде пару раз с футбольной командой. Но тогда не представилось возможности ознакомиться с достопримечательностями.

Ослепительно улыбаясь тетушке, он продолжил:

– Да и не было у меня такого очаровательного гида, каким может стать ваша племянница.

Саманта задохнулась от ярости, а лицо тетушки расплылось в улыбке.

– Это было бы чудесно, – пришлось солгать Саманте.

– Ну что же, мисс Джордан, возвращайтесь в офис, а я тут помогу тетушке с посудой, что позволит нам поближе познакомиться.

Саманта уже ничего не могла изменить. Ей оставалось только надеяться, что у тетушки хватит благоразумия не выдавать тех маленьких секретов, о которых Саманта предпочитала помалкивать.

На работе Саманта пыталась думать только о делах и не сбиваться на размышления о том, что их с Эндрю ждет впереди.

4

Через час после возвращения Саманты в офис в кабинете появился довольный Кингстон. Он подсел к Саманте.

– Как дела, крошка? – начал он, пристраивая свой подбородок на ее плече.

– Неплохо. – Саманта попыталась отодвинуться.

– Вот и хорошо, – обрадовался Кингстон.

Саманта чувствовала его горячее дыхание, оно волновало ее. Слегка отстраняясь, она повернулась к Эндрю. Сердце его бешено заколотилось, готовое выскочить из груди. Он любовался изящным профилем ее лица. Скользнув по щеке, его взгляд остановился на уголке губ.

Саманта вдруг отчетливо поняла, что если не выбежит сейчас же на улицу подальше от этого сводящего с ума запаха лосьона для бритья, то произойдет нечто ужасное. Она не в силах больше сопротивляться непреодолимому желанию коснуться его губ своими. Сэмми вскочила и уставилась на экран компьютера, где ритмично мигал курсор.

Недоумевая, Эндрю положил подбородок на сжатый кулак и начал расспрашивать Саманту о перевозках ценных грузов.

– А теперь объясни мне, пожалуйста, как вы ищете грузы, не дошедшие до адресата?

– Что ты имеешь в виду? Что значит – не дошедшие до адресата? Мы всегда доставляем грузы точно по адресу, – ответила Саманта, считая вопрос исчерпанным.

Она подошла к окну, поежилась.

«Неужели замерзла?» – подивился Кингстон.

Мысли Саманты витали далеко отсюда: песчаный пляж, чудесный вечер, они с Эндрю сидят у костра. Тогда Кингстон тоже задавал ей странные, как ей казалось, вопросы о Винсе Гайноре.

– Пожалуй, пойду посмотрю, что делается в гараже, – Кингстон сделал было шаг к Саманте, но потом резко повернулся и вышел.

Саманта слышала его удаляющиеся шаги. Из ворот выезжал трейлер. Сэмми не видела номера машины, но знала, что это рейс в Нордоф.

«Неужели уже четыре?» – встрепенулась Саманта. Она должна успеть все доделать за оставшийся час, если не хочет опоздать на репетицию пьесы. И Саманта выбросила из головы непонятные вопросы Кингстона о заблудившихся грузах и свои тревожные подозрения.

Через час письма были напечатаны и отправлены. Саманта выключила компьютер и заторопилась к машине.

Здесь-то и поджидал ее Кингстон.

«Вот не повезло!» – скрипнула зубами Саманта.

– Чего ты хочешь теперь?

Добродушно улыбаясь, Эндрю попросил:

– Может, подбросишь до дома? Ларри отогнал свою машину в мастерскую и позаимствовал мою «севиллу». Я был уверен, что ты не откажешься помочь.

Под его взглядом Саманта покрылась гусиной кожей.

– А почему ты не поехал с Ларри? Я и так задержалась. – И вдруг Саманта сообразила, что он все это подстроил нарочно. – Тебе нравится меня мучить? – Сэмми готова была разрыдаться. Сейчас она была не в состоянии вступать с ним в словесную перепалку.

– Удивляюсь, как люди ездят на таких крошечных автомобилях? – Эндрю похлопал по кузову ее «хонду».

– Так же, как на больших и дорогих, с той лишь разницей, что реже приходится посещать заправочные станции.

– Сдаюсь! – засмеялся Кингстон и проводил Саманту к сиденью для пассажиров. У нее не было сил возражать.

– Это означает, что ты сядешь за руль? – Саманта порылась в сумочке и швырнула ему ключи от машины.

– Может, поужинаем вместе? – как ни в чем не бывало предложил Кингстон, выруливая со стоянки.

– Не могу, – отказалась Саманта. – У меня есть только несколько минут, чтобы заскочить за гамбургером. Я тороплюсь на репетицию.

– Позволь присоединиться.

– Что ты имеешь в виду? Гамбургер или репетицию?

– И то и другое.

– Как хочешь, – не очень-то радушно откликнулась Саманта.

Эндрю долго не отвечал: обилие машин на дороге требовало предельного внимания.

– Пожалуй, в другой раз как-нибудь. Мне ведь нужно забрать машину у Ларри.

Саманта вдруг ощутила странное разочарование.

– Мы репетируем два раза в неделю в зеленом театре парка или у озера. Приходи, когда сможешь, только предупреди заранее.

– Обязательно предупрежу, – пообещал Эндрю.

А через несколько минут они уже были у тетушкиного дома.

– Вот и приехали. Спасибо, Саманта. Надеюсь, когда-нибудь смогу отплатить тебе за эту любезность.

Саманта почувствовала себя страшно одинокой. Она хотела попросить его остаться. Но вместо этого молча протянула руку и забрала ключи.

Эндрю увидел в окне дома Брионну и предложил:

– А не поздороваться ли тебе с тетушкой?

– Пожалуй, – согласилась Саманта.

Она вдруг сообразила, что этого делать не стоит, но было поздно. Эндрю, обняв ее за талию, увлек к дому.

– Саманта, дорогая! Эндрю! Как хорошо, что вы заехали! – обрадовалась Брионна. – Я только что приготовила блюдо по новому рецепту. Нужно, чтобы кто-то попробовал и оценил.

Саманта видела, что Брионна невероятно счастлива видеть их с Эндрю вместе. Улыбка тронула губы Сэмми, когда она подумала: «Моя милая, простодушная тетушка! Как же ты наивна!»

– Очень жаль, тетушка, но я тороплюсь на репетицию. Меня ждут мои студенты. – Выскользнув из объятий Кингстона, она чмокнула Брионну в щечку и помчалась к машине.

– Подожди! – закричал Кингстон. – Я передумал. Еду с тобой за гамбургерами. Пусть Ларри сам соображает, как вернуть машину. А если ему не удастся сделать это за выходные, ты отвезешь меня на работу в понедельник, – обрадовался Эндрю.

Кингстон извинился перед Брионной, пообещав оценить новое блюдо в следующий раз. И тетушка что-то уж слишком легко, по мнению Саманты, простила его.

Саманта мысленно поклялась пропустить Ларри через мясорубку, если он не вернет Кингстону машину в срок.

– Хорошо, ребята. А теперь – на сцену! – распорядилась Саманта. В голубых джинсах, в розовом вельветовом пиджаке, с забавным пучком волос на затылке, Саманта ничем не отличалась от девятнадцатилетних студентов, собравшихся на сцене зеленого театра.

Прохладный вечерний воздух бодрил. Саманта дышала полной грудью и радовалась, глядя, как актеры занимают места на сцене. Озорно улыбаясь, Кингстон заметил:

– Похоже, тебе нравится это дело.

– Да, – кивнула Саманта и зашептала заговорщически: – Здесь можно отвести душу и покомандовать. В пьесе говорится о том, как молодая богатая наследница неожиданно обнаруживает, что жадные родственники хотят ее погубить. Она переодевается и приходит проситься на работу в соседнее имение. Там она влюбляется в молодого хозяина, а он в нее.

Белокурый Лотарио, играющий молодого хозяина, довольно успешно справлялся со своей ролью. И только в сцене признания в любви немного фальшивил. Саманта хмурилась.

– Я считаю, ему надо показать, как это делается, – заявил Эндрю. Саманта не могла поверить своим ушам. – Посмотри! – крикнул Кингстон и без долгих раздумий схватил Саманту за руку и поволок на сцену. Там он заключил ее в объятия и мастерски продемонстрировал искусство поцелуя.

– Эндрю… – протестовала Саманта.

Горячий, влажный, жадный рот вновь накрыл ее губы. Мускулистой рукой обнимая Саманту за талию, Эндрю привлек ее к себе. И она вдруг с ужасом поняла, что отвечает.

Тут раздался гром аплодисментов и восторженный свист. Застеснявшись, Саманта отшатнулась от Кингстона. Ей с трудом удалось успокоиться.

– Вот так, по мнению мисс Джордан, вы должны сыграть эту сцену, – глухо произнес Эндрю.

– Именно так? – светловолосый актер смотрел, казалось, не на Саманту, а сквозь нее, словно собираясь попросить их повторить все сначала.

– Да, – Саманта, не давая опомниться, вытолкнула его на середину сцены. – Повтори, и мы все разойдемся по домам.

Кингстон следом за Самантой спустился со сцены. Остановившись рядом, он по-хозяйски обнял ее за плечи.

– Юный ловелас оказался довольно способным учеником, – заметил Кингстон.

А Саманта была готова биться об заклад, что он этому не очень-то рад.

– Его талант развился под твоим руководством или он с ним родился?

– К сожалению, я здесь ни при чем. Это один из тех счастливых случаев, когда присутствуют три необходимые составляющие – талант, уверенность в себе и настойчивость в достижении цели. Я думаю, он может стать профессиональным актером, если захочет.

Репетиция стремительно приближалась к концу. Саманту беспокоили намерения Кингстона. Он ходил за ней по пятам и явно не торопился домой, к себе домой.

Репетиция завершилась дружными аплодисментами.

– Кажется, им нравится пьеса, – заметил Эндрю, привлекая Саманту к себе.

– Так и должно быть, – отозвалась Саманта, захлопывая блокнот и засовывая ручку в карман.

Спустившись со сцены, артисты обступили Саманту. Они все разом задавали вопросы, стараясь протиснуться поближе к своей руководительнице.

– Говорите по одному, – приструнил их Эндрю. – Мисс Джордан уладит все ваши проблемы.

Саманта не могла разобраться, ненавидит ли она Кингстона за то, что он опять вмешивается, или ей смешно оттого, что студенты столь безропотно ему подчиняются. Она пригласила актеров за кулисы и там ответила на их вопросы.

– Ты профессионально работаешь, – похвалил ее Кингстон, когда они подходили к машине. – Я поражаюсь твоим разносторонним талантам. Ты, шутя, справляешься с работой диспетчера и секретаря одновременно, а потом мчишься сюда и лепишь из этих желторотиков настоящих артистов.

Сэмми обрадовала такая оценка, но она поторопилась объяснить:

– В этом нет моей заслуги. Большинство из них мечтают о профессиональной сцене и изучают актерское искусство с детства. Вместо фильмов они ходят смотреть спектакли. Возьми, например, Кэсси. Она играет наследницу. Мама привела ее в актерские классы, когда девочка не знала, что такое сцена. Вместо того чтобы играть в куклы, она отправилась в Нью-Йорк. Там тетя, которая имеет какое-то отношение к театральной богеме, представила ее драматургам, актерам и режиссерам. А вот еще Майк…

– А еще есть Эндрю, – прервал ее Кингстон. Они остановились в тени живописного цветущего дерева. Он нежно обнял ее.

– Эндрю, я не хочу… – пыталась протестовать Саманта.

Кингстон прижал к ее губам два длинных сильных пальца, заставляя умолкнуть.

– Боже! – выдохнул он. – Если бы только знала, сколько бессонных ночей я провел из-за тебя. Я потерял покой, как только увидел тебя здесь.

– Не говори так, – возразила Саманта.

– Почему ты не хочешь довериться своим чувствам, Саманта? Тебя ведь влечет ко мне с неменьшей силой! – недоумевал Эндрю. Голос его убаюкивал, он нежно взял Саманту за подбородок и прикоснулся губами к ее рту. Его язык пустился в чувственный поиск. Земля ушла из-под ног Саманты. – Знаешь, – шепнул он, легонько покусывая ее нижнюю губку, – я не верил, что бывают однолюбы до тех, пор, пока не потерял тебя.

Ложь! Презрительная улыбка скривила губы Саманты. Она оттолкнула его и зашагала прочь.

– Уже поздно. Мне пора домой, – обронила Саманта через плечо.

Судя по выражению лица, Эндрю был явно недоволен завершением вечера. Но он молчал всю дорогу до дома.

«Чего же ты хочешь? – хотелось закричать Саманте. – Чтобы я улеглась с тобой в постель, как будто ничего не произошло?»

– Вот и приехали, – объявила она, останавливая машину у флигеля.

Саманте очень нравился этот пряничный домик, расположенный в стороне от основного здания, так что хозяйка и жильцы не мешали друг другу. Саманта так мечтала пожить в нем! Но когда домик пустовал, она работала в Калифорнии.

– Спасибо за прекрасный вечер.

– Пожалуйста.

Она уже положила руку на рычаг управления, как Эндрю приподнял ее голову и опять поцеловал.

Застигнутая врасплох, Саманта и не пыталась сопротивляться. Сердце ее забилось еще сильнее, когда его губы принялись прокладывать дорожку поцелуев к ее шее.

– Ты так вкусно пахнешь, – удивился Эндрю, лаская ее.

Руки Саманты потянулись к его голове, устроившейся у нее на плече. Ее пальцы играли с темными прядками шелковистых волос.

Где-то завыла собака, и тут же вспыхнул прожектор на крыше дома тетушки Брионны, ярко осветив машину и пассажиров.

– Кажется, придется прерваться, – расстроился Эндрю.

Лучи света подействовали на Саманту отрезвляюще. У нее хватило сил только на то, чтобы утвердительно кивнуть.

Эндрю не мог оторвать от нее глаз. Наконец, дотянувшись до ее щеки, он шепнул:

– Спокойной ночи, дорогая.

И вышел из машины.

Затуманенным взором Саманта проводила Эндрю до двери, дождалась, когда вспыхнет свет в его спальне, и только после этого пустилась в дорогу.

С ней творилось что-то невообразимое. В голове мелькали обрывки мыслей, грудь теснило какое-то непонятное чувство. Она управляла машиной как во сне.

Едва Саманта вошла к себе, как зазвонил телефон. Она насчитала четырнадцать сигналов, прежде чем успела добраться в темноте до аппарата.

Собравшись с духом, Саманта подняла трубку:

– Да, – с трудом перевела дыхание Саманта. Она сняла с плеча сумочку и бросила ее туда, где по ее подсчетам должен бы стоять стул. Но сумка шлепнулась на пол. «Интересно, застегнула ли я молнию?» – судорожно подумала Саманта.

– Привет, Сэмми. Забыл предупредить, что завтра ты должна показать мне вашу сказочно прекрасную речку. Или уже сегодня? – поправился Эндрю. – Как бы то ни было, одевайся соответственно и оставь волосы распущенными.

Саманта нахмурилась. Держа трубку на вытянутой руке, она соображала, правильно ли поняла намек, и собиралась ответить, что никуда с ним не поедет, потому что не доверяет.

– Сэмми, ты слышишь меня? – заволновался Эндрю.

– Да, – процедила сквозь зубы Саманта.

– Так во сколько заехать?

– Если я не высплюсь, то испорчу тебе день, – услышал Эндрю.

– Понимаю, – засмеялся он. – Жди меня часиков в одиннадцать.

– Ладно.

– Спокойной ночи, Сэмми.

«Вот ты и попалась!» – издевался тоненький внутренний голосок.

Опустив трубку на рычаг, Саманта доплелась до сумки, убедилась, что ничего не высыпалось из нее, и отправилась в спальню.

Несколько минут спустя Саманта принимала ванну и пыталась понять, не опрометчиво ли она поступила, согласившись провести с Кингстоном целый день. Ей стало холодно в горячей воде при воспоминании о том, что случилось в машине. Она поняла, что бессильна держать Эндрю на расстоянии.

– Так чего же ты хочешь?

Саманта вздрогнула от звука собственного голоса. Она судорожно искала ответ на этот вопрос и не находила его.

5

Беспокойные мысли тревожили Саманту, не давая ей уснуть. Несколько часов она боролась с одеялом, которое почему-то сползало, и подушкой. Но силы иссякли, и она сдалась.

Напрасно она верила, что горячая ванна поможет расслабиться и уснуть. В три часа утра Саманта уселась на кровати с широко открытыми глазами.

Взбивая подушку в очередной раз, Саманта сочувствовала всем людям, страдающим бессонницей. В борьбе прошло еще пятнадцать минут, по истечении которых Саманта включила лампу и попробовала читать.

Не в силах сосредоточиться на сюжете, она отложила книгу, подтянула ноги к животу, положила подбородок на колени и задумалась.

И зачем она только согласилась провести день с Эндрю? Он ведь даже не обсуждал с ней эту поездку, а просто сообщил, что она состоится.

– Ужасно, – поморщилась Саманта.

Ей вспомнилось, как счастливы они были когда-то с Кингстоном и на пляже, и в кинотеатре, и когда слушали музыку в крохотной квартирке, которую она снимала, а потом, смеясь и поддразнивая друг друга, сооружали ужин в маленькой кухоньке. Они любили тогда.

Приятные воспоминания сменились горькими. Саманта часто-часто заморгала глазами, пытаясь сдержать слезы. Она сердито отбросила одеяло и спустила ноги на пол. Какое-то время сидела неподвижно, обдумывая, как себя вести с Кингстоном. А потом, выпив молока, вновь нырнула под одеяло, намереваясь выбросить из головы все страхи и переживания.

Но сон не шел. Ей никак не удавалось расслабиться, ее продолжали терзать мысли об Эндрю. Она представила, как послушно выслушивала его объяснения у компьютера. Почти физически ощутила тяжесть его подбородка на своем плече и запах лосьона для бритья.

Пытаясь подавить приступ безотчетного беспокойства, Саманта откинула одеяло и встала. Она решила заняться чем-нибудь, чтобы не лопнуть от раздражения.

Хорошо бы немного прогуляться. Почти бегом Саманта бросилась к шкафу с одеждой. Поскорее натянула старенькие джинсы, свитер, кроссовки и вышла из дома. Направляясь к парку, она неожиданно обнаружила, что на улице чересчур прохладно, и разумнее всего было бы вернуться домой за курткой и более надежной обувью. Свитер не спасал от свежего утреннего воздуха, а кроссовки тут же промокли от росы, но Саманте не хотелось поворачивать обратно.

Парк был пустынен. Только доведенная бессонницей почти до сумасшествия Саманта могла решиться на столь раннюю прогулку. Язвительная улыбка кривила ее губы.

Бродя по мокрой траве, Саманта вспоминала тот счастливый день из далекого детства, когда они всей семьей – папа, мама, она и младший братишка – пришли в парк отдохнуть. Саманта была старше Дэнни на четыре года и, как маленькая мама, заботилась о том, чтобы он ничего не брал в рот и держался подальше от воды.

Волосы и лицо Саманты блестели, покрытые микроскопическими капельками влаги. Она замерзла, в кроссовках хлюпала вода, но зато ей удалось успокоиться.

Отец как-то сказал, что женщину только тогда можно назвать красавицей, когда она без всякой косметики сумеет покорить сердце мужчины при свете первых лучей восходящего солнца. Саманта увидела свое отражение в овале зеркала, висящего в прихожей, – слипшиеся прядки волос, шмыгающий нос и щеки цвета переспелого персика.

Интересно, что бы сейчас сказал отец? Он любил повторять, что когда она вырастет, то станет еще красивее, чем мама.

Саманта постояла под душем, надела светло-желтую, под цвет бра, пижаму и принялась за макияж. Вдруг поверхность зеркала словно покрылась рябью, и ей померещилось, будто из-под густых бровей на нее смотрит Эндрю.

Проклятье! Саманта зажмурилась и энергично потрясла головой. Видение исчезло. Достаточно того, что он мучит ее по ночам, нельзя допустить, чтобы он преследовал ее среди бела дня.

Пытаясь выместить раздражение на расческе, Саманта водила и водила ею по волосам, пока они жалобно не заскрипели. Она решила оставить волосы распущенными, но не потому, что об этом просил Кингстон, а просто ей не хотелось возиться с прической.

А что же надеть? Саманта принялась рыться в своей одежде, капризно все отвергая.

Наконец она остановила выбор на брючном костюме из хлопчатобумажной ткани синего цвета, чуть более темного оттенка, чем блузка, специально купленная под него. И удобно и эффектно, решила Саманта.

Конечно, Кингстон примется утверждать, что такой наряд больше годиться для домашней вечеринки, чем для прогулки по живописным местам Орегона.

– Надеюсь, он поумнел, – пробормотала Саманта, вспоминая, как часто Кингстон высмеивал ее обширный гардероб.

Из обитой бархатом шкатулочки Саманта достала серебряную бабочку и прицепила на лацкан пиджака. Обувшись в синие кожаные ботинки, она пристально оглядела себя в зеркале и осталась довольна.

На кухне Саманта выпила чашечку кофе. Она была слишком возбуждена, чтобы хотеть чего-то более существенного. Некоторое время спустя она выпила еще две чашки и поняла, что не в силах оставаться на одном месте.

Испугавшись, что вот-вот примется обкусывать ногти, Саманта вышла во двор и занялась азалиями. Выдернула сорняки, оборвала сухие листья на цветах, взрыхлила землю вокруг стеблей, затем взялась за лейку.

Когда Саманта любовалась сделанным, подъехал Кингстон на своей машине. «Это спасло Ларри от страшного наказания», – вспомнила Саманта свою клятву.

Эндрю остановился, любуясь игрой солнечных зайчиков в волосах Саманты.

– Ты сегодня особенно хороша! – воскликнул Кингстон, приближаясь к Саманте.

Она улыбнулась, видя откровенное обожание в его глазах:

– Правда?

– Определенно. И – только не обижайся – выглядишь по-домашнему уютно.

Саманта обиделась, но не показала виду.

– Страшно хочется поцеловать тебя, – признался Эндрю.

И опять Саманту раздирали противоречия: ей не терпелось, чтобы он выполнил свое намерение, и в то же время не хотелось его поощрять.

Вдоволь налюбовавшись Самантой, Эндрю нежно поцеловал ее.

– Ну что? Едем?

Саманта кивнула в ответ.

Она была благодарна судьбе за то, что Кингстон решил остановиться на этом приветственном поцелуе. Обессиленная бессонной ночью, Саманта не смогла бы оказать ему должного сопротивления, если бы он вдруг решил пойти дальше.

Выезжая из Ашленда, они молчали, но это молчание не было тягостным.

Наблюдая, как за окном мелькают деревья, Саманта радовалась, что наконец-то обрела покой. С легким сердцем она любовалась профилем человека, сидящего за рулем. Ей нравились его мужественный облик, то, как лежат волосы на красивой голове, чисто выбритый подбородок и густые черные ресницы.

Эндрю почувствовал ее изучающий взгляд.

– Как ты находишь предмет наблюдения? – подзадорил он ее.

– Пейзаж чрезвычайно живописен, – пошутила Саманта. В ее глазах загорелись веселые искорки, а на щеках выступил румянец.

– А я-то подумал… – разочарованно протянул Эндрю.

– О чем же?

– Собирался украсть тебя на весь уик-энд, – и он положил руку ей на колено.

– Что? – Саманта с ужасом взглянула ему в лицо и увидела, что он не шутит. – Что ты такое говоришь? – возмутилась Саманта, напуганная тем, что он действительно может осуществить задуманное.

– Ты возражаешь? – удивился Эндрю.

Саманта ахнула. Итак, он хочет уложить ее в постель. Но она не готова к последнему шагу. При одной мысли об этом Саманта вспыхнула. Вздохнув, она отвернулась к окну, чтобы решить, как поступить.

– Как ты думаешь, когда мы сможем отправиться в Кер-д'Ален? Там безо всяких проволочек регистрируют браки, – игриво поинтересовался он.

– Никогда, – возразила Саманта. – Во всяком случае, я не собираюсь выходить замуж, – добавила она и сбросила его руку со своего колена.

Эндрю невозмутимо продолжал:

– Конечно, есть еще Лас-Вегас, – он легонько похлопал по рулю и продолжил свои размышления вслух. – Мы могли бы соединить приятное с полезным. Доставили бы туда какой-нибудь груз. Ты ведь умеешь водить трейлер? – поинтересовался Эндрю, заговорщически улыбаясь.

Не чувствуя подвоха, Саманта начала:

– Конечно. Ларри настоял, чтобы я… – тут Саманта спохватилась и резко закончила – Забудь об этом.

Эндрю весело рассмеялся, не принимая во внимание ее последние слова.

– Так мы и поступим. Отвезем в Вегас какой-нибудь груз и заодно распишемся.

– Жених, похоже, только этого и ждет, – огрызнулась Саманта, расстроенная тем, что Эндрю удалось над ней подшутить. – А вот невесте можно выразить соболезнования.

Эндрю задумался. Его беспокоили столь резкие выпады Саманты, но он постарался не показать виду.

– Невесту не стоит оплакивать, – внезапно охрипшим голосом сказал Эндрю. – Я буду заботливым мужем. Горячо любящим. Ты ведь понимаешь, о чем я?

«Он просто несносен», – подумала Саманта.

– Не бойся улыбаться, Саманта. Это не опасно, – подзадоривал он.

– Ты чудовище! – буркнула она, застенчиво улыбаясь.

– Ну вот, уже лучше, – одобрил Эндрю.

С этого момента они уже ничем не отличались от влюбленной парочки: откровенно наслаждались красотой природы и обществом друг друга.

Саманта и Эндрю с сожалением прощались с живописной рощицей, в которой останавливались на пикник. Эндрю обнимал Саманту за плечи. А ей хотелось, чтобы этот день никогда не кончался.

Они провели его на берегу речки Роуг, которая протекала по живописнейшей долине. Проголодавшись, купили вина и сыра в каком-то магазинчике и сели отдохнуть под старой ветвистой яблоней. Они любовались прекрасным видом и друг другом.

Саманте хотелось запомнить этот день до мельчайших подробностей. Было бы здорово поймать очарование в ладошки, принести домой и спрятать под подушку.

– Нам пора, – шепнул Эндрю, целуя ее.

– Пожалуй, – нехотя согласилась Саманта.

– Спасибо тебе, дорогая, – благодарил Эндрю. – Я уже забыл, что можно быть настолько счастливым.

– И я, – выдохнула Саманта.

– Если бы только это не кончалось.

С чувством обиды Саманта вглядывалась в темноту, которая положила конец волшебному дню.

– Ты не откажешься провести со мной несколько дней? – спросил Эндрю, лаская ее.

Нет! Саманта энергично покачала головой. Не в силах признаться в истинной причине отказа, она решила схитрить:

– Я уже использовала свой отпуск, к сожалению.

Эндрю сначала огорчился, а потом предложил:

– А что если я воспользуюсь своим служебным положением и…

– Что «и»? – нахмурилась Саманта.

– Ты получишь два дополнительных дня к отпуску, которые мы сможем провести вместе?

Саманта прильнула к его ласкающей руке, стремясь выиграть время на размышление. Она пока не была готова быть с ним вместе дольше, чем несколько часов подряд. Сэмми была искренне благодарна ему за сегодняшний пикник. Они ни разу не поссорились, старательно избегая разговоров на конфликтные темы. Но будет ли так всегда? Саманта не была уверена.

– Саманта! – позвал Эндрю. Он нежно взял ее лицо в свои руки и, наклонившись, пристально посмотрел в глаза, пытаясь прочитать мысли. – Ты так прекрасна! – шептал он. – Я люблю тебя, Сэмми. Хочу, чтобы ты всегда была рядом – и утром, и днем, и ночью.

Саманта затаила дыхание. Она заметила в его потемневших глазах желание. Его рука скользнула по ее волосам. И сердце Саманты в ответ забилось чаще.

Эндрю коснулся ее губ сначала легко и нежно, а потом страстно и властно. И Саманта утратила всякую решимость сопротивляться.

– Любимая, – шепнул Эндрю, его пальцы утонули в шелке ее волос.

Он вновь наклонился над нею.

В какой-то момент Саманте показалось, что она может его оттолкнуть, но делать этого не хотелось. Ей нравились его поцелуи, они стали необходимы ей, как воздух.

На дороге показался автобус с подростками, которые принялись неистово улюлюкать и выкрикивать какие-то двусмысленные фразы.

– Боже! – засмущалась Саманта, отстраняясь от Эндрю.

– Не обращай внимания. Это же дети, – попробовал Эндрю быть снисходительным.

– Что там написано в книжках о психологии подростков? – улыбнулась Саманта, стараясь прийти в себя.

– Что-то о том, как они хороши в жареном или вареном виде, – пошутил Эндрю. Не стоило расстраиваться из-за того, что им помешали. Эндрю был вполне доволен своим сегодняшним успехом. – Поедем домой?

Саманта кивнула, соглашаясь.

Уже в машине Эндрю завладел ее рукой. Саманта не возражала. Он поднес ее к губам и принялся целовать каждый пальчик.

Но когда он добрался до ладони, возбуждающе прикасаясь к ней теплым, влажным языком, Саманта испуганно выдернула руку. Эндрю хрипло рассмеялся.

– Верни, пожалуйста. Я тебе еще не все показал.

– Нет уж! Хватит сюрпризов! – заявила Саманта, стыдливо пряча руки.

– Ты считаешь, что я не должен тебя удивлять?

– Вот именно, – она поерзала, устраиваясь поудобнее. И, прислонившись к стеклу, закрыла глаза.

Эндрю окинул ее взглядом и улыбнулся. Какая она эмоциональная! Только что кусалась и царапалась, как кошка, и вот уже превратилась в беззащитную девочку. Вздохнув, Эндрю переключил внимание на дорогу.

– Проснись, красавица! Мы дома, – услышала Саманта нежный шепот. Сильные руки тормошили ее, пытаясь разбудить.

– Что случилось? – не открывая глаз, она подняла голову с плеча, на котором спала, как на подушке.

– Ты дома, любовь моя.

Саманта зевнула, поворачиваясь на звук голоса.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю