290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Второй Шанс. На краю (СИ) » Текст книги (страница 14)
Второй Шанс. На краю (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 06:00

Текст книги "Второй Шанс. На краю (СИ)"


Автор книги: Дитрих Белый




Жанры:

   

Мистика

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 20 страниц)

– И что мы собираемся делать? – хмыкнул Красный, отойдя от края крыши. —…Ты вообще когда-нибудь промахиваешься? – задумчиво спросил он, наблюдая за полем боя через бинокль. —…То есть плана у нас нет?

– Как видишь… – сухо ответил снайпер, обводя взглядом местность через прицел и, тут же, делая уже третий выстрел

– План, который нельзя изменить, плохой план.

– Справедливо. – ещё выстрел.

– Сократ, или Аристофан. Я уже не помню.

– Не так важно… —снайпер выпустил из пачки последний патрон и опустил оружие, заряжая новую, патроны, к слову, действительно оказывались как противотанковые, а может они и есть. – Взрыватель у тебя?

– Да… – Красный опустил бинокль и, покопавшись в карманах, вытащил из него небольшой пульт в одним-единственным рычагом. – Значит… остались мы вдвоём?

– Ага. А ведь их даже немного жаль. У Гены Сушкова могло быть многообещающее будущее! – с долей грусти произнёс снайпер. – …Взрывай уже давай!

– Ты читал его личное дело? – Красный удивлённо вскинул бровь и нажал на рычаг.

Снайпер не успел ответить, как тут же прогремел взрыв, уничтоживший ещё не взлетевшую технику, вместе с окружающими конструкциями, вроде столбов с прожекторами, а взрывная волна окатила стоящих на крыше снегом, пылью и, заодно, жаром.

–…Ещё бы чуть ближе и нам каюк, ещё пару секунд и нам каюк. Чувствуешь, насколько ничтожна жизнь и насколько легко она обрывается? – по-философски спросил снайпер.

– Пойди в очко, дружище, лады? Сам знаю… – грустно вздохнул Красный, оглядывая руины побоища. – Лучше скажи, в кого ты делал те три выстрела?

– Ну тебя, – снайпер пожал плечами и сел на край крыши. – Снайперы, не стоит беспокоится, уже.

– Справедливо, – согласно кивнул Красный, достав из кармана мешочек с трубкой и табаком.

– Завязывал бы ты со своим пыхтением. Серьёзно, какая тебе от этого польза? – хмыкнул снайпер, мельком глянув на Красного.

– Доктор говорил, что полезно, – пожал тот плечами, усаживаясь рядом.

– И какой же «доктор»? – недоверчиво спросил собеседник, поставив винтовку в ногах, уперев приклад в козырёк, и перевёл взгляд вперёд, на горизонт.

– Болотный. Эт в ЧЗО такой есть. Может, слышал о нём, – ответил спокойно сталкер, делая глубокую затяжку.

– Ты же знаешь, что я пахаю как конь, то тут, то ещё где-нибудь. Зато деньги есть, да ещё респект от спецназа, с которым приходится проводить операции разной степени всратости.

– Вообще-то не знаю.

– Точно. Да и я не знаю, чем ты живёшь.

– Уж поверь, моя жизнь не менее… даже более всратая! – гордо объявил Красный, взмахнув рукой с трубкой.

– Да я знаю, уже давно! – усмехнулся снайпер, откинув голову назад.

– И насколько давно? Не, я помню, что ты там хотел в ФСБ пойти служить, в своё время…

– Вот с того времени и знаю! – ответил собеседник хохотнув, перебивая Красного.

–…подъёб засчитан… – проговорил тот, покивав головой.

Меж тем небо стало заволакивать облаками, поднялся сильный ветер, взметающий в воздух снег и остатки пепла, заставляющий пошатнуться деревья и некоторые металлические конструкции. Снайпер встрепенулся и ловко поднялся на ноги, едва, правда, не упав обратно, а то и дальше вниз из-за слишком уж сильного ветра.

– Вот же чёрт… ладно, думаю, стоит укрыться в здании, – проговорил снайпер, повернув голову к Красному. – Э… может, ты хоть жопу свою подымишь?

– А что мне? Мне комфортно, – ответил тот, пожав плечами, но, всё же, поднимаясь на ноги. – После недельного рейда к Светлой Долине уже и не кажется так уж и холодно.

– Хвастун блять… бр, ладно, пошли отсюда, – заключил снайпер и, опираясь на борозды в крыше от лопастей вертолёта и другие конструкции вокруг, стал направляться к противоположному углу крыши, где и находилась, судя по всему, лестница.

– А где же твоя морозоустойчивость? – поинтересовался Красный, усмехнувшись и двигаясь следом за собеседником.

– П.пойди н-нахер! – постучав зубами от холода, бросил ему в ответ тот.

Дверь, к сожалению, оказалась запертой, впрочем, кто бы сомневался. К счастью, снайпера в ограничение ресурсов, видимо, не ставили, так что топорик с собой у него нашёлся. Этого топорика вполне хватило, чтобы безотказная, на первый взгляд, дверь радостно и раскрепощённо впустила двух диверсантов.

– Иш как, а ещё не открывалась, а на деле-чуть-чуть подцепить, поддеть и уламывается так же быстро, как Валька на выпускном… – усмехнулся снайпер, отпинывая бесполезную дощечку.

– Бля… не напоминай, пожалуйста, – Красный аж чуть не выронил трубку изо рта от такого воспоминания. – Классно, конечно, тогда было, всем, но ёпа мать… просто не напоминай.

– Пф… как скажешь, а ещё я, потом, неприступный и холодный, – снайпер вновь усмехнулся и стал спускаться вниз.

– Поверь, когда слышишь такое от тебя, аж страшно становится.

– Не важно… цыц! – снайпер резко замедлился, перейдя на действительно бесшумный шаг и, почти не дыша, стал внимательнее прислушиваться к окружающему пространству. Красный, конечно, лучшим разведчиком не был, однако так же затих, поудобнее перехватив «Абакан».

– Вы слышали? – послышался вопрос снизу.

– Это ветер, Тимофей Алексеич, не беспокойтесь. Лучше уж работайте… доктор Колесников, – ответил ему властный и низкий голос.

– Э… как скажите, мистер Матсен.

– Для Вас-просто Финн.

– Хм… с двумя «н»? Что-то знакомое.

– Вы ведь прекрасно знаете, что не могли слышать обо мне.

– Ну, моя дочь смотрит телевизор, а Вы же знаете, ми… Финн, что там много разных мультиков сейчас идёт. Ох сколько она мне о них говорила… был там какой-то такой…м… глупый? Скорее просто детский. Там у одного из героев имя такое, похож…

– Лучше бы вы так работали, Тимофей Алексеевич, как запоминали такие детали-толку от этого явно всяко больше.

– Всё же я настаиваю на том, чтобы Вы сняли кого-нибудь снизу сюда. А то у нас тут и выход на крышу…

– Вы так боитесь этих мнимых врагов? Бростье. Кому мы тут нужны, в такой буран? У них есть дела по-важнее.

– Наивно… – не удержавшись, ответил Красный, смело выйдя с лестничной площадки.

Немая пауза, снова. Напротив стоящего во весь рост двухметрового сталкера, одетого в дополняющий его габариты утеплённое снаряжение, стояло две фигуры. Колесников, видимо, представлял из себя типичнейшего молодого учёного-худая фигура, не обременённая мышечной массой, поверх которой был одет лабораторный халат, белая рубашка и серые штаны, квадратные очки, натянутые на край переносицы прямого носа, испуганные заспанные глаза янтарного цвета за этими самыми очками, слегка прикрытые растрёпанными блондинистыми волосами. Второй, видимо Финн Матсен, уже с явными скандинавскими корнями-широкоплечный, с большой грудной клеткой, одет он был так же в простые штаны, оливкового цвета, да в рубаху серую, старила его только большая борода, блондинистая, как и коротко постриженные аккуратные волосы, спокойные сапфировые глаза и такое же спокойное лицо.

– Однако Ваши опасения, Тимофей Алексеевич, оказались оправданными… – до жути спокойно и холодно, даже больше, чем до этого, заметил Матсен, лишний раз даже не поведя плечами.

– Здорово, не правда ли? – разгоряченный достаточно бодрой сменной температуры вокруг и новым всплеском адреналина, нагло спросил Красный.

Учёный ничего не ответил. Прежде чем смог отреагировать Колесников, Матсон выхватил у него из рук какую-то запечатанную пробирку и кинул в сторону диверсантов, параллельно выхватывая пистолет и уходя с линии огня, прячась за Тимофеем, однако пуля Трёхглазого всё равно настигла его, сбила с ног и заставила отлететь, словно от тарана. Колба, меж тем, разбилась и, видимо от контакта с воздухом, стала крайне стремительно заполнять помещение неизвестным, но, скорее всего, токсичным газом тёмно-бурого. Трёхглазый сразу же натянул взявшийся из неоткуда, если судить по молниеносным движениям, противогаз, Красному же потребовалось чуть больше времени, чтобы надеть свой «хомяк». Попытавшийся сбежать Колесников стал быстро задыхаться и, заодно, снёс ещё целый поднос с разными пробирками, залитых разноцветными жидкостями, что вызвало несколько небольших взрывов, ещё больше тумана и резкое вспыхивание огня.

– Сука! Давай за ним, живее! – бросил Красный и, уклоняясь от появляющийся угроз, двинулся вперёд, держа автомат наготове.

Бежать было некуда. Кроме как ещё дальше вниз. Там их уже ждали остатки бойцов Альянса в штабе. Завязавшаяся перестрелка изначально была не в пользу диверсантов и обещала плачевно кончится для них. К счастью, неравный бой не продолжился долго-послышался грохот и треск, проломилась крыша и в ремонтный цех, кроме самой крыши, упал ещё и один из летающих вокруг вертолётов, вместе с остатками антенн, стоящих на этом участке крыши. Вместе с обрывом проводов и грохотом, послышались и другие звуки-десятки голосов на русских и английских языках.

– Сука… – Красный сплюнул и утёр пот со лба. – А это было близко, зараза…

– Глушилке конец, – сухо ответил снайпер. – Нужно выйти на связь.

Он тут же разложил на полу радиостанцию и попытался связаться хоть с кем-нибудь среди резко появившегося шума. Сделать это было довольно проблематично, но у снайпера это, всё же, получилось:

– Гагара, это Гейзер, задание выполнено, забирайте нас, – отрапортовал он. – Гагара, Гагара, как слышите, приём, повторяю, задание выполнено-точки эвакуации противника и «глушилка» уничтожены.

– Гейзер, это Гагара, слышим вас отлично. Принято, Гейзер, сколько оперативников осталось в группе, пятеро, или, может, вся группа?

– Нет, нет. Двое нас осталось, – покачав головой, со вздохом ответил снайпер

– Плохо, очень плохо. В общем, принято, ждите вертолёт. Придётся как-то лететь через буран.

– Понял вас, Гагара, ожидаем, – снайпер выключил рацию и вздохнул. – За нами уже вылетели. Никаких, даже примерных и расчетных, времён прибытия нет, – заключил он.

– Здорово… значит, ждёт? – вздохнул Красный, усаживая рядом, у разлома.

– А что ещё делать? Главное, не проспать, или не пробздеть…

– Может, стоит занять позицию на крыше? – предложил Красный, щёлкнув пальцами.

– Иди ты! – грубо отозвался снайпер. – Уж куда-куда, но вот на мороз собачий я больше без причины сейчас не полезу!

Красный пожал плечами и потянулся, после чего ещё раз взглянул на месиво внизу, поправляя сумку с противогазом.

– Как знаешь. Ладно, пойду гляну, что там вниз. Может, найду чего интересного-штаб же, как ни как.

– Удачи, – кивнул снайпер, закинув винтовку за спину и направился обратно. – А мне, вот, интересно, что там ещё, откуда мы ушли…

Разойдясь по разным уголкам теперь уже мёртвого штаба, диверсанты сделали короткий сеанс проверки связи. Красный, с трудом спустившись вниз ничего себе не сломав, достал из внутреннего кармана фонарик и, двигаясь вперёд, осматривался. А надо заметить, что осмотреть было чего-различные станки, шкафчики, оборудование и много-много чего ещё. Видимо, именно тут разместился основной ремонтный цех и оружейная. Среди горы оборудования Красный заметил и парочку образцов танков. Неаккуратные, грубые и какие-то топорные, слепленные из чего под руку попадётся, они больше напоминали броневики Мирного Атома, чем танки одной из крупнейших и богатейших ЧВК мира (если не самую богатую и мощную).

– Гейзер главный, это Гейзер 0-1, внизу нашёл бронетехнику и оружейную, – проинформировал Красный по рации.

– Сделай пару снимков, да попробуй уничтожить… не себя и снимки только!

– Ну, коли ты просишь – Красный усмехнулся и, достав из дальнего кармана КПК, стал делать снимки.

Конечно, это было уже далеко не то КПК, что ходили по Зоне, а, скорее, просто телефон со свей собственной операционной, которую, при желании, взломать было проще, чем довести Швиндоус до необходимости переустановки, из-за чего приходилось пользоваться машинкой разве что как качественной камерой с тремя сотнями паролями в режиме «оффлайн». В общем-то, снимки были сделаны, помещение обрыскано и всё, что напоминало носители информации-спизжено. Кажется, здесь что-то было о ТТХ представленной техники, её чертежи, да прочая техническая мелочь, до которой Красному в целом и особенно сейчас было до лампочки, но ценность она представлять могла. Не удержавшись, он, в том числе, своровал с оружейно одну винтовку. Как и всё в оружейной, это было вполне обычное оружием, причём, именно здесь, на Камчатке, в подавляющем количестве, отечественное, так что найти вполне родную СВД было не так уж удивительно, как и не так страшно, ну, почти, отправлять всё это в утиль посредством закладки тут и найденной взрывчатки.

Снайпер же, пройдясь по зданию, смог выцепить немного чудом уцелевшей документации, так что, в общем-то, операция, не считая момента с гибелью практически всего личного состава, можно было назвать крайне успешной.

– Заложил, собственно? – уточнил снайпер, убирая продемонстрированные бумаги в рюкзак.

– Ага, – кивнув, ответил Красный, пыхтя и кряхтя пытаясь вскарабкаться обратно, наверх, где уже стоял снайпер.

Как только это у него получилось, он разогнул спину, да так, что хрустнул ею, после чего стал пытаться подняться на крышу, под недовольное бурчание товарища-диверсанта.

Наверху, меж тем, всё так же стоял буран, через который видимость была ну совсем не очень-откуда ей взять-то?! Впрочем, Красного больше интересовала не видимость и поиск чего-либо с крыши, через оптику, сколько просто зимние спокойствие, насколько такое словосочетание применимо к разбушевавшемуся бурану.

– Красный… – вдруг послышался зов по рации.

– Ась? – достаточно спокойно и лениво отозвался тот, отвлекаясь от созерцания местности вокруг.

– Ты это видишь? – пусть и холодно, но с долькой напряжения, спросил снайпер.

– Вижу я… – Красный припал к прицелу и оглядел местность вокруг. – Ну… это вполне ожидаемо, не понимаю твоего напряга-я ни-хуя не вижу.

– Да? Хреново… в общем, ныкаемся-у нас гости.

– И как ты только их вообще разглядел? – пробурчал Красный, поднимаясь с места и вновь скрываясь в здании.

Снайпера ещё пришлось поискать-занял он позицию у одного из окон на втором этаже, коих было пусть и немного, но от дыры до них нао было ещё дотопать. Подойдя к товарищу, Красный так же занял позицию рядом с ним, едва различая в буране очертания пехотной колонны с бронетехникой позади.

– Вертушка у них, кажется, грохнулась, да и одна-везут следом. Не в курсе произошедшего они ещё, по крайней мере не до конца. Сейчас будут обследовать цех.

– Взрывать? – скрипнув зубами, спросил Красный-только что устаканившаяся обстановка вновь накалялась, а планы рушились, что ему ну прям совсем не нравилось.

– А что делать! – усмехнулся снайпер, отлипая от прицела. – Молись, чтобы здание не рухнуло!

Чуть побегав, словно тараканы, по этажу и вновь забравшись на крышу, диверсанты притихли-топот и недовольные крики разносились уже по всему зданию. Наверное и взрывчатку уже обнаружили. Ох если бы это имело действие! Детонатор, к счастью, с такой дистанции сработал и прозвучал ещё один мощный взрыв, от которого опять пошатнулось здание, а часть его окончательно обвалилась, похоронив под собой не меньше трёх десятков бойцов Альянса. Правда, отстреливаться в условиях бурана, да ещё прямо на голой крыше, всё же пришлось-около десяти человек оказались в уцелевшей части здания, а так же перед зданием никуда не делось три БТРа.

Если пехотинцев ещё удалось спокойно выкурить, используя превосходство в высоте и опыте-снайпер, при поддержке Красного, едва ли не безнаказанно расстреливал высовывавшихся бойцов, простреливая их укрытия насквозь – то с техникой возникли проблемы-три пулемёта не давали снайперу спокойно высунуться. К счастью, достать диверсантов отползших назад пулемёты просто не могли. Зато, наконец, послышались вертолётные лопасти и через пару минут из бурана показался силуэт, мать его, настоящего «хьюи». Известнейшая боевая воздушная машина, «прославившая» благодаря войне во Вьетнаме успешно уклонилась от огня пулемётов БТРов и даже подавила их уже огнём своим, накрыв бронетехнику врага огнём пулемётов и докинув ракету следом, после чего «ирокез» уже навис на крышей и, пока он опускался, из него, на, примерно, высоте полутора метров, выскочил человек, одетый в форму британского SASа, с соответствующими нашивками и знаками отличия.

– А вы зря времени не теряли, да? – усмехнувшись, спросил боец, почти без акцента, даже не думая снимать балаклаву, подойдя к диверсантам и, сняв перчатку, пожал руку обоим.

– Именно, – снайпер кивнул и оглядел вертолёт, присвистнув.

Пилоты, меж тем, уже передумали сажать вертушку, а посему стали набирать высоту, но их настороженный манёвр тут же прервала ракета, прилетевшая прямо в кабине. Ракета была выпущена из прилетевшего словно из неоткуда вертолёта Альянса, который, уничтожив «хьюи», стал поворачиваться к трём выжившим.

– От сука! – ругнулся снайпер, тут же вскидывая винтовку и, почти не целясь, сделал выстрел по вертолёту.

Пуля угодила, видимо, прямо в мотор, под несущий винт, и вертолёт тут же вспыхнул, так что огонь по диверсантам открыть не успели-вертолёт пошатнулся, а пулемёт сбился, проведя полоску дыр совсем рядом с диверсантами. К этому времени снайпер уже вновь передёрнул затвор и сделал следующий выстрел, уже поступив умнее-в кабину пилота, после чего вертолёт окончательно потерял управление и упал как раз в руины штаба. Успевшие выскочить бойцы Альянса тут же были убиты.

– Ну, теперь будем ждать Chinook-другого вертолёта у нас нет, – пожав плечами, ответил SASовец и, достав из нагрудного кармана рацию, стал с кем-то общаться на чистом английском.

Красный фыркнул и подошёл к краю крыши, осматривая обломки вертолётов, тела, преимущественно бойцов Альянса. Много же было стянуто к штабу, чтобы подавить всего лишь двух диверсантов.

– Как в дешёвом кино… – заключил Красный отойдя от края-мало ли.

Меж тем спецназовец закончил свой диалог по радио, а снайпер, не находя себе место, бродил по крыше, периодически осматривая местность вокруг через прицел винтовки, хоть буран до сих пор шёл.

– В общем, пока вертолёт не прибыл можно, думаю даже нужно, осмотреть тела и технику. – объявил спецназовец, решительно направившись к краю крыши, после начав осторожно спускаться, цепляясь за каждый кирпичик, периодически матерясь, когда некоторые рассыпались едва ли не в его руках

Делать было нечего и Красный со снайпером стали спускаться следом. Внизу Америку они для себя не открыли-в обломках вертолётов выживших не было, как и среди прочих тел, в БТРах тоже самое. Вдруг где-то недалеко вновь послышался рёв мотора и в буране можно было разглядеть ещё два БТРа с десантом, в том числе и на корпусе.

– Ну, а всё же, почему Грин?

Ответа не последовала

– Щегол…

Послышался лёгкий, пусть и слегка нервный, смешок.

– Заткнись…

– Щегол…

Смешок, теперь более оживленный, повторился.

– Красный, мать, ради всего святого, заткнись…

Боя было не избежать-прячась за островками уничтоженной техники и в руинах здания, тройка диверсантов принялась ожесточённо оскаливаться на огонь двух пулемётов и ещё двух десятков бойцов. Конечно, всё это могло закончиться простым забрасыванием гранатами, но снайпер не дремал, а успешно и методично отстреливал всех гренадёров-неудачников, ещё и отвлекаясь на БТР. К сожалению, уследить за всем невозможно-одна из гранат выпала из рук мёртвого бойца, который, подобравшись слишком близко к останкам БТРа за которыми сидел Красный, за что и поплатился ударом ножа. Граната уже была без чеки, а Красный заметил её только в последнюю очередь и успел отскочить всего на пару метров. К счастью для него это оказалась какая-то хлопушка, что вывела диверсанта из себя взрывом и звоном, но почти не покалечила.

С трудом поднявшись на ноги, Красный решительно вскинул автомат, но, как ни странно, было поздно-двое его товарищей уже успели нашпиговать оставшихся бойцов свинцом, а так же взорвать БТРы. Дело за малым-дотащить едва стоящего на ногах Красного аж на самую крышу. Для этого, в итоге, пришлось облазить всё здание штаба-сначала найти целую лестницу на второй этаж, оттуда на третий, ну, а там уже заветная лестница на крышу. К этому времени заветный вертолёт уже прибыл-массивная туша Чинока достаточно медленно, как казалось Красному, что почти всё это время безвольно провисел на плечах товарищей, приближалась к краю крыши, разворачиваясь задом, где и открылся люк, в котором их уже ждало несколько других бойцов в зимней форме русской армии.

– Капитан, поторопитесь-топливо уже не так много, почти как раз на обратную дорогу! – поторопил спецназовца один из бойцов.

– Топлива было жалко? – огрызнулся тот. – Сергей, давай, запихивай…

Снайпер кивнул и вместе они усадили грузное и едва мельтешащие тело Красного на ближайшую скамью, после чего расселись и сами. Вертолёт тут же, всё так же на лету, стал захлопывать крышку люка и улетать прочь от базы, невзирая на буран.

– Красный! – окликнул спецназовец контуженного. – Green-это фамилия, – Лаконично ответил он, снимая шлем.

– Логично… – согласился снайпер, кивнув.

– С меня пиво, кстати… Трёхглазый… – усмехнулся Грин, обращаясь к снайперу.

Комментарий к Интермедия-II. Пострелушки с Трёхглазым.

Собственно, спустя ровно два месяца. Ну-с, первый экзамен у автора пройден, осталось ещё три и главы, как хочется думать, будут писаться в “ударном темпе”… хотя ещё надо думать, куда поступать… и не только думать… тысяча и одна отмазка :3

========== Глава-5 “Правдоруб”. Часть I ==========

Здесь почти не светит солнце, зато всегда сыро и туман. Не очень густой, конечно, но и не какая-то сопливая дымка. В любом случаи, будучи здесь, этот туман напрягает, впрочем, как и всегда. А место… ах какое место-то! Жи-во-пис-ное, во! Местечко это находилось среди гор, представляя собой относительно ровную площадку, метров, наверное, двести на сто, где компас сходил с ума, но место хорошее-отшиб, да, так будет вернее, отшиб, с трёх строн окружённый горами, а с четвёртой был спуск дальше, в туманную бездну. И вот на этом небольшом клочке земли разместился водопад с озерцом, в самом углу, рядом с которым стоял небольшой, видимо, рыбацкий домик, хотя даже домик громко сказано, тут же-прям хороший дом из брёвен, а рядом, на небольшой возвышенности, на бетонной площадке-словно кусок, выдранный из такого типичного мотеля из фильмов про США-коридор, по одну сторону которого были тесные комнатушки. Для комфортного размещения они могли подойти, но оставлять кого-то за стенкой, пусть даже в соседней комнате, вообще не хотелось. И мы выбрались дом. Конечно, здесь было много окон, но… он, чёрт возьми, уже был хорошо укреплён! Те же окна заколочены, а у входа, в главном зале, было много мебели, что упрощало оборону. Кстати о зале… он был достаточно просторны, тут, слева от двери, разместилась небольшая кухня, чуть дальше, у правой стены-камин, было несколько кресел, столов и просто стульев, на стенах висели полки. Уютненько, в общем. Дальше вели две двери-одна, как мы выяснили опытным путём, в ванную, совмещённую с туалетом, а другая-в скромную спальню. Точнее в просто комнату, где стояло две двухэтажные кровати. Тут был даже свет и питьевая вода, работал и туалет с ванной, прям все условия! Только вот останавливаться на долго ну вообще не хотелось…

– Н…неужели назад, через тот проход в скалах, пути нет?! – беспокойно спросил один из сидящих солдафонов.

Капрал Даниэль Поль, один из двух бойцов контингента ООН, что оказался заперт тут с нами. Этот нервный англичанин никак не мог смириться с тем, что мы вынуждены сидеть тут, но, всё же, держал себя в руках.

– Спокойно, солдат. Пусть у нас нет пусти назад, это не значит, что его не будет, – попытался успокоить я его, встав у окна и глядя на туманную улицу, облокотившись об стену спиной.

– Да как же… да как же так? – он схватился за голову и устремил взгляд в пол.

– Вы так спокойны… – заметил второй солдат, сидя где-то в углу комнаты и уже в который раз перебирая своё снаряжение-заражает и разрежает магазины, снаряжает подсумки, перебирает их размещение на жилете. – Бывали в такой ситуации?

– Ну, как сказать… – задумчиво произнёс я. – В похожей-вполне. Впрочем, как гласит одна поговорка, «безвыходных ситуаций не бывает в принципе!»

– И Вы верите ей?

– Вполне-когда человек, сказавший эту фразу, был замурован своими друзьями в саркофаг, он, в итоге, можно сказать, что выбрался.

– Только стал призраком, или мстительным духом? – усмехнулся солдат, отложив несколько вновь наполненных автоматных магазинов.

– Именно! Хотя насчёт мстительного и не знаю, – ответил я с усмешкой, повернувшись в его сторону. – Как же его звали… «Чёрный Сталкер», вот!

Солдат, достаточно типичный лысый афро…или афри… чёрный военнослужащий, в общем, лишь хохотнул:

– Ха, я, конечно, слышал, что русские, от повальной нехватки людей, падения боевого духа и общей разрухи и дезертирства, стали набирать кого попало, но чтобы прям незаконных элементов…

– Брешут, – я махнул рукой, – Как бы что ни было, но ситуация в России, в армии, по крайней мере, со всеми распилами, непрофессиональностью и архаизмами, ещё куда ни шло, вполне себе хорошо отрабатывают, да и сотрудничать я стал сначала не то, что с контингентом СНГ, а даже не с ВСУ, сразу с ООН, да и то сам того не зная-старые связи работали без моего участия, – пояснил я.

– Даже так… – он задумчиво пошкрябал подбородок и даже слегка утих.

Спокойный человек, всё же, англичанин, чай, намного нервознее будет, хотя тоже парень неплохой. Свезло с командой прям глобально, а не как на Камчатке… брр, ну и морозы же там были! Сколько лет прошло… около двух, или трёх, кстати, а всё равно морозы помню, хоть и из-за всех сил показывал, что не холодно. Да и действительно-адреналин так в голову бил, что и не холодно вовсе было, как ни странно. Серёге, видимо, просто на адреналин плевать было, вот и мёрз… что странно для него! Сразу вспоминается детство, прям таки аномально холодные, как тогда казалось, Петербуржские зимы. Погода с климатом и так не подарок, а тут ещё и морозы под минус двадцать. Да, житель какого-нибудь… Новосибирска, к примеру, усмехнулся бы мне в лицо, дескать, да что такое эти ваши -20? А вот и холодно! Помниться, была у нас знакомая одна, девчушка, как раз нашего возраста, из Новосибирска. Когда осенью услышала о «холодах смертельных» в минус 10, так тоже смеялась. А потом… а потом пришла Зима. Ветры, кстати, тогда вообще почти не стихали. Ох и закутывалась она в одежду, когда ещё только -10 в декабре было, говорила, что в Сибири далеко не так холодно! * Мне даже всё думается, как же люди пережили блокаду, когда зимами температура до минус сорока с лишним опускалась. Брр, и пусть работа сталкера, или солдата, трудна и опасна, но лучше ползать под пулями и гранатами, чем сидеть в голодном и холодном городе-солдат и кормят хорошо, а сталкеры и сами прокормить себя могут. Правда, солдаты могут попасть в окружение, к примеру, а сталкер, к примеру, в оброк, но это всё «но» и «к примеру», а блокадный город… это блокадный город, «но» и «к примеру» здесь может быть только то, что в городе будут хоть какие-нибудь припасы…

– А расскажите ещё что-нибудь, – попросил вдруг мужчина, сидящий на диване.

…Вообще я давно перестал удивлять едва ли не всему, что встречается на пути то тут, то там, но трое гражданских, в центре чертовщины, в простой одежде, без хоть капли понимая окружающей обстановки… такое ощущение, словно они из воздуха появились. Со слов, видимо, отца семейства они собрались на пикник. Впрочем, видимо, версия про воздух имеет место быть. Но больше меня удивляло сколько не это, сколько железная непоколебимость и спокойствие этого человека, словно ничего и не произошло. Впрочем, это заряжало хоть какой-нибудь уверенностью его родных, а разговоры отвлекали людей от медленного погружения в пучину безумства, так что почему бы и нет?

Только я собирался открыть рот, вспомнив относительно забавную историю из своей профессиональной деятельности, как вдруг входная дверь покачнулась от сильного, громкого и настолько резкого удара, что я аж открыл глаза, после чего уставился в стену и замолчал. Никакой дальнейшей реакции со стороны окружения не последовало, вес на теле как-то испарился, а тело стало чувствовать себя по-другому. Оклик дошёл до меня через секунд, подкрепляемый ещё и толчком в плечо.

– А? – я повернул голову куда-то вверх и в сторону.

Надо мною возвышалась уже знакомая, местами даже до боли, пышногрудая зеленоглазая брюнетка в пионерской форме. Ольга удивлённо, даже слегка беспокойно, глядела на меня сверху-вниз, держа руки на груди. На самом деле, как мне кажется, называть её брюнеткой язык особо не поворачивается, а в цветах волос я не разбираюсь. Впрочем, не суть

– Ты чего завис? – спросила она наконец.

– Да так, я просто не понял, что проснулся, – виновато ответил я, слабо улыбаясь, после чего потянулся.

– Гм… ну, как скажешь, проблемный ты наш… вставай, давай, скоро уже подъём, может ещё успеешь со своей невестой прогуляться, – вожатая широко улыбнулась, одними глазами кивнув на стоящую в дверях Славю, одетую уже в пионерскую форму.

– Ольга Дмитриевна! – покраснев и взявшись за косу двумя руками, возмутилась та.

–…Вы говорите как моя бабушка, – усмехнулся я, поднимаясь с кровати, заставив Славю стыдливо отвернуться, и ища, куда же я вчера кинул одежду.

– Думаешь, что я старая? – Ольга села на стол и как-то по-детски хихикнула.

– И не думаю, и не имею ввиду, и знаю обратное, – спокойно ответил я, надевая форму и возясь с галстуком, – Гадство… как его завязывать?.. – пробурчал я недовольно.

– Давай я помогу! – тут же отозвалась Славя, едва ли не подскочив ко мне и принявшись помогать мне.

– Настоящий пионер, так то, должен уметь завязывать свой галстук! – строго заметила вожатая, наблюдая за отработанными движениями Слави и моим жестом, дескать, что поделать. —…И тебе следует запомнить уже, как его завязывать, а не спрашивать у Слави, или меня! Взрослый парень чай… – добавила вожатая.

– Но безрукий! – заметил я, улыбаясь, после чего благодарно поцеловал Славю в лоб за помощь.

– Запомнил хоть, как завязывать? – вздохнула Ольга, —…на этот раз?

– Ну….. – я глупо улыбнулся, но, всё же, дабы не гневить Ольгу, кивнул. – Да, – соврал я отчасти, но во благо!

Вожатая слегка напряглась, но, всё же, пожала плечами и кивнула.

– Я надеюсь, что больше таких казусов не будет, – она подошла к двери. – У вас ещё меньше времени друг на друга до линейки. – пропела она, открыв дверь.

Славя тут же выскочила из домика, немногозначно намекнув идти за ней, что я, собственно, будучи собранным, и сделал, после чего вышла и Ольга, тут же закрывая дверь. Прощально махнув вожатой рукой, мы пообещали вернуться и не опоздать на линейку.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю