290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Второй Шанс. На краю (СИ) » Текст книги (страница 1)
Второй Шанс. На краю (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 06:00

Текст книги "Второй Шанс. На краю (СИ)"


Автор книги: Дитрих Белый




Жанры:

   

Мистика

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 20 страниц)

========== Пролог ==========

21.12.18. Мирный Атом.

Собрание в штабе, на одном из ярусов бункера, было прервано появлением Мартина. Опытный разведчик средних лет, ветеран, старая гвардия. И именно он принёс весть-один из входов под угрозой.

Уже через пару минут на платформе была создана укреп позиция, а в числе защитников был и сам Мартин. Гермоворота медленно раскрывались, а из-за тоннеля хлынул ярко-зелёный газ, оседавший на полу.

– Ненавижу это… – пробурчал один из бойцов, захлопывая забрало шлема.

Меж тем из тоннеля донёсся рокот двигателя и на территорию бункера въехала бронированная дрезина из куска вагона, обвешанная лампами и пулемётами, после чего остановилась за линией обороны. Из неё выбралось двое бойцов в полностью чёрной форме без каких-либо опознавательных знаков и передали только что подошедшему Красному какой-то тубус, после чего в тоннеле раздался громкий рык, от которого, казалось, затряслась земля.

– Матерь божья, да что вы за собой притащили?!

Красный же уже направился обратно в коридоры бункера, к другому выходу в тоннели, где уже во всю шла подготовка к новому рейду на Север. И на этот раз экспедиция была подготовлена куда более основательно, чем в прошлый раз, хоть и в меньших человеческих ресурсах

Так же, стоит отметить, что Холоп отнюдь не бросал Мартина на произвол судьбы. Просто больше некого было послать. Мартин привычно дал себе срок две недели, прежде чем стоит начинать беспокоится и преспокойно отправился гулять по неизвестным тоннелям.

– Удачи вам, мужики, – бросил сталкер на последок.

– А вам-удачи в двойне! – донеслось до него, прежде чем гермодверь закрылась.

–…Слушай, а чего же там такого важного-то было, что даже собрание было прерванно? – другой боец, Кэт, крепко держался за ручки станкового пулемёта и, не отрывая взгляда от тоннеля, откуда донёсся ещё один рык, повернул голову к стоящему рядом Мартину.

– Карты тоннелей, – ответил тот спокойно и покрутил в руках так и не начатую сигарету.

– И всё? – и без того обеспокоенный неожиданным попутчиком гостей на дрезине, едва ли не выпал в осадок.

– Что значит «и всё»? Нам эти карты нужны. Ох, чую, и будет скоро. Фашиков-то уже совсем рядом засекли, не слышал что ль? Да и фанатики полезли аж к самому «подземному».

– Мда… херня, видать, действительно случается… погодь, а это не из-за этих ребят Макара сдёрнули?

– Не только. Нам и сам «подземный» уже порядком насолил, пора бы и с ним разобраться.

– А ты был там, ну, в «подземном» этом?

– Был конечно, мельком правда. Ох и неприятное же местечко! И народец там живёт такой же. Взорвать бы его, да, небось, только хуже сделаем.

– Дела…

– Ага. Ты, давай, успокойся лучше. И фашики, и фанатики-всего лишь люди, они смертны, да и мы тоже, так что не отвлекайся, да смотри вперёд. Герма эту тварь, как я чувствую, всё равно не остановит…

Меж тем заранее подготовленная группа была уже в сборе, снаряжение собранно. В неё вошёл, в первую очередь, сам Красный, прихватив с собой излюбленную модификацию «Винтореза», в качестве снайпера отправился его старый знакомый, член уже, наверное, всех спецподразделений стран первого мира, Трёхглазый, так же отдавший выбор своей собственной винтовке, вместе со снайпером направился и его товарищ по оружию и крови, Мурин, ограничившийся «ВАЛом» с «обвесами», а так, без сомненья, один из лучших, если не лучший, солдат на Земле-Паладин, взяв в дорогу свою «ласточку» и «малышку».

– Ну что, вперёд? – Мурин отбросил окурок куда-то в сторону и подошёл к гермозатвору, поудобнее перехватив автомат. – Покажем этим вашим «фанатикам»!

– Спокойнее, брат, – снайпер положил руку на его плечо. – Успеем ещё настреляться.

Паладин же предпочёл сохранить гордое молчание и воздержался от бойцовских выкриков, лишь надел шлем и взял в руки автомат.

– Рад, что мы снова в сборе, – Красный довольно улыбнулся и опустил забрало шлема. – Гром, открывай ворота!

– Есть! – отозвался голос из динамиков, после чего тяжёлая гермодверь поползла в сторону, а из-за неё так же повалил газ.

– И откуда он там берётся только… – вслух рассуждал вставший рядом Макар, поправляя и осматривая свою «химзу»

– Главное, что только там, – заметил вставший рядом Маяк. – Значит… нам до первого подъёма?

– Почти, – Красный кивнул. – Нужный вам выход будет на какой-то станции, до которой дойдём по техническим тоннелям. Там безопаснее-клопов нет, фанатиков быть так же недолжно, да и фашисты о нём уж точно не знают.

– Мне это всё книжку одну напомнило… – вдруг проговорил Мурин. – Фантастика какая-то. Годная, кстати. Там что-то про метро было, после апокалипсиса, как люди там выживали. И вот сходства прям на лицо!

– Только там, небось, про метро обычное, а у нас тут-донельзя секретные тоннели на всей территории Чернобыльской Аномальной Зоны Отчуждения, – заметил Маяк.

– Ладно, хватит языки чесать. Поторапливаться надо, а то мало ли какой дряни набежит, пока мы тут околачиваемся, – Красный вздохнул и двинулся вперёд.

– Удачи вам там! – послышалось следом напутственное от Грома.

– К чёрту! – последовал ответом хором.

– Значит… бояться нам, первую часть пути, особо и нечего? – Трёхглазый с недоверием водил по стенам тоннеля прицелом вскинутого после закрытия гермоворот оружия.

– Вроде как, но расслабляться, как ты понимаешь, не стоит, – Красный кивнул и двинулся дальше.

– О, а я рассказывал, как дошёл как-то почти до самого Саркофага? – в беседу включился Паладин.

– Нам-да. Найди другие уши, – беззлобно отозвался Макар, двигаясь в середины колонны.

– Вас бы тут всех, по-хорошему, заткнуть… да хрен уж с вами, всё равно идти долго, – Красный вздохнул. – Так что давай, братец-сталкер, расскажи что-нибудь новое. Думаю, у тебя, за твои долгие скитания, много интересных историй скопилось…

Первая наша остановка была после того, как мы достигли нужной станции. Газа тут уже не было, так что можно было вздохнуть спокойно. Хотя, конечно, куча пыли и затхлый тоннельный воздух этому не планировал. Станция была небольшая и была, скорее, эдаким транзитной точкой, где был выход на поверхность. Хрен его знает, что создатели этих бесконечных тоннелей собирались тут обустроить, или даже обустроили, но местечко исключительно спокойное, так что отдохнув и проводив товарищей наверх, мы решили отправиться дальше, однако теперь нам предстояло сделать марш бросок по дальним, неизученным тоннелям, однако это единственный безопасный путь на Север. Но вот действительно ли безопасный… Впрочем, мы не беспокоимся-все мы тут не пальцем стрелянные, один только Паладин горы свернёт если надо, а уж все вместе… и где эти трое были раньше?

– На одиннадцать часов! – Трёхглазый сделал два быстрых выстрела в темноту тоннеля, откуда засветили чьи-то фонарики.

– Вижу! – Холоп всадил туда же короткую очередь и скрылся за одной из колон, после чего по их позиции вдарила пулемётная очередь.

И вот, теперь группа двигалась уже по основным тоннелям, постоянно петляя и частенько вступая в перестрелку, либо же вовсе отстреливаясь от местных мутантов. На этот раз, ближе к концу пути (по крайней мере примерно по карте) им встретился отряд противника. И судя по слаженным ответным выстрелам, это был патруль «монолита».

– Мужики, сюда! – Паладин громко свистнул и указал на соседний тоннель, шедший ответвлением, где находилась дрезина тех самых фанатиков.

Когда оба бойца подошли к технике, та громко заревела двигателем и на месте водителя показался Мурин.

– Ух, мощная машинка! Запрыгивайте, нам по-пути! – довольно выкрикнул сталкер, прикрывая отступление очередями из своего оружия.

Когда же вся тройка бойцов оказалась на борту, дрезина дрогнула под такой тяжестью, но тут же резво начала двигаться, набирая скорость. Фанатики сделали ещё несколько тщетных попыток обстрелять собственный транспорт, однако ответом им был лишь шквальный огонь из двух автоматов и меткие выстрелы снайпера.

Я чувствую, что мы близки. А ещё в тоннеле заметно похолодало-зимы в Зоне холодные, иногда даже слишком. Вот и сейчас, в конце декабря, температура опустилась ниже двадцати градусов, а где-то и того ниже. Говорят, чем дальше на север, тем холоднее. Чертовски правдивая мысль.

Дрезина не сразу, через скрежет колёс, но всё же остановилась на подъезде к какому-то полустанку. Стены тут были покрыты инием, тут и там лежали замёрзшие человеческие тела, виднелось несколько кострищ.

– Бр, холодрыга! – Мурин дёрнулся и, заглушив мотор, вылез первый. – Аж сквозь костюм пробирает!

– Стареешь, – усмехнувшись, заметил снайпер. – Значится, прибыли?

– Именно. Нужный нам выход совсем рядом. – Красный кивнул и выбрался последним, следом за Паладином.

– Понял-принял, – Трёхглазый кивнул и включил фонарик.

– Как всё просто, однако, – Мурин вскинул автомат и, чутка постояв, двинулся вглубь технической части полустанка. – Вот, тут прям сквозняк.

– Значит, нам туда! – подытожил Паладин, двинувшись за Муриным. – И правда ветер.

– Наконец наверх! – Красный размял голову и двинулся рядом. – Не люблю я подземелья…

Холод вновь усилился, отряд поднимался по винтовой лестнице, стараясь делать это как можно тише. Наконец, из-за двойной двери наверху были видны лучи света. Паладин с лёгкостью оттолкнул две ржавые двери и первым выбрался на поверхность. Однако вновь увидеть хотя бы вечернее солнце им уже не светило-наступила ночь и тьма.

– Жалко, что там долго копались, придётся в темени идти, – проговорил Мурин, осматривая окрестности.

Вокруг простирались огромные площади ЧАЗО, поля и леса, редкие руины, панорама на ЧАЭС и громадины Генераторов. Всё это было укутано снегом и осталось где-то позади, не так далеко, но даже эти несколько километров, что разделяли четырёх сталкеров и самое сердце Зоны, ощущались как сама бесконечность.

– А вот такого даже я не видел, – Паладин опустил автомат и неотрывно глядел на открывающую панораму.

– Будет что рассказать потомкам, а? – Красный усмехнулся и облокотился об стену остатков помещения, выстроенного вокруг выхода.

– Если будут и если доживём до них, – заметил Трёхглазый.

– Эу, философы, ночь на дворе, холодает, лучше нам не стоять на месте! – поторопил группу Мурин.

Вначале мы пришли к руинам старой деревни. И началось уже тогда-нас накрыло мощное пси-поле, а мы не были готовы. Я видел жизнь этой деревни, людей, животных, всю эту самобытность… а потом я видел её смерть, и было это после первой аварии. Я видел много смертей, много убивал, но это… нет прощения тем людям, что создали их. Ни один супер-солдат не стоит такого количества жизней.

Когда мы пришли в себя пропал Мурин. Он… просто исчез. А потом на нас напали мутанты. Мы отбились, но Паладина серьёзно ранило и он остался позади, прикрывать нас. Мы его точно больше не увидим. Зона снова забрала своё. Но слишком поздно, чтобы отступать, мы совсем рядом, остался последний рывок. Надо только собраться и найти для него силы.

– Понимаешь, Серый, это шанс! Шанс исправить все ошибки, изучить все тайны… – дуэт медленно спускались в подвал, находящийся на руинах какой-то базы.

– И какова цена всего пути, что мы прошли? Человеческая жизнь, брат. Их жизни, – сухо напомнил снайпер.

– Да… ты прав, но… мы уже ничего не изменим. И не имеем права потерять этот шанс, – Красный кивнул и сглотнул, поднимая забрало шлема и останавливаясь напротив гермодвери.

– Второй шанс, – проговорил Трёхглазый провернул вентиль и ввёл код на панели, дверь стала открываться.

Дверь медленно отъехала в сторону, громко скрипя и всё намереваясь застрять. И вот, путь вперёд открыт. Переглянувшись, мы кивнул друг другу и ступили в темноту коридора.

Вот теперь мы на краю

========== Глава 1-Лагерь ==========

Комментарий к Глава 1-Лагерь

Вот и сама глава, выход который приурочен к столетию революции).

Сознание включалось и отключалось как лампа в офисе. Шум чьих-то криков, кажется меня куда-то поволокли, тепло, очень тепло. Опять темнота. Свет, яркий свет ламп, испуганные лица. И вновь темнота. Разум и рассудок уплывал и возвращался…

…Кошмары. Они снятся мне постоянно. Раз через раз. Я перестал обращать на них внимания. Подумаешь, воспалённый мозг пытается выразить всю ту боль что окружает меня в Зоне. Это не имеет значения. Но этот…почему мне кажется что тут есть какой-то смысл, посыл или что-то ещё? Опять вопросы…

Обычная лесная поляна. Была. Теперь это просто кровавое пятно в лесу. Там и тут разбросаны кровавые ошмётки. И среди всего этого “великолепия”-он. Нет, не какой-то там страшный мутант. Пионер. Крахмаленная рубашка, чёрные шорты и красный пионерский галстук. Вот только…его руки профессионально сжимали окровавленный тесак и на лице застыла довольная ухмылка настоящего садиста. Его глаза были скрыты чёлкой, но я более чем уверен, что в них можно было увидеть ад и самого чёрта. От него так и исходила эта…энергия? Нет, скорее аура. Да, аура жестокости, крови и шизофрении. Бррр. Прям я с утра. Сначала он как будто смотрел сквозь меня, но потом заметил. Заметил и изменился в лице. Гримаса страха, злости, искра надежды, море ненависти и доля заинтересованности. Именно в таком порядке. Он удобнее перехватил тесак, и уже собрался бежать на меня, но вдруг всё вокруг поплыло и зазвенело в ушах…

Собственно, почему кошмар? Страх. Нет…может ярость? Тоже мимо. Кажется что совесть кричит о том, что я мог как-то повлиять на события. Она терзала меня. Внутренний голос ругал, а чуйка истошно вопила…

Внутренний голос? Совесть? Но откуда? Их решено было похоронить. Только чуйка и холодный расчёт. У НОРМАЛЬНЫХ людей, не у сталкеров, есть интуиция. У сталкеров же есть чуйка. Иногда просто заранее чувствуешь ложь, неверный шаг или подставу. Она никогда не подводит. Что бы она работала и помогала тебе, нужно похоронить Совесть-источник всех угрызений и большей части всех самоубийств и внутренний голос-того, кто портит твои планы крича о совести. Они не нужны.

Я всегда говорил, что сталкеру на большой земле легче. Сначала идёт “ломка” по адреналину, потом думаешь что всё плохо из-за паранойи и желания убить обидчика (желание иногда сильнее), ну а потом…потом ты понимаешь что теперь тебе доступны такие простые радости жизни как кружка горячего чая/кофе и тёплый и очень колючий плед. Простые, но такие важные радости жизни.

Без совести и внутреннего голоса, но с чуйкой. Теперь ты есть кусок удачи и новый Шерлок Холмс. Так даже проще. Не приходится думать о том, что ты кого-то обидел или нагрубил. Много проще. Пусть другие думают о том кто ты: тварь, или право имеющая? Ты-бывший сталкер и точка.

О чём это я? О “кошмаре”? Да. Такой бред…но этот звон…я слышал голос, и голос приятный, но не гипнотизирующий. Он говорил мне, что я привыкну и освоюсь. Но где и зачем? Думаю я узнаю когда проснусь…ведь не умер я? Опять?….

…Сначала включились слух и обоняние. В ноздри ударил запах спирта и лекарств, потом послышалось пение птиц и шелест страниц книги. Зрение, как орган которому я привык доверять меньше всего, появилось позже всего. В глаза ударил солнечный свет. На секунду мне даже показалось что вот я снова в Мирном, что сейчас войдёт Таня и начнет меня ругать, дескать, опять приключения искали, опять полу-мертвые приползли, опять ей о нас беспокоиться. Было бы прекрасно…но нет. Чуйка заработала последней. Странно. Обычно она всегда работала наперед. Вот и “проморгавшись” вернулось сознание.

Помещение где я лежал напоминало школьный медпункт. Только здесь, наверное, можно было найти что-то получше чем спирт и уголь. За столом сидела медсестра и с интересом прошила меня взглядом. У неё были чёрные волосы и красивое лицо. Халат, в которой она была одета (кажется даже только в него..), сидел на ней…в обтяжку? Такое вообще возможно? Что ж…утро начинается не с кофе. Приятное начало дня-признак успеха. Надеюсь.

– Как самочувствие, пионер? -От этих слов меня нехило так переклинило и я так и остался сидеть на локтях.

Пионер? Это типо шутка да? С моей ранней сединой и мордой…и опять. Сто тысяч мыслей в голове по этому поводу. Надо будет в зеркало посмотреться…

– Эй? Ты тут? -Она подошла ближе. У неё были глаза разного цвета…как это называется? Гетерохромия? Ух ты, какие мы слова с наскока вспоминаем. Всегда бы так…– Всё в порядке спрашиваю? -

Я осмотрел себя. Местами была забинтована левая рука, кажется перебинтована голова и ещё один большой и широкий бинт проходил через всю грудную клетку. Как я помню, у меня не должно быть куска правого легкого, разломано на двое левое легкое, отсутствовать большая часть ребер, превращена в кашу грудина и повреждено сердце. Но особого дискомфорта я не чувствовал, да что там, я жив! Даже самые живучие твари не выживают от таких ран!

– Ну…я жив, верно? Я Вам теперь должен…очень… -

– Значит будешь отрабатывать…пионер – Она сказала это так…Она тут точно медсестра? Звучало “малость” двусмысленно

“Либо это просто отголосок твоей сталкерской жизни. Чаще надо с женщинами общаться…”

О, а вот и шизофрения! Теперь у меня есть друг-голос в голове! Урааа….

“Ага, друг. Очень приятно. Давай тогда сразу к делу. Убей человечество.”

Он ещё и весёлый! Как замечательно!!! Кажется мне пора в “дурку”!!!

Пока я “радовался” голосу в голове, медсестра кинула мне мой комбинезон, а точнее то что от него осталось. Кажется придётся покрасоваться своими новыми бинтами перед…а собственно кем?

– Меня кстати, Виолетта зовут, но ты можешь называть меня просто Виола -“Ты” она сказала на выдохе, что звучало “малость” эротично.

Дальше диалог пошёл бы в понятном направлении. Ничего, не лыком шитые, тоже можем двусмысленными фразами раскидываться. Пошёл бы, но неожиданно без стука открылась дверь и в комнату вошла молодая девушка лет двадцати-двадцати трёх лет, с длинными, до плеч, каштановыми волосами и большими зелёными глазами. Как и Виола она была очень приятной внешности. Одета она была в пионерскую рубашку с каким-то значком и в короткую (для пионерок даже очень-она была выше (много ниже) колен!) юбку, ну и конечно на шее красовался аккуратно повязанный пионерский галстук. Всё это только подчёркивало её стройную фигуру.

“Если тут все такие красивые, то я, возможно, готов оставить свою сталкерскую карьеру.”

– Как он тут, жив? – Увидев меня,она обратилась уже ко мне-Сам идти сможешь? -

Вместо ответа я вскочил с койки, да так резво, что у меня потемнело в глазах и чуть не приземлился в бюст Виолы (приземлятся, к слову, было куда)

– Вот и отлично! Надеюсь, Виола тебя не смущала – Девушка улыбнулась – а то она у нас такая -

– Да что Вы, если бы Вы дали мне ещё пару минут, то кто бы кого смущал! -

– А ты Оля, как я посмотрю, сегодня в хорошем настроении -Виола улыбнулась-выспалась, или наоборот, допоздна с пионерами “общалась”? -

Вместо какой либо негативной реакции Ольга лишь махнула рукой

– Два сапога пара. Ну может хоть теперь не будешь пионеров пугать – Девушка, названная Ольгой улыбнулась и взглядом указала на меня – Вон, стоит, такой же.

“А вообще как в воду глядит! Я ведь мастак всякую непотребщину говорить… “

– Ладно, пойдём, найдём тебе форму и заодно поселим. – Ольга поманила меня за собой.

– Может он тут отлежится? Люди с такими “порезами” обычно не живут, а тут так резво… -

Ольга лишь скупо мотнула головой.

“Кажется мне КАБЗдец…полный. Эх, ну ладно, не получится отдохнуть, хоть побегаю по окрестностям, может узнаю чего.”

На улице во всю бушевало лето. Жара, солнце, зелень, птички и кристально чистое небо с редкими, идеально белыми, как пушинки, облаками. Что же…это однозначно не Зона. А воздух! Такой свежий…как где-то в глубинке, посреди леса. Красота да и только. Прям в детство вернулся-трава зеленее, облака чище, а мороженое вкуснее.

Медпункт-небольшое деревянное здание. Будь это деревня, его можно было бы найти только по небольшому флагу с красным крестом на крыше. Но вокруг стояли небольшие домики примерно на двух человек. Они были самой разной формы: бочки, небольшие трёугольники, вагончики и тому подобное. Это было похоже на летний лагерь. Вокруг проходили и пробегали дети. Кто-то был в обычной одежде-майки, шорты, но большинство бегали в пионерской форме. Все они с неподдельным интересом глазели на меня, двухметрового старика, покрытого шрамами и бинтами.

“То есть это нифига не лагерь?! Это пионерлагерь. И как я понял, я теперь тоже пионер, иначе зачем мне выдавать комплект формы? Но по логике вещей, я уже староват для пионера. “

Мы дошли до зелёного домика с треугольной крышей. Он буквально утопал в двух кустах цветущей сирени, а прямо перед ним стоял шезлонг.

“Я таки понимаю это её домик? Кажется она здесь вожатая…иначе зачем ей значок…чёрт. Я ничего не понимаю в этих значках и в пионерии в целом. Горе историк!”

Внутри домика стояло две кровати, по бокам, у каждой стены. Напротив входной двери располагалось окно, на той же стенке было пара полочек. Рядом с кроватями стояли тумбочки. Имелся и шкаф. На одной из кроватей лежали разные вещи.

“Кажется, Ольга жила одна”

Другая была заправлена и под ней лежали чемоданы. На столе, который стоял под окном, лежал комплект формы и мой рюкзак

“А где мой Винторез? Где же мой любимы “Винтарь”??? Самое время для паники!”

– Вот, можешь переодеться -Ольга указала на форму-Я с наружи подожду -

–Да ладно вам, чего вы не видели…– Я лишь отмахнулся.

Пока я переодевался Ольга начала рассказывать, опустив мой комментарий:

– Меня зовут Ольга Дмитриевна, и как ты уже наверное понял, я-твоя вожатая.

“Ага, как я и думал, меня уже записали в пионеры. Психи. Я ей ровесник, хоть и выгляжу в лучшем случаи на 40 с копейками.”

Тем временем, Ольга продолжала говорить:

– Поселим тебя… – Она взяла со стола какой-то журнал-Хм…свободных домиков нет, селить тебя не с кем. -

Она задумалась – Будешь жить здесь! А что тут такого? -

“Мне показалось, или она улыбнулась, когда сказала это? Не, льстишь себе, Дмитрий Игоревич.”

– Действительно, что такого, что вожатая живёт в одном домике с пионером. Абсолютно ничего такого! -

Ольга уже было нахмурилась, но в итоге лишь улыбнулась.

– Надо было тебя в медпункте оставить! Думаю вы с Виолой подружились бы. -

– Как будто я протестовал! – Заметил я, заканчивая переодеваться.

– Нет, ну точно сейчас обратно отправлю, если будешь себя так вести! – Ольга уперла руки в боки.

Тем временем я закончил переодеваться, осталось завязать галстук. Ять.

– Ольга Дмитриевна… -

– Галстук? Давай помогу -

Я уже хотел было пошутить про то, что селить к себе пионеров и завязывать им галстуки ей не впервой, но всё же я только что из медпункта, поэтому постараюсь держать язык за зубами, а то мало ли…

Я старался запомнить каждое движение рук Ольги. Её нежные руки ловкими движениями завязали галстук всего в пять движений. Вроде не сложно…

Наконец я посмотрелся в зеркало. Если бы не присутствие вожатой, то я бы вспомнил все свои познания Великого и Могучего.

Вместо седого и небритого мужчины лет 20-25 (хотя из-за той же самой седины мне давали за полтинник) из зеркала на меня смотрел молодой подросток, хотя виски всё же были чуть тронуты сединой, но не так сильно . Также отсутствовала короткая и аккуратная бородка. Теперь во всю красу виделся шрам. Он начинался от левой части лба, шёл через левый глаз и левую скулу, резал губы и заканчивался на подбородке.

“Более того, у меня есть щёки! Я уже забыл какого это! Щёки!!!”

Ольга с неподдельным интересом наблюдала за моими манипуляциями

– У тебя такой вид, будто приведение увидел! – На её лице вновь заиграла улыбка

” Приносить людям что-то кроме хабара не так уж и плохо-улыбка прекрасной дамы тоже отличная награда! “

– Можно и так сказать… – Я усмехнулся и отошёл от зеркала.

После этих слов её лицо резко изменилось. Она подошла и внимательно осмотрела меня

– Ну да, поседел немного, да и этот шрам…по сравнению с тем, что было с тобой буквально пару часов назад…думаю это мелочи. – Она отстранилась и улыбнулась ещё раз – Думай о хорошем! Шрамы украшают мужчин. -

– Да я и не жалуюсь, просто необычно. – Я повёл плечами-Кстати, Ольга Дмитриевна, извините за столь глупый вопрос но…какой сейчас год? -

Она вопросительно посмотрела на меня, но всё же сказала

– 1989, а что, так сильно головой стукнулся? – Она улыбнулся, довольная своей шуткой.

– Ага, более того, я не помню как сюда добрался. Абсолютно. – Враньё чистой воды, хотя и здесь есть доля правды.

“Смотря как, по ситуации я пионер в пионерлагере. И точка. Но шрамы говорят обо обратном. И снова. Сто тысяч почему. За более чем двадцать лет жизни я так и не научился расставлять мысли по полочкам…”

– Я не знаю, почему ты приехал отдельно от всех, это уже не ко мне вопрос, извини уж. Если что, то твои родители в курсе о том что ты приехал, но я решила не говорить им о твоих ранениях. -

“Стоп, что? Родители? А вот это уже интересно?”

– В лагере есть телефон? -

– Нет, в райцентре -

– И когда же вы успели? – Карты на стол. Всё или ничего.

– На автобусе, несколько часов назад – Она удивлённо посмотрела на меня. – следующий только через неделю. А зачем тебе такого рода информация? -

– Да просто интересно. Быстро же вы! Наверное страшно было оставить свой отряд без присмотра? – Что ж, как обычно. Крах. Будем дальше отыгрывать роль пионера.

– Нет, ну только самую малость. – Вожатая улыбнулась снова-За старшую, в моё отсутствие остаётся Славя. Я более чем уверенная, что вы ещё познакомитесь! И подружитесь, НО, – Тут выражения её лица стало строгим – Без этого! Ты меня понял? -

– Абсолютно! Девочек не бить, защищать и в лес с ними не бегать! -Тут мой длинный язык не удержался – Ну или бегать, но только так, что бы вы не узнали… -

– Я серьёзно! Даже не думай совращать пионерок! Иначе! -

Далее произошло то, чего ожидать я не мог. (Хотя вру, моя фантазия уже чётко вырисовывала такой порядок событий) Ольга достала из под кровати…огромный боевой молот и с размаху зарядила им мне по голове…

“Он же поролоновый су…ть! Я думал меня инсульт схватит!”

Тем не менее, от неожиданности я рухнул на пол.

– Испугался? – Ольга тем временем стояла и хохотала – Не зря лежит столько времени! -

– Окей, я понял, понял. Не буду совращать пионерок! Только не делаете так больше!!! -

– Это зависит от тебя! Ладно, иди уж. Погуляй где-нибудь до ужина и приходи в столовую. Ну а после отбоя-домой! – Последнее предложение она сказала интонацией заботливой матери. Это не могло не умилять и не радовать одновременно. Приятно, знаете ли, когда о Вас думают.

Поступил я так, как посоветовала мне вожатая: попрощался, вышел на улицу и пошёл гулять по лагерю.

“Действительно, если теперь я пионер, то неплохо станет соизволить узнать как устроен лагерь.”

Идя по дорожке, я вышел к площади. Она представляла из себя клочок земли, вымощенный кирпичиками тёмно серого цвета с памятником в центре. На постаменте было написано имя Генда.

“Хм. Генда? Не, не разу не слышал, хотя историю и деятелей союза хорошо знаю…”

На площади было пусто, за исключением одной девушки. Подойдя поближе я смог её рассмотреть.

Это была красивая голубоглазая девушка с чисто славянской внешностью и золотистыми волосами, заплетенными в две длинных косы.

Заметив меня, она быстро подбежала ко мне и первой начала диалог:

– Привет! Ты, Дима, да? Как самочувствие? – Несмотря на весь оптимизм которым она “окатила” меня с первой фразы, в её голосе чувствовалось беспокойство – Меня, кстати, Славя зовут. Моё полное имя Славяна, но все зовут меня Славей. И ты тоже зови! -

– Приятно познакомится! Виола сказала что жить буду, так что всё нормально – Я решил вести себя максимально дружелюбно по отношению к пионерам, всё-таки не каждый день попадаешь в пионерлагерь! – Какое замечательное имя, у не менее замечательной девушки! -

Кажется мои слова сильно её засмущали. Она обхватила одну из своих кос руками и густо покраснела.

– Да что ты такое говоришь… – На её лице играла приятная улыбка-Кстати, раз уж ты хорошо себя чувствуешь, то не мог бы ты помочь мне убраться на площади… -

– Можешь не продолжать! Без проблем! – Заверил я её

Она достала из-за памятника пару метёлок и на двоих мы довольно быстро подмели площадь. Из разговора с ней я узнал что, мне стоит быть аккуратнее с двумя рыжими девчонками из нашего отряда: Алисой и Ульяной.Второе: лагерь, в который я попал, называется “Совёнок”. Третье: я “приехал” за 2 недели до окончания смены (такое себе удовольствие понимать что этот отдых может очень скоро прекратится). Четвёртое: Славя решила провести мне экскурсию по лагерю (если, конечно, вожатая не навяжет её работой).

После того, как мы закончили она посоветовала мне отправится дальше гулять по лагерю до ужина.

” А потом идти к Ольге, да-да.”

Я решил пойти по противоположной от той по которой я пришёл дорожке. В скорее она вывела меня на пристать. Точнее будет сказать на лодочную станцию. Вид отсюда открывался отличный.

Впереди растеклась большая река. На другом её берегу виднелась жн насыпь. Солнце уже краснело и собиралось заходить, а вместе с ним чернело и небо. Воздух всё ещё был хорошо прогрет. Вода наверное тоже.

“Не, потом. Завтра хотя бы…”

Неожиданно зазвучал горн. Настоящий пионерский горн.

“Если я не ошибаюсь, это призыв к приёму пищи .Наверное, уже ужин. А где столовая?”

Ответ пришёл сам собой: нужно просто идти за другими пионерами.

Столовая тоже выделялась от всех домиков. Это было небольшое белое кирпичное здание с деревянным крыльцом. Внутри же это была…столовая! Представьте себе! Облицованные белым кафелем стены и несколько колонн, столы на 4 и больше человек, простые такие, металлические и такие же стулья. Ну и сама раздача с кухней. Вошёл я одним из последних, поэтому в столовой было не протолкнуться. От голодной смерти меня спасла Ольга.

– Дима! Иди сюда, посмотрим куда тебя посадить… – Сказала она и запнулась, высмотрев кого-то в толпе – Двачевская! Ты как одета? -

– А как я одета? – Из толпы показалась девушка среднего роста с ярко-рыжими волосами, завязанными в два коротких хвоста. Одета она была, как ни странно, в пионерскую форму, вот только сидела она на ней вызывающи: рубашка была расстёгнута и завязана узлом на груди, а галстук был повязан на руке.

– Быстро приведи форму в порядок! – Грозно скомандовала вожатая

– Ладно-ладно – Рыжая не стала спорить, поправила рубашку и вновь скрылась в толпе.

– Так куда же тебя посадить? Ах вот же! Бери порцию и садись к Ульяне – Ольга показала на свободное место где-то в толпе.

На раздаче я взял поднос с едой и сел куда показала вожатая. На моём подносе была тарелка с пюре, горохом и котлетой. Ммм…человеческая пища!

Я приземлился за стол к девушке на вид лет 13-14, с красными волосами, собранными в два толстых хвоста.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю