332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Демид Толкачев » По ту сторону ужаса (СИ) » Текст книги (страница 1)
По ту сторону ужаса (СИ)
  • Текст добавлен: 23 июня 2020, 15:30

Текст книги "По ту сторону ужаса (СИ)"


Автор книги: Демид Толкачев




Жанры:

   

Рассказ

,
   

Ужасы



сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 4 страниц)

  «Насколько человек побеждает страх, настолько он человек».


  Томас Карлейль




  Илья открыл глаза. Вверху простирался дощатый потолок, освещённый тусклым жёлтым светом. Голова гудела, точно по ней хорошенько съездили дубинкой. Сделав небольшое усилие, он сел и непонимающе осмотрелся. Комната, в которой он находился, была завалена каким-то барахлом. Старая одежда и обувь, рыбацкие сети, пустые стеклянные бутылки – всё валялось вперемешку на таком же деревянном, как и потолок, полу. Сам Илья сидел на грубом холсте, постеленном поверх длинной продолговатой коробки, имитирующей кровать. Рядом стояла покосившаяся тумбочка, на которой лежали фонарь, пачка сигарет и зажигалка.


  Ничего не трогая, Илья силился вспомнить, как здесь оказался, но в памяти был точно провал. Последнее, что он помнил, так это как протирал лобовое стекло своей «шестёрки» в гараже. Он куда-то собирался поехать, но куда – не мог вспомнить. А дальше – тьма. Ни ударов по голове, ни платка с эфиром к носу, ни уходящей земли из-под ног – просто тьма и больше ничего. Такое было с ним первый раз.


  Решив не сидеть сложа руки, гадая, что же случилось, Илья встал и направился к двери. Она, на удивление, оказалась не заперта. Выйдя в коридор, он, к ещё большему своему удивлению, столкнулся лицом к лицу с Вероникой, появившейся из двери напротив.


  – Привет! Что ты тут делаешь?


  – Понятия не имею, – потирая шею, ответила она. – А ты?


  – Я тоже, вообще-то, – Илья осмотрел непродолжительный скучно-деревянный коридор, насчитав ещё четыре боковых двери и одну, служившую, должно быть, входом в жилище. – Где это мы?


  Вероника пожала плечами и, напряжённо озираясь, спросила:


  – Ты помнишь, как сюда попал?


  – Нет. А ты?


  – Тоже нет. Очень странное ощущение: у меня, вроде как, амнезия.


  – Ха, у меня тоже!


  Вероника прищурилась.


  – Если это розыгрыш, то он не смешной.


  – Да какой, нафиг, розыгрыш! – отмахнулся Илья и зашагал, как он полагал, к выходу из этого дома, больше напоминающего крупный сарай. – Как я тебе память мог стереть? Я тебе не этот, как его, Гарик Потный, заклинаниями не владею!


  – Очень смешно! – начала, было, Вероника, но Илья, прекрасно зная, что она скажет, не слушал, пинком распахнул входную дверь и убедился в своей правоте: его взору открылась освещённая электрическим фонарём поляна, за которой слабо вырисовывались тёмные силуэты вековых елей.


  «Чёрт возьми, уже ночь!» – подумалось Илье. Он вышел из домика, глазея по сторонам, однако ничего интересного заметно не было: кругом, куда ни посмотри, то ли простиралась безграничная тайга, то ли просто всё заволокло густым туманом. За пределами поляны не было видно ни зги. Небо сплошь покрывали тяжёлые грозовые тучи. Илья любил ночное небо, мог смотреть на него часами, но сейчас оно выглядело непривычно зловеще, словно массивная чёрная крышка гигантского гроба, готовая раздавить под собой всё живое. От такой бредовой ассоциации, внезапно возникшей в его голове, Илье стало не по себе. Он принялся зачем-то разглядывать траву под ногами, но и тут нашёл странность: даже перед самым крыльцом трава была густая, зелёная и сочная, будто здесь вообще не ступала нога человека.


  Вероника спустилась с крыльца и только хотела что-то сказать, как раздался скрип двери и в коридор ввалился высокий худощавый парень с русыми волосами, на вид лет двадцати. Он озадаченно чесал макушку и промаргивался. Увидев других людей, парень тут же взбодрился и широким расхлябанным шагом направился к ним.


  – Эй, любезные, не подскажите, где я очутился?


  – Боюсь, что нет, – ответила Вероника, переглянувшись с Ильёй.


  – Ой, вот незадача-то! Что-то с моей головой «не аллё», – парень принялся мотать ею из стороны в сторону и слегка бить себя по щекам, точно желая проснуться. Правда, вскоре он понял всю безнадёжность этой затеи, собрался с мыслями и заговорил: – Так, давайте знакомиться! Меня Витей зовут. А вас как?


  Илья с Вероникой представились. Витя ответствовал на это словами «Очень приятно» и пожал Илье руку.


  – Слушайте, друзья, у меня была назначена очень важная встреча на три часа, я на неё, конечно, не попаду, но мне всё равно очень нужно обратно в город. Подскажите, пожалуйста, как мне побыстрее туда вернуться?


  Илья с Вероникой опять переглянулись, первый сказал:


  – Мы не знаем точно, где находимся.


  – О, Господи, только не говорите, что ещё не помните, как здесь оказались... Не, ну ребята, вы же это не серьёзно! Я вам заплачу, – Витя пошарил в карманах. – Вот, тут тысяча с копейками, просто скажите, где можно сесть на транспорт до города...


  – Нам не нужны ваши деньги, мы говорим правду, – прервала его Вероника. – Нам самим нужно до города, так что будем решать эту проблему вместе.


  В этот самый момент почти одновременно открылись три оставшиеся двери, и из них сначала в коридор, а потом и на поляну вышли последние обитатели странного дома. Первым даже не вышел, а выскочил невысокий коренастый мужик лет двадцати пяти. К уху он приложил мобильный телефон, и, не обращая на остальных ровным счётом никакого внимания, отошёл к краю поляны, туда, где уже царил полумрак. Следом за ним показалась женщина средних лет, неплохо одетая и ярко накрашенная. Она держалась неуверенно, шла весьма осторожно. Приблизившись к Илье, Вите и Веронике, она сказала: «Здравствуйте!», и глупо заулыбалась.


  Последним же из дома вышел мужчина, своим обликом не вызывающий никаких симпатий. В очень старой на вид одежде серо-коричневых тонов, напоминающей лохмотья, средних лет, шатен, с волосами до плеч, небритый, по меньшей мере, неделю, он безучастно смотрел вокруг бледно-голубыми глазами и никуда не торопился. Можно было бы подумать, что он бомж, если бы не отсутствие ужасного, характерного для бродяг запаха. Медленно пройдя мимо своих нежданных соседей, мужчина присел на корточки подле стены дома и закурил сигарету.


  Илье не требовалось новых расспросов, чтобы понять, что никто из этих людей не знает ничего об этом месте. И лишь присутствие Вероники не давало ему дрожать от страха. Он знал её чуть ли не с пелёнок: они жили в соседних подъездах. Она была его лучшим другом, причём именно другом. По интересам и поведению она вообще больше напоминала пацана: любила фэнтези и боевики, обычно носила джинсы и кроссовки, временами играла в компьютерные игры и даже три года ходила на дзюдо. При этом её внешности завидовали многие представительницы прекрасного пола. Лишь последние полгода, с тех пор, как у неё появился второй парень, чей отец, успешный бизнесмен, был ещё «пушистей», чем у первого, Вероника стала вести себя примерно так, как и подобает среднестатистической девушке её возраста.


  Сам же Илья звёзд с неба не хватал. Его внешности и мускулатуре мало кто мог позавидовать, однако и тщедушным уродцем его тоже нельзя было назвать. Он учился в престижном вузе, но на не престижной специальности технолога холодильных установок – бесплатно поступить на что-либо более путное не хватило баллов, а платить за образование у родителей не хватило денег. В свободное от учёбы время Илья подрабатывал на автомойке, а также решал контрольные ленивым балбесам за деньги. На свою «шестёрку» с двенадцатилетним «стажем» и не одним десятком тысяч километров пробега он накопил сам, чем очень гордился, хотя от этой развалины было больше проблем, чем пользы. Разумеется, богатой девушки у Ильи не было, как, впрочем, и бедной. Тем не менее, Илья не унывал, для себя решив, что друзья дружат с человеком, а девушки встречаются с кошельком. Ну а свой кошелёк он планировал непременно сделать толстым, и чем раньше, тем лучше.


  Витя принялся расспрашивать неуверенную женщину, и в результате выяснил лишь, что её зовут Леной и она ничего не знает. Женщина, в свою очередь, удостоверилась, что её окружают не маньяки, а такие же «неудачники», как она, и немного успокоилась.


  – Блин, грёбанная техника ни хрена не пашет! – донеслось с окраины поляны, и на свет вышел мужик с мобильником. – Эй, вы кто такие? Кто из вас владелец этой халупы?


  – Никто, – за всех, в том числе и за курящего мужчину, который пока не произнёс ни слова, ответил Витя. – По непонятному стечению обстоятельств мы все оказались непонятно где, и этот факт весьма непонятен.


  Мужик гоготнул и спросил:


  – Вы все с бодуна, что ли?


  – Нет. По крайней мере, я просто шёл по улице, потерял сознание и очнулся в одной из тех комнат. Кстати говоря, как вас зовут?


  – Иван.


  – Очень приятно. Я Витя. Иван, а что вы помните последним?


  – Или Ваня, или Иван Сергеевич, – раздражённо заявил Иван, хотя только что представился точно так, как его назвал Витя.


  – А... извини, Ваня, что ты помнишь последним?


  – Был на вечеринке, «тусил» с друзьями. По ходу, набрался до «усрачки», раз стою посреди ночи непонятно где непонятно с кем. Ха, а башка не трещит, только грудь побаливает!


  Витя принялся расспрашивать остальных про последние воспоминания. Вероника была дома и чистила зубы, когда наступил «провал», а Лена сидела на работе за компьютером. Лишь курящий мужчина по-прежнему хранил молчание. Впрочем, лично к нему Витя и не обращался.


  – Так, «пипл», у кого есть сотовый? – громко спросил Иван. – Мой глючит не по-детски.


  Мобильные телефоны были с собой ещё у Вити и Лены, однако у последней разрядился аккумулятор, а с Витиного дозвониться хоть кому-нибудь тоже не получилось: телефон показывал, что находится в сети, но все номера были недоступны. Сотовый Ивана «глючил» точно так же.


  Решив узнать, сколько ещё ждать утра, Илья взглянул на свои наручные часы. Стрелки остановились на без пятнадцать десять, секундная замерла. Сначала Илья попробовал завести часы, потом перевести их, затем просто потряс рукой в воздухе – стрелки не сдвинулись ни на миллиметр.


  – Не подскажите, сколько время? – осведомился Илья.


  Иван, как раз вертевший свой телефон в руках, ответил:


  – Двадцать два сорок три. Хм, целая ночь впереди!


  – Итак, что мы имеем в итоге? – приняв поучительный вид, вопросил Витя. – Никто из нас не знает, где мы находимся, но сотовая связь здесь есть, хотя в настоящий момент с ней проблемы. Уверен, что нам нужно держаться вместе. Учитывая, какая вокруг темнота, лучше всего дружно подождать рассвета, и тогда...


  – А с чего ты взял, что ты тут главный? – внезапно набычившись, перебил его Иван.


  – Да я это и не брал, – оробев, попытался оправдаться Витя. – Я просто высказываю своё мнение...


  – Будешь высказывать его своей бабуле, – продолжил наезд Иван. – Про «держаться вместе» ты верно заметил, но ждать утра – бред. Тут поблизости сто пудов есть дорога – не волоком же нас сюда тащили. Выйдем на дорогу, а там – до первой встречной машины. Как вам мой план?


  Курящий мужчина впервые подал признаки лёгкой заинтересованности происходящим. Пока остальные медлили с ответом, он окинул Ивана оценивающим взглядом и слегка хриплым голосом спросил:


  – Курить хотите?


  Все, как один, обернулись на его голос.


  – Это вы мне? – Иван озадаченно вскинул брови, словно только что заметил присутствие здесь курильщика.


  Вместо ответа мужчина протянул пачку сигарет. Промедлив с секунду, Иван подошёл и вытянул одну. Мужчина дал ему закурить с зажигалки и, бегло обводя взглядом каждого, спросил:


  – Ещё кто?


  Лена немного колебалась, но всё же взяла сигарету. Остальные не курили.


  – Ну так что, все согласны с моим планом? – хорошенько затянувшись, продолжил поднятую тему Иван.


  – А что, если нас сюда никто не привозил? – поинтересовалась Вероника.


  – А что, есть другие варианты? Не на вертолёте же мы прилетели?


  Вероника хмыкнула, но спорить не стала. У Ильи тоже уже возникло великое множество тупых и не очень вариантов того, как они все могли здесь оказаться, но и он счёл за лучшее промолчать.


  – Ага, думаю, все согласны, – подытожил общее молчание Иван. – У меня там в комнатке фонарь, кажись, был, сейчас принесу и двинем.


  – Фонарь был у каждого, – вновь заговорил небритый мужчина, доставая из-за пазухи копию фонаря, какой Илья заметил, когда очнулся. – Если хотите идти, одного будет мало.


  – Как вы узнали об этом? Что у каждого был фонарь? – почему-то всполошилась Лена.


  – Мысли умею читать, – устало ответил мужчина и отвернулся.


  – Успокойтесь, просто двери никто не закрывал, – Вероника указала на коридор, и Лена, удостоверившись в правоте её слов, вздохнула облегчённо.


  Не договариваясь, все, кроме небритого мужчины, вернулись в домик и взяли фонари. Илья прихватил ещё и зажигалку.


  Долго искать дорогу не пришлось: обойдя дом слева, Иван первым её увидел. Двухполосная, с почти новым асфальтом, она пролегала метрах в тридцати позади дома параллельно его задней стене. Прямо за ней возвышалась крутая скала, вершина которой терялась во мгле. И вправо, и влево, насколько хватало света фонарей, дорога выглядела совершенно одинаково.


  – Ну вот и дорога, – торжественно объявил Иван. – Как вариант, тут поблизости посёлок будет, или даже город. Короче, надо шевелить батонами. Или тачку повстречаем, или к людям выйдем. По-любому, тут ловить нечего.


  – А куда пойдём? – спросила Лена, готовая во всём следовать за обозначившимся лидером.


  – Ну, или туда, или туда, – озвучил очевидный факт Иван и задумался.


  Илья не отличался овечьей натурой, но спорить или хотя бы дополнять Ивана ему как-то не хотелось, тем более тот говорил вполне разумные вещи. Вероника обычно мыслила так же, как и её друг, и сейчас был не исключительный случай. Витя, от которого ещё недавно исходило больше всего шума, смиренно молчал, судя по всему, напуганный самоуверенностью Ивана и его неплохо заметными даже через рубашку бицепсами. Ну а небритый мужчина, стоявший позади всех, был на своей, никому не понятной волне, и коротко изрёк:


  – Налево.


  – Почему это? – Иван обернулся. – Любите ходить налево?


  Мужчина искривил рот в некое подобие улыбки и ответил:


  – Потому что не направо.


  – Ага, объяснил, типо, – Иван ещё раз осмотрел дорогу. – Что ж, пойдёмте все дружно налево!


  И все пошли. Прямо по центру дороги навстречу неизвестности. Первым шёл Иван, за ним Лена, следом Витя, позади Илья с Вероникой, и последним небритый мужчина. Освещённая поляна всё отдалялась, и, когда дорога свернула, скрылась за скалой. Теперь шесть электрических фонарей стали единственными светом в заполонившей окружающий мир непроглядной тьме. Справа по-прежнему возвышались отвесные скалы, а слева трава чередовалась с кустарником и выходящими прямо к дороге деревьями. Вскоре дорога вновь свернула, приняв первоначальное направление, но домика уже видно не было.


  Путники молчали, каждый думал о своём. Илья не надеялся выйти к людям в ближайшие несколько часов, поскольку на небе нигде не было заметно даже слабых следов зарева, которое предупреждало бы о приближении к населённому пункту. Кроме того, вокруг стояла гнетущая тишина. Ни ветерка, ни крика птицы, только звук шагов и шелест одежды. Казалось, что мир замер, и единственное, что в нём осталось живого, это они. Чем дальше они шли, тем сильнее становилось впечатление нереальности происходящего. Илья даже ущипнул себя несколько раз в надежде проснуться, но то ли у него не получалось, то ли это был не сон.


  Вероника выглядела совершенно спокойной, но Илья чувствовал, что она боится, просто не хочет этого показывать. Витя что-то очень тихо периодически бубнил себе под нос, а Лена перекинулась несколькими фразами с Иваном. Шедшему же позади мужчине общение явно не требовалось. Он вообще выглядел равнодушным, точно знал про бессмысленность каких-либо действий.


  – Тебе не холодно? – внезапно спросила Вероника.


  – Вообще-то, прохладно, – деловым тоном отозвался Илья, тоже стараясь скрыть своё волнение. – Тут свежо, градусов пятнадцать, наверное, а мы легко одеты. Можно и простудиться. А тебе холодно?


  – Скорее, тоже прохладно. Хорошо было бы сейчас оказаться дома, в тёплой постели, взять какую-нибудь книжку и почитать!


  – Да, хорошо бы, – Илья представил себе это, и всю его сущность охватила какая-то болезненная тоска по дому, по маме с папой, словно он больше никогда не сможет их увидеть. От этой тоски хотелось бежать, как можно быстрее бежать, быть может тогда ещё получится успеть домой, догнать ускользающее прошлое. Но он сдержал себя и просто продолжил идти вперед, как и остальные.


  Они шли уже больше часа, когда Иван остановился, огляделся и со злостью воскликнул:


  – Чёрт возьми, уже чёрти сколько идём, и ни одной машины, ни одной! Это какой-то бред!


  – На самом деле, вероятность стечения обстоятельств, благодаря которому мы все оказались здесь, намного ниже вероятности того, что за всю ночь на конкретном участке конкретной дороги не проедет ни одной машины, – внезапно выдал Витя и объясняющее добавил: – Дорогу могли перекрыть.


  – Ты чё, ботаник? – уставился на него Иван.


  – Вообще-то, математик, – терпеливо пояснил Витя.


  – Значит, ботаник, – подытожил Иван. – Так, меня эта «сраная» пустынная дорога уже «задолбала»! У кого какие идеи?


  – Можно остановиться здесь, набрать сухих веток и разжечь костёр, – Вероника указала фонариком на опушку леса, расположившуюся прямо подле дороги.


  – А что, мысль! – Ивану такая идея определённо понравилась. Остальным, впрочем, тоже.


  В сборе веток для костра участвовали все, кроме Лены, оставшейся у дороги на всякий случай. Илья, периодически поглядывая на небритого мужчину, который, как ему казалось, знал больше, чем болтал, решился-таки заговорить с ним, и когда тот остановился, подняв с земли и зачем-то разглядывая довольно ровную увесистую палку, спросил у него:


  – Как вас зовут?


  – Называй меня, как хочешь, – вяло отозвался мужчина.


  – И всё-таки? – Илья решил добиться ответа.


  – Пётр Васильевич, – мужчина прихватил палку с собой и, не глядя на Илью, с пучком хвороста подмышкой отправился обратно к опушке.


  – Пётр Васильевич, а что вы помните последним? – Илья последовал за ним.


  – Ванную.


  – И всё?


  – Нет.


  – А что ещё?


  – Ещё кран, шампунь, мыло, зеркало, пену для бритья, зубную щётку. Продолжать?


  – Да нет, не нужно. Извините, если надоедаю, но я имел в виду какие-нибудь события, что-нибудь, объясняющее, почему вы тут...


  – Насчёт событий: я зашёл в ванную. Насчёт объясняющего: ничего. Я удовлетворил ваше любопытство, молодой человек?


  – Да, – соврал Илья, у которого сложилось стойкое впечатление, что этот Пётр Васильевич чего-то недоговаривает. Вернувшись на опушку, он принялся боковым зрением наблюдать за ним, но тот лишь сел на землю и опять закурил.


  Вскоре весёлые языки пламени осветили стволы деревьев, и фонари выключили за ненадобностью. Ни одна машина до сих пор мимо так и не проехала, но, по крайней мере, сидеть вокруг костра было тепло.


  Иван достал мобильный телефон, чтобы узнать время, однако замер, тупо уставившись в экран. Это почти сразу заметил Илья, сидевший рядом, и спросил:


  – Что-то случилось?


  Вместо ответа Иван сунул мобильник Илье. Последнему хватило пары секунд изучения дисплея, чтобы волосы на спине встали дыбом: часы телефона показывали двадцать два сорок три.


  Хорошенько выматерившись, Иван вскричал более культурно:


  – Что это за говно!?


  Над сотовым склонились Витя и Вероника, первый сразу же достал свой, а вторая лишь переглянулась с побледневшим другом.


  – На моём вообще тринадцать ноль две! – сообщил Витя. – Очень интересно, очень!


  – Так, этому вполне может быть нормальное техническое объяснение, – скорее самому себе, чем пребывающему в лёгком шоке Ивану, сказал Илья. – Например, действие вируса. Он запросто может остановить часы на одном значении...


  – Да, скорее всего так и есть! – поддержал Витя. – Современный мобильный телефон практически во всём аналогичен компьютеру, и вирусы для мобильных устройств уже получили достаточное распространение. Поэтому и дозвониться ни до кого не получается – вирус не даёт.


  – То есть, это вирус? – уточнил Иван.


  – Ну да, вирус, – Витя вернулся на своё место у костра. – Не время же остановилось, в самом деле?.. А было бы забавно, если бы остановилось. Всё замерло, а мы – избранные, и теперь нам предстоит вечно скитаться в застывшем мире!.. Забавно...


  – Ну ладно, а тот факт, что мои механические часы сломались, – совпадение? – вопросил Илья.


  Витя задумался на секунду и спросил:


  – А вам не приходила в голову идея, что все происходящее – сон?


  – Ты что, бредишь? – Иван в недоумении уставился на Витю.


  – Ну почему сразу «бредишь»? – обиделся Витя. – Я просто высказываю мысль. Подумайте сами: никто из нас не помнит, как здесь оказался, так? Это характерно для сна – ты сразу оказываешься в центре событий. Ну, бывают, конечно, случаи, когда во сне ты будто бы просыпаешься именно там, где и заснул, но это – исключения. Плюс к этому добавьте слишком уж густую темноту вокруг, практически отсутствующие внешние шумы, пустынную дорогу и неработающие часы. Кроме того, на небе не видно зарева, а значит, в радиусе как минимум десяти километров нет ни одного населённого пункта, большего, чем хутор. И вам всё это кажется нормой?


  – Норма, не норма, но сном это быть не может! – уверенно заявил Иван.


  – Почему не может?


  – Потому что я ни разу в жизни не видел цветного сна!


  – А какие ты видел? Чёрно-белые?


  – Да, и то короткие и бессмысленные.


  – Интересно! А я и не знал, что бывают чёрно-белые сны...


  – По себе людей не судят, – важно изрёк Иван.


  – На самом деле, сном это не может быть по другой причине, – сказал Илья. – Точнее, если это и сон, то он снится только мне, а вы все – плод моего воображения.


  – Хм, я вряд ли являюсь плодом твоего воображения, поскольку мыслю самостоятельно, – заметил Витя.


  – Вот-вот, если учесть тот факт, что хотя бы один из вас мыслит самостоятельно, это уже не может являться сном. В противном случае, мы должны были бы сниться друг другу одновременно, да и одного этого мало: наши сны должны были бы быть полностью синхронизированы, а для этого мы все должны были бы иметь доступ к единому информационному пространству, например, к серверу Матрицы.


  – Логично, – согласился Витя. – В принципе, тогда всё сходится. Учитывая мои наблюдения, вероятность того, что мы подключены к Матрице, весьма существенна.


  – А здесь мы оказались, потому что произошёл сбой и нас выкинуло из основной карты в недописанную область, – улыбаясь, встряла в разговор Вероника.


  – Почему бы и нет? Вполне возможно, дела обстоят именно так...


  – Я ничего не понял из того бреда, что вы сейчас несли, но Матрица – фантастический фильм! – воскликнул Иван.


  – Спасибо, а я и забыл, – отозвался Витя.


  – Ты что, издеваешься надо мной? – перешёл в «наезд» Иван.


  – Нет, что ты, я действительно выпустил этот факт из внимания, – оправдался Витя.


  Как ни странно, но Иван принял слова Вити за чистую монету и успокоился.


  – А что, если нас похитили инопланетяне? – спустя некоторое время прервала молчание Лена.


  – У, ты серьёзно веришь в зелёных человечков? – развеселился Иван. – Чуваки, я с вас всех торчу!


  – Следует заметить, что вероятность существования внеземной жизни стремится к ста процентам, однако существование разумных инопланетян, прилетающих на Землю и похищающих людей, маловероятно, – прочитал ещё одну мини лекцию Витя.


  – Слышь, ты меня уже «задолбал» со своими вероятностями! – закипел Иван. – Напоминаешь неуверенного импотента: может быть так, а может и не так. Хоть что-нибудь наверняка знаешь?


  – Строго говоря, из-за ограниченности восприятия человек не может ничего знать наверняка, – спокойно сказал Витя.


  – Вот об этом я и говорю! – Иван только развёл руками. – Тебе надо к психологу, а то так и помрёшь допотопным девственником!


  – Слушайте, незачем ссориться! Я просто хотела сказать, что долго разглядывала свой фонарик и не нашла на нём ни одной надписи. Вообще ни одной! У остальных так же?


  – И при чём здесь инопланетяне? – пока остальные, кроме Петра, принялись разглядывать свои фонари, осведомился Иван.


  – Дело в том, что производитель всегда ставит какую-нибудь отметку на свою продукцию. А если фонарики не имеют этой отметки, возможно, они внеземного происхождения. И мы находимся не на Земле.


  – Да, всё, что не имеет отметки, сделали инопланетяне! И если вы нашли такой предмет, вы больше не на Земле!.. Ты себя вообще слушаешь?


  – Действительно, надписей не заметно, – подтвердила Вероника. – А ещё на всём протяжении пройдённой нами дороги не было ни одного дорожного знака.


  – А вот это реально странно, – Иван напрягся. – Точно не было?


  – Абсолютно. Я специально искала.


  – Ну хоть кто-то хоть в чём-то уверен!


  – Ладно, кто-нибудь из вас видел здесь какие-нибудь надписи? – спросила Лена. – В доме, вообще где-нибудь?


  Вместо ответа прямо ей в руки прилетела пачка сигарет, брошенная Петром. На ней большими буквами красовалась надпись: «Winston».


  – Ах, да, я про это и забыла, – выдохнула Лена.


  – Раз с сигаретами всё в порядке, то мы на Земле! – усмехнулся Иван. Помолчав немного, он предложил: – Давайте поговорим про что-нибудь нормальное, а? Например, про музыку? Кто какую любит? Мне вот нравится Hard Metal...


  – Подождите! – Витя подскочил. – Я что-то слышу!


  – Музыку? – вскинул брови Иван.


  – Машина? – Вероника замерла.


  – Да нет, – Витя закрыл глаза, покрутился на месте и указал рукой в сторону, откуда они пришли. – Там! Звук идёт оттуда!


  Все, кроме Петра, спокойно и бесшумно пускавшего в воздух кольца дыма, старались не дышать. Илья напряг весь свой слух и через некоторое время тоже услышал звук, про который говорил Витя. Он был очень слабым, периодически исчезал совсем, но каждый раз появлялся, становясь всё более и более отчётливым. Илья понятия не имел, что могло так звучать. Это был какой-то свист, смешанный со скрежетом и писком. И источник этого свиста постепенно приближался.


  – Я ничего не слышу! – в конце концов воскликнул Иван.


  – Музыку громче включал бы, даже этого не услышал бы, – тихо, но отчётливо сказал Пётр.


  – Эй, ты что-то имеешь против музыки? – опять разозлился Иван. – Сам-то что-нибудь слышишь?


  – Да.


  – И что?


  – То же, что и он.


  – А ты знаешь, что он слышит? Он ведь не сказал, что слышит!


  – Знаю.


  – Откуда?


  – Оттуда.


  – Ты чё, обкурился? Можешь нормально ответить на вопрос?


  – Могу.


  – Ну так ответь!


  – Оттуда, – Пётр указал рукой туда же, куда до этого указывал Витя.


  – И что это значит?


  – Что я слышу звук.


  Иван выматерился, а Илья спросил по существу:


  – Вы услышали этот звук раньше Вити?


  – Да.


  – А почему молчали?


  – А вы не спрашивали.


   Иван опять «матюкнулся» и спросил у Ильи:


  – Ты тоже слышишь?


  – Да, но звук еле различим.


  – Я тоже слышу, – сказала Вероника.


  – И я, – добавила Лена.


  – И что это за звук? – осведомился Иван.


  – Не знаю, что-то странное, – ответил Илья. – Никогда раньше такого не слышал.


  – Похоже, кто-то свистит, – сказал Витя.


  – К нам идёт человек и свистит? – удивился Иван.


  – Вряд ли... возможно, это что-то, а не кто-то...


  У костра вновь воцарилась тишина, нарушаемая лишь потрескиванием горящих веток. Перед глазами Ильи во множестве возникали различные образы того, чтобы это могло быть: от стаи летающих прожорливых монстриков, каких можно увидеть в кино, до адского трактора-убийцы. Ничего из того, что он видел в реальной жизни, с этим звуком ассоциировать не получалось.


  – Звук усиливается, – заметил Витя.


  – Блин, я до сих пор ничего не слышу!.. О, у меня идея: давайте пойдём и посмотрим, что там за «хренотень»!


  – Ты действительно хочешь вернуться? – спросил Пётр и впервые более-менее нормально улыбнулся.


  – А почему нет? Там мы уже были, ничего неожиданного не встретим...


  – А источник звука не кажется тебе неожиданным?


  – Ну а что, это может быть чем-то опасным? Может, там динозавр? Или зелёненькие человечки-маньяки? Слабо назвать хоть один пример реальной опасности? Что это может быть, а?


  – Например, стая летучих мышей, комаров или саранчи, которая облепит тебя и убьёт. Но это только пример.


  – С каких это пор комары летают стаями, а летучие мыши и саранча нападают на людей? – спросил Витя, однако Пётр сделал вид, что не услышал, а Иван явно испугался слов последнего, хотя и попытался это скрыть. Тоже не обратив должного внимания на Витю, он вальяжно сказал:


  – Да ладно, не «ссы», не будет мы возвращаться.


  – Как хочешь, – Пётр улыбнулся ещё шире. – Мне, на самом деле, всё равно.


  Наступило молчание. Дым от костра неторопливо поднимался ввысь и исчезал во тьме. Ничто не нарушало безмолвный покой этой ночи... Ничто, кроме непонятного звука. Он, медленно нарастая, словно служил сигналом о приближающейся беде. Вскоре Иван его тоже услышал. Каждый думал своё об этом звуке, но все сходились в том, что издающее звук нечто не сулит им ничего хорошего.


  – Быть может, стоит уходить? – робко предложил Витя.


  – Ага, теперь тебе уже не сидится, – ухмыльнулся Иван. – Ну что, все за? Тогда валим отсюда!


  – Да, и ещё я думаю, что имеет смысл держать включёнными не все фонари, поскольку у них в любой момент могут сесть батарейки, а сколько нам предстоит идти без света – неизвестно.


  – Разумно, – согласился Иван. – Только я буду держать свой фонарь включённым, а остальные – как хотят.


  Илья с Витей потушили костёр и вместе с остальными вновь вышли на дорогу. Теперь фонарь горел только у Ивана, шедшего впереди. Источник звука, судя по его силе, находился ещё очень далеко, но иди во тьме по какой-то ненормальной дороге, ведшей неизвестно куда, было страшно. Илья пару раз включал свой фонарь и светил им назад, но не замечал никакого движения, кроме шедшего позади Петра. Однако сам Пётр своим непробиваемым спокойствием и равнодушием внушал страх. Илья видел лишь две возможные причины такого поведения небритого курильщика: либо он знает, почему все они здесь, либо ему действительно плевать на свою жизнь. И в том, и в другом случае от Петра можно было ожидать чего угодно.


  Решив проверить, будет ли Пётр Васильевич в любом случае держаться позади всех, Илья сбавил шаг. Вероника, шедшая рядом, почти сразу последовала его примеру. Вскоре Пётр, как ни в чём не бывало, обогнал их. Илья продолжил идти медленнее остальных, и через некоторое время расстояние между ним и Петром заметно увеличилось. Никто из шедших впереди этого даже не заметил.


  – Ты что, решил уходить от них? – шепотом спросила Вероника. Сюда свет фонаря Ивана не доставал совершенно, и если образ Петра для Ильи был хоть как-то различим, то Веронику он попросту не видел, лишь чувствовал её присутствие. Повернув голову в её сторону, он как можно тише прошептал:


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю