332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Борис Козлов » Друг или враг? » Текст книги (страница 3)
Друг или враг?
  • Текст добавлен: 20 сентября 2016, 18:22

Текст книги "Друг или враг?"


Автор книги: Борис Козлов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 14 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Дорога к челноку-самолету

Итак, Архимед открыл путь научно-техническому прогрессу, дорогу применению научного знания для решения технических задач. Но не случалось ли вам, читатель, видеть улицы, вдоль которых у каждого перекрестка призывно горят зеленые огни, дорога свободна, а между тем во всем ночном городе не видно и не слышно ни одной автомашины, ни одного трамвая или троллейбуса? Люди спят.

У истории – свои законы развития. Логика и реальная жизнь науки и техники не всегда совпадают. По пути, открытому Архимедом, человечество двинулось вперед только полторы тысячи лет спустя. Что же помешало этому?

Причин можно найти немало. Прежде всего – гибель древнегреческой, эллинистической культуры, в условиях которой творили Пифагор и Аристотель, Софокл и Еврипид, Евклид и Архимед, Евдокс и Архит и множество других античных мудрецов, математиков, художников, механиков и инженеров. Подбитые коваными гвоздями подошвы казенной обуви римских легионеров прошлись не только по площадям и улицам эллинистических государств-полисов – они растоптали социальные условия, в которых только и могли развиваться духовная и материальная культура эллинизма, художественное, научное и техническое творчество ее мастеров.

Нет, римские инженеры тоже не зря ели хлеб. Они создали замечательные дороги, участки которых – это и представить себе трудно! – уцелели до нашего времени. Ими были построены потрясающие воображение акведуки– мосты-водоводы, огромные храмы и здания. Достаточно вспомнить Колизей, сооруженный двадцать веков назад, и все, как говорится, встанет на свои места.

На свои места? Возможно! Но… на какие? Это может показаться неправдоподобным, но техническое совершенство многих деяний римских инженеров опиралось не на научные, а на чисто рецептурные, нормативные знания, основания которых были к тому времени прочно забыты. Да, римляне строили многоэтажные дома, замечательные мосты и крепости. Они ввели первые в истории государственные нормативы – своего рода стандарты, обязательные для всех строителей, ставшие необходимыми после крушения ряда зданий. Они достигли совершенства на своем уровне техники. Но… опираясь на опыт и на прежние достижения эллинов, они на шаг не продвинули вперед научное знание о технических средствах.

Известнейший инженер Рима Марк Витрувий Поллион в своей книге «Об архитектуре» изложил множество правил строительства зданий, рецептов, по которым можно было сделать военную метательную машину, словом, массу полезных для технической практики сведений. Но при всем том он не привел никаких объяснений, почему надо делать именно так, а не иначе. За объяснением же предлагаемого он отсылал читателя к трудам того же Архимеда. Но его труды уже тогда мало кому были известны. Последние сведения о достижениях рациональной механики были погребены под развалинами Римской империи, разгромленной пришедшими из Европы варварами в IV–V веках уже нашей эры.

На смену рабовладельческой социально-экономической формации пришел феодализм, история человечества завершила античный период развития и вступила в средние века. В государствах, возникавших, распадавшихся и вновь образовывавшихся на руинах мировой империи, долгое время не проявлялось никакого интереса к наследию античности. И если бы не усилившееся внимание к сочинениям древних греков со стороны персов и арабов, всех народов Ближнего Востока и Средней Азии, воспринявших арабскую культуру, кто знает, может быть, человечеству заново пришлось бы открывать законы статики и гидростатики, изобретать автоматические устройства, червячную передачу, насос, гидравлический орган, звездный глобус…

Семена античной учености сохранились в арабских и персидских переводах с утраченных древнегреческих оригиналов – рукописей, исчезнувших в глубине веков. И уже эти арабские издания послужили источником для переводов на латынь – международный язык науки и духовной культуры средневековья. Так арабские математики и механики, философы и астрономы, такие выдающиеся сыны человечества, как Ибн-Сина и Ибн-Рошд, Улугбек и другие, не дали погибнуть росткам раннего научно-технического знания, стоившим столь больших усилий. Они не только сохранили многие достижения античной науки, но и преумножили древнее наследие, сумели развить его.

Мы уже упоминали о том, что античная рациональная механика стала как бы ответом на реальные проблемы технической практики того времени. Решение задачи о перемещении груза посредством ограниченной силы дало в руки инженеров эффективный инструмент расчета. Но оно не сняло другую фундаментальную проблему – энергетическую. В рабовладельческой экономике эта проблема не была слишком острой – мускульная сила рабов обходилась очень дешево, дешевле животной силы. Но в феодальном обществе поиск новых источников энергии стал совершенно неизбежным. Возросло значение тягловой силы рабочего скота. Однако задачи природопреобразующей деятельности, возраставшие объемы горных разработок, производства вещей требовали все больших затрат энергии.

На немалый промежуток времени основой энергетики в промышленном производстве стал водяной двигатель. До сих пор историки спорят о том, где и когда впервые была изобретена водяная мельница. Считают, что в Европу она пришла откуда-то с Иранского плато, где была известна уже в I веке нашей эры. В европейских странах водяной двигатель получил широчайшее применение, и вплоть до изобретения универсальной паровой машины Уатта без него не обходилось ни одно сколько-нибудь крупное промышленное предприятие. Он позволил многократно повысить производительность труда рабочих. На побережье рек одна за другой создавались крупные ремесленные мастерские, превратившиеся вскоре в предшественницы фабрик и заводов – мануфактуры, с их разделением труда и специализацией отдельных технологических операций.

Что же привело в движение медленно развивавшуюся экономику средневековой Европы? Что побудило создавать все новые мануфактуры, использовать в производстве такие технические новшества, как водяной двигатель, усилить разработку рудных месторождений, выплавку металлов?

Оживление, несомненно, началось с успехов сельского хозяйства, где феодальный способ организации производства существенно повысил эффективность земледелия. Введение подков, металлических плугов, конной упряжи, наконец, личная заинтересованность в результатах работы резко подняли производительность труда земледельца, способствовали увеличению прибавочного продукта, а значит, и повышению уровня потребления. Быстро нарастала потребность в новых товарах, особенно в тканях. Расцвет торговли обеспечивался развитием ремесла. Экономический подъем Италии, Англии, Нидерландов, Франции и Германии в корне изменил отношение к технике, техническому прогрессу, техническим знаниям. Если в Древнем Риме занятия техническим творчеством приравнивались к самым низменным, недостойным свободного гражданина делам, то в средневековой Европе и герцоги не гнушались работой в мастерских, разумеется, ради собственного удовольствия, но все-таки…

Уже в XIV веке создавались весьма сложные по устройству механизмы, приводившие в движение сразу несколько устройств от одного большого водяного колеса, одновременно дробивших руду, перемалывавших ее, смешивавших золотоносный порошок с ртутной амальгамой для извлечения драгоценного металла и, наконец, промывавших полученную пульпу. Цеховые мастера превзошли античных механиков в создании механических часов.

Водяные двигатели использовались для размола зерна, валяния сукон, подъема руды из шахт и выполняли множество других работ. Но прядение, ткачество, обработка дерева, металла и других материалов по-прежнему оставались ручными. Низкая производительность труда стала сильным тормозом развития производительных сил общества, не позволяла резко поднять уровень потребления человеком природных ресурсов. Преодолеть этот барьер можно было только заменив руку человека механическим устройством.

Но вот вопрос: почему первый в истории механизм, способный заменить человеческую руку в производстве тканей, не был создан раньше? Ведь для изготовления челнока-самолета Джону Кею не потребовалось никаких научных знаний, ничего, кроме личного опыта, смекалки, изобретательности. Чего не хватало мастерам, способным создавать хитроумнейшие приспособления для механизации ткацких работ?

Оказывается, не хватало очень многого, и прежде всего выхода экономики на такой уровень развития, при котором техническое изобретение Кея было признано крайне необходимым промышленности, а потому получило быструю и высокую оценку и широкое применение. Нужен был, как говорят социологи, социальный заказ на техническое новшество. А для этого, в свою очередь, нужна была готовность общества к переходу на новый уровень социально-экономического развития, к новым производственным отношениям, то есть к созданию условий, без которых машинная техника не могла бы стать основой всего промышленного производства. Некоторые из этих условий уже сложились к концу средневековья, некоторые были созданы в процессе перехода общества от феодализма к капитализму, в период охвативших Европу буржуазных революций.

В следующих трех главах будет рассказано о том, как был подготовлен и совершен этот новый рывок в развитии общества, его материальной и духовной культуры. А мы с вами, читатель, подведем некоторые итоги.

Мы прошли по нескольким, может быть самым длительным и мучительным в истории человечества, этапам технического прогресса. Вот самые приметные события в истории отношений природы, человека и техники от появления Человека разумного до преддверия первой промышленной революции XVIII–XIX веков:

– появление первых людей, способных к труду, созданию и применению техники;

– выделение экономики нового типа – производящей экономики, резко повысившей шансы человечества в борьбе за жизнь, многократно усилившей его природопреобразующую деятельность;

– возникновение древнейших земледельческих цивилизаций и государств, объединивших людей, вооруженных пока что примитивной техникой, но уже способных кооперироваться в решении крупных задач по освоению природных ресурсов в собственных целях;

– переход от каменного века к медному, бронзовому, а затем и к железному. Резкое повышение на этой основе производительности общественного труда, культурный и экономический переворот, порожденный широким применением железа;

– создание комплекса технических средств труда, соответствующего рабовладельческой экономике и характеризующего ее. Применение военных машин;

– формирование математики, эмпирических естественных знаний, научных оснований количественных методов решения технических задач, то есть раннего научно-технического знания;

– возникновение и развитие ремесла, формирование мануфактурного производства, распространение водяного двигателя, изобретение книгопечатания и огнестрельного оружия.

Каждая веха, каждое событие – рубеж нового экономического и социального подъема, нового более высокого уровня развития общества, его благосостояния и культуры. На этой же временной шкале можно разметить и периоды истории природопреобразующей деятельности людей. Новый этап технического прогресса – новая ступень в развитии отношений человека и природы. С каждым из таких переходов человек оказывается в состоянии вовлечь в переработку и использовать все больший объем разнообразных ресурсов природы. Это создает условия для стремительного роста численности людей. Мигрируя все дальше от очагов разумной жизни, осваивая новые регионы и все решительнее изменяя их облик, уничтожая или окультуривая флору и фауну, сводя леса, распахивая степи, регулируя стоки рек, разрабатывая новые месторождения минералов, человечество отчаянно борется с природой, мечтает о решительной победе над враждебными ему силами.

И все это не могло бы совершаться без специально задуманных и созданных человеком искусственных материальных средств деятельности – без техники. Только вооружившись ею, человечество выделилось из животного мира, обеспечив успех в борьбе за существование. Все это время природа, дающая средства жизнедеятельности, противостояла людям как враждебная сила, готовая уничтожить свое собственное дитя – разумную жизнь. Но в природе же люди находили средства для борьбы с нею. В целом вплоть до появления крупного машинного производства взаимоотношения человека, природы и техники не выходили за пределы более или менее гармонического сочетания интересов человеческого общества и законов развития окружающего мира.

Правда, обратившись к далекому прошлому, мы обнаруживаем и робкие сигналы, которые, будучи вовремя и правильно понятыми, могли бы насторожить людей. Но первые сырьевые, продовольственные, экологические кризисы имели локальный, местный характер и столь незначительные масштабы, что угадать в них предвестия будущих грозных глобальных явлений было чрезвычайно трудно, почти невозможно.

И вот наступил финал средневековья – преддверие великого технического переворота, победного шествия машин и машинного производства. В еще феодальной, но уже разбуженной Возрождением и крестьянскими восстаниями Европе все громче заявляет о себе капитализм, несущий экономику нового типа, а с ней – новую идеологию, новые отношения людей друг к другу, к миру и природе.

К этому времени рост потребления уже привел в движение механизм ускорения производства и обращения товаров. Развитие мануфактур, расширение рынка, усиление банковского капитала, мировой системы торговли размывают основы феодального хозяйства. И происходит это в условиях безумной жажды золота, наживы, обогащения, в стремлении использовать все доступные и возможные средства, охватившем носителей «духа капитализма» – добропорядочных буржуа.

Все яснее осознается необходимость освоения новых территорий, познания новых законов природы, чтобы использовать их для развития производства, а в конечном счете – для извлечения прибылей. Но в сфере духовной культуры поиск нового знания и новых земель, постижение объективной истины и географические открытия окружены романтическим ореолом и влекут к себе не нашедших призвания в церковной иерархии, на поле боя или за конторкой.

В свете пробуждающегося Разума блекнут и рушатся легенды и иллюзии средневековья, религиозное мировоззрение общества средних веков. Поиск, инициатива, даже авантюра, стремление к личной духовной свободе– вот та благодатная почва, на которой возродился характерный для эпохи Возрождения огромный интерес к античности, к жизнеутверждающему мироощущению эллинистической эпохи. Выходящий на историческую арену класс нуждается в самоутверждении.

Наступает время расцвета архитектуры и живописи, литературы, философских систем, отталкивающихся от достижений античных мыслителей и обосновывающих ценность человеческой личности. Мыслители приходят к выводу о неизбежности перестройки мира на новых, разумных началах.

Трезвость буржуазного мышления, практицизм, предприимчивость не могут мириться с христианскими догмами, с предписанными церковью представлениями о мире как об идеально гармонически сооруженном храме. Земля в центре Вселенной и восемь сфер вокруг нее – безупречная и вечная конструкция, созданная божественным зодчим природы. Но она же – тюрьма, вырваться из которой можно только разрушив ее до основания. И для того чтобы выйти на этот путь, чтобы расчистить дорогу Новому времени, продолжившему начатое колонистами Древней Греции и античными механиками, людям предстояло сначала заново открыть для себя мир. Открыть – в прямом и переносном смысле этого слова.

Глава 2. Открытие мира


В морях твоя дорога…

На одной из средневековых гравюр изображен монах, добравшийся до края света и сумевший просунуть голову в дыру, пробитую, видимо, самим дьяволом, в первой из восьми сфер, которые окружают мир людей. Так, вполне натурально, представляла мир церковь, таким видели его жители средневековой Европы. Разрушить эти представления, заменить гордую геоцентрическую конструкцию Вселенной картиной гелиоцентрической, в которой заурядная Земля без всяких претензий па исключительность вращается вокруг оси и вокруг Солнца, занимая одно из рядовых мест среди других планет, – сделать это значило потрясти основы христианской религии, перевернуть сознание европейцев и буквально заново открыть мир. Решиться на такое можно было в обстановке, когда люди так или иначе уже были подготовлены к самой возможности пересмотра привычного. Такая ситуация и сложилась к концу средневековья.

По существу, планету Земля предстояло открыть дважды: как географическое пространство практически и как космическое явление теоретически. В средние века представления о географии ненамного отличались от знаний древних греков об Ойкумене. Узнать неведомое, проникнуть туда, куда не ступала нога европейца, – желание, можно сказать, естественное для человека. Но история показывает, что гораздо большим стимулом оказались не эти романтические, а вполне практические причины.

В замках средневековых баронов, где долгими зимними вечерами в плохо прогреваемых кострами очагов залах бродяги-менестрели воспевали небывалые подвиги рыцарей-крестоносцев в битвах с сарацинами, в домах добропорядочных горожан – зажиточных бюргеров одинаково высоко ценились пряности, фарфор, тонкие ткани, попадавшие в Европу из Китая и Индии путями, перекрытыми в VII веке мусульманскими халифатами. Арабский Ближний Восток отрезал Европу от неведомых стран, поставлявших восточные редкости, и раньше стоившие баснословно дорого. То были времена, когда о сверхбогаче говорили: «Да у него – мешок с перцем!»

О восстановлении прежних торговых связей приходилось только мечтать в условиях спровоцированной церковью непримиримой религиозной войны между христианами и мусульманами. Оставалась, правда, еще одна неиспользованная возможность. Умные головы подсказывали, что мусульманские страны можно обойти морем вокруг Африки, идя вдоль ее берегов, или же, рискнув пуститься через открытый океан, по прямой, «срезав» изрядный угол, чтобы рано или поздно наткнуться на вожделенные острова пряностей. Авторы этих проектов, конечно, не подозревали о том, как велика Земля и что за Атлантическим океаном лежит огромный континент, за которым – еще один океан, действительно омывающий берега Индии. Но и без этого предприятие сулило не только бесчисленные выгоды. Крайняя сложность и опасность предстоявших путешествий была очевидной. Поэтому далекий и таинственный Китай, легендарная страна чудес – Индия, полные пряностей неизвестные острова в океане манили к себе не просто мечтателей, жаждавших приключений, но и алчных завоевателей, знавших одно божество – золото.

Впрочем, отличить купца и негоцианта от пирата было в те времена непросто. Дальние края, вернее, обещавшие огромные прибыли торговые связи с ними, превращали даже мирных торговцев в предприимчивых и отважных искателей приключений. Золотые миражи сказочно богатых стран способны были в одинаковой мере воодушевить и благородных испанских грандов, задолжавших ростовщикам немыслимые суммы под будущие доходы, и отбросы общества – оставшихся без нанимателей солдат-наемников, разоряющихся ремесленников, умирающих от голода бывших крестьян и, наконец, просто профессиональных разбойников с большой дороги, ставших подлинным бедствием всех европейских стран.

Неудержимое стремление к обогащению оказалось вполне сочетаемо с крайним религиозным фанатизмом. На Пиренейском полуострове многовековая борьба против арабских захватчиков, проходившая под знаменами войны христиан с мусульманами, воспитала целые поколения безжалостных воинов. Учрежденная в 1480–1485 годах святая инквизиция придала религиозному рвению силу всеобщей нормы жизни в Испании и Португалии. «Католические короли» Изабелла и Фердинанд особенно охотно следовали религиозным идеалам там, где интересы церкви совпадали с их собственными вожделениями.

3 августа 1492 года из Палоса вышла в открытое море небольшая флотилия из трех судов. Самое большое – «Санта-Мария» – имело водоизмещение всего около ста тонн. «Пинта» – около 60 тонн, а третье, самое маленькое судно, снаряженное уже не на королевские, а на собранные самим Колумбом средства, – около 50 тонн. Оно и называлось соответственно «Нинья», то есть «Детка». Экипаж всех трех судов насчитывал около 90 человек. Вопреки более поздним легендам, экспедиция спешно возведенного в испанское дворянство Кристоваля Колона, так звали в Испании генуэзца Христофора Колумба, не ставила перед собой целью распространение «святой» веры среди язычников – на борту не было ни одного священника или монаха. Король и королева мечтали наладить торговые связи с Индией, надеясь найти за океаном, как говорилось в договоре с Колумбом, «жемчуг или драгоценные камни, золото или серебро, пряности…».

В сентябре флотилия адмирала Колумба начала свой исторический поход, отойдя от острова Гомеры на Канарских островах. И только несколько недель спустя, когда матросы и офицеры уже требовали изменить курс, а точнее говоря, 12 октября 1492 года в 2 часа пополуночи матрос «Пинты» Родриго Триана увидел вдали землю – остров Гуанахани. Адмирал дал ему христианское название Сан-Сальвадор («Святой спаситель»). Ныне этот остров, входящий в Багамский архипелаг, называется Уотлинг. Испанцы обнаружили здесь и первое золото – золотые украшения, носимые островитянами, о которых Колумб написал: «Все они ходят в чем мать родила». Через 20–30 лет все эти люди, принадлежавшие к народности араваков, были совершенно истреблены колонизаторами.

28 октября испанские моряки открыли для себя Кубу, а на ней – маис (кукурузу) и картофель. Так началась кровавая история освоения европейцами Америки.

Из второй экспедиции, состоявшейся в 1493 году, Колумб пишет в «Памятной записке» для короля и королевы: «…забота о благе для душ каннибалов и жителей Эспаньолы привела к мысли, что чем больше их доставят в Кастилию, тем лучше будет для них… Мы уверены, что они могут стать наилучшими рабами, перестанут же они быть бесчеловечными, как только окажутся вне пределов своей страны».

Что же было потом? «Христиане своими конями, мечами и копьями стали учинять побоища среди индейцев и творить чрезвычайные жестокости. Вступая в селение, они не оставляли в живых никого – участи этой подвергался и стар и млад. Христиане бились об заклад о том, кто из них одним ударом меча разрубит человека надвое, или отсечет ему голову, или вскроет внутренности». Но хватит! Не будем излагать дальше содержание «Кратчайшего рассказа о разрушении Западной Индии», с гневом написанного епископом Лас Касасом, ставшим свидетелем зверств своих соотечественников. На все времена пригвоздил он к позорному столбу христиан-конкистадоров: «Они шли с крестом в руке и с ненасытной жаждой золота в сердце».

Открытие испанцами Америки – «Западной Индии» подстегнуло португальцев. Экспедиция Васко да Гамы впервые обогнула Африку и, приняв на борт арабского лоцмана Ахмеда ибн Маджида, к вечеру 20 мая 1498 года бросила якорь на рейде индийского города Каликут. Так было положено начало морскому могуществу Португалии, захватившей торговые пути из Европы в страны Индийского океана и в Китай. Португалия удерживала эту монополию 90 лет – до гибели Непобедимой армады в 1588 году.

…Началась эпоха великих географических открытий, благодаря которым европейские мореплаватели за период с середины XV до середины XVII века буквально открыли мир. За походами Колумба и Васко да Гамы последовала целая серия испанских тихоокеанских экспедиций XVI века, плавания русских и голландских моряков XVI–XVII веков. Английские и французские военные отряды проникли в леса Северной Америки. Мореплаватели достигли берегов неведомой южной земли – Австралии… Все эти географические открытия имели огромное значение для судеб не только Европы, но и всего мира. Имели они, как увидим дальше, решающее значение и в истории взаимоотношений человечества и техники.

Новая картина мира оказала революционизирующее влияние на развитие естествознания и философской мысли. После выхода в свет «Всеобщей географии», написанной Бернхардом Варениусом (1650), человечество уже навсегда распростилось с античными представлениями о географии. Тем самым был нанесен мощный удар по укоренившимся в сознании людей средневековым догмам, предрассудкам, религиозным мифам.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю