290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Призрачная любовь (СИ) » Текст книги (страница 3)
Призрачная любовь (СИ)
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 10:00

Текст книги "Призрачная любовь (СИ)"


Автор книги: Анна Елагина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 9 страниц)

– Еще одно альтер-эго у нашего регента не самое приятное, – согласилась Сандра. – Даже не могу представить, как он сдерживал свою темную сторону все это время. Моя Биарта, сколько же она натерпелась от него? Не знаю. Даже мне она почти не жаловалась. Что он с ней творил?

Бокал в руке мужчины треснул, и Фаэтон брезгливо отряхнул осколки с руки.

– Вскоре после их свадьбы Сила переместила меня на двадцать лет вперед, – прохрипел он, – я не мог быть с Биа, не мог защитить ее. Переместившись, я больше всего хотел увидеть ее, но вместо этого решал проблемы Анфеи, и решал зря. А когда, наконец, увидел Биарту, она прыгнула в портал с другим мужчиной, – каждое слово давалось Фаэтону с трудом.

– И ты уверен, что она в порядке? – мягко поинтересовалась Сандра. – Ты, как никто лучше, помнишь, она первое время и Рыцаря любила. Наша светлая девочка, ей так хотелось спасти его от него самого, от зла, что всегда было и будет в нем. И ты уверен, что тот, с кем она сбежала, лучше? И ты не будешь жалеть, что не помог ей опять?

Сандра достала из небольшой сумочки овальный телепортатор.

– Здесь координаты Биарты, – проговорила женщина, – она недавно тайно связалась со мной.

Женщина с трудом сдержала торжествующую улыбку, видя, как изменился в лице древнейший Хранитель.

– Она боится, что Черный Рыцарь найдет ее, и одновременно скучает по своей дочери, тоскует, – продолжила Сандра, словами проникая в его душу, желая отравить ядом боли.

– Так отдай девочке этот телепортатор, – уже надломленным голосом произнес Фаэтон. – Меня Биарта не захочет видеть.

– Хочу, и сама больше всего в мире хочу увидеть Биарту, – в этом Сандра была абсолютно искренней. – Но мне очень не понравился голос Биа, и тревожные видения терзают меня ночь за ночью. Я знаю, как много Биарта значила для тебя. И кроме как к тебе, мне не к кому обратиться. Прошу, пойдем со мной и Бонне в тот мир.

Фаэтон ответил не сразу. Некоторое время сидел, задумчиво смотря за ее спину – в окно, любуясь красными песками, наслаждаясь этой планетой. Не верит Сандре – она это точно знает.

– Но ведь тебе еще что-то нужно, – наконец произнес он. Предсказательница кивнула.

– Наш наследный принц тоже доставляет хлопот, – призналась Сандра, как показалось Фаэтону, слишком чистосердечно. – Он встречается с жрицей Альфа-Мицара. Это, конечно, его дело, кто спорит. Но я переживаю. Она дикая кошка, ожившая статуя. Перед тем, как встретиться с Биа, я хочу вначале поговорить в этой девушкой-кошкой, узнать, насколько у нее и принца все серьезно. Чтобы потом честно сказать Биарте, что ее сын в порядке, что он счастлив и будет счастлив. Но Дар почти не отходит от Стеллы, почти не оставляет ее одну. Я лишь прошу ненадолго выманить кошку и отвлечь принца. Я только поговорю со Стеллой, – еще раз заверила Сандра.

Фаэтон посмотрел на телепортатор в ее руке – сомневается, оно и понятно.

– Я хотела бы взять с собой Дариона, чтобы и он встретился с матерью, – проговорила Сандра как можно искреннее, – но он ведь сразу всё расскажет отцу. Как только поговорю со Стеллой, уговорю Бонне переместиться к Дару в комнату, иначе она не согласится. Но его там не будет. Забери принцессу оттуда. Прошу, Фаэтон, – женщина опустилась перед ним на колени, умоляюще посмотрела снизу вверх, а затем положила на его колени телепортатор.

Он занес руку, мучительные секунды сомнений и взял прибор.

– Встретимся там, – улыбнулась Сандра.

***

Дарион был рад, что Стелла захотела встретиться именно во Дворце, хотя и не понимал, почему. Девушка ждала его, сидя на широкой кровати и задумчиво играя со своим хвостом, перекладывая его из руки в руку. Дарион нежно перехватил его, прижал к щеке.

– Пойдем на балкон, – протянул руку Стелле, помогая подняться.

С балкона его комнаты во дворце Бангина вся столица Монархии – город Лилл – была видна как на ладони. Трехэтажные дома трапециевидной формы чередовались с изысканными блестящими небоскребами. Как всегда царили сумерки, и желтые огни дарили мягкий свет обитателям города.

Дарион подвел Стеллу к самым перилам и обнял сзади, нежно прижимаясь и периодически целуя то в шею, то за ухо. Конечно, наличие призрака неподалеку немного смущало. Но юноша был уверен, что Айлин скоро освободится.

– Лилл прекрасен, да?

Девушка, до сих пор не проронившая ни слова, кивнула.

– Я хочу, чтобы Лилл стал и твоим городом. А Харон и твоей планетой.

Дарион развернул ее к себе и поцеловал. Однако к его удивлению поцелуй вышел слишком уж холодным.

– Ты в порядке? – озабоченно спросил он.

Стелла не ответила.

– Не беспокойся, – улыбнулся Дар, стараясь отогнать дурные предчувствия. – Я все узнал, я был у Главной Жрицы. Сандра врала тебе – все у нас получится с наследником. Да даже если не получилось бы – это не важно. Я хочу, чтобы ты всегда была со мной. Моя жрица, ты станешь принцессой Бангина?

– Нет, – слишком спокойно, без тени эмоций проговорила она.

Кажется, перед глазами вновь возникла темно-красная пелена. Призрак застонала, чувствуя, как сжимается все внутри, перенимая всю боль Дариона.

– Нет, мой принц. Единственный способ нам быть вместе – это отречься тебе от престола, – все также холодно и спокойно произнесла Стелла.

***

Немного ранее

Внушить Кошке тревожные мысли и выманить ее к месту встречи с Сандрой было проще простого. И Кошка очень быстро убежала вперед. Так торопилась, что не заметила, как ее принц отстал.

Фаэтон с грустью посмотрел на Дариона: молодой принц, согласно пророчеству, будущий самый мудрый правитель Монархии, рожденный для престола, рожденный с тяжким невидимым грузом избранности. Слишком похожий на своего отца и почти не похожий на мать.

«Это ради твоего блага и блага твоей Монархии», – подумал он, протянул руку и замер в нерешительности: Дарион тем временем у дерева разговаривал с призраком.

«Айлин? Жена Первого Падшего Рины? Пробудилась…Почувствовала душу и сердце страдающие. Девочка без магии, просто жившая с Хранителем, насколько же сильна была твоя боль, что ты сама на себя наложила такое проклятие… Прости, я ненадолго отвлеку Дара. Потом он поможет тебе».

С болью в сердце Фаэтон щелкнул пальцами, Дарион замер. Смотря в никуда, в своем сознании пытался выбраться из темного коридора.

«Решишь, что все произошло из-за призрака».

Айлин полностью очнувшись от забвения, слезно, но тщетно пыталась докричаться до Дариона. Хочет понять его боль и поделиться своей. Не выдержав, Фаэтон вновь щелкнул пальцами, отпустил Дара.

Увидев, что юноша пошевелился, Айлин скорее проникла в его разум, скорее показала случившееся с ее любовью.

«Думаю, этого времени предсказательнице хватит».

А на другом конце парка женщина в темном балахоне, скрывающем фигуру и лицо, положила в руку Стеллы овальный телепортатор. Щелкнув, прибор ударил Кошку легким разрядом тока.

Фаэтон переместился к месту их встречи, проверить, как все прошло. Жрица с Альфа-Мицар уже стояла одна, с пустым, отсутствующим взглядом.

«Направить к Главной Жрице…Принц должен бросить меня ради престола», – прочел в ее мыслях.

«Мне жаль», – подумал Хранитель и переместился на свою планету.

«Но если это так, будущий Монарх не должен руководствоваться своими чувствами. А Дарион сделает, как должен».

Мужчина покосился на лежащий на столе телепортатор.

«Нельзя идти на поводу чувств. Никогда, – сердце больно сжало. Уже скоро он встретится с принцессой Бонне. Уже скоро он увидит Биарту. – Я просто должен убедиться, что она в порядке. И всё».

***

Настоящее время

С домом, а точнее комнатой, где они появились, явно было что-то не так: выцветшие, местами оборванные, обои, разбитое грязное окно, через которое было сложно рассмотреть что-либо на улице, слои пыли везде, перевернутый стул с отломанной ножкой да покачивающаяся на одной петле дверь.

– Где мы? – спросил Мирон, а Бонне испуганно прижалась к юноше.

– Я получил телепортатор с координатами этого мира в обмен на услугу, – нахмурился Фаэтон, – Сандра уверяла, что Биарта именно здесь.

– И ты не проверил заранее? – поинтересовался Мирон.

– Не мог, – практически прошипел Фаэтон.

– Вдруг с мамой что-то случилось, – всхлипнула Бонне.

– Пойдем, изучим все здесь, – кивнул в сторону Фаэтон.

Однако хождение по дому дало немного. За дверью располагалась еще одна такая же комната, но в ней стояло только то, что некогда было кроватью. Следующая комната – подобие кухни с относительно сохранившейся мебелью – переходила в коридор, явно ведущий на улицу. Было видно, что обитатели давно покинули это жилище.

– Нет ничего, напоминающего о маме, – расстроенно протянула Бонне.

Вздохнув, Фаэтон прошел к выходу и дернул дверь: обугленные деревья, выжженная земля, серое, пепельное небо, в котором не видно Светила, черепа и кости вокруг и ни намека на жизнь.

– Как такое возможно? – с ужасом прошептала девушка, прячась за его спиной.

– Не знаю, принцесса, – вздохнул Хранитель, – думаю, лучше нам отправиться обратно.

– А если маме нужна помощь?

– Я верну вас и затем снова отправлюсь сюда. Это не обсуждается, – мужчина достал телепортатор и провел по нему пальцем, однако вместо того, чтобы открыть проход, прибор издал странный «трескающийся» звук и вспыхнул.

Ругнувшись, Хранитель отбросил его.

– Ты в порядке? – принцесса обеспокоенно взяла его за руку.

Странное тепло пронзило сердце. Ничего подобного Фаэтон не испытывал уже долгое время. Очень давно он приказал всем чувствам остынуть, заморозил, обледенил свою душу, а теперь та словно назло начала оттаивать. Кажется, последний раз он почувствовал нечто подобное, когда увидел Биарту в первый раз. И ничем хорошим для него это не закончилось, как всегда.

С трудом отогнав наваждение, мужчина покачал головой и убрал руку.

– Мелочи, я даже не почувствовал, – перехватил хмурый взгляд Мирона: парнишка явно ревновал, наивный, горячий юнец.

Сам Мирон чем дольше пребывал в этом мире, тем больше ему здесь не нравилось. И определенно не нравился этот Хранитель и как он смотрит на принцессу. Парень собрался уже напомнить Обладающему Силой про возвращение домой, однако пронзительный крик, словно железо прошлось по железу, опередил его.

Ничего ужаснее существа, медленно опустившегося с неба, они не видели: овальное туловище, покрытое острыми шипами, большие прозрачные крылья, заостренная вытянутая морда с горящими красными глазами и по три ряда зубов, с которых капала зеленоватая слюна.

Хранитель загородил собой принцессу, в руке мужчины появился белый меч.

– Постой! – Бонне ласково коснулась его плеча. – Мы не должны судить местных обитателей по внешнему виду. Наверняка, оно хочет поприветствовать нас.

Вылетевший в их сторону острый шип быстро опроверг слова принцессы.

Глава 4

– …я Сандра! – не сдержался Меймор.

– И не поспоришь, – согласилась Кира.

Проводив Дариона в портал во Дворец Бангина, она сразу отослала его отцу сообщение и переместилась в рабочий кабинет мужчины в Доме.

«Недомолвки к добру не приводят», – было одним из главных девизов Ки. Чего бы Сандра ни добивалась, зачем бы на самом деле не изводила Дариона, кто-кто, а его отец должен быть в курсе. Пусть даже Дар и будет недоволен.

Меймор уже ждал там – в обычном своем воплощении – статный высокий темноволосый мужчина, похожи с Дарионом, хорошо, что это сходство никто не замечает, для всех Дар – копия Черного Рыцаря – регента Монархии. Меймор стоял, чуть прислонившись к широкому столу с прозрачным верхом из специального орг-стекла. На другом конце стола были аккуратно разложены «экраны» с его записями и стояло несколько колб с разноцветной жидкостью.

«Опять эксперименты ставишь, – с нежностью подумала Кира, – смотри, чтобы опять плотоядного растения не вышло», – улыбнулась она: ее друг всегда любил науку, а последнее время совсем самозабвенно отдавал ей все время. «Один ушел в загулы. Второй в науку. Интересно, что хуже», – невольно подумалось Кире.

Она как всегда игриво, пряча волнение и беспокойство, присела на высокий белый стул и беспечно закинула ногу на ногу.

«Но второй хоть в норму пришел, – с грустью добавила, – почти».

– Что случилось, Ки? – обеспокоено спросил Меймор. Всегда такой – прячь не прячь, а настоящее настроение уловит.

– Мало нам было проблем, – вздохнула она.

Дарион не хотел тревожить отца, причем зря, но Кира не могла молчать, знала, что так будет лучше, да и слишком хорошо знала Меймора. И как и ожидала, выслушав, ее друг был готов испепелить придворную предсказательницу, как только встретит. На доли секунды Кире даже показалось, что в голубых глазах мужчины промелькнули черные огоньки.

«Нет, дорогой, пока мы твоего Демона выпускать не будем», – подошла, коснулась его, позволила обнять, прижала к себе.

Эти объятия – слишком интимные для дружеских и слишком дружеские для интимных – давно стали для них нормой. Но позволяли они их только находясь наедине друг с другом. Позволяли, когда виделись в минуты отчаяния, когда раздвоенность жизни слишком начинала давить. Хоть тогда он был женат, а она замужем, но своим супругам оба не могли пожаловаться, а родным не хотели. И сидя, стоя и даже лежа, просто обнимаясь, отгоняли боль друг друга.

– Надо будет и Сэм рассказать, хотя так не хочется тревожить ее лишний раз. Но пускай вначале Дарион со Стеллой поговорит, а там устроим общий сбор, – мягко улыбнулась Кира все-таки отстраняясь.

– Но увижу Сандру, убью, – хмуро кивнул Меймор.

Внезапно мужчина напрягся. Его черты лица изменились, а затем на нем появилась темная маска с белыми прорезями для глаз. Синие брюки и белая рубашка превратились в строгий темный костюм с серым плащом.

– Дарион. Скорее в дворцовый парк, – прохрипел Черный Рыцарь.

***

Расправиться с этим существом Фаэтону не составило труда. Несколько легких движений и его меч отсек монстру голову. Бонне, в ужасе отвернувшись, заплакала, а Мирон прижал девушку к себе.

– Жаль, что ты это увидела, – извиняющимся тоном проговорил Фаэтон.

– Послушай, Хранитель, – обратился к нему Мирон, – не знаю, что и зачем ты задумал, но принцессе тут не место.

– Знаю, – огрызнулся в ответ тот.

Шорох позади, в доме, прервал их.

– Сандра, – забыв обо всем, принцесса радостно бросилась на шею появившейся из портала женщине.

– Что здесь произошло? – удивление той казалось искренним.

– Может, ты мне ответишь, – только обнимающая предсказательницу Бонне останавливала Фаэтона от попыток обезглавить ее. – Что за мир? Какой тьмы, телепортатор, что ты дала мне, сломался?

– Не знаю! Фаэтон, Бонне, еще вчера я виделась тут с Биартой! Она вышла на меня, помогла пройти сюда, – чуть не плакала Сандра. – Мне страшно, – тут же призналась она, – надо вернуться. Принцесса, милая, твой телепортатор с тобой?

– Конечно, – кивнула девушка, а Фаэтон и Мирон с трудом сдержались, чтобы в самых приличных выражениях не спросить: что же она раньше молчала. Бонне достала из кармана юбки прибор и протянула его Сандре.

– Замечательно, – легкое касание, и телепортатор разломился у них на глазах, а Сандра резко развернула девушку и приставила к ее горлу нож.

Фаэтон в ответ тут же направил меч на предсказательницу.

– А не боишься, поранить эту милую девочку, – елейно произнесла та. – Она ведь копия Биарты правда, – издевательски зазвучал ее голос. – Воплощение чистоты и доброты. Даже не верится, что у нее с принцем общие корни. Ты дашь мне уйти. Можешь потом спокойно вернуться на свою планету. Можешь даже сказать Рыцарю, где его дочь. Если повезет, он не сразу убьет тебя. Вот только этих двух ты переместить не сумеешь. Не умеет твоя Сила так делать. И совсем не факт, что они хоть сколько-нибудь долго протянут здесь.

Хранитель стиснул зубы, его глаза переливались яростью: зол на Сандру, но еще больше зол на себя. И Сандра явно наслаждалась его взглядом.

– Сандра, о чем ты? Зачем тебе это? – всхлипнула Бонне. – Ты ведь любила меня.

– Единственная, кто достоин любви из вашей семьи – это Биарта. И думаешь, я выдам, где на самом деле она? Чтобы ты пришла, и ее сердце вновь заболело? Я ни за что не допущу возвращения Биа в клетку.

Толкнув девушку прямо на Фаэтона, Сандра молниеносно прыгнула во все еще открытый проход. Поймать Бонне Хранитель успел, а вот в портал они уже не попали.

***

Самое главное, было успеть закрыть портал. И только сделав это, Сандра с облегчением выдохнула. «Получилось». Фаэтон – слишком благороден, чтобы бросить Бонне в том мире, а еще и вину свою чувствует – в этом Сандра не сомневалась.

Сандра с удовлетворением провела рукой по «экрану», висящему на стене, и опустилась в удобное кресло.

«Я все рассчитала: Дворец и принц падут, но все произойдет настолько тихо, что даже Зов не вернет Хранительницу Харона, а Биарта, наконец, перестанет бояться», – думала женщина, смотря, как на «экране» Дарион пытается втолковать жрице, что престол – отношениям не помеха и что все у них будет хорошо.

«Не будет, – прокомментировала про себя Сандра, – не будет».

Сандра всегда хотела лишь одного – счастья для Биарты. И ее сердце обливалось кровью от печали, глубоко спрятанной в светлых глазах подруги, от того, как ее взгляд тускнел год от года. А все остальные не хотели этого видеть. Свое счастье – всегда дороже. Единственное, что радовало Биа, была ее дочь. И когда девочка подросла, Сандра решила с ее помощью возвести стену между Биартой и остальной семьей, окончательно «заморозить» отношения с сыном – копией отца, чтобы вырвать свою принцессу из их когтей. И почти получилось. Она настроила и Бонне, и Биарту против остальных. Вот только ее птичка улетела, даже не сказав куда.

Узнав о побеге Биарты, Сандра буквально выла и рыдала. Да, ее дорогая Биарта наконец свободна и наверняка счастлива в новом мире с новым возлюбленным. Но она, Сандра, была готова отдать все на свете, только бы отправиться с ней. Помочь ей, просто быть рядом. Биарта сбежала, и пролитые от этого злые слезы душили Сандру, прожигали душу до тла, очерняли. Биарта сбежала и виновны в этом Советник, Рыцарь и его сын. И Сандра готова сделать все, чтобы низвести их. Но это было не так просто.

Первые, глупые попытки ни к чему не привели. Разве что вышло Бонне против всех настроить, и то глупая девчонка была слишком отходчивой, даже начала потом переживать за брата и отдаляться от Сандры, это совсем не радовало.

А потом у Сандры было видение, оно показало, что стоит притаиться, выждать год. И не обмануло. Непутевая дочь Советника-Сэм пропала. Старшие детки разлетелись на поиски. А принц остался один со своей дикой кошкой, уязвленный. И не только он.

И теперь Сандра сделает всё, что бы её Биарте было куда вернуться, чтобы она захотела вернуться. Сделает мир, которым правит Бонне, точнее почти Бонне, но Биа об этом знать не обязательно. Больше бремя власти возложит на себя. Сделает мир, в котором не будет двойных жизней. Сделает мир без Советника, Рыцаря и Дариона.

– Мой принц, – проговорила она, – есть лишь один путь, пойдем, я покажу тебе его.

А Стелла на экране в точности повторила ее слова, не видя, как плачет стоящая в нескольких шагах призрак.

***

– Пойдем, – жрица еще раз потянула парня за руку. – Что тебе важнее трон или я?

– Прошу, не ставь передо мной такой выбор, – простонал Дар. Разум отказывался верить в происходящее, в изменившуюся Стеллу.

«Что с тобой, моя жрица?», – отчаянно пытался он докричаться до нее телепатически, но не мог. Это уже настораживало. А сердце и душа разрывались от беспокойства за нее.

– Тебе не кажется странным, что она не видит и не чувствует меня? – проговорила до этого молчавшая Айлин. – Дарион, ненависть, исходящая от этой девушки, сжигает меня.

Однако принц никак не отреагировал на нее, точнее не подал виду. Неимоверным усилием воли заставил сердце умолкнуть, а мозг включиться. Его Стелла не умеет ненавидеть, его Стелла добровольно не отказалась бы от него. И надо понять, что именно случилось с его Стеллой.

– Хорошо, – покорно, словно смирившись, произнес он, – Стелла, я пойду с тобой.

Не слушая во всю возражающую Айлин, Дарион пошел за Стеллой. Из его комнаты – в коридор, по нему на лестницу вниз, затем Жрица повела его по потайным ходам Дворца. «Показывал ей их», – тогда они даже нашли несколько тайных комнат и это было незабываемо, Дарион как можно быстрее отогнал воспоминания о счастливых минутах.

Выйдя на поверхность в парк, они немного прошли вдоль дворца, пока не добрались до двери в одной из стен.

Дар уверенно распахнул ее: в слабо освещенной комнате на единственной кровати лежал он. Точнее его точная копия. А у ног сидела Бонне.

– А ну иди сюда, – резко схватив сестру за руку, Дарион вывел ее из комнаты на улицу, обратно в дворцовый парк.

Девушка недовольно вырвалась, ее взгляд был полон злобы.

– Быстро объясняй, что ты на сей раз задумала! – в руке Дара замерцал световой шар.

– Я папе расскажу! – прелестное личико исказилось от злобы.

– Замечательно! Заодно расскажешь, что за мой труп («Как мерзко звучит») и что ты сделала с моей Стеллой.

– Ничего! Эта девушка сама пришла ко мне, пришла за помощью. И я нашла способ помочь. Братик, вы должны бежать. Вам не дадут быть вместе. Бегите. А они найдут твое тело.

– Я, по-твоему, полный идиот? – шар в его руке стал больше.

– Дарион, в сторону!

Он инстинктивно среагировал на крик Айлин. Мимо со свистом пролетел кинжал и воткнулся в землю прямо рядом с Бонне. Девушка молниеносно подняла его, а с другой стороны, сжимая еще один кинжал, стояла Стелла.

– Они обе так ненавидят тебя, – прокомментировала Айлин.

– Спасибо, – в пол-голоса поблагодарил ее Дар. – Эй, ты, – крикнул он Бонне, – кем или чем бы ты ни было, со мной так просто не справишься, – вокруг парня и призрака появился защитный купол. – Чтобы вы не задумали, не выйдет. Хватит контролировать моих сестру и девушку. Отпустите их сейчас же!

«Бонне, Стелла, – отчаянно попытался он докричаться до их сознания, – сопротивляйтесь!»

– Он так глуп, – усмехнулась Бонне.

А Стелла развернула кинжал острием к себе.

– Сними защиту, – проговорила жрица, – и кинь Бонне свой телепортатор.

Не раздумывая, юноша покорился.

– Подписывай, – Бонне достала из брюк небольшой «экран» и протянула ему, – и тогда твои сестра и девушка не пострадают.

– Отказ от престола, как банально, – прокомментировал Дар, прочитав, что там написано. В руке парня появился специальный стилус, которым он черкнул по «документу».

– Славно. – Стелла с размаху загнала кинжал себе в грудь.

Ступор, боль, злость и отчаяние в одно мгновение смешались в его душе. Совсем скоро сюда прибудет телепатически вызванный отец и Нибуру с ним. Они выяснят, кто управляет его сестрицей. Только играет ли это теперь хоть какую-то роль. Забыв обо всем, подбежав, парень склонился над своей жрицей.

– Нет-нет-нет, – шептал он, стараясь остановить кровь, – слышишь, все будет хорошо. Дыши. Только не покидай меня.

«Сэм!», – в отчаянии позвал он: кулон Советника обязательно вылечит Стеллу, успеет.

– Не будет, – подошла к нему Бонне. – Не успеет, принц.

Она достала слегка измененного вида телепортатор – все также похожий на небольшую продолговатую коробочку, только с одной стороны ее переливались электрические разряды.

– Ты будешь жить, но слишком поздно поймешь, что ни любимую, ни государство не смог спасти.

Болезненные разряды прошлись по его телу.

«Пап, помоги», – успел подумать Дарион, теряя сознание.

***

Бонне вовсю плакала, Мирон Бонк пытался сохранять спокойствие и подавлял желание высказать все, что он о нем думает, извиняющемуся Фаэтону.

– Она так легко обманула меня, – сокрушался Хранитель. Его раскаяние было искренним.

– Лучше скажи, как будешь возвращать нас домой, – не выдержал Мирон, из-за чего Бонне еще сильнее заплакала.

– Не знаю. Говорю, я не могу перемещать кого-либо кроме себя между мирами.

– Так отправляйся в наш мир, и найди того, кто сможет!

– И как я объясню, где вас искать! А ты сможешь убить местную тварь!?

Разговор переходил на повышенные тона.

– Пожалуйста, не ругайтесь, – прервала их Бонне, утирая слезы. – Фаэтон, останься, пожалуйста.

– Конечно, принцесса.

Хранитель размашистыми шагами прошелся туда-сюда по «кухне». Фаэтон был зол на себя, повелся на россказни Сандры, еще и помог ей Стеллу против Дариона настроить. И конечно, пока принц и Рыцарь будут заняты проблемами парня, они не сразу заметят, что принцесса пропала.

«И насколько велика вероятность, что Черный Рыцарь выяснит причастность Сандры к пропаже принцессы? – спрашивал он себя. – Насколько велика вероятность, что они узнают, где мы?».

Вопрос «зачем придворной предсказательнице вообще понадобилось отсылать принцессу и многовекового Хранителя в другой мир» терзал не меньше. Но что Сандра не задумала бы, лучше не сидеть в выбранном ей месте.

– Не вижу смысла сидеть здесь, – озвучил Фаэтон свое решение. – Мы пройдемся по этому миру. Найдем хоть какие-нибудь признаки разумной жизни и будем надеяться через них выйти на ваш МАД.

Они вышли из ветхого, покосившегося дома.

Этот мир пугал своей безжизненностью. Недалеко от дома, в котором они оказались, пролегала разбитая дорога. Они шли по ней мимо других разрушенных, покрытых трещинами, покинутых домов. С другой стороны дороги был лишь пустырь с торчащими местами из земли ветками. И там, и там встречались то обглоданные кости, то разлагающееся месиво, принадлежавшее непонятно кому, да и выяснять это ни у кого желания не возникало.

Обутая в легкие сандалии, Бонне то и дело спотыкалась, и с отвращением отворачивалась от очередных останков. В итоге Мирон взял девушку под руку, помогая идти. Немного недовольно посмотрев на них, Фаэтон, тем не менее, промолчал, продолжив настороженно и сосредоточено смотреть по сторонам.

– Хранитель, – обратился к нему парень, – откуда ты знаешь регента и что за дела у тебя были с придворной предсказательницей?

– Тебя не касается, – по-сути того не желая, Фаэтон срывался на ни в чем не повинном мальчишке. – Как только верну вас, заплачу за содеянное, – чуть мягче, с нотой вины, произнес он и печально посмотрел на обеспокоенную, несчастную принцессу. Виноват в том, что это нежное создание попало в совсем не подходящее для нее место, таких ошибок он не совершал за всю свою долгую жизнь. А все потому, что не послушал себя, пошел на поводу чувств.

– Я хотел увидеть твою мать, принцесса, – признался Фаэтон, – поговорить с ней, хотел убедиться, что она в безопасности. Мы встретились очень давно, когда она еще не была регентом и слепо верила своему Рыцарю. Увидев ее, я увидел самый настоящий свет, что так хочет рассеять тьму. И так боялся, что эта тьма поглотит его. Я понимал, что она не выберет меня, понимал, что и сам не смогу сделать ее счастливой, но так отчаянно хотел уберечь. А она безоглядно, не слушая, бежала к тьме, думая, что спасает.

– Под тьмой ты подразумеваешь папу? – перебила его Бонне. – Я только слышала, что у него есть еще одно альтер-эго – Черный Демон – воплощение всего худшего. Но никогда не видела его. Это правда? В моем отце все-таки живет самое настоящее зло?

Но Фаэтон не ответил.

– Как бы то ни было, – холодно произнес он, – но Биа решила выйти замуж за Черного Рыцаря, и я не мог ей в этом помешать. И не мог нарушить хрупкий мир, благополучие Монархии, державшееся на этом браке.

– Я то и дело сержусь на папу, – призналась Бонне, – сержусь на то, что он играет в эти двойные жизни, придуманные Советником, сержусь, что он маму упустил и не ищет. Во мне живет зло отца? – с ужасом спросила девушка.

– Вовсе нет, – поспешил заверить ее Фаэтон, – ты взяла лучшее от них, – улыбнулся он. – Твоя аура очень напоминает чистую ауру Первого Харона, ауру, тогда еще не запятнанную злом, – с горечью добавил Фаэтон.

«А еще у Дара и аура, и внешность на его похожи», – от этих мыслей боль и вина вновь ударили в душу.

– Первого Харона? Прародителя нашего рода? – изумленно переспросила Бонне. – Я знаю, он дедушка папы, Советника и Янтаря. Мой прадед.

– И мой друг, которого я не смог уберечь. Я так сердился на него, когда тот, нарушив законы мироздания, решил стать смертным, захотел любить.

– Это сколько тебе лет? – удивленно вставил Мирон.

– Кажется, мне было чуть больше тридцати, – уклончиво ответил Фаэтон. – С тех пор, как меня выбрала Сила, я живу путешествуя по Зову через время из эпохи в эпоху.

– Бедняжка, тебе наверно так одиноко, – выскользнув из рук Мирона, Бонне обняла Хранителя.

И больше всего Фаэтону захотелось, чтобы это мгновение продлилось как можно дольше. Мгновение, когда отступает и уходит вся логика. Когда принцесса сумеречной планеты дарит тепло и свет холодной душе.

Но Фаэтон понимал, что лучше не думать о ней. Что и Черный Рыцарь, и даже его сын скорее убьют, чем подпустят к ней. И что опять его всего лишь тянет ее внутренний свет. И его сердце давно уже умерло вместе с другой… Но сейчас ему хотелось как можно дольше ощущать дыхание этой девушки рядом.

А из близстоящего дома тем временем, покачиваясь, вышло весьма странное существо. Оно было под два метром ростом, передвигалось на двух жилистых крупных ногах. Серая в белых пятнах кожа, непропорционально длинные руки с огромными продолговатыми кистями, узкие мутные глаза, ни волоса, а также полное отсутствие одежды и каких бы то ни было половых признаков.

– Что это?! – первым заметил его Мирон Бонк.

***

Когда Черный Рыцарь и Кира появились в дворцовом парке, тот был тих, спокоен и пуст.

Почти одновременно с ними появилась озадаченная и взволнованная Советник, но почувствовав настроение брата и подруги после слов: «Надо найти Дара», лишних вопросов задавать не стала.

– Дарион точно звал сюда, – озадаченно проговорил Рыцарь, осматриваясь: ни одного намека на сына. Прошелся вдоль ровной стены Дворца – всё как всегда. На телепатический зов Дарион не отзывался.

– Но переместились мы практически мгновенно, – также осматривалась Кира. – Пора помощь звать, – предложила она.

Рыцарь и Советник синхронно кивнули.

– Верховный! – в этот раз решили сразу вызвать Главное порождение Силы. И через мгновение мрачная фигура в балахоне-накидке и маске, скрывающей пол-лица, уже стоял перед ними.

– Дарион пропал.

– Опять? – с тихим ужасом переспросил Верховный.

– Как будто я не мог его поддержать. Я сразу сказал бы, что не будет у них со Стеллой никаких проблем с размножением, – проворчал Верховный Лорд, выслушав всё. – А еще и дух бедной Айлин пробудил, надо будет ее потом в небытие к Первому Рине отправить.

– А ты не поглотил его душу? – не удержалась от интереса Ки.

– И это была моя ошибка. Съев ее, я бы полностью очистил Силу, и потом не появилось бы столько Падших. Но я отпустил его душу, и память о ней осталась у Силы, и она отравляла ее.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю