290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Великие полководцы и их битвы » Текст книги (страница 1)
Великие полководцы и их битвы
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 02:44

Текст книги "Великие полководцы и их битвы"


Автор книги: Андрей Венков


Соавторы: Сергей Деркач



сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 20 страниц)

Андрей Вадимович Венков, Сергей Вячеславович Деркач
ВЕЛИКИЕ ПОЛКОВОДЦЫ И ИХ БИТВЫ

Предисловие

Что является критерием величия полководца? Количество выигранных сражений? Количество крови, пролитой в честных боях? Новое слово в стратегии и тактике? Возможно, возможно… В предлагаемой книге за критерий взяты сражения, которые изменили мир, его политическую карту.

«Взять крепость нетрудно, трудно кампанию выиграть», – говорит Кутузов в «Войне и мире». Но кампания, выигранная тогда великим русским полководцем (речь идёт о русско-турецкой войне 1806–1812 гг.), ничего не изменила на политической карте мира, просто Турция после этой войны вынуждена была сохранять нейтралитет и не вмешиваться в русско-французские отношения. А сколько ради этого нейтралитета солдат положили на берегах Дуная!..

И всё же были сражения и штурмы крепостей, после которых разваливались целые империи, течение истории меняло своё русло. Битва при Гавгамелах разрушила могущественную полиэтническую Персию, греки хлынули в Малую Азию, и образовавшийся «коктейль» народов и культур в скором времени породил универсальную мировую религию – христианство (а вокруг неё массу ересей). Битва при Заме сделала римлян господами западного Средиземноморья, а битва при Каррах остановила их продвижение на восток. Прошло немного времени, и никому не известный Арминий, этакий «принц-изгнанник», уничтожил в лесах Германии лучшие легионы Римской империи. Империя остановила своё продвижение на север, а немцы приобрели свою доныне сохранившуюся легенду лучших вояк Европы. Дважды на полях прекрасной Франции решалась судьба зарождавшейся молодой христианской цивилизации: первый раз еле отбились от приверженцев бога Тенгри, второй – от последователей Магомета…

Но вот парадокс – событие важное, историческое, а бывает связано с личностью абсолютно бесцветной. То ли случай эту личность выносит, то ли событие самим ходом истории бывает подготовлено, и личность здесь вообще никакой роли не играет. Иногда личность вообще за событием не просматривается. Так, прекрасно задуманная и чётко осуществляемая десантная операция монгольской армии против Японии дважды (!) была сорвана тайфуном, и до ста тысяч прекрасных воинов исчезли в пучине, не успев обнажить своих мечей, а Япония избежала участи Китая, Бирмы, Кореи, пошла своим путём…

В предлагаемой книге наряду с Ганнибалом и Александром Македонским пред читателем предстанут полководцы менее известные, но отмеченные не менее великими победами. Много внимания уделено их армиям, боевой подготовке и снаряжению их солдат. Ибо солдаты «добывают» победу для полководца. «Массы решают всё», – говаривал великий Наполеон.

Александр Македонский
(356 – 13.6.323 гг. до н.э.)

Не многие полководцы с древнейших времён до наших дней могли бы потягаться с этим человеком. Слава его затмила деяния современников. Непостижимой казалась судьба молоденького царя совсем ещё недавно маленькой полудикой страны, который вдруг взлетел к вершинам неограниченной власти, завоевал огромные территории, разрушил великие царства и на их обломках основал свою империю, построил 70 городов, назвал их своим именем, был обожествлён при жизни и умер молодым, едва ли достигнув возраста Христа.

Отец Александра, царь Филипп II Македонский, заботился о воспитании и образовании сына. Учителем юного Александра стал великий учёный древности Аристотель. Зато азы военного искусства сыну преподал сам Филипп, один из лучших полководцев своего времени.

Стремительно крепнувшая Македония пыталась объединить и возглавить многочисленные греческие города-государства. Она не имела возможности воздействовать на них экономически, не могла уговорить, отставала в культурном развитии и потому не пользовалась авторитетом среди учёных мужей Греции, переживавшей золотой век своей культуры. Царь Македонии Филипп стал объединять Грецию железом и кровью. В битве при Херонее, приведшей к покорению греческих городов, впервые отличился на поле брани восемнадцатилетний Александр.

В 336 г. до н.э. Филипп был убит заговорщиком, и двадцатилетний Александр унаследовал отцовское государство. На следующий год он усмирил заволновавшиеся было греческие города, разгромив их войско под Фивами. А весной 334 г. объединённое войско греков и македонян, ведомое двадцатидвухлетним полководцем, вторглось в пределы самого могущественного государства Востока – Персии.

В течение нескольких лет была завоёвана вся Малая Азия. Египетские жрецы обожествили Александра и провозгласили его царём Египта. Персидский царь Дарий потерял свою страну и пал от рук изменников. Александр провозгласил себя его преемником, но не удовольствовался границами своего нового царства. Его войска, пополненные местными жителями, пошли дальше на восток. В 329 г. они огнём и мечом прошли Среднюю Азию, подавили сопротивление недовольных под предводительством Спитамена. В преданиях ошеломлённого населения Александр остался здесь под именем Искандера Двурогого (из-за рогов, украшавших его шлем). В 327 г., воспользовавшись разногласиями между индийскими правителями, Александр отправился в поход на Индию. В жестокой битве греко-македоно-персидское войско разгромило силы Западной Индии. Александр намеревался вторгнуться в долину Ганга, но войско было утомлено, солдаты и полководцы роптали, и юному властелину пришлось отказаться от задуманного похода.

Он вернулся в Вавилон, провозглашённый столицей нового государства, и здесь в разгар приготовлений к новой войне умер 13 июня 323 г. до н.э. О причине его смерти ходили и ходят разные слухи: от радиоактивного камня в короне до банального алкоголизма. После смерти Александра созданная им страна развалилась на ряд самостоятельных царств…

Тысячелетия отдаляют нас от того времени. Но и сейчас не вызывает споров суждение, что величайшей военной победой Александра Македонского было сражение при Гавгамелах. Итак, Гавгамелы…

БИТВА ПРИ ГАВГАМЕЛАХ
(331 г. до н.э.)

В IV в. до н.э. огромная Персидская империя, сама по себя являвшаяся самостоятельной цивилизацией, переживала время упадка. И в то же время окрепший и охвативший своими колониями всё восточное Средиземноморье эллинский мир стремился всё дальше и дальше распространить своё влияние на восток. Ещё в V в. до н.э. общими усилиями эллины отбили нашествие персов. Теперь объединённые силы греков во главе с царём Македонии Александром (его войско составляло костяк этих сил) двинулись на Персию.

Весной 334 г. армия Александра перешла Геллеспонт и вступила в Азию. Армия состояла из 30 тыс. пехоты и 5 тыс. конницы. Непосредственно македонцы выставили 12 тыс. пехоты и 1800 всадников, 7 тыс. пехоты и 600 всадников послали в армию Александра союзники-греки. Ещё 5 тыс. составляли обычные греки-наёмники. Остальное приходилось на фракийцев, иллирийцев, критян.

Недавно вступивший на персидский престол царь Дарий III встретил Александра во главе огромной армии, представлявшей собой конгломерат войск подвластных персам народов. Сразу же у Дарданелл на речке Граник Александр был остановлен 40-тысячным войском Мемнона Родосского и персидских сатрапов, состоявшим из персов и греческих наёмников. На глазах у противника Александр форсировал Граник, его тяжеловооружённая конница смяла лёгкую конницу персов, македонская фаланга опрокинула греков-наёмников, бывших на персидской службе. Персы побежали, потеряв половину войска.

Александр захватил города Милет и Галикарнас, завоевал всю Малую Азию и в сентябре 333 г. у городка Исс на берегу реки Пинар разгромил многократно превосходящую его по численности армию персов во главе с самим царём Дарием. Сражение протекало примерно так же, как и при Гранике. Сам Александр во главе конницы атаковал телохранителей Дария, и тот бежал с поля боя.

Дальнейшим этапом войны стал поход Александра на юг вдоль Средиземноморского побережья, когда он захватил Тир, Газу и другие базы персидского флота, лишив тем самым персов морского могущества, и утвердил своё господство в восточном Средиземноморье. Зимой 332–331 гг. македонское войско достигло Мемфиса и покорило Египет.

Летом 331 г. Александр вновь повёл свои войска на восток, вторгаясь в самое сердце Персидского царства. Царь Дарий во главе вновь набранного войска ждал его у Вавилона, экономического центра Персии. Но Александр взял севернее и форсировал Евфрат выше Вавилона. Дарий двинулся параллельно, надеясь встретить Александра. Это удалось лишь на левом берегу реки Тигр.

От пойманных лазутчиков Александр знал местоположение войск противника; он дал своей армии несколько дней отдыха и повёл её на врага.

Обнаруженная армия Дария III неприятно удивила Александра обилием конницы, превосходившей его собственную кавалерию в 5–6 раз.

30 сентября 331 г. две армии сошлись для боя.

Александр располагал фалангой в 12 тыс. воинов, 3 тыс. гипаспистов, у него было 7 тыс. греческих союзников, 8–9 тыс. греков-наёмников. Все эти силы составляли тяжёлую пехоту. 6 тыс. фракийцев, 1 тыс. иллирийцев, 1 тыс. агриян, 1 тыс. критян составляли лёгкую пехоту. Конница Александра также была довольно пёстрой по своему составу: 2100 гетайров, 2100 фессалийцев, 600 продромов, 750 греков-союзников, 400 греков-наёмников, 300 паинов, 500 фракийцев, 300 наёмных азиатских лучников. Всего до 40 тыс. пехоты и 7050 всадников.

Армия Дария III значительно уступала противнику в тяжёлой обученной пехоте: 2 тыс. царских гвардейцев, 2 тыс. греков-наёмников. Лёгкая пехота была гораздо многочисленнее: марды – 2 тыс., контингенты вассалов – около 50 тыс. Конница почти равнялась по численности пехоте: царские гвардейцы – 1 тыс., персы – 10 тыс., индийцы – 1 тыс., карийцы – 1 тыс., сузиане – 1 тыс., кадуссии – 1 тыс., сакесины – 1 тыс., мидийцы – 1 тыс., албанцы – 1 тыс., гирканцы – 1 тыс., парфяне – 2 тыс., вавилоняне – 1 тыс., тапуры – 1 тыс., даи – 1 тыс., арахосии – 1 тыс., массагеты – 2 тыс., бактрийцы – 6 тыс. тяжёлой и 1 тыс. лёгкой, каппадокийцы – 1 тыс., армяне – 1 тыс., сирийцы – 1 тыс., скифы – 4 тыс. Кроме того, в войске было 15 слонов и 200 колесниц. Всего около 56 тыс. пехоты и 42 тыс. конницы.

Костяком армии Александра были македонские формирования, созданные по принципу рекрутского набора, когда все здоровые мужчины Македонии должны были служить в царском войске. Его основы были заложены отцом Александра, Филиппом Македонским, который обучил и вооружил пехоту по образцу греческих гоплитов, дал ей щиты и бронзовые кирасы. Филипп создал ударную силу войска, которой не было в греческих городах-государствах, – тяжёлую кавалерию, одетую в кирасы и шлемы фригийского типа. Первоначально кавалерия состояла из 600 представителей македонской знати.

В последовавшей войне Македонии с греческими городами армия Филиппа оказалась лучше обученной и вооружённой. Разрозненные греческие города подчинились Филиппу, который создал Коринфский Союз. С приходом на престол Александра система набора, подготовка и вооружение войск остались прежними. Молодой царь, по преданию, лишь заменил фригийские шлемы на беотийские, которые лучше прикрывали лицо и плечи воина, и повелел всем своим солдатам бриться, чтобы в рукопашной враги не могли вцепиться в бороду.

Верховное командование войском осуществлял царь. При нём постоянно находились сто «товарищей», составлявших его ближайшее окружение. Более узкий круг был представлен «друзьями». В бою «товарищи» и «друзья» составляли предводительствуемую лично царём кавалерийскую часть – илу. Из «товарищей» и «друзей» подбирались командиры для воинских формирований. Таким образом, царская ила была своеобразной школой командного состава. Семеро «царских телохранителей» играли роль своеобразного генерального штаба, они по очереди дежурили и осуществляли функции дежурных генералов. Помимо этого во главе войска стояли подбираемые по греческому принципу стратеги и более младшие командиры – гегемоны. В македонских частях, где солдаты набирались по территориальному принципу, и командиры были представлены местной знатью.

Кроме того, для непосредственной охраны царя были учреждены особые телохранители – соматофилакии (200 бойцов). Командовал ими Гефестион.

В армии существовала административная служба во главе с секретарём – громматеусом и инспекторами – епископами.

Пехота армии Александра делилась на тяжёлую и лёгкую. Основная ударная сила войска – фаланга – состояла из пезгетайров, тяжеловооружённых воинов, набранных по территориальному принципу в разных областях Македонии. Низшей тактической единицей в фаланге была «дека» – 10 человек, составлявших один ряд (шеренгу) фаланги. Во время царствования Александра количество воинов в деке было увеличено с 10 до 16. 32 ряда составляли «лох» во главе с лохадосом, 2–3 лоха объединялись в «такс». Всего в фаланге было 9 тыс. пезгетайров, разделённых на 6 таксов по 3 лоха каждый. 4 такса имели до 330 г. постоянных командиров (таксиархов) и назывались по имени этих командиров: Коен, Пердикка, Кратер, Мелеагр. Воины каждого из них различались одеждой и оружием.

При обычном построении фаланга имела 16 человек в глубину. По фронту фаланги на каждого воина приходился 1 ярд (0,9 м) пространства. Более тесным построением было – «сомкнув щиты», при котором последние 8 человек «деки» входили в промежуток между рядами. Глубина строя сокращалась до 8 человек, но по фронту на каждого воина приходилось 0,5 ярда пространства.

Подобное построение, удобное для обороны или таранного удара, плохо подходило для маневрирования. Для удобства при проведении сложных манёвров на марше фаланга углубляла свой боевой порядок, но делала его более редким: каждый второй ряд выстраивался в затылок каждому первому, теперь глубина ряда была 32 человека, по фронту на одного воина оставалось 2 ярда пространства, в целом же длина фронта фаланги при всех перестроениях оставалась неизменной.

Все перестроения фаланги производились с поднятыми копьями.

В сражении главной и единственной задачей фаланги был таранный удар холодным оружием. Движение начиналось в молчании с поднятыми копьями. Непосредственно перед атакой копья опускались. Удару сопутствовал боевой клич «Алалалалай» (в честь бога Эниалиоса, македонского двойника Арея).

Каждая дека имела одного слугу, который на осле, муле или верблюде перевозил за воинами палатки и некоторую часть их имущества (ручные мельницы и др.). Помимо такого транспорта при войске был и обычный обоз, который вёз инженерные средства, осадные орудия, раненых и семьи воинов.

Во время боя почётным местом в фаланге считался правый фланг, где стояли астетайры – воины таксов, набранные в Верхней Македонии.

Защитное вооружение македонского воина состояло из шлема, чаще всего фригийского или фракийского типа, с характерным гребнем, напоминавшим верхушку фригийского колпака, шлем имел металлические нащёчники и иногда маску, практически закрывавшую лицо. На маске имитировались рельефные усы и борода. Кроме этих шлемов использовались и многие другие типы защитных головных уборов вплоть до конусообразных, напоминавших по внешнему виду китайские головные уборы.

Кирасы македонцы употребляли самые разнообразные. Впрочем, некоторые историки полагают, что гоплиты не использовали кирас вообще, а обходились лишь одними большими щитами. Подобное предположение вряд ли достоверно, так как техника боя того периода предполагала удары мечом, когда щит отводился в сторону и воин оставался открытым.

Самым старым из типов кирас была так называемая мускульная кираса (muskuled cuirass), которая представляла собой панцирь из листовой бронзы, состоящий из двух половин и рельефно изображавший мужской торс с ярко выраженными мускулами. Кираса застёгивалась по бокам посредством петель и шпилек, а на плечах закреплялась специальными ремнями, которые завязывались шнурками на лицевой части кирасы.

Вторым по популярности был чешуйчатый панцирь, состоявший из тканевой или кожаной основы, на которую нашивались бронзовые или железные (что было новинкой в IV в. до н.э.) пластинки. Они закреплялись в верхней части так, что верхний ряд находил на нижний, и каждая чешуйка примерно на 1/ 3находила на пришитую рядом. Возможно, чешуйки были ещё скреплены между собой в ряду. Уязвимым местом для такого панциря были колющие удары снизу, когда лезвие могло просто скользнуть между рядами наложенных друг на друга чешуек, прорвать тканевую основу и поразить тело воина.

Огромной популярностью у греков и македонцев пользовались так называемые льняные панцири (linen cuirass). Эти кирасы представляли очень интересный тип доспеха, кроившийся из одного куска ткани таким образом, что он охватывал корпус воина, а две лопасти прикрывали плечи и завязывались шнурками на груди. Считается, что слои ткани, из которой изготовлялся панцирь, пропитывались солью для большей крепости. По преданиям, такой панцирь выдерживал даже удар топором.

Существовало много разновидностей такого типа кирас. Меж слоями льняной кирасы могли быть вшиты металлические пластинки. Кроме того, существовали комбинированные типы, в которых сочетались элементы льняных кирас, чешуйчатых панцирей и детали из толстой кожи. Похожий панцирь можно видеть на мозаике из Помпеи, где изображена битва Александра с Дарием при Иссе. Изготовлялись также кирасы из кожи, похожие по типу на льняные.

Большой интерес представляет так называемый «панцирь из Вергинской гробницы», который, как предполагают, принадлежал Филиппу Македонскому, отцу Александра. Он выполнен из железных пластин, покрытых кожей и материей, отделанной золотыми полосками и имеющей золотые застёжки в виде львиных голов. Железный панцирь для того времени был очень дорогой вещью и мог принадлежать царю либо приближённому к нему лицу. Что особенно интересно – по покрою железный панцирь из Вергинской гробницы совпадает с льняным панцирем.

Примечателен также железный шлем, найденный в Вергинской гробнице, первый и пока единственный македонский шлем, дошедший до нас. Возможно, именно такой был на Александре в день битвы при Гавгамелах. Плутарх утверждает, что тот тоже был железным и изготовлен мастером Теофилом. Шлем, найденный в гробнице, имел спереди изображение Афины, богини войны, внутри был обшит кожей. Пластины, защищавшие щёки, заканчивались внизу отверстиями, в которые продевался плотный кожаный шнурок, завязывавшийся под подбородком. Шлем имел характерный плоский гребень, напоминавший верх фригийского колпака.

Непременным атрибутом вооружения тяжеловооружённого воина-гоплита был большой круглый щит. Его деревянная основа обтягивалась листовой бронзой, иногда – кожей. Ручка для держания щита изнутри была бронзовая, а по контуру щита закреплялся шнур, чтобы можно было перехватить щит в любом направлении. Несмотря на деревянную основу, щит был довольно тяжёлым и возможно подвешивался при помощи ремня, переброшенного через шею, так как длинное копьё-сариссу приходилось держать двумя руками (длина сариссы из Вергинской гробницы – 5,5 м).

Немаловажной деталью вооружения гоплита были «кнемиды» – поножи, бронзовые прикрытия для ног. Они в точности повторяли конфигурацию человеческой ноги и полностью замыкали ногу от ступни до колена, прикрывая и его особым выступом. Видимо, для того, чтобы надеть бронзовые кнемиды, их надо было разогнуть.

Воины носили кожаные сандалии или сапоги со шнуровкой спереди, хотя существует мнение, что воины Александра вообще не пользовались обувью, даже сражались босиком.

К своим большим щитам греки и македонцы могли крепить холщовые завесы, которые закрывали ноги. При этом гоплит имел и кнемиды. Вероятно, подобные завесы прикрывали от стрел часть ноги выше колена, которая у гоплита была открыта. Плотный материал, закреплённый только в верхней точке, гасил полёт стрелы.

Наступательным оружием были мечи и длинные копья балканского типа – сариссы. Некоторые сариссы достигали в длину 18 футов, т.е. более 5 м. Их можно было держать лишь двумя руками. До сих пор нет единого мнении: были подобные копья постоянной принадлежностью вооружения фаланги для одновременного действия воинов разных шеренг или появились на завершающей стадии похода на восток для борьбы с боевыми слонами противника.

Мечи использовались короткие, двулезвийные, неширокие, с колющим концом. Носили такой меч на плечевой портупее. Применялся и «махайра» – однолезвийный меч с расширяющимся слегка изогнутым клинком; он обладал сильным рубящим ударом.

Составной частью войска был отряд гипаспистов (щитоносцев) – 3 тыс. воинов, разделённых на 6 лохов. В отряд входили «царские щитоносцы» – особая команда, охранявшая царскую палатку. Но основной функцией щитоносцев на походе и в бою было осуществление гибкой связи между действиями пехоты (фаланги) и конницы. Кавалеристы могли, рассадив гипаспистов на лошадей за своими спинами, произвести их «десантирование» для захвата и удержания какой-либо территории или позиции до подхода фаланги. Наступательное оружие у гипаспистов было таким же, как и у пезгетайров, из оборонительного оружия они имели щит, шлем, но не носили кирасу. Гипасписты, возможно, единственные из всего войска имели обувь.

К тяжёлой пехоте относились и контингенты греков-союзников. 7 тыс. воинов из городов Коринфского Союза перешли с Александром Геллеспонт. Младшими командирами у них в отрядах были их земляки, но общее командование осуществляли македонские стратеги. От македонцев эти воины отличались мускульными кирасами и шлемами спартанского типа.

Похожим отрядом были греки-наёмники, нанятые помимо союзных контингентов. Некоторые из них перешли в армию Александра из армии Дария. У них были шлем, щит, пехотное копьё и меч. Кирас они не носили. Во время сражений греки-союзники ставились на правом фланге, греки-наёмники – на левом.

Лёгкая пехота – «псилой» – делилась на отряды по 500 человек. Легковооружённые пехотинцы – пельтасты – использовали очень своеобразные щиты в форме полумесяца, которые назывались «пельта», отсюда и название рода лёгкой пехоты. В основном это были представители союзных и подвластных Македонии балканских народов: фракийцы, агриане и т.д. Греческие пельтасты использовали для защиты бронзовые шлемы и «мягкие» панцири, льняные или кожаные. Фракийские пельтасты панцирей практически не имели, а на головах носили меховые шапки или кожаные башлыки. Очень популярным у пельтастов был махайра. Из наступательного оружия у пельтастов были два копья или несколько дротиков со специальными петлями для увеличения дальности полёта.

Кроме того, в македонской армии существовали отряды пращников и лучников. Греки пользовались сложносоставными клеёными луками.

Колчан для стрел («горит»), найденный в Вергинской гробнице, оказался идентичным четырём горитам, найденным в Чертомлыцком и Мелитопольском курганах, а также в могилах Солоха и Карагодеуашх. Таким образом, подтвердились данные нумизматики о том, что колчаны такого типа использовались в македонском войске: их изображения красовались на монетах и Филиппа, и Александра. На вергинском горите изображены военные сцены.

Особым подразделением были критские стрелки из лука. В сражениях лёгкая пехота ставилась перед фалангой, вела разведку, завязывала сражение, отгоняла стрелков противника. Действовала она в рассыпном строю. Всего в лёгкой пехоте насчитывалось до 7 тыс. человек. Остаётся добавить, что шлемы и кирасы в пехоте, возможно, окрашивались в различные оттенки синего цвета – цвета пехоты.

Ударной силой, решившей исход не одного сражения, в армии Александра стала кавалерия. Кавалерия делилась на илы по 200 человек во главе с илархами. Ила подразделялась на четыре тетрархии по 49 человек во главе с тетрархами. Две-четыре илы составляли более крупную часть – гиппархию. Во главе её стоял гиппарх.

Кавалерия делилась на тяжёлую и лёгкую. В тяжёлой кавалерии воины были вооружены пикой «ксистон». Щитов кавалеристы не имели. На дошедших изображениях хорошо видно, что македонские всадники держали пику двумя руками, повернувшись к противнику боком. Сёдла у кавалеристов были мягкого типа, стремена отсутствовали. Могли использоваться шпоры, иногда даже деревянные. Сама посадка была наиболее удобной для действия длинной пикой. Щит при такой посадке явно был лишней деталью. Лишь командиры имели особых щитоносцев.

В кавалерии использовались различные типы шлемов – от классических бронзовых с гребнем, вставленным вдоль всего шлема, до шлемов самых причудливых форм. Известны шлемы беотийского типа с широкими полями, изогнутыми по бокам в скатки, как если б они были из ткани, а не из металла. Шлемы богато декорировались. Как элементы украшения на них были серебряные и золотые венки, а у фракийских всадников шлемы помимо гребня украшались ещё и рогами. Шлемы могли иметь маски, почти прикрывающие лицо, или нащёчники, которые смыкались посреди лица и оставляли открытыми лишь нос и глаза. Панцири в кавалерии также применялись самые разнообразные: и чешуйчатые, и комбинированные и мускульные кирасы.

Возможно, македонцы во время похода начали носить тунику поверх доспехов, что естественно в жарком климате и что они могли наблюдать у персов. Тогда это объясняет, почему на многих изображениях того времени на воинах не видно защитного вооружения. Из холодного оружия кавалерия пользовалась мечами, которые были чуть длиннее пехотных, и махайрами. Прикрытия для коней могли состоять из пелерины, прикрывающей грудь лошади, и налобной бляхи, прикрывающей голову.

Тяжёлой кавалерией считалась македонская конница (гетайры), 1800 молодых представителей знати, которые делились на 8 ил, набираемых в особых областях Македонии. Сюда же входила царская ила, превосходившая остальные вдвое по численности. К тяжёлой относилась также фессалийская кавалерия, лучшая конница Греции. В ней служили 1800 фессалийских аристократов. Она также делилась на 8 ил, одна из которых, фарсальская, была вдвое больше остальных. Во главе фессалийской конницы стоял Парменион. Тяжёлой кавалерией считались и два союзных греческих отряда, Пелопоннесский и Ахейский. В каждом было по 600 всадников. Командовал ими Эригий. Тактическим построением тетрархии был «клин». Во главе его стоял сам тетрарх, в основе было 13 всадников, далее к острию – 11, 9, 7, 5, 3. Поскольку тяжёлая кавалерия формировалась из представителей знати, каждый кавалерист имел своего слугу.

Лёгкая кавалерия служила для разведки, дозоров, завязывания боя. Её составляли продромы, 4 фракийские илы (900 всадников), наёмники из других балканских племён во главе с Менидасом и наёмники, навербованные вне пределов Греции, Македонии или Балкан, которыми командовал Андромах, сын Гиера.

Лёгкая кавалерия, скорее всего, кирас не имела, а пользовалась бронзовыми шлемами и щитами, самым распространённым из которых был «пельта». Из холодного оружия применялся чаще всего махайра. Активно использовались дротики и – возможно – луки. Фракийские всадники при отсутствии панциря могли использовать кнемиды пластинчатого типа. Цветом кавалерии был пурпурный и разные его оттенки. Между собой кавалерийские отряды отличались цветом плащей.

Во главе армии стоял молодой царь Александр, заслуживший славу одного из величайших полководцев в мировой истории. Он счастливо сочетал в себе лучшие качества стратега и индивидуального бойца, владел точным стратегическим расчётом, обладал психологической проницательностью.

Противостоящая македонцам персидская армия являла собой целый конгломерат отрядов подвластных Персии народов и областей. Основу ахеменидской персидской армии составляли свободные от других повинностей, кроме воинской, ираноязычные персы (всё мужское население), мидийцы, бактрийцы и т.д. Огромное количество народностей, населявших Персидскую империю, определяло довольно пёстрый состав войск, которые собирались в случае войны.

Особенности социального развития Персидского государства, недостаточная централизация управления подвластными территориями не позволяли создать мощную, однообразно вооружённую регулярную армию. Отличительной чертой её было небольшое количество тяжёлой регулярной пехоты. Лишь греки-наёмники, служившие в персидской армии, могут с полным правом считаться этим родом войск. Многие исследователи считают, что телохранители царя Дария – «бессмертные», названные так из-за неизменности их числа (10 тыс.), тоже могут претендовать на роль тяжёлой пехоты. Основная масса пеших воинов, выставляемых Персией на войну, была по сути своей лёгкой пехотой: копейщики, метатели дротиков, стрелки из лука. Персидские воины, бесспорно, превосходили македонцев и греков в стрельбе из лука, но регулярного строя почти не знали и в рукопашной схватке с фалангой неизменно терпели поражения. Главной силой считалась не пехота, а конница феодального типа.

Ядром войска были персидско-мидийские контингенты. Обе эти главные составляющие персидского войска имели две принципиально разные традиции комплектов военного костюма и вооружения, что великолепно иллюстрирует изобразительный материал, дошедший до нас.

Первый комплект состоит из юбки, пелерины и узкого тюрбана, либо пластинчатой короны-тиары. Ему сопутствовали простой лук, цилиндрический колчан, меч-акинак и копьё. Второй комплект – более адаптированный под конного воина (скотоводческий) – имел круглую шапку или башлык, закрытую рубаху с длинными узкими рукавами, штаны, широкий пояс. Из оружия здесь обычно были небольшой сложносоставной лук со стрелами в закрытом футляре, акинак, копьё и клевец. Оба эти комплекта присущи лёгкой пехоте, составлявшей основную часть пехоты и самую большую часть войска.

Имели персы и тяжёлую пехоту, которая тоже отличалась довольно пёстрым видом. Она использовала самые различные типы оборонительных доспехов: чешуйчатые панцири, давно известные кочевым народам, трофейные – греческие льняные кирасы, а также различные виды кирас-бригандин, покрытых сверху тканью и простёганных. Кроме того, были в ходу и «египетские» панцири, также сделанные из нескольких слоёв холста, пропитанного солью, простёганные, иногда имеющие сверху заклёпки, с большими стоячими воротниками. Подобный панцирь застёгивался по бокам и на левом плече при помощи шнурков.

Шлемы в пехоте использовались самые разнообразные, но чаще всего это были бронзовые шлемы «кубанского» типа округлой формы, открывающие лицо и закрывающие затылок и часть шеи. Можно привести в пример также сфероконические бронзовые шлемы, подобные тому, что был найден в Греции на месте битвы при Марафоне.

Персы носили штаны кочевнического типа. Прикрытия для ног использовались довольно редко. Здесь могли использоваться чешуйчатые прикрытия; их обвязывали вокруг ноги специальными ремешками, подобно тому как это делали скифы.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю