332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Анастасия Лик » Искупление проклятьем. Дилогия (СИ) » Текст книги (страница 1)
Искупление проклятьем. Дилогия (СИ)
  • Текст добавлен: 8 октября 2016, 17:04

Текст книги "Искупление проклятьем. Дилогия (СИ)"


Автор книги: Анастасия Лик






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 36 страниц)

Лик Анастасия Владимировна

Искупление проклятьем

Ему не одна сотня лет и он изгнан из родного мира, ибо душа его проклята. Cпустя века он обрёл новый дом, новое имя и новую жизнь, но одна встреча изменит его судьбу. Простая девушка? Нет, несмотря на то, что Алиса всю свою жизнь старалась огородить себя от магии, сила в её крови, и путь, по которому им двоим предстоит пройти, тернист и непредсказуем, ведь Курт не просто маг из другого мира, он Глава Смотрящего клана. Под его крылом большая колония магов, а на плечах серьёзная ответственность. Но врагов всегда в достатке и самый страшный из них – прошлое.

Книга ПЕРВАЯ

Глава 1

14 апреля. Нью-Йорк. Вечер – 22:30.

Тоже мне тёплое местечко на берегу Атлантического океана, холодно так, как будто это не Нью-Йорк, а Сибирь. А ведь уже весна, и тёплому солнышку пора бы показать миру свой красный бочок.

Я поёжилась, смотря на ночное небо, в тяжёлых облаках которого отражались огни никогда не спящего города, но от окна не отошла. Может спрыгнуть? Вот только лететь далеко, тут этажей эдак тридцать, не меньше. Грустно вздохнула. Нет, жизнь я любила, пусть и со своими странностями и неприятностями, но никогда не сомневалась в себе. Да и то, что на нашей планете, носящей гордое название Земля, всё происходит не просто так, уже успела понять. Вот только осталось выяснить, чтобы это всё значило…

Повернула голову и увидела своё отражение в огромном зеркале, облачённом в массивную золочёную раму. Да уж… что тут ещё можно сказать. Так отвратительно я никогда не выглядела. Нет, может быть кому-то и понравится столь экстравагантное одеяние, но я, воспитанная в семье законченных консерваторов, никогда бы по доброй воле не надела такую короткую кожаную юбку со столь вульгарными чулками в крупную сетку. Да и обтягивающая майка противного малинового цвета, едва прикрывающая большую грудь, совершенно не подходила по стилю, а красные веки и небрежно замазанные тональным кремом синяки под глазами, добавляли моему образу ещё больше живописности.

Безвкусица – как бы сказала моя мамочка и была бы совершенно права.

Но, как ни удивительно, моё самочувствие было вполне сносным, разве что несколько дней без сна и экстремальные условия существования заставляли ощущать себя ожившим зомби, которого по ошибке пригласили на этот праздник жизни.

– Нравится? – раздался за спиной грубый мужской голос, и я подпрыгнула от неожиданности. Обернулась и увидела перед собой весьма колоритного мужчину, на вид лет тридцати. Он возвышался надо мной, как скала, метра два, не меньше, с грубой, словно вырезанной из дерева фигурой – огромные плечи, широкая грудь. Руки, как два упитанных удава, толщиной с мою ногу, и такая же шея. Варвар, – заключила я, и страшный шрам, рассекающий высокий лоб и скулу, тому в подтверждение. Вот только короткие белые волосы этому типу ну совсем не подходили.

– Нет, – ответила я, очень стараясь, чтобы мой голос не дрогнул, и даже в этом преуспела.

Варвар недобро ухмыльнулся.

– Зачем тогда надела? Думаешь, если я увижу твои ноги, то больше заплачу?

– На этот счёт я ничего не думаю, мне всё равно сколько ты заплатишь и заплатишь ли вообще. Кстати, второе даже предпочтительнее, – ответила я беззаботно, смотря в практически белые глаза наглого мужчины, и поняла, что передо мной не человек. Ну, или почти не человек.

С самого раннего детства бабушка рассказывала мне об разных обитателях нашего мира, которые живут рядом с нами, но скрываются. Они хотя и были сильны, но осознавали, что не смогут справиться с правящей людской цивилизацией. И чуть ли не с младенчества, сначала в виде сказок, а после на примере исторических хроник мне объяснялось, чем отличаются разные существа и обитатели нашего и не нашего мира, как их узнать, как себя обезопасить. Но все труды бабушки пропали зря, во всяких нечеловеческих существах я разбиралась неважно, и вся эта таинственная ерунда мне была не интересна. Для меня и нормальная человеческая жизнь была очень неплоха. До определённого момента.

– Что? – громко засмеялся мужчина. – Ты хочешь отдаться мне бесплатно? А я и не знал, что в Нью-Йорке шлюхи занимаются благотворительностью.

Я открыла рот от возмущения. Шлюхи?? И закрыла его обратно. Ах да… на мгновение я забыла в каком виде тут стою, но ведь в свою фразу был вложен совсем другой смысл, и наивно полагала, что если нет денег, то и секса нет.

Мужчина, продолжая тихо смеяться, прошёлся по комнате и сел на мягкий диван, совершенно бесцеремонно развалившись на нём. Перед ним находился низкий столик с банальными шампанским и фруктами, а под ногами пушистый ковёр, совершенно не подходящий образу странного варвара, как впрочем и остальная обстановка этого дорогого номера. Он казался тут чужим. Да и одежда была крайне странной. Тёплый махровый халат, из-под которого выглядывала пижама, и шерстяные носки на ногах, намекали на то, что этот мужчина из теплолюбивых существ и вызывали на моём лице неуместную улыбку. Но, похоже, это варвара не волновало, и в каждом его движении было видно, что ему вообще плевать на всех.

– Шампанского? – предложил он.

– Я не люблю шампанское, тем более брют, – заявила я, стараясь не выдать своего страха и унять руки, которые предательски дрожали и всё время хватались за юбку, желая опустить её пониже.

– Да? А что же ты любишь?

– Мартини с грейпфрутовым соком один к трём.

Мужчина удивлённо поднял брови, осмотрел меня, словно прикидывая, достойна ли я столь дорогого напитка, и вытащил откуда-то из-за спины телефон.

– В номер восемьсот пятый мартини и грейпфрутовый сок. Ещё что-нибудь хочешь? – поднял он глаза.

– Клубнику хочу.

Гулять, так гулять. И всеми силами попыталась состроить наивное выражение лица, и глупо захлопала ресницами. Но мои старания не были оценены по достоинству, мужчина сделал заказ и выключил телефон, а я стояла перед ним и кожей чувствовала его сканирующий взгляд.

И как меня угораздило вляпаться в эту историю, да ещё и оказаться у этого странного типа? А ведь он не простой человек, нет, он явно маг и очень сильный. Хотя из меня эксперт по этим делам, как из бревна шашлык.

***

Мужчина втянул воздух, чувствуя горький запах страха, распространившейся по комнате и так хорошо знакомый ему. Невольно облизнул губы. А эта девочка молодец. Ни чем не показывает своего состояния, хотя едва стоит на ногах от переполнившей её паники. Но зачем же она пришла, если так боится?

Короткие ярко-рыжие волосы, нежная кожа молочного цвета, хорошая фигура и большие синие глаза, которые с притворным интересном рассматривают один из самых дорогих номеров в этом городе.

Она не была похожа на проститутку, и дело не в хорошем маникюре и ухоженных волосах, спускающимися на её милый лобик аккуратными прядями. Нет. В ней были явные зачатки силы, и мужчина это видел совершенно чётко. Поразительно чистая светлая аура, которую он в этом мире ещё не встречал, была вся пронизана золотыми нитями магии. Пока ещё не раскрытой, но то, что дар был она уже должна догадываться. Да и в мыслях, проносящихся в этой прелестной головке сумбурным потоком, проскальзывали догадки, что перед ней не человек. Интересно, а она зарегистрировалась в городе как маг?

А что если эта милая девочка шпионка? То, что в клане уже давно назревают проблемы было очевидно… Тот же Пакур, не являвшейся его членом, уже давно считает себя правой рукой Главы, хотя таковым не являлся. Он всегда был жадным до власти, хитрым. Но нет… это исключено. Завистников конечно всегда много, но его главенство неоспоримо. Ему верят и боятся. А эта девушка могла быть кем угодно, но не подосланной шпионкой.

***

Принесли мартини с соком и клубнику, а я как стояла у огромного зеркала рядом с окном, так и не сдвинулась с места и с каждой пройденной секундой чувствовала себя всё глупее и глупее.

Странный мужчина разглядывал меня как диковинную зверушку, и взгляд его был очень задумчивым, даже слишком.

– Садись, – приказал он неожиданно и махнул рукой на диван напротив себя.

Я, нервно хихикнула и, сделав быстрый вдох и решив не бояться, выпрямила плечи, подняла глаза, твёрдо прошла вперёд. Цапнула со стола бутылку мартини, налила в высокий стакан, разбавила соком. Недолго думая завладела целой чашкой клубники, резонно решив, что она только моя, и с ногами залезла на диван, напротив мужчины. Говорят “перед смертью не надышишься”, ну хотя бы клубники наемся.

– Вкусно? – спросил он, спустя некоторое время и лёгкая тень улыбки появилась на его лице.

– Вполне, – прочавкала я, напрочь забыв правила хорошего тона. – Что тебе надо от меня?

– Что? – мужчина от удивления открыл рот, хотя наверно показалось.

– Сначала твой друг притащил меня сюда, заверив, что ты страшный, но нежный зверь. Ты же в свою очередь угощаешь меня клубникой, сидишь и просто наблюдаешь… что тебе надо?

– Мне? Мне ничего не надо, – ухмыльнулся он в ответ. – Можешь идти.

– Куда? – глупо спросила я и на всякий случай положила в рот ещё одну ягоду, вдруг отнимут.

– Куда хочешь. Это Пакур любитель женщин за деньги, а мне это без надобности.

– Ясно… – потянула я, мельком глянув на руки варвара. Обручальных колец видно не было. Не женат или может, он верен своей девушке? А хотя какое мне дело до его жизни, надо было решать, что делать дальше. Осознание того, что со мной произошло, сильно запаздывало, и всё казалось каким-то глупым сном, или розыгрышем на худой конец. А то, что я сижу в роскошном номере, на хрен знает каком этаже самого дорого отеля Нью-Йорка, в комнате, где может поместиться небольшой и не слишком прожорливый кит, было… странным. Но удивляться, поражаться или биться в истерике, нужное подчеркнуть, не было ни сил не желания.

– Мне пока нельзя уходить, я у тебя тут посижу. Можно? – как можно беззаботней спросила я.

– Сиди, – пожал он плечами. – А тебе разве не надо работать? Я же тебе не заплачу за эту ночь.

Я отвернулась от него, совершенно отчётливо вспомнив всё, что мне говорили накануне. “Теперь ты моя собственность, и будешь делать то, что я скажу, и делать будешь с удовольствием”. Мне вмиг подурнело, а по настороженным глазам своего странного собеседника я поняла, что мои переживания не являются для него сокровенной и неприкасаемой тайной.

Эмпат. Отлично просто!

– Работать… не надо, – буквально выдавила я из себя и залпом допила остатки своего коктейля. – А тебя как зовут?

– Курт. А ты Алиса?

– Да… – грустно вздохнула я и уже более внимательно посмотрела на мужчину перед собой, великодушно разрешившего мне побыть тут. Его можно было бы назвать красивым. Высокий и сильный. Такие мужчины мне всегда нравились больше чем слащавые мальчики. Черты лица грубы, но гармоничны, вот только пустые и практически белые глаза пугали. Да и постоянное ощущение, что он сканирует меня, знает все мысли и чувства наперёд, вызывало дискомфорт.

– Ты ведь из России? – спросил он.

– Да, из России. Мне казалось, что я хорошо говорю на английском…

Бабушка буквально с младенчества заставляла учить меня английский, а не французский, как настаивала мама. Говорила, что он мне пригодится. Да, разумеется, она была права, и то, что я говорила на этом языке свободно и практически без акцента, очень помогало в работе. Вот только и без того не слишком хорошие отношения с родителями разладились в конец. Они то эмигрировали во Францию и при каждом удобном случае напоминали мне, что я невежественная дура.

– Говоришь хорошо, – согласился Курт. – Давно тут?

– Приехала три дня назад.

– И другой работы не нашла, кроме как торговать собой? – тут же возмутился он.

– Это не работа. И приехала я сюда с другой целью. Мне прекрасно жилось и дома. Карьера, квартира, деньги… больно надо заниматься этим сомнительным делом, – огрызнулась я.

– И?

– Что “и”? Ты кто такой? Мой психотерапевт, чтобы я тебе тут плакалась про свою жизнь? – гневно выкрикнула я и посмотрела на Курта, прекрасно понимая, что этот мужчина ни в чём не виноват и вообще не имеет отношения к моей плачевной ситуации, а мне надо бы успокоиться.

Но он никак не отреагировал на этот выпад и продолжал буравить меня взглядом.

– Говори, или проваливай.

Грустно вздохнула. Видимо ему тут скучно одному сидеть, вот, решил развлечься историей моей трагедии. И не отвертеться.

Ладно, жалко что ли?

– Генеральный директор компании, где я работала… – начала говорить я и замолчала, не зная как подступиться к рассказу. Жаловаться действительно было непривычно. В моей жизни, конечно, случались неприятности, и довольно часто, надо сказать, но я предпочитала справляться с ними самостоятельно, без участия сомнительных варваров.

– Я даже толком не знаю, что там у него произошло. Он мне и ещё четырём девушкам сказал, что мы едем в командировку в Нью-Йорк. Всё как обычно, мы тут уже были и не раз, даже визы постоянные есть, но сразу по прибытию вместо отеля мы оказались… ой, я даже не знаю как это место назвать, – брезгливо сморщилась я. – Бордель наверно. Фу, даже вспоминать противно.

Меня нервно передёрнуло, когда я вспомнила, как нас осматривал врач и оценивал словно товар, и налила себе чистого мартини.

Интересно, а если я напьюсь, моя ценность упадёт? Неуместная мысль ворвалась в мой больной мозг, но надолго там не задержалась.

– У него толи долги какие-то были, толи ещё что, я так и не поняла, а объяснять нам, разумеется, никто ничего не стал. В итоге мы с девочками оказались тут как проститутки и хрен выберешься. Попали в общем.

– Да? – скептически спросил Курт, но глаза его были слишком серьезны для столь пренебрежительного тона. – И ты наверно хочешь, чтобы я помог тебе?

– Ничего я не хочу! Я тебя даже не знаю! – возмутилась я.

Иш, какой самодовольный. Да кем он себя возомнил? Санта Клаусом?

– Это ты потребовал, чтобы я рассказала тебе. Вот, пожалуйста. Удовлетворил свой интерес? Что тебе ещё надо от меня?

– И кем ты работала у себя там, в России?

– Антикризисный менеджер, – пробурчала я в ответ, потянулась за очередной порцией мартини, но передумала. В голове уже стоял туман, а впадать сейчас в беспамятство глупо. Этот нахальный варвар совсем не вызывал доверия.

– Кто? – ухмыльнулся Курт. – Тебе сколько лет? Менеджер она… антикризисный.

Лицо мужчины вмиг поменяло выражение, став весёлым и как будто озорным. В светлых глазах появился довольный блеск и широкая улыбка на губах, и это почему-то очень возмутило меня. Вот нахал! И что с того, что мне всего двадцать три с хвостиком? Может я гений непризнанный!

– Ой, а тебе не всё ли равно? Ты сказал, что я могу посидеть у тебя, а сам пристаёшь с расспросами, да ещё и сомневаешься.

– Девочка, следи за своим языком, – ответил Курт с всё той же иронией.

– А то что? У меня сейчас положение и без того хреновое, что ты ещё можешь сделать?

Курт усмехнулся, налил в мой бокал мартини и щедро разбавил его соком.

– Клубнику ещё будешь?

– Буду, – буркнула я и недовольно нахохлилась. Его, по всей видимости, забавляет моё положение.

Курт позвонил, распорядился относительно новой порции ягод, заказал сок, и о чём-то задумался. А я решила помолчать, пускай себе думает, может у него дела имеются, кто я такая чтобы ему мешать? Но вскоре он поднялся с дивана и, взяв мобильный телефон, скрылся за дверью соседней комнаты. Я нервно сглотнула. Что-то мне не очень нравился такой расклад. Куда это он?

Не было его довольно долго, за это время я успела расслабиться, съесть всю клубнику, выпить сок и умять шоколадку, найденную в баре, и когда уже подумывала залезть в холодильник и поискать чего-нибудь съестного, дверь за моей спиной открылась.

– Раздевайся, – сказал Курт.

Я поперхнулась. Ничего себе заявление! Сделав шаг назад, я опасливо поинтересовалась:

– Зачем?

– Мне не нравится твоя одежда.

– Но у меня ничего другого нет.

Курт развернулся и опять ушёл в ту комнату, где он был, но уже через несколько секунд вернулся, и в меня полетела чёрная майка. Я поймала её и глупо уставилась на ткань, как будто она могла мне объяснить, что тут вообще происходит. Хотелось что-то сказать, но ничего умного в голову не приходило. А лишь чувство обречённости, подкравшееся к горлу липким комом, давило и мешало вздохнуть.

До этого момента я как то не до конца осознавала происходящее. Конечно, это всё было страшно, дико… но как будто не по настоящему. А сейчас… сейчас я поняла, что это конец.

– Алиса, – услышала я удивительно мягкий голос Курта. Он стоял совсем близко, но поднять глаза я боялась. – Переоденься.

Ноги не слушались, да и руки тоже проявили редкостное упрямство.

– Я… я не шлюха, – тихо всхлипнула я, очень стараясь удержать слёзы там, где им полагалось быть, но перед глазами уже всё поплыло. – Он сказал, что убьёт меня, если тебе не понравится со мной… но сейчас я уже не уверенна, что готова бороться за свою жизнь, если она будет такой.

– Этот сутенёр больше не должен тебя волновать, – строго произнёс Курт.

– Что ты имеешь в виду?

Я всё-таки нашла в себе силы поднять голову и увидела светлые, практически белые глаза, которые смотрели на меня строго и немного насмешливо, и это выражение лица совсем не подходило страшному шраму, рассекающему лицо. Когда Курт стоял так близко, я могла рассмотреть его более внимательно – крупный, но красивый прямой нос, широкие скулы, чётко очерченные губы, – он был мужчиной с большой буквы, и каждая черта его тела говорила о том, что он опасен.

– Грубо говоря, я тебя купил.

– Что? – мне показалось, что я ослышалась. Он меня… купил? Купил?? Как мешок картошки на рынке?

– Алиса, не ори, – сморщился Курт. – Я же сказал, что грубо говоря. Будешь работать на меня.

– Работать? – переспросила я, чувствуя себя полной дурой, и уже перебирала в уме все возможные места, куда могут отравить работать таких вот купленных как я. Медные рудники, плантация хлопка, на стройку… пирамиды же рабы строили…

– Да работать, мне нужен менеджер в “Старлет и Лор”.

– А ты значит бизнесмен?

Что-то мне не очень верилось, что этот странный тип, который определённо не простой смертный, был директором обыкновенной среднестатистической компании.

– И он тоже, – ответил Курт, уже теряя интерес к нашему разговору. Но я всё не унималась.

– Что значит и он тоже? Чем ты занимаешься?

– Слишком много вопросов, – уже совсем другим тоном сказал он, даже страшно стало. – И переоденься уже.

– Ага, – кивнула я, шмыгнув носом, ещё раз взглянула на футболку в своих дрожащих руках и пошла в соседнюю комнату, пытаясь понять хоть что-то из произошедшего.

– Алиса, а ты куда собралась? – Курт насмешливо на меня смотрел.

– Переодеваться, ты же сам сказал…

– Переодевайся тут, я хочу посмотреть, за что отдал семьсот пятьдесят тысяч, – нагло заявил он. Прошёл к дивану, удобно расположился на нём, и по всему было видно, что он в предвкушении зрелища.

– А почему без музыки? – огрызнулась я, а Курт взял со стола пульт и… включил музыку.

Ну кто, кто меня за язык тянул? Я гневно сжала зубы.

– Алиса, я не беру женщин против их воли, – тихо произнёс Курт и в его глазах промелькнул стальной блеск. – Приступай. Я жду.

Иш, деловой какой! Ждёт он! Для начала билет на представление купи! На языке уже вертелось пара очередных колкостей, но что-то мне казалось, что любое сказанное слово может выйти мне боком. Ну ладно, хочешь смотреть – смотри. Взяла стул, поставила перед Куртом и закрыла глаза, позволив мелодии пройти через моё тело. Музыка – моя жизнь, мой воздух, отрада, в которой я всегда находила утешение в трудные времена, а сейчас мне не хотелось ни о чём думать, хотелось забыться.

У меня не было цели понравиться этому странному варвару с белыми волосами, он сказал, что не станет брать меня силой и, хотя оснований верить этому типу у меня не было, думать сейчас об этом не хотелось. За последние три дня произошло слишком много, и я просто с головой окунулась в танец, чувствуя, как радость переполняет меня. Плевать на всё…

Но неожиданно я обнаружила себя на полу и… почему-то было тяжело дышать.

– Ты что делаешь? – прохрипела я, из-за всех сил пытаясь оторвать огромные, грубые руки от своей шеи. – Отпусти!

– Что ты тут устроила? – проревел Курт, прижимая меня к полу с новой силой, и на миг мне показалось, что в светлых глазах появилась лёгкая красная дымка. Хотя возможно, это последствие сдавленного горла. – Я тебе сказал переодеться, а не баловаться своей дрянной магией! Не доросла ещё, чтобы пытаться соблазнить меня!

Чего? Соблазнить? Да ещё и магией? Больно надо!

– Я не владею магией! – прошипела я и уже более явно начала отдирать от себя этого варвара, но он только недобро оскалился и одним сильным движением кинул меня на диван. Благо он находился рядом, далеко лететь не пришлось.

– Ты ещё и врёшь!

– Да не вру я! – закричала я в ответ, опустила взгляд и поняла, что майки на мне нет, как, впрочем, и чулок. Схватила подушку, лежавшую рядом, и прикрылась ей. Ну, точнее попыталась прикрыться. Подушка-то совсем маленькой оказалась.

– Я к вашему миру не имею отношения.

Мягкая ткань в моих руках затрещала, не выдержав столь грубого обращения, и я ослабила хватку.

Конечно, я прекрасно понимала, о чём говорит Курт. Моя любимая бабушка доказывала мне, что наша семья наделена неким даром. И не важно, что моя мать отказалась от него и запрещала даже заикаться об этом, во мне якобы тоже были эти самые силы, которые никто никогда не видел. Но бабушка с упорством слона, что идёт на водопой рассказывала мне, что хотя в России было очень мало магов, а в Москве и подавно, так как слишком сильна была энергетика, пропитавшая город, который был гораздо древнее, чем думали историки, я обладала даром. Но в других местах, якобы, маги живут бок о бок с людьми, но в своём мире. Рассказывала, что жизнь гораздо интереснее и разнообразнее чем кажется, что тот другой мир, удивительный. Она знала о нём лишь понаслышке, потому что всю свою жизнь прожила в Москве, где этого мира не было и в помине, но с упоением рассказывала о нём. А для меня это были лишь сказки, не более. Да и не надо было мне это. Меня вполне устраивала моя жизнь без сомнительной магии и сомнительных и магов.

– Девочка. Не смей. Мне. Врать, – произнёс Курт, выделяя каждое слово, в один шаг приблизился к дивану, на котором я сидела и навис надо мной как скала. А я, кажется, перестала дышать от страха. В его некогда светлых глазах пылал самый настоящий огонь! Вся радужка была залита языками пламени, щедро сдобренная чёрными всполохами.

Всё… допрыгалась, – пронеслось в моей больной голове, и приготовилась к смерти. Но вместо ожидаемой расправы над своей драгоценной персоной, я почувствовала нежное, едва уловимое, касание на щеке. Курт легонько стёр слезу, зачем-то скатившуюся из моего глаза, и поднялся.

– Оденься.

И бросил в меня многострадальную чёрную майку и быстро скрылся за дверью.

Я выдохнула.

Это ж надо было так вляпаться! Мало того, что я по жизни невезучая, и всё мне даётся с неимоверными усилиями, да ещё и в истории всё время попадаю.

Посмотрела на чёрную ткань в своих руках.

Да… но одно дело быть облитой горячим кофе из кофе-машины, и совсем другое стать собственностью психованного мага.

Быстро натянула майку, повисшую на мне балахоном, и обернулась к зеркалу. Похоже, этот предмет одежды являлся собственностью Курта. Я хотя и была довольно высокой девушкой, но по сравнению с этим мужчиной казалась дюймовочкой, и огромный бесформенный кусок ткани на моих плечах, тому в подтверждение. А выглядывающая внизу кожаная юбка смотрелась глупо. Снять что ли? Но ходить тут с неприкрытым задом глупо вдвойне.

И есть хочется… Появившаяся мысль в голове оказалась настолько своевременной, что теперь отказывалась оттуда уходить. Клубника, конечно, хорошо, но для полноценного питания явно маловато.

– Что будешь на ужин? – слышала я за своей спиной, и через мгновение в меня полетела огромная папка.

Я начала глотать воздух как рыба, не зная, что ответить. Точно эмпат! Или того хуже – телепат. Да ещё и кидается! Тяжело что ли в руки было дать? Так и пришибить же может. И буду я тут ходить… пришибленная.

– И юбку сними. Выглядишь как дура, – продолжил он, как ни в чём небывало.

– Очень мило с твоей стороны обращать внимание на такие мелочи, – обиженно фыркнула я, хотя предложение с ужином мне и моему довольно заурчавшему желудку очень понравилось.

Курт взял со стола телефон, набрал номер ресепшн и требовательно посмотрел на меня, всем своим видом показывая, что я его задерживаю.

Спохватившись, я открыла папку и увидела перед собой меню. Ага… интересно, а сумма счёта ограничена? Пробежала глазами и пожелала свиную отбивную и кофе. Курт сделал заказ и, выключив телефон, прошёл к бару и налил себе виски… целый стакан.

– Тебе не жарко? – задала я глупый вопрос. Но почему-то только сейчас, когда я стояла перед ним в одной майке, его наряд в виде пижамы и махрового халата казался как минимум странным. Начало весны в Нью-Йорке, конечно, было холодным, но не настолько же.

– Нет.

Я пожала плечами. Какие мы неразговорчивые, однако. Но задушевные беседы вести желания не наблюдалось, и я подошла к большому зеркалу поближе, желая ознакомиться со своим безобразным видом. Да, юбка действительно была лишней и решительно её сняла. Взлохматила короткие рыжие волосы… жить можно.

– Курт, зачем ты… – начала говорить я и замолчала. Как то глупо звучит “зачем ты меня купил”. Но, похоже, он прекрасно понял мою мысль, криво усмехнулся, осушив стакан одним глотком, и налил новую порцию.

– Мы сегодня заключили очень хороший контракт. Все радуются, празднуют… – задумчиво потянул он, смотря на свет густую янтарную жидкость. – Я сегодня добрый…

– Добрый? – не поверила я своим ушам. – Ты считаешь это помощью?

– А разве нет? Я дам тебе много, а взамен хочу мало, это хорошая сделка. Или желаешь вернуться?

Я хотела, уж было возразить и потребовать дать разъяснение, что это за “мало” такое, кторое он хочет, но ничего умного в мою больную голову не пришло, а Курт громко и очень обидно рассмеялся.

– Ты эмпат?

– А ты всегда задаёшь вопросы, ответы на которые знаешь?

– Нет… – сказала я и смутилась. – А… только эмпат или телепат тоже?

– Телепатией я не пользуюсь.

– Почему? Это наверно очень удобно знать, о чём думает твой собеседник.

Я прошла к дивану и села, поджав под себя ноги. Осмотрелась в поисках какого-нибудь пледа, но такового не нашлось.

– В этом нет ничего удобного. Это вводит в заблуждение, – ответил Курт и усмехнулся, увидев мои потуги прикрыть ноги. – Мысль, особенно человеческая, далека от истины, а порой люди откровенно врут, даже себе. Вот у тебя, например, в голове такая каша, так что я туда даже лезть не хочу.

Вот так приласкал, ничего не скажешь. Мало того лезет куда не звали, да ещё и комментирует. Но очень вовремя принесли мой заказ, и возмущаться сомнительному комплименту сразу расхотелось. Я даже не стала спрашивать, почему ужин был только на одну персону. Может он сытый, в конце концов.

Вот только это всё было странным… даже слишком. Я молча поедала свою свинину под клюквенным соусом и никак не могла понять мотивов этого странного мужчины. Он достал ноутбук, сел за стол и… как будто начал работать, не обращая на мою персону никакого внимания, словно я была предметом мебели. Периодически звонил по телефону, с кем-то переговаривался, что-то печатал, копался в бумагах.

Часы, висевшие у двери, показывали два ночи, и что делать не известно.

– А шоколадка есть? – подала голос я.

Курт поднял глаза, в которых отчётливо отражалось недовольство.

– К кофе…

Ну люблю я кофе с шоколадом. Что это преступление?

Он, ничего не говоря, кинул в меня телефон, предлагая заказать её самой, и вернулся к работе.

Прошёл час. Ничего не изменилось.

Я бесцельно ходила из угла в угол, и думала, как бы мне спровадить Курта в спальню и лечь спать самой. Мягкий диванчик, на котором я сидела, хотя и был очень маленьким, но выглядел вполне удобным.

– Курт… – начала нерешительно говорить я. – А ты когда будешь спать?

– Сегодня не буду, – не поднимая головы, ответил он. – Так что можешь спать в спальне.

Говорить спасибо я не стала, обойдётся, и пошла в указанное помещение. Кровать оказалась не больше, не меньше, а “кингсайз”, да и сама комната… большой. Мягко говоря. Нет, тот холл, тоже был ничего так, просторный, красивый, но вот спальня тут была поистине королевской, в которой с комфортом могли бы разместиться супружеская чета слонов. Но решив не изумляться, больно надо, я быстро сходила в душ, за неимением другой одежды надела чёрную футболку и залезла в кровать.

Будем надеяться, что этот варвар не убьёт меня во сне…

***

Курт слышал, как Алиса принимала душ, как она одевалась, а затем легла в кровать, и широко улыбнулся, услышав её последнюю мысль.

Он и сам не знал чем заинтересовала его эта девушка, вот таких – попавших в беду было бесчисленное количество. Но Алиса… была другой. Она была чистой. И такой длинный и дерзкий язык совсем не подходил её светлой незапятнанной ауре. Конечно добрых и искренних людей в мире достаточное количество, но каждый человек врёт, обманывает, хитрит. Кто-то больше, кто-то меньше… и это всё оставляет отпечаток.

Потянулся сознанием к ней. Надо же, как она быстро уснула, но её сон был далёк от спокойного. По всей видимости, ей снилось то, как она попала в штаты. Ничего определённого, лишь яркими бессвязными обрывками вспыхивали моменты прожитой жизни, как обычно это бывает у очень утомлённого человека… вот только те картины, что Курт видел в её сознании, ему совсем не понравились. Он буквально чувствовал ту злость, то негодование и стыд, что испытывала Алиса. Чувствовал грубые руки, изучающие её на предмет годности… и крик. Курт вздрогнул. Нет, в спальне было тихо, Алиса кричала во сне.

Поднялся из-за стола и тихо открыл дверь в спальню. Девушка лежала, укатавшись в одеяло как в кокон, и лишь нервное дыхание выдавало её беспокойный сон. Он ментально коснулся её и углубил его, чтобы она не проснулась и не испугалась. Приблизился к кровати, лёг рядом и тихо, едва касаясь, погладил по плечу.

– Шшш, всё хорошо, всё хорошо, – прошептал он ей на ушко и позволил себе коснуться губами мягкой кожи.

Алиса последний раз всхлипнула и успокоилась.

Такая нежная, она была похожа на бабочку, к крыльям которой боишься прикоснуться, зная, что потревожишь их. Белая кожа, мягкие губы… и тёплая… Да, именно так. Рядом с ней было тепло. И в этом холодном мире Курт впервые почувствовал себя согретым.

Глава 2

15 апреля. Нью-Йорк. Утро – 8:20.

Сладко потянулась. За долгое время я наконец-то чувствовала себя выспавшейся, и проснулась самостоятельно без всяких внешних раздражителей, что прерывают сон на самом интересном месте. Перевернулась на другой бок и… упёрлась во что-то тёплое.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю