290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Охота на меня или неудачливая подружка невесты (СИ) » Текст книги (страница 17)
Охота на меня или неудачливая подружка невесты (СИ)
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 06:30

Текст книги "Охота на меня или неудачливая подружка невесты (СИ)"


Автор книги: Анастасия Нежная






сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 20 страниц)

Глава 55
Трудный выбор

Машина съехала с шоссе 59 на Леклер-роуд, проехала еще с километр и свернула на Нотр Дем Бэй Юг. Тиффани издала смешок.

– Вот тебе деревенька французских колонистов.

– Детка, в моей родне тоже есть их корни.

– Уи? – подала голос Шайа.

– Аха-ха-ха, – медленно сыронизировал Ренгар, глядя скучающе на девчонку рядом.

По этой улочке они остановились у шестого по счету дома от перекрестка. Самый хмурый и неприметный. Один этаж и гараж с ролл-дверью.

– Ну все прибыли. Выходим девушки. Мне еще нужно сообщить главе, что я Вас привез.

– Это безопасно? – спросила с подозрением Тиффани.

– Не переживай. Они хорошие ребята. Но Вы из дома не выходите и не распускайте гормоны, – он строго посмотрел на обоих.

Девушки кивнули и мужчина открыл им двери с помощью центрального замка.

– Я проголодалась, – заявила Тиффани.

– Хороший аппетит? – хмыкнула Шайа.

Рен нахмурился, но произнес:

– В доме есть продукты, я попросил их доставить. Вам должно хватить до моего приезда. Ни с кем не общайтесь и дом не покидайте.

– А ты с нами не поужинаешь?

– Если ты быстро сделаешь стейк, то задержусь, – улыбнулся Пума, доставая их вещи из машины.

– Супер! Откроешь дом? – сказала пигалица.

– Под ковриком, – между делом бросил мужчина, копошась в багажнике.

Девушки пошли к дому. Шайа подняла из-под ковра ключ и открыла деревянную дверь. За ней была вторая дверь с москитной сеткой. Маленький холл переходил в гостиную и столовую, разделенную барным столом.

– Не стойте, проходите, – раздался позади голос мужчины. Девушки прошли внутрь, Ренгар нес сумки. – Тут две спальни, душ и санузел. На заднем дворе лужайка и зона барбекю. Но там делать нечего. Так Тиффани, эта твоя спальня.

Они вошли в лиловую комнату с персиковыми пресными шторами, сиреневое покрывало на подушке с белыми подушками.

– Мило, – сказала Тиффани, скрывая своё «впечатление» от этого «бабьего» безобразия.

– А наша где, Рен? – Шайа провоцировала Пуму.

– Облезешь, пичужка, – мужчина, не раздумывая, поставил нужную сумку на кровать Тиффани.

Брови Рыжеволосой поднялись вверх. Оборотни поражали своими талантами. Обычный мужчина провозился бы с сумками, раскричался о том, сколь много всего взято, где и что как лежит. А этот одним жестом. Тиффани довольно наблюдала за смешной парочкой, что пошла в другую комнату.

Затем она увидела ключи и документы на барном столе. Резко подбежав и увидев, что те двое увлеченно, о чем-то спорят. Открыла бумажник с правами и увидела стройный ряд золотых и серебряных кредиток. Выбрав одну с самой распространенной банковской системой, сунула в джинсы и закрыла его.

– Ты достала спорить со мной! – рычал Рен. – Ты вроде как поужинать хотела. Это не обсуждается, я сплю в гостиной.

– Но я ведь… – выбежала она в общий зал и умолкла, завидев Тиффани.

Это для Рена они делали вид, что Рыжая не в курсе их ночных обнимашек. Поэтому играли в этот цирк все три участника треугольника.

– Да, Шайа. Ты и мне обещала приготовить. Давай посмотрим, что из продуктов у нас есть, – отвлекала внимание подруги.

– Правильно, Тиффи, пусть подумает о дельном.

– Да иди ты! – с обидой проговорила Шайа и резко открыла дверку холодильника, бегло доставая брикеты со свежим охлажденным мясом.

– Девочка, ты любого сведешь с ума! – Пума ударил дверью, выходя на улицу.

– Придурок! Бесчувственный чурбан! – хлюпала носом блондинка, доставая масло и сковороду. – Я ж как дурра влюбилась в него. А он всё на тебя смотрит.

Огромные глазища наполовину, наполненные слезами, уставились на Тиффани.

– Я не при чем! Честное слово, – подняла руки в безоружном жесте Рыжая.

– Да, знаю! – она бросила на сковороду кусок мяса.

Тиффани в этот момент хотела засесть в вырвиглазной спальне, лишь и дальше не наблюдать за этими двумя. Оба упертые, оба слепые. Одна, что решила добиться дурака, решивший получить недостижимое, другой-, что отказывается от очевидного дара в виде идеально подходящей ему Луны в угоду занятой беременной от другого женщины. Все бы кончилось проще, если б Рен перестал отказывать себе в счастье. Ведь так не обнимают и не защищают девушку каждую гребанную ночь. Она в жизнь бы не поверила, что это – чувства к маленькой «девчушке». Да она крохотная, но достаточно взрослая.

«Хрень!» – в сердцах ругалась Тиффани.

Она бы была бы уже дома под боком своего Дикого, нося под сердцем его ребенка. Сейчас же ей предстояло достигать всего самой. Ренгар – не друг, она поняла это давно. Его взгляды, то как он хмурился каждый раз при теме возвращения. Часто видела, как он смотрит сурово на её еще не округлившийся живот. ТИффани старалась располагать к себе силой Луны и своего сильного малыша. Она знала при концентрации, ребенок тоже давал ей свои «особые» волны. Маленький Альбус. Пока никто не видел и темной ночью Тиффани разговаривала со своей казявочкой о жизни, мире, папочке, своем детстве. Пока он еще маленький клялась защищать и беречь. Молила, чтобы он держался. Её сердце и сила – был он еще крохотный, но лучик её счастья.

Скажи ей еще год назад, что она станет матерью и встретит самого великолепного мужчину. Она бы не поверила первому, но была польщена вторым.

Солнце клонилось к закату, за окном листва отдавала медью. Рен вернулся с улицы, запыхался словно бежал. Левой рукой он оперся о стойку, переводя дыхание:

– В общем, я…сообщил о Вас. Глава поселения в курсе. Мне пора собираться. Ужин готов, пичужка? – он явно не хотел уезжать рассоренным с ней.

– Да, садись за стол. Сок будешь?

– Да, с удовольствием, – мальчишеская улыбка окрасила его лицо. – Голодный до жути.

Все сели за стол и первое время был слышен лишь звук приборов и мерное пережевывание мяса. Как ни странно такое белковое меню устраивало всех.

– Девочки, я уезжаю на день – другой. Вот, – на стол лёг новенький без наворотов телефон. – Я забил туда только свой номер. Он не тот, что ты знаешь, Тиффи, но так безопаснее общаться. Я буду на нем, если что звоните. Если что-то меня задежит я Вам сообщу. На территории поселения не ходите. Запрещаю Вам покидать дом, ради вашей безопасности. Вас ищут и как я понял не только люди.

– Ну съездишь ты, а дальше? Что нас ждёт дальше? – Тиффани смотрела немигающим твердым взглядом, откладывая салфетку, которым протерла губы.

На недолгий миг они оба смотрели сурово друг на друга. Первым отвернулся Ренгар.

– Я планирую устроить Вас в Виннипеге в безопасном месте.

– Когда ты планируешь связаться с Альбусом?

– Как только представится возможность. За ним наблюдают, ещё он вышел на твоих похитителей. В его стае крыса, а значит тебе с ним небезопасно. Тебя выкрали, если вернешься, кто может знать, что все закончится? Что тебя не убьют? – глаза Рена стали желтыми, и зрачок по кошачьи вытянулся.

Тиффани охнула и покрепче обхватила живот.

– Именно, Тиффи, злоумышленник еще не знает о ребенке. Я не намерен рисковать, пока этот Дикий не наведет порядок у себя в гребаной стае! – рычал он, когда когти стали рвать скатерть.

– Рен, остановись! – на его руку легла тоненькая ладошка Шайи. Зверь успокаивался, уступая место человеку.

– Прости….не хотел Вас пугать, но я тоже волнуюсь за будущее, Ваше будущее.

– Я тебя поняла, – давясь слезами, сказала Тиффани.

Понурая фигурка с копной рыжих волос покинула кухню и ушла в спальню. Еще долго были слышны перешептывания Шайи и Пумы. В итоге входная дверь хлопнула, а Шайа вошла в спальню.

Тиффани лежала в позе эмбриона на кровати и беззвучно плакала. Кровать прогнулась и позади неё легла щуплая девчушка, крепко обняв Тиффи за плечи. Они оба тихо плакали. Пока ночь не спустилась на город. Затем Рыжая привстала и произнесла:

– Нам пора поговорить, Шайа.

– О чем?

– Ты видела Ренгара и ты сама понимаешь, что он тянет резину и не хочет меня возвращать Альбусу.

– Ну, видела…Что ты предлагаешь?

– Я планирую бежать сегодня же. Я не остановлюсь, пока не увижу Альбуса. Всё это было ради этого. Ты пойдешь со мной?

Шайа ошарашено смотрела на подругу.

– Ты..

– Я не бросаю тебя, но выбирать тебе. Я знаю, что любишь Ренгара…но пока я рядом вы не будете счастливы. Ты можешь выбрать остаться здесь и бороться за своё счастье. С другой стороны тогда я не могу гарантировать безопасность, Рен может поступить непредсказуемо. Со мной будет опасно, пока мы не увидимся с Альбусом. Я расскажу ему всё, я УВЕРЕНА, что он нас ЗАЩИТИТ, даже если там будет враг, который превратил мой последний месяц в ад. Решайся.

– Я…ты….Как ты планируешь бежать к нему? У нас ведь ничего нет.

– Есть кредитка Рена. Я стащила одну. Плюс небольшая наличность. Паспорта он оставил их нам, в сумках.

– Ты просто предашь его.

– Он не отпустит меня! Разве ты не понимаешь?!

– Понимаю! Но я впервые не знаю, что делать…Я страшусь его гнева, но я не глупа, чтобы не понимать, что он задумал. Он не хочет принимать нашу связь.

– Он ненавидит моего ребенка. Я вижу как он смотрит на мой живот, Шайа, я боюсь его.

Шайа закрыла глаза с мученическим выражением, закусила губу.

– Я…иду …с тобой, – просипела она, под накатывающими слёзами. – Я думала я – сильная, но не знаю, кого полюбила. Я знаю, что говорит мне его тело и его зверь…но кто же такой Ренгар? Я совсем его не знаю, я страшусь гнева, что упадёт на мою голову, когда он не найдёт тебя здесь.

Тиффани кивнула и взяла девушку за руки.

– Спасибо, Шайа. Я знаю, что для тебя это тяжелое решение. Но Ренгару нужно время, чтобы разобраться в себе. Он не один оборотень на всём белом свете.

Шайа фыркнула:

– Откуда тебе знать, он – моя судьба.

– Ты говоришь так, потому что он первый кого мы повстречали на свободе. Не торопись, может это просто легкое увлечение.

Шайа пренебрежительно уставилась на подругу.

– Какой план, Рыжая?

– Мы собираем продукты, купаемся. Берем по минималке необходимое. Идём ловить автостоп.

– Как ты планируешь поступить с кредиткой. Снять деньги в Виннипеге. Нанять транспорт и добраться до дома Альбуса.

– Нас там примут раньше, чем мы увидим хоть одного из оборотней.

– Я планирую ехать на грузовом транспорте.

– А если нас перехватит тот, кто организовал твоё похищение? Если его не поймал твой Дикий?

– Купим что-нибудь для самозащиты.

– Ты – чокнутая, Рыжая.

– Такая же как и ты. Если будут предложения. Я готова обсудить.

– Нам нужно купить парики и другую одежду, – постучала указательным пальчиком по губе Шайа.

– Отлично. Сделаем это в Виннипеге. Пока он поймет, что случилось с его деньгами мы будем уже дома, – радостно закружилась Тиффани.

– Ладно, я собираю продукты, а ты отбери нам одежду. Мне побольше нижнего белья.

– Не ссы, мелкая.

– Да, пошла ты, – с усмешкой она показала нецензурный жест рукой.

Тиффани смеялась, не откладывая их сборы. Уходить нужно по темноте, пока местные их не нашли. Спасибо Кайлу и его занятиям. Травоядные оборотни глуховаты и слеповаты, у них слабое обоняние в отличие от хищников. На это и был весь расчет.

Когда они собрались и вышли из дома был уже третий час ночи. Шайа забрала телефон Рена, оставила записку. Но Тиффи об этом ничего не сказала.

Глава 56
Невидимые путы

Громко хлопнув дверью Кейл вошла в номер и нервно заметалась по нему. Шторы на единственном окне были прикрыты. Обойдя односпальную кровать, служительница выглянула на улицу. Джип стоял, там был оборотень. Не нужно было и гадать. Второй агент тоже ушел с «балластом» на хвосте. Альбус всерьез взялся за них. Загорелся экран ее мобильного, открылась книга контактов. Пальцы порхали, а затем раздался мерный звук набора.

– Да, слушаю тебя.

– Сэр, из-за Вашего приказа я и Эверпот теперь под надзором Диких. Мне настоятельно «грозили» не покидать город. МакГрейвз настаивает на личном разговоре с Тиффани.

– Ты провалила задание, Гардиан. Плевое дело поручил! А ты даже с этим не справилась. Каин тоже не справился, если бы он не вернулся с успешно выполненного задания, то я подумал о его профпригодности. Но ты!

– Сэр, мы не были готовы. Оперировать чем-то в такой ситуации на территории врага верх глупости! – раздражалась она всё больше. – Я не могу продолжить розыск Тиффани.

– Ты хочешь оспорить мой приказ? – мужчина явно не хотел ничего слышать. – А теперь слушай сюда, тупая Луна. ОССКОР много сделал, чтобы ты сейчас жила свободно.

Разозленная Кейл до крови закусила губу, чтобы не ляпнуть все те колкости, что крутились на языке.

– Не забывай кому ты обязана, тем что до сих пор жива.

– Вас не было там, – сорвалось с губ.

– Я был одним из тех, кто организовал ту операцию, Гардиан. Ты должна мне ботинки целовать! А теперь призраки идут за тобой. Мне плевать, как ты все устроишь! Ты должна выбраться сама, если хочешь, чтобы тебя не отстранили. Мы итак многое отдали, чтобы организовать поимку этой беременной сучки. Она нужна нам, мы можем даже устранить 13-ую. Она всё равно была бракованной. Но эта Тиффани – этой наш золотой билет.

Кейл стояла, как громом пораженная. Здоровую половозрелую Луну просто пускали в расход из-за её нестабильного психотипа? Шайа….

– Мы для Вас просто куски мяса? Инкубаторы для воспроизводства себе подобных? – просипела служительница.

– Ты – моя подчиненная в первую очередь. Приказы – должны исполняться иначе это предательство. Если не справишься, я уберу тебя с твоей должности «наседки» над остальными Лунами.

– Как вы можете! Вы же знаете, что я все отдала ОССКОРу.

– Тогда исполняй приказы! Ты могла бы и умереть, не забывай благодаря кому ты дышишь. Заставь его сдать всех своих поставщиков, заключи с ним договор. Мы должны лишить их крупных и опасных игрушек. Ты знаешь, что безмозглым животным они ни к чему.

– А как же Тиффани? Мне никак не надавить на него без возможности телефонного разговора.

– Сфабрикуй. Достань записи ее голоса. Напряги наш отдел мониторинга и прослушки. Чуть позже я отправлю Каина на розыск беглянок. Через сутки думаю, он будет в твоем распоряжении. Не разочаруй. Этот вопрос для нас принципиален, Гардиан. Пора платить по счетам. Отбой.

Раздались короткие гудки. Кейл запустила телефоном в кровать и стала нервно ходить по комнате. Разделась и пошла в душ, чтобы смыть мерзость этого дня. Предстояло «грязно» играть, служительница решила готовиться к передаче задач отделу мониторинга. Нужно сделать универсальный лжеразговор, чтобы Альбус ничего не заподозрил.

– Бежать бесполезно? Значит будем нападать, – сказала девушка, выйдя в одном полотенце на голое тело в комнату. Телефон что валялся на покрывале ожидал её. Не было никаких причин откладывать.

– Алло…Мониторинг? Кейл Гардиан, мне нужен лучший наш звукарь. Жду…

Альбус остался в Виннипеге, чтобы навестить Ренгара, чтобы решить пару рабочих вопросов и узнать, нет ли у него какой-то информации. На свою удачу он застал того, прямо в мастерской на въезде. Он что-то обсуждал со своим замом, рядом стоял пронырливый Твич.

– Приветствую. Рен, я по делу, идем к тебе перекинемся парой слов.

– Привет, Альбус, – прищурился Ренгар. – Можешь подняться ко мне, сейчас обсужу с ребятами рабочие моменты.

Что-то не нравилось в облике Рена. Зверь поморщился, от него невыносимо пахло какой-то отдушкой. Будто он вылил на себя полфлакона мужского геля для душа. Оборотни не пользуются такими средствами, выбирая без запаха или нейтральные. Зверь внутри нервно завозился.

Альбус успел подняться на второй этаж и удобно расположится. Что конечно бросилось в глаза, так это слой пыли. Рен давно здесь не бывал, даже сейчас он заметил пару следов отпечатков от рук Пумы, когда тот касался стола. Вскоре объек размышлений зашел в кабинет, хлопнув громко дверью.

– Какими судьбами, МакГрейвз?

– Это я тебя должен спрашивать. Где пропадает, котик? Твоя бывшая трахается с Лисом и терпит его садистские наклонности. Ты влюблен в мою пару, но за всё это время ни разу не связался со мной, чтобы спросить как продвигаются долбанные переговоры. От тебя разит за километр какой-то химической гадостью, – рычание вырывалось из глотки Альбуса. Причин такого поведения он не мог объяснить, что-то неуловимое говорило о вине или угрозе от Пумы.

– Альбус, возьми себя в руки. На тебе лица нет.

– А с какого, мать твою, я должен быть в порядке?!! Моя женщина, моя пара в опасности! Я не видел ее практически месяц! Почему же ты такой холеный и довольный, а? – мужчина вплотную встал к кошачьему собрату, рыча оглушительно.

Ноздри раздраженно, но неосознанно трепетали. Взгляд же Рена был обеспокоен, и он отшагнул в растерянности от Дикого. Что-то во всем его виде было странным. Что-то не вязалось с доминантной натурой Рена. Сейчас он был нервозен, напуган. Глаза сузились.

– Говори, Рен… по – хорошему советую…

– Альбус, это тебя не касается…честно сказать, МОИ проблемы тебя не касаются, как и МОИ дела, – Пума нервно сжимал кулаки и старался не смотреть ему в глаза.

– Моему зверю не нравится твоё поведение.

– Плевал я на твои «нравится» и «не нравится». А спрашивать не спрашиваю, потому то и без того могу всё знать. Не забыл благодаря кому смог свои «переговоры» устроить? – он выделил это слово будто это было чем-то отвратительным и низким.

В ушах у Альбуса звенело, его зверь ревел, требуя крови. Альбус не мог понять зверя, что такого было в Пуме, что рождало жажду крови и поединка.

– Где ты был, Ренгар? Где ты был эту гребаную неделю?

– Сук трахал.

– Мать твою, не ври мне! – рука сама трансформировалась и Дикий ринулся на Пуму, схватив того за горло. – Я с трудом контролирую оборот. Мой зверь требует твоей крови, но я нифига не понимаю. Не заставляй меня выпускать своего Зверя. Мне ответы нужны.

– Да пошел ты! – рычал и дергался Рен. – Тебя это не касается, что я делал. Одно точно, я не бездействовал и этим проклятым бюрократам и вымогателям задницы не лизал!

Альбус терял контроль, но схватившись за суть, понял, что Ренгар что-то узнавал и добывал. Сущность перехватила контроль. Лицо исказила злая гримаса, затем оно частично трансформировалось. МакГрейвз уткнулся в грудь кошака, что теперь маячила на уровне его лица и вдохнул отвратительный душный аромат. В нем что-то было, что-то понятное и родное для зверя. В этот момент он ослабил хватку, за что получил удар от Пумы. Злобный и разозленный Рен нанес ему еще один удар в живот и толкнул Альбуса.

– Иди к черту МакГрейвз! Не забывайся на чьей ты территории.

– Это ты не забывайся, котенок! Я здесь могу камня на камне не оставить.

– Только потом где будешь свою технику ремонтировать? Ездить в Северную Дакоту к своему дружку или обсуживаться у людей? Ой-ёй, великий и ужасный Дикий в гостях у людей.

– Откуда столько несвойственного сарказма? – нахмурился МакГрейвз, впервые замечая: что-то незримо изменилось в манере речи и поведении.

– Где ты был? А главное с кем? – он снова неосознанно наступал на Рена.

– Я же сказал, что с сучкой развлекался. Трахал её, пытался забыть о том, что у меня есть сердце и чувства. Ведь Тиффани – никогда не будет со мной?

Альбус ревностно зарычал:

– Никогда! Моя Моя!

Жалостливая и одновременно издевательская улыбка поселилась на потрепанном лице Рена.

– Занятно получается. Тиффани не с тобой, тебе не принадлежит, но ты упорно мнишь, что она твоя. Альбус ты сдал, хотя как сказать. На вид вроде не особо осунулся, но лицо у тебя. Отвратная морда, Дикий. Тебе не вернуть её, тебя просто поимеют эти людишки в костюмах.

– Иди ты…

– Её у них нет, – выпалил злорадно Ренгар.

В этот момент взгляд МакГрейвза засветился беспокойством.

– Откуда ты…

– У меня свои каналы, не важно это. Главное другое. Такой ты, как сейчас, ей не нужен, ты её не достоин. Самый сильный Дикий штата, грозный Альфа просто ничтожество, – рубил без зазрения совести его Рен. – Пару украли, в стае предатель, люди уже кружат над твоим домом словно стервятники. Ты ничего не можешь дать ей. Если она окажется с тобой, то рано или поздно умрет!

Каждое слово било Альбуса в грудь больно, разрывая легкие, вырывая воздух. Дикий мотал головой, зверь внутри выл.

– Нет…Нет!…Я способен её защитить, я убью любого кто навредит ей.

– Вред уже нанесен, а ты, гребаный осёл, так и не разобрался! – мощный удары по лицу отбросили Пуму в противоположный угол комнатки, больно впечатав спиной в стеллажи с книгами и статуетками.

– Закрой свой рот, молокосос. Ты еще мал жизни меня учить. Не тебе методы судить мои. Говори, придурок, что тебе известно о побеге Тиффани. Или я, нахрен, тебе все кости переломаю, – рычал злющий Альбус, сжимая – разжимая когтистые руки.

– Босс, с тобой всё в порядке? – раздался за дверью голос заместителя.

– Слышишь? Ты на моей территории, МакГейвз, и я решаю, что делать и говорить, – ухмыльнулся, Рен, повиснув на полке стеллажа.

– Все ок, Удир! Наш гость уже уходит. Сейчас еще кину косточку для размышлений.

– Не зарывайся..

– Это ты не зарывайся, МакГрейвз! Ты – долбанный кусок мышц, все решаешь силой и тупо не видишь в своем глазу бревна. Я не понимаю, как, вообще, такой как ты …хотя… понять, как ты добился своего положения я могу. Все-таки ты сильнейший, но мозгов это тебе не прибавило. Тиффи украли потому, что ты слишком долго тянул свой паровозик под названием «Мое несчастное прошлое» до станции «Настоящее», ты не разбирался с проблемами своей стаи. Сейчас же ты сидишь и тупо идешь напролом! Видите ли, сидел и ждал, когда ему позвонят? Ничего не было бы, если бы ты не был беспечен. Привел новую бабу в стаю, где каждый знает, кто твоя Луна!

– Не смей говорить о ней!

– МакГрейвз, но ОНА есть! Делать вид, что у тебя нет истинной пары, когда она живет рядом с тобой!

– Ты хочешь сказать, что это…?

– Нет, МакГрейвз, я хочу лишь сказать, что ты – мудак, который не в состоянии решить проблему со своими отношениями и связями, отчего в твоей стае НЕТ ПОРЯДКА. СТРАХ как-то слабо дружит с порядком. В итоге твою женщину вышвырнула ТВОЯ собственная стая. Все молчат, уверен, будь твоя стая верна своему вожаку, они сами бы сдали предателя….

Оба смотрели и молчали, Альбус явно был на грани, но Рен никак не хотел упрощать ему задачу.

– А знать, я узнал от своих людей. Я не сижу на месте, не бегаю к тебе на поклон. Мне плевать на тебя. Если я найду её первым, я не отдам её тебе, МакГрейвз. Просто потому, что ТВОЯ ЛЮБИМАЯ СТАЯ в один прекрасный момент перегрызёт ей глотку. Вали по-хорошему. У меня дел море, чем работать для тебя грушей.

Рен подошел к столу и достал сухие салфетки, приложил к кровоточащему порезу на губе один платок. Альбус не стал больше ничего говорить, но уходя, проронил лишь одно слово.

– Ты нихрена не знаешь, Рен. Но если ты попытаешься забрать у меня Тиффани, я убью тебя, клянусь, убью…

Дверь тихо затворилась, и гость покинул комнату в мастерской, а Ренгар как куль свалился в кресло, закрыв лицо руками.

– Мать твою, что я творю? Зачем я свой язык развязал. Гадство! Гадство! Гадство! – ударял он кулаками по столу.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю