290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Охота на меня или неудачливая подружка невесты (СИ) » Текст книги (страница 12)
Охота на меня или неудачливая подружка невесты (СИ)
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 06:30

Текст книги "Охота на меня или неудачливая подружка невесты (СИ)"


Автор книги: Анастасия Нежная






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 20 страниц)

Глава 39
Расследование «Скелет в шкафу с хвостами»

Варус не хотел оставлять Альбуса одного, но его очень сильно вывел из себя наемник. Он вызвался поехать с ищейками в Монтану.

Перед отъездом вышел не очень приятный разговор, когда глава озвучил ему список подозреваемых. Варус знал, что отношения между Альбусом и Лиссандрой накалены, хотя 8 лет прошло после несчастного случая в горах, но не был готов услышать её имя, как предполагаемой виновницы. Впервые желание вцепиться в глотку своему Альфе обуяло Бету. Пришлось терпеть, сжимая руки в кулаки, закусываю щеку изнутри. Решение пришло молниеносно, отъезд – спасёт их обоих от конфликта. Уезжая, Варус навестил сестру и просил никуда не уезжать из стаи. Не было ни слез, ни скандалов, она просто кивнула и тяжело вздохнула. Прощание вышло сухим и холодным.

Сейчас морозный рассвет встречал их группу, когда машина остановилась в городке Яак на севере штата, что располагался в соседстве с заповедником Кутенай. Они расположились в единственном мотеле рядом с кафе.

Рядом довольно вдыхали воздух Рам и Варв.

– Парни, давайте 10 минут на то, чтобы разложится, завтрак и за работу. Не хочется терять время. Нужно расспросить местных, – произнес Бета.

– Да, Варус, – произнес грозный седой Варв.

Рам лишь кивнул, схватил сумку с оборудованием. Через границу его пришлось перевозить в двойном дне багажника. Пришлось идти на крайние меры. Оружие взяли совсем немного, только для самозащиты.

Варус огляделся, не заходя в снятый номер, отправился позвонить Альбусу и сообщить, что они на месте. Рядом в лесах были отстроены дома нескольких посещений оборотней. В резервации проживали тоже Дикие, но к ним не хотелось идти. Из-за постоянных конфликтов с соседствующим племенем Буйволов, хищники были очень воинственны и агрессивны.

– Это, я МакГревз. Мы приехали. Нет…вестей пока нет. Хорошо…я позвоню, когда информацию поднимем, – Варус сбросил звонок и уставился на вывески на домах. Затем он увидел у здания паренька, что сразу же скрылся в переулке.

– Варус, мы готовы. Все взяли.

– Отлично. Проедем до ближайшего клана поболтаем.

– Окей. Рам, ты поведешь, – просипел седовласый оборотень, тот как всегда кивнул.

Природа в Монтане была потрясающая, не зря штат называют «сокровищницей». Высокие густые сосны и ели, деревья высотой с многоэтажный дом. Везде слышно зверей и птиц. Внутренние звери даже не чувствовали привычного напряжения в новой обстановке. Разговор в пути шел неспешным.

Они приехали в клан Диких к югу от Яака. Ворота пропустили машину, но по периметру стояли охранники с ружьями. На площадке мужчин ждала небольшая группа высоких светло-русых оборотней.

– Добрый день, гости!

– Приветствуем тебя главу Диких в Яаке, Зак.

– Кем обязан честью?

– Я – Варус Бета стаи диких в Канаде, штат Манитоба.

Парень рядом с Альфой присвистнул.

– Что это Вас так занесло? Я – Орн– бета стаи, – мужчина кивнул в приветственном жесте.

– Нам нужно уточнить одну информацию. Предположительно нас это затронуло. Хотим выяснить всё, что возможно, – сказал просто Варус.

– Хорошо, сдайте оружие и проходите в дом, – закончил за всех Зак.

Время полетело очень быстро. В гостиной огромного дома альфы за овальным столом сидели все. Рам и Варв стояли за спиной своего беты и не вмешивались в переговоры.

– Дело, действительно путанное. Случилось это прямо перед нашим носом, но при этом столкнулись тогда интересы и восточной стаи, что дислоцировалась в горах. Сейчас там остались только старики и редкий молодняк. Благо, часть самок не успела переместиться в наш регион на объединение. В итоге под себя их подмяли соседи. Хотели улучшить условия сменить горный неприветливый климат, на хороший заповедный лес. Их вёл за собой Альфа Сион – огромный волк, но мне кажется он был помесь Волка и Медведя. Настолько здоровым он был. Как вышло так? До сих пор гадаю. Они никак не контактировали, поселения вдалеке друг от друга. Но Сион появился и сверг тамошнего Альфу. Почему вышло так не знаем. Туманное дело.

– Вы знаете что-нибудь об этом Альфе. Как выглядел, его полное имя, родители, может, остались фотографии. Мелькал ли он в прессе или в новостях. Что произошло? Кто вырезал всё поселение? – допытывался расстроенный Варус, информация чуть подробнее уже имеющейся.

– После изгнания его никто не видел. 5 лет назад стаей руководил мой отец Зор. Он знал Дара Брекхэма. К нам он никогда не ездил, говорят, не любил надолго покидать стаю. Он очень быстро повстречал пару, но радости ему это не прибавило. В свои 30 она уже у него была, – горько заметил Зак, чувствовалось, что Вожак холост.

– Тоже не пойму. Такая радость, что ты нашел свою самку, а он бесился. Да я бы день напролет с ней спаривался, пока бы не понесла, – вклинился Орн.

– С ней что-то не чисто было, но отец никогда не перебирал чужое грязное бельё. Дела Вожака – это дела Вожака.

– Он в таком раннем возрасте занял пост вожака? – удивился Варус.

– Он бросил вызов двоюродному дяде и победил. Его отец был Бетой, но вот мать была истинной и Альфой.

– Альфа-сука и Бета?! – ахнул Варус.

– Что удивляться? Медведоволк не удивляет, а межранговый брак да? – фыркнул Зак. – Информации у нас больше нет, мы хоть и граничим с ними, но тогда наши земли не были обширны, после резни мы вплотную вышли к ним, отжав кусок.

Орн довольно хмыкнул, естественно, территория перешла без особых усилий.

– Мог ли быть Дар причастен к резне?

– Этого мы не можем знать. Вам лучше поискать других информаторов. На Вашем месте я бы поговорил с Дикими из резервации, у них уши и глаза везде. Все-таки коренной народ.

– Они не любят пришлых, – скуксился блондин.

– Они никого не любят. Особенно когда их загнали за заборы и металлические сетки с колючей проволокой. Достоинство волка было растоптано много веков назад людьми. Но ты ведь не человек? – такой широкий жест со стороны Альфы стаи был очень ценным советом.

Напряжение спало, и блондин ощутил признательность и уважение к Альфе Диких.

– Благодарю за гостеприимность, – он встал. Трое гостей поклонились и отправились к машине.

Бета осознавал, что эта информация произведет эффект бомбы, поэтому никто не знал правды. Может оборотни опасались, а может просто не хотели знать истину. Но скрывая истину, обманываешь лишь себя. Это может стать сильным оружием в борьбе с наемниками или волками одиночками, чутьё не подводило Варуса.

Глава 40
На миг время остановись: оглянись

Кейл закричала, резко просыпаясь в своей комнате, лоб покрылся испариной. Она снова видела это. Огонь и выстрелы, мощный рев и хватка на горле стальная. Воспоминания никогда не покидали её. Тогда она совсем юная умерла, словно феникс, и возродилась вновь, чтобы жить по правилам без оборотней.

Как же смешно. Свобода оказалась синицей в руке. Клетка сменилась новой более просторной. Мысли о двух беглянках не давали покоя. Такие неудобные: «Они сбежали! Их не поймали. Где они? Затерялись среди оборотней или попытались жить как обычные люди??

Каин не выходил на связь уже 6 часов. Звонка не раздавалось. Тиффани беременна, но идея затащить её в эту тюрьму для опыта и наблюдения, была ей омерзительна. Этот старый хрыч начальник не относился должным образом к Лунам. Она терпеть его не могла, но другой человек на её место мог ухудшить положение девушек на базе. Пришлось подстроиться, прогнуться. Юной бескомпромиссной дурочки не осталось, погибла. Тревожил Каин его рыки, и отчёты выдавали нервозность его второй сущности. Записи уроков с Тиффани многое ей сказали, Каин привязался к Луне. Дело не в звере, но вторая сущность изводит его. Он полюбил Тиффани как человек. Отправить его было неправильно и правильно одновременно. Другие не пощадят, не будут аккуратный с ней.

Пошел седьмой час, Кейл искупалась и вышла в нижнем белье и с полотенцем на плечах. Телефон был пустым, ни единого звонка. Пришло время найти этого полукровку, иначе босс спустит и с него шкуру. Придется покинуть базу, дабы найти ищейку. Одетая в униформу Кейл вышла из своей комнаты и двинулась в мониторинговый центр. Маркер под кожей скажет, где тот даже если телефон уничтожен или забыт.

– Мать твою! Он уже пересек границу страны. Операция провалена! Подготовьте вертолет, договоритесь с федералами. Я лечу в Гинью, – раздавала команды операторам у пультов.

– Есть!

– Чертов придурок! – шептала недовольная тюремщица.

Альбус вышел из дома. Черное пальто поверх такого же черного костюма смотрелись дорого. В планы входило посетить офис в поселении и провести переговоры с партнерами по конференц-связи.

Какого же было удивление, когда около своего джипа он обнаружил Лиссандру. Девушка была одета в джинсы-дудочки, красивые черные ботильоны на каблуке и в короткую курточку, грела руки в вязанных черных перчатках без пальцев. Волк МакГрейвза заскулил, усилием воли, он заставил не строить ментальную связь со своей ненавистной «истинной».

– Альбус? – ласковая улыбка, потупленный взгляд и дурманящий запах самки вторглись в протранство рядом с Альфой.

– Лис? Что у тебя за важность ко мне? – отгораживался ментальными щетами от волчицы Лиссандры, которая явно тянулась к волку.

– Я хотела узнать, что происходит. Куда уехал Варус? – Рука девушки легла на рукав пальто.

Альбус строго смотрел на её пальчики. В голове противный вой. Он слишком сейчас эмоционально истощен, тоска по Тиффани и их разлука сделала его больным. А тут как раз вовремя нарисовалась бывшая. МакГрейвз грустно ухмыльнулся.

– Варус уехал по делам стаи, ничего такого. Возвращайся домой, Лисса. Я попрошу его тебе набрать, когда он выйдет на связь со мной, – отрезал сиплым голосом Глава Диких.

– Я…да, как скажешь, – такой томный и тоскливый голос. – Ты не подбросишь до дома, я после отъезда Варуса совсем не своя, к тебе прибежала, даже оделась легко.

Девушка боялась нарушить грань, но слегка приблизилась, переминаясь в ботильонах, смотрела в глаза своей паре. Волчица звала своего волка.

Альбус знал, что волк сорвется, если не позаботиться о благе бывшей. Он только кивнул и снял машину с сигнализации. Девушка маленькими перебежками поспешила на пассажирское. Стройное тело и подтянутая попка, словно провоцировали его, до боли закусил щёку.

Салон встретил запахом кожи и пластика. Умелые руки завели машину, МакГрейвз включил печку и подогрев сидений. Лиссандра со счастливой улыбкой смотрела с благодарностью на него. Усилием воли Альбус отвернулся. Сидели в тишине.

– В поселении всё хорошо. Магазин скоро смогу открыть вновь, – поделилась блондинка.

МакГрейвз кивнул, сжав руль. Лисса немного взволнованно смотрела на него.

– Спасибо, что не сбросил в беде и помогаешь со строительством. Ребята с пилорамы просто нечто очень быстро работают.

– Только нагрузка увеличилась на остальных, что остались на объекте, – заметил сухо Альфа.

– Да…ты прав, так неудобно вышло, – девушка занервничала, и на глазах у неё навернулись слезы. – Магазин так много для меня значит, но я так не хотела обременять стаю.

Что-то внутри у МакГрейвза дало трещину. Стена безразличия. Куда это девается? Слезы Лиссы многие годы не трогали его ожесточенного сердца. Впервые неуверенность зародилась в сознании. Волк ликовал, но мысли о Тиффани смогли ненадолго вернуть ему прежнюю монотонную депрессию.

– Прогрелась. Едем, – отчеканил он. – Прости, платка носового у меня нет. Сейчас довезу до дома.

Когда они прощались, Лисса снова коснулась его руки, её неприкрытые пальцы к тыльной стороне его ладони, кожа к коже. Снова трещина, рык зверя в сознании.

– Спасибо, Альбус. Прости меня за слабость, – тихий томный и полный призыва вздох.

Усилием воли он не набросился на неё. Это будет ошибкой. Это разрушит всё. Нельзя прощать предательство, нельзя забывать свою потерю. Она вышла из машины. Альбус же с открытыми окнами рванул в офис, глубоко вдыхая запах лесной чащи.

Рен приехал к складу в сопровождении знакомого черного Кадиллака. Фейт оказался еще тем хитрецом.

– Да, парень, умеешь ты вляпатся. Что бы ты делал, если бы я не выстрелил? – сказал вышедший одиночка.

– Я не настаивал, это было своевременно, но ты следил от Гинью за мной. Забудь самок я в обиду не дам.

– Они же не самки, ты же понимаешь. Они не наши….

– Они под моей защитой! – зарычал Рен.

– Ого! Твоего зверя явно колбасит. Две такие человечки, это сведет с ума.

– Давай сделаем документы, и дальше мы сами разберемся. Я ни одного постороннего самца к ним не подпущу, – его Пума был согласен. – Если по чести они – не вещи, а я спасаю их от «плохих ребят».

– Или просто не хочешь посягательства других. Не шути, дружище, сейчас я думаю, что они действительно сведут с ума тебя. Ты же сразу готов вступить в поединок из-за каждой.

– Расслабься, – вдруг сменил настрой Рен, поняв, чем так беспокоит своего товарища. – Они контролируют влечение, иначе я бы здесь не был. Поверь, я сразу пойму, что они используют это на мне.

– Интересно…Это как можно скрыть? Наши самки так не могут, они реально «странные» эти человечки, – поёжился брезгливо лис.

– Луны – их так назвали. Находишь забавным? Я-то Пума меня спутник земли не влечет.

– Очень смешно, я так-то из семейства собачьих.

Рен усмехнулся: – Прости, я не со зла.

В руках Пумы мелькнула карта от фотоаппарата. Фейт взял и покачал головой:

– Готовь деньги, ненормальный.

– Как увижу документы, поспеши. Я не хочу малышек оставлять надолго одних.

– Какие нежности, избавь меня от этого, – Фейт скрылся за покореженной металлической дверью.

Через 20 минут он вынес документы.

– Держи, смотри, – сказал пропахший краской и запахом пленки Фейт.

Из документов на него смотрели Эви Лонг и Кэтрин Нокс.

– Хм, какие имена милые.

– Старайся, чтобы им приводов не было, а то вскроется, что этим девочкам место на кладбище, = подколол лис.

– Ты оформил документы на почивших? – челюсть Ренгара отвисла.

– Нет, я их придумал. Мы делаем так, кто-то сажает на живых. Смысл один – эти хоть в суд не подадут. Им на том свете не до нас.

– Брр!

– Давай деньги, неженка. Я тут делом занимаюсь, а он нос воротит, – мелькнула раскрытая ладонь.

– Ладно-ладно. Удачи, надеюсь, без дела не встречаться, – предостерег Рен.

– Больно надо с твоими терминаторами встречаться. Пока, друг, береги себя.

– И ты. Удачи, – оба оборотня разъехались по своим делам.

Глава 41
Под защитой Пумы

– Да, халупка получше наших камер в ОССКОРе, – Шайа бродила по комнатам, пока Тиффани производила набег на холодильник.

– Я адски хочу мяса.

– Еще бы растущий организм внутри тебя не будет есть огурцы и редьку, хмыкнула Шайа, заглядывая вместе с ней в холодильник. – Красавчик, знает толк в питании. Здесь полно свежего мяса. Ну, что приготовить тебе стейк?

– Белобрысая, ты просто чудо. Спасай нас с козявочкой, – чуть ли расплакалась Тифф.

– Будешь должна, – Шайа принялась за дело. Пролезла все шкафы, нашла перец и соль, немного масла и соусы.

Работа закипела, блондинка виртуозно работала ножом. Получалось магнетически и быстро. Уже через 10 минут стейки скворчали на двух сковородах.

– Так, а что есть выпить? – спросила Шайа.

– Вода и сок.

– Давай сок попьем. У плиты жарковато.

– Я боюсь туда подходить, подавлюсь слюной.

– Какие мы нежные, – Шайа подошла за стаканом. – Вроде пока с нами ничего плохого не приключилось. Он не набросился на меня, когда почувствовал запах.

– Рен, замечательный. Встреть его в первую очередь, я попала бы под его очарование. Внимательный, добрый, на него можно положиться, сама видишь.

– Да, он особенный. Если все оборотни так как он могут себя держать в руках, то может спрятаться у оборотней не так уж и плохо. Но я хочу поступить в колледж, всё-такое, – размечталась девушка. – Мне нужна работа.

– Думаю, всё реально. Работу найти не будет проблемой. Только без защиты все-таки никак. Иначе кто-то попытается тебя присвоить себе.

– Может, ты и права, – умелыми движениями Шайа перевернула 4 стейка.

– Я права, смирись, – Тифф не выдержала подошла ближе и загляну за плечо. – Ну что скоро уже??

– Может салат порежешь?

– Это идея, чтобы мясо стало сочнее. Помидорки и листья салата. Яйца! Хочу яйца вкрутую.

– Чокнутая! Хотя чего ждать от беременной, – хмыкнула Шайа, когда за спиной что-то грохнулось.

Девушки обернулись в темноте квартиры стоял ошарашенный Рен. Коробка выпала из его рук, оборотень выглядел потерянным.

– Рен, я… – pамямлила Тиффани.

– Это правда, Тиффи?

– Ну…

– Ты беременна от МакГрейвза? – прорывался хриплый рык.

– Да, давай сядем ужинать, и я объяснюсь, – ласково просила рыженькая.

Шайа отвернулась, чтобы проверить мясо.

– Не уверен, что готов слушать после уже подслушанного. Тиффи, сколько ты планировала скрывать это от меня? – ревностные нотки прорезались инстиктивно, зверь рвал и метал. Его самка понесла от другого, рассудок уступал.

– Думаю, после того, что случилось. Мы просто обязаны поесть. Мы бежали через границу под угрозой выстрелов. Изображать оскорбленного не совсем правильно? – подала голос Шайа, разворачиваясь и выкладывая на тарелки стейки. – Тиффани, помоги приготовить салат. Рен, можешь пока помыть руки. Ужин будет готов через 10 минут.

Рен смотрел внимательно за пигалицей, девочка явно была им недовольна. Но отчего-то он не готов был вступать с ней в конфликт. “Они правда измотаны, даже не переоделись и не принимали ванну. Чумазые и всклокоченные. Особенно пичужка”, – Пума покорился.

– Хорошо, я сейчас вернусь, – мужчина скрылся в ванной.

– Как ты это сделала, мелкая? Было чувство, что он начнет крушить здесь всё.

– У всего есть время и место. Его истерика – меньшее, что я хочу лицезреть. Иначе шкала популярности красавчика свалится на дно Марианской впадины.

– Жестко, – пробубнила Тиффи.

– Ты явно забыла про яйца, – белокурая голова отрицательно качалась.

– Точно, яйца сварить!

Рен метался по ванне, хватался за волосы, закусывал губу и лихорадочно соображал. План скрывать Тиффи и держать её рядом пока не покорится, гарантируя безопасность, был идеальным. Но щенок Альбуса вносил хаос. Рен был ревнивым собственником, зверь бы не потерпел чужого младенца. Не было ни единого варианта, чтобы в этой ситуации сделать Тиффи своей.

Холодные струи, под которые парень сунул свою голову, погасили бушующий внутри ураган лишь слегка. Желтые глаза и хищное лицо смотрело на Ренгара из отражения. Полотенце, что он держал в руках, разорвалось в клочья, когда он сушил волосы. Только так тиски отпустили горло.

– Не время предаваться панике. Должно быть что-то… решение. Снова и снова упускаю из её рук, словно вода ускользает сквозь пальцы. Детка, ну почему он, а не я? – голова взметнулась вверх, а в груди ноющая боль вновь разрасталась. Выкинув испорченное полотенце в урну, Пума вышел к девушкам, нацепив, как считал, спокойное и располагающее лицо “рубахи – парня”.

Девушки сидели в молчании. Тиффани опустила голову и сидела, аккуратно очищая скорлупу со сваренных яиц. Шайа наоборот с интересом следила за блондином, сидя в кресле с согнутой ногой и теребя в руке столовый ножик. Её поза и взгляд напрягали.

– Уже готово? – улыбка оборотня была широкой и ласковой, а вот глаза пичужки сузились. Девочка очень хорошо читала его эмоции.

«Да и плевать!» – рыкнул он сам про себя.

– Ну что приятного аппетита? – парень взял вилку, а вот ножом не волспользовался и разрезал два больших куска на 8 маленьких отросшим острым когтем, вилка плавно погрузилось в нежную мякоть, кусок лег в рот и Рен ахнул. Меньше средней прожарки, идеальный вкус и пряность. Рен не понял, как довольно заурчал. Напротив тихо хмыкнули, взгляд нашел белобрысого ежика.

– Ты – открытая книга, красавчик. Я знала, что ты не устоишь перед моим стейком, – она опустила колено и руками уперлась в столешницу.

Взгляд холодных глаз Шайи изучал его с милой шкодливой улыбкой.

– Да, давно я такого не ел, очень просто и очень сочно.

– Я много знаю о предпочтениях оборотней.

Бровь Рена взметнулась вверх, уже он поставил локти на стол и смотрел на неё, между ними были всего несколько десятков сантиметров, когда Тиффани разбила скорлупу яйца о стол.

– Простите, отвлекла? – невинно хлопая глазами, Тиффани жевала яйцо. – Так пролопф-далась.

Атмосфера сама собой рассеялась, Пума тоже оттаял. Сейчас всё намного лучше, а решение придёт. Он очень хотел в это верить. Ужин прошел замечательно. Посуду мыл он, Тиффани принимала сырую и сушила полотенцем. Шайа ушла купаться.

– Прости, я не планировала что-то скрывать, но в той ситуации ты был нужен мне. Единственная ниточка в Ваш мир – твой такой запоминающийся номер.

Рен хмыкнул.

– Да, вот не думал, что моя любовь к заметным и дорогим вещам сыграет так.

– Ты не представляешь, как я безмерно тебе благодарна.

– Только ребенок у тебя не от меня, не ко мне конкретно ты бежала из заточения, – что-то черное и мохнатое шевелилось под ложечкой.

– Я уже говорила, я люблю Альбуса. Да, это неожиданно, но этот ребенок долгожданный. Пускай, Альбус и не узнал об этом. Я сделаю все, чтобы вернуться к нему и сохранить жизнь нашему малышу, – небесные глаза горели ярким огнём, на краткий миг Ренгар потерял дар речи. Волны Альфа-силы расходились от неё столь ощутимо.

– Это ребенок Альфы, Альфа-щенок, – сказал спокойно Рен. – Я почувствовал.

– Что ты сказал? – растерялась Тиффи и давление ушло.

– Твой ребенок, – рычание само вырвалось с губ. – Уже наполняет тебя своей силой. Совсем скоро тебе не скрыть своё положение, если ты не научишься следить за всплеском эмоций. Забавно, человек принесет стае МакГрейвза полукровку Альфу.

– Нет, он будет полноценный Альфой, – раздался голос из коридора, где стояла в пижаме Шайа.

– Пигалица? Ты что-то знаешь? – вмешалась Тиффи. – Скажи всё, это важно для защиты моего малыша.

– Твоя козявочка – будущий сильный Альфа. Природа сделала так или это чистый оборотень или чистая Луна. Очень часто мужчины расстраивались, потому что девочки не источали волн, не было у них и запаха. Истинные пары всегда точно знают с определенного момента о силе и возможностчх потомка, но не с Луной. Мы отличаемся всем, ОССКОР пропагандирует, что у Лун будут девочки, а это значит, им нужна защита. Многие от такого преданнее работают и верят, что чуть что ОССКОР придёт на помощь. Наивные дуры, от выбранного не уйти. Ежели рождается Альфа, легенда не сыпется, пара продолжает жить как «истинная» – сделала пасы указательными и средними пальцами обоих рук, намекая на явную иронию этого обращения. – Но такие не возвращаются, а значит легенда так и живёт.

– Откуда тогда ты это узнала?

– Я очень часто становилась подопытным кроликом на столе, человека который руководил не одной операцией связанной с зомбированием рожениц. Пока я изображала себя под кучей психотропных безпамятной, то слушала разговоры врачей, наших шишек и начальников, – Шайа с печалью и сожалением смотрела на Тиффани. – У Лун отбирали детей, стирали им память. Воспитывали в приемных семьях и всегда наблюдали. Некоторых осознанно селили к нужным стаям. Мы – просто товар на рынке политических игр. Бессправные и на всё согласные.

Ренгар зарычал, когда Тиффани затрясло и она заплакала.

– Они бы отобрали его у меня? Он бы стал их подопытным зверьком? – Рен подошел и обнял Тиффани.

– Ты никогда бы не вспомнила о нём. Гипноз, лекарства, работа психологов, смена обстановки. Не удивлюсь, что Лун не так уж и много, нашу популяцию искусственно увеличивают, подкладывая Лун под всё большее количество Альф. Каждый раз с чистого листа, – Шайа тоже плакала, обнимая себя за плечи. – Каждый раз отбирают ребенка. Только последние 10 лет, им очень сильно не везло. Гены Альфы вырождают Лун. Всё больше мальчиков Альф, уже невозможно вытащить «дето-комбинат» из стаи. Один ученый обмолвился даже, что китайцы ушли вперед. Они сводят менее доминантных самцов травоядных оборотней с Лунами, вроде получается и рождаются девочки. В США же при обилие хищных оборотней, это сделать не получается. Только новые стычки с сильными перевертышами. Лун воруют из травоядных стай.

– Это какой-то бред. Ты уверена, что эти россказни не больная фантазия обдолбанной девчушки? – Ренгар был зол и еле сдерживал себя. Такая ситуация жуткого и бесчеловечного даже в понимании оборотня отношения людей к таким же как и они.

– Я знаю, о чем ты думаешь. Красавчик, я вполне адекватна в осмыслении информации, я была в сознании. Мы – не Люди, Пума. Мы – иная «уродливая» раса, что имеет паскудный организм, который и сам заставляет нас ложится под сильных Альф. ОССКОР – давно изучает нас и пришел к этому выводу. Мы живём дольше людей, источаем аромат и меняем законы генетики. Как и вы, что способны обращаться. А мы способны порождать совершенно иную форму жизни без намека на свою генность. Идеальный инкубатор Альфа – самцов.

Теперь пришло время охнуть Тиффани.

– То, что ты говоришь бесчеловечно! Мы – живые, мы схожи с людьми, у нас есть чувства и душа! – она впилась когтями в руки Ренгара, что еще обнимал ошарашенную и рассерженную рыжую девушку.

– Тиффани, я знаю-знаю, – Шайа заревела, закрывая рукой глаза. Слезы текли по щекам, пока та выла в голос. – Я ведь тоже живая, я прожила так мало, но видела столько ужаса в мире с оборотнями и в мире без них. Возились со мной только потому, что я в детстве рано пострадала, меня пытались «починить», а в итоге решили не выжидать больше. Моё время тоже пришло.

Слезы высохли и лишь капельки блестели на длинных изогнутых ресницах пичужки.

– Я не знаю, как это изменить. Не в состоянии пойти против, но я хочу быть свободной и вольной жить и учиться, работать и любить. Бороться за себя, за своё право не быть подстилкой для оборотней.

– Ш-ш-ш, – Рен аккуратно, усадил Тиффани на диван и подошел к такой несчастной и одинокой маленькой, но сильной девчонке. – Все будет хорошо, я помогу Вам и не предам.

Рука сама потянулась к Шайе, она не оттолкнула, а вложила свою ладонь в его, когда он быстро притянул её к себе и начал гладить по голове и успокаивать. Зверь внутри словно мурчал какую-то колыбельную, направляя волны спокойствия. У него никогда это не получалось, лишь угрозы и подчинения. Но именно её он хотел укрыть от целого мира, её запах напоминал о ласковом луге с утренней росой. Так пахнет счастье.

Через некоторое время рен сидел между девушками, которые доверчиво прижимались к нему. Обе зареванные, уставшие, но в тепле и сытые. Шайа доверчиво заснула на его плече.

– Ты ей однозначно понравился, – шепнула Тиффани, сидя рядом и смотря на кухню, где было единственное узкое окно с плохими старыми жалюзи. – Она боялась убегать, но ужас быть подложенной под оборотня пересилило желание оставаться трусихой.

– Она – молодец, для такой крохи, такое целый подвиг. Я никогда её не обижу и любому горло перегрызу за вас обоих.

– Приятно знать, но лучше пусть все разрешится мирно. Рен, пообещай мне?

– Что? – Рен немного напрягься.

– Пообещай, что вернешь меня, Шайю и ребенка целыми и невредимыми к Альбусу. Я уверена он нас укроет, это ведь правда что он занимается контрабандой оружия для перевертышей?

– А это ты откуда узнала?

– Значит, правда… – зависла на мгновение Тиффани. – А? Узнала от парня, что ты на парковке казино побил. Каин – полукровка, настоящая и уникальная.

– Да, полукровок очень мало и они считаются изгоями у нас, – заметил Пума.

– Да, он тоже не плохой мужчина, просто… – Тиффи зевнула и стала медленно моргать. – Он, как и мы, заложник злобного Правительства. Эксперимент по скрещиванию обычного человека и Дикого – одиночки.

Ренгар непроизвольно сжал кулаки.

– Есть ли предел их зверства. Но ему не ответили обе Луны спали на плечах их сильного Пумы.

Ренгар посидел, рассматривая обеих девушек, особенно долго он смотрел на Тиффани, чья красота была такой родной, тепло разливалась по венам, но посмотрев на пичужку, он понял, что она не меньше нуждается в его защите. Подняв хрупкую блондинку на руки, что доверчиво вжалась в грудь в кольце его рук, Пума понес в спальню сначала одну, а затем и вторую, которые свернулись клубочком на постели.

– Тиффи даже купаться не смогла пойти, бедная, – говорил он, накрывая их одеялом.

Сам он пошел во вторую спальню, где разлегся, но чутко слушал, что происходило в квартире и рядом с дверью на этаже. До утра оставались считанные часы.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю