290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Охота на меня или неудачливая подружка невесты (СИ) » Текст книги (страница 14)
Охота на меня или неудачливая подружка невесты (СИ)
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 06:30

Текст книги "Охота на меня или неудачливая подружка невесты (СИ)"


Автор книги: Анастасия Нежная






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 20 страниц)

Глава 45

До Дедвуда брат и сестра добрались только к вечеру второго дня. По дороге они останавливались в кафе и на заправках. В пути закипел двигатель, благо проезжающие поделились антифризом за нескромную сумму. Паренек с испещренным от язв лицом пожирал глазами стройную Лейлу, пытался познакомится и выпросить номерок, но улыбчивое до дрожи лицо Томми сбило с него спесь. Отчего брату в итоге пришлось раскошелиться. Лей была благодарна брату за это, правда.

– Мудак, хотел склеить мою маленькую невинную сестренку. Благо мне нужнее был его антифриз, чем его рот полный крови.

– Фу, Томми, не говори мне об этом. Парень пережил свои школьные годы в страданиях. Ты видел его лицо? – фыркала красотка, вытянув ножки на приборную панель.

– Да, обычная проблема. У половины моей команды в школе было тоже самое, вместе с тем половина из этих страдальцев ездила регулярно к врачу. Когда последний раз мы виделись, именно у этих ребят в итоге лицо не было в ужасном состоянии.

– Ничего себе, – удивилась Лейла. – Парни тоже за собой следят?

– Ну не всем быть как твоему брату от рождения красавчиком.

– Смотри, как бы лицо от скромности не треснуло.

Парень посмотрел в зеркало заднего вида, развернув к себе.

– Нет, по-моему, все в порядке. Треснуть не должно, – хохотнул он, вернув его на прежнее место.

Так они добрались до мотеля Emmy House, который отличалось неким уютом, вроде домика тетушки, которая очень гостеприимна и добра. Розовые и зеленые клетчатые скатерти в мини – столовой были украшены симпатичными искусственными цветами. Вкусные панкейки, источающие аромат арахисового масла, таяли во рту. Латте был из автомата, но приятно согревал.

Номер, в котором они заночевали, был украшен картинами. Стеганые покрывала украшали односпальные кровати. Душ и туалет были совмещены, на полу лежал розовый пушистый коврик. В углу стоял телевизор, а окна были занавешены плотными золотыми шторами.

Ребята по очереди приняли душ. Сперва Лейла, затем Томми. Пока она ждала брата листала журнал McCall’s, датированный 1998 годом. Лей нашла его на тумбочке телевизора. Наряды были уже не в моде, а вот раздел о здоровье и косметике показались ей интересным.

За дверью кто-то громко прошагал по коридору, раздалось нервно дыхание. Затем шаги раздались снова совсем близко. Лейла увидела тень от двух ног из щели под дверью. Кто-то стоял и нервно вдыхал словно зверь. Послышалось рычание, пробирающее до дрожи, пробуждая табун мурашек. Девуш

ка перестала дышать, испытав первобытный страх. Она старалась не шевелиться и не провоцировать того, кто стоял там.

Ручка дверь дрогнула и начала вращаться медленно. Но вскоре в коридоре послышались еще два пьяных голоса, которые о чем-то спорили. Тот, кто стоял за дверью отпустил ручку и зашагал прочь на выход. Лей била дрожь мелкая и липкая. Томми только вышел из душа и вид сестры ему не понравился.

– Сестренка, что с тобой?

– Там кто-то был, и он пытался пробраться в номер, но люди в коридоре его спугнули, – голос дрожал, тело бил озноб. – Меня словно парализовало, так жутко…

– Тише-тише, родная, – брат прижал свою испуганную родственницу и шептал успокаивающие слова.

Заснула Лейла, крепко сжимая руку Томми, которому пришлось подтянуть ближе свою кровать к её. Некоторое время назад парень достал складной нож и положил под свою подушку. Спуститься вниз, и взять нож покрупнее или хотя бы ту самую биту он не смог. Лейла не хотела его отпускать, брат не мог заставить её нервничать еще больше.

Утро принесло боли во всем теле. Так они так и спали, сжимая руки вместе. У Томми болела голова, так как выспаться не удалось, но сытный завтрак смог принести некоторое облегчение. Уже в 9 часов путники продолжили свой маршрут. Ребят встречала гористая местность и свежий воздух. Машина зашелестела по гравию и затормозила на подъездной дорожке перед домом Ейвери Стенберд.

Как родная бабушка умела предчувствовать их приезд, они не знали. Возможно, она сидела на пороге с самого восхода, а может просто обладала хорошей интуицией, но её широкие объятья ласково прижимали к себе обоих внуков.

– Привет, бабуль! – сказала радостно Лейла. – Заждалась нас?

– Еще чего, просто знала, что вот-вот появитесь. Ужин готов, быстрее располагайтесь и спускайтесь в столовую. Я очень хочу услышать, как поживают мои любимые детки. Боже, Томми, ты стал еще выше!

– Да, 1 метр 98 сантметров мощи и красоты. Мы выиграли соревнования колледжей штата.

– Батюшки! – охнула бабушка.

– Выпендрежник, – фыркнула Лей. – Бабуль, только дай повод, он завалит тебя своими геройствами, половина из которых его больная фантазия.

– Это жестоко, сестренка! – крикнул брат, подходя к авто.

– За то правда. Идем, я так умаялась в дороге, что только мечтаю поесть и лечь спать.

– Окей, зануда, – подначил брат, начиная доставать их сумки из багажника.

Уют и тепло вот, что выделяла этот уединенный домик на холмах. Ближайшие соседи были в паре километров, стена елей и сосен, отгораживали частные дома в этом городе. Чуть ниже был центр городка, где были все блага необходимые, чтобы не чувствовать себя оторванными цивилизаций. До него было 9 километров.

Сам домик представлял собой двух этажную дощатую постройку с гаражом и складом. Сбоку был разбит небольшой сад и стояли теплицы. Вода подавалась из скважины и нагревалась газовой колонкой. Строение отапливалось от камина и электро батарей. Внутри было просторно и просто. Были старые шкафы, столы и стулья, простые белые занавески. Вязаные ковры в коридоре. Огромный старый шерстяной ковер в гостиной. Множество фотографий на стенах, откуда улыбались многочисленные родственники. Лей сразу нашла кучу их детских фотографий. Бабушка очень сильно любила их с Томми.

Кузены Эванс и Мэт жили в Калифорнии. Родители практически не возили их к родной бабке. Старший брат Мэри Стюарт, родной дядя Лейлы и Томми, Питер Стенберд отличался явной заносчивостью, работая главным юристом в Pelco Corporation – известной компанией по продвижению технологий защиты и безопасности. Дядя оставил позади своих менее успешных родственников, а после смерти деда совсем перестал испытывать по данному поводу угрызения совести, последний раз дети играли в доме бабушки десять лет назад. Мэт поддерживал с ними связь, писал по имейлу. Чувство его горечи от того, что они не видятся, было напускным. Два года назад он получил права, но ни разу не приехал к ним в гости, хотя Лейла звала его.

Скорее всего, вместе с семьей они отдыхали на Кубе или Гавайях, ведь их уровень был намного выше родственников, а судя по последним немногочисленным фотографиям, Мэт стал мужественнее и у него появилась девушка. Фото кузенов висело особняков. Двое нескладных мальчишек в кепках стояли как солдатики в джинсах и футболках бейсбольной команды San Francisco Giants. Любовь к бейсболу у них была еще с тех времен. Джайентс – была самой любимой командой Эванса, который таскал брата на пару их матчей, пока они были дружны. Отец поощрял увлечения спортом обоих сыновей. В итоге Эванс играл за сборную своего Университета, ну а Мэт со временем отдалился от брата, который был явно популярнее и общительнее скромного младшего брата. Сейчас старший брат жил отдельно в Сан-Франциско, проходя стажировку в крупной компании по недвижимости.

Время, когда ничего из этого не имело значения, прошло. Детство и отличает это отсутствие границ, они просто были детьми и катались на велосипедах к реке. Грабили муравейники, ловили рыбу и играли в салки.

– Милая, как давно многое из этого было. Эти шалопаи звонили мне последний раз на новый год, скоро мое день рождение. Надеюсь, мой высокомерный сын позвонит и поздравит меня с 70 – летием. Я бы позвала его на мой юбилей, но я ведь простая пенсионерка, у которой гостевые комнаты не номера Люкс в его любимых пятизвездочных отелях, – с горечью констатировала Эйвери.

– Бабушка, не переживай. Мы лучше пригласим тебя к нам погостить в сентябре.

– Что ты милая! Куда я уеду в сезон сбора урожая, да и годы не те. Мне все тяжелее, куда то отлучаться. Старик Эмбер, что живет по соседству, уже давно завозит мне продовольствие и кое какую мелочевку. Говорит, старики должны держаться вместе. Чертов прохвост ему всего 61 год! – ворчала бабушка.

– Неужели он ухаживает за тобой? – хохотнула Лейла.

– Не да бог. Я любила и люблю твоего деда, поздно что-то менять, хотя он ушел всего 8 лет назад, чувство что он еще здесь со мной. Мне никого не нужно, пусть дети приезжают, да внуки. Вы моя счастье и радость, в старческих блеклых голубых глазах блеснули одинокие слезинки.

– Все, баб, не расстраивайся, – сказал возникший Томми, крепко обнявший пухлую и крепкую старушку. – Мы приехали и очень хотим есть.

– Идем, шалопай, такой здоровый организм нужно плотно кормить.

– Вот это другой разговор. Ни минуты не оставишь, начинаются женские сопли. Ай! – воскликнул шуточно парень, когда сестра шлепнула его по плечу. – Что?!

– Сейчас начнутся мужские слезы, Томми Эбони, если ты будешь толкать эти свои мужские разговорчики.

– Бабье царство…Ай-яй! Всё-всё, я закончил, – шипел парень, проходя в столовую и шутливо поглядывая на суровую сестру.

Поздней ночью того же дня рядом с домом миссис Стенберд умолкли все птицы, никакой мелкий зверь не решался приближаться. В темноте горели два янтарных глаза, следя за стареньким жилым строением. Зверь нервно вдыхал запах, не решаясь приближаться и заявить о своем присутствии. Медленно двигаясь среди ветвей и кустов, незванный ночной гость изучал и запоминал местность. Разбирал запахи на составляющие, ища угрозу. Вдыхая волнительный аромат сладкий как вишня. Крылья носа трепетали, заставляя зверя чувствовать возбуждение и страстное желание. Огромные когти бороздили землю, испезряя её мелкими канавками.

Где-то вдали послышался запах чуждого, огромные клыки блеснули в лунном свете. В этом городе появился чужак, опасный и ужасающий. Но здесь была его желанная. Зверь готов был драться на чужой земле. Предупреждающее голодное и яростное рычание вырвалось из глотки. Огромное чудище двинулось в сторону врага.

Защитить и предъявить права пульсировало в сознании. Где-то внутри что-то взывало к контролю, но эта ночь, как и предыдущая принадлежала ЗВЕРЮ.

Глава 46
Дедвуд, многие лета назад

Курортный город, где каждый дом в центре можно описать одним словом: Красный.

Цвет любви, страсти, опасности, эгоизма и эксцентричности. А еще это цвет кожи индейцев. Когда-то эти земли принадлежали племенам, но они не смогли защититься и были вынуждены покинуть насиженные места.

Дедвуд – это сердце золотой лихорадки. Первый приск был найден именно здесь. Изобилие отелей и ресторанов на любой вкус, много приезжих со всего континента. Особая изюминка это совершенно легальный игорный бизнес. Поэтому в городе много приезжих испытателей удачи.

В детстве бабушка запрещала ребятам ездить на велосипедах в центр, особенно во вторую половину дня. Живя уединенно в лесной глуши, дети приобщались к природе и играли на свежем воздухе. Когда-то Томми мечтал найти свой золотой самородок. Годы шли, а счастье разбогатеть так и не посетило юного Эбони. Благо стремление наживы не прогрессировало и к азартным играм Томми был нейтрален.

Лей спала эту ночь без сновидений, но её не покидало ощущение будто кто-то наблюдает за ней. Словно два уголька во тьме. От них не было страшно, казалось, две искры наоборот мечтали согреть её, но ни девушка, ни огоньки никак не хотели делать первый шаг.

Спозаранку во дворе уже колол дрова Томми, бабушка сделала для него какао, который он с удовольствием отпил, когда последнее полено расколось на двое.

– Томми, ты просто умница. В руках нет былой силы, последний год я сдала сильнее.

На подъездной дороге, когда Лейла вышла на улицу к родным, послышался звук клаксона. Огромный серый Бьюик вырос перед домочадцами.

– Явился не запылился, – пробурчала Эйвори.

– Привет, Эйв! Ого, у тебя гости? Ба, да это Томми и Лейла! – хохотнул невысокий мужичок с с пружинистой походкой. Эмбер вылез из машины и пожал ребятам руку.

– Здраствуйте, – выговорили оба внуков.

– Выросли! Вы к нам надолго? Я встал рано, есть дела в городе, думал заскочить может чего вашей бабушке привезти.

– Спасибо, Эмбер. Но мои внуки сегодня съездят в город сами, – отмахнулась она от ярого помощника.

– Опять не в духе, – пробубнил, наклонившщись в ребятам мужичок. – Сколько с ней бьюсь, а она словно, я её прнуждаю к чему. Я хорошо знал Вашего деда, Эйви не должна оставаться одна.

– Спасибо вам мистер… – промолвила благодарно Лейла.

– Не за что. Просто Эмбер. Старики должны держаться вместе!

– Опять я слышу эти слова! – раздалось с веранды от сердитой бабушки.

– Ладно, я полетел. Кстати, у нас сегодня приехали коренные американцы проводить праздник плодородия или что-то в этом роде.

– Правда? Это племя с гор?

– Да-да, те самые. Другие к нам не ездят. Счастливо! Гуляние начнется в полдень можете съездить посмотреть. Пока! – старик быстро запрыгнул в свой автомобиль и в клубах пыли покинул подъездную дорожку.

– Шабутной мужик, – констатировал Томми. – Но то, что за бабушкой присматривает – это молодец.

– Томми, мы же поедем в город?. Табика! Вдруг я её увижу?! – Лей просто светилась.

– Мне иногда кажется, что я что-то упустил и моя сестра двинулась по девочкам.

Ладонь звонка упала на спину шутника.

– Всё переврешь и испошлишь. Ты теперь будешь ко мне привязанным всю поездку.

– Как будто у меня были другие варианты, – выдохнул парень.

Стояла духота, по асфальтным улочкам расхаживали люди. Машин практически не было, кое где были припаркованы мотоциклы. Просторные улочки центре Дедвуда приветливо встречали всех, прибивая палящим зноем летнего солнца.

На пустыре были расставлены старые фургоны и дома на колесах. Были собраны индейские шатры, на красивых коврах лежали поделки из дерева и кости. Были украшения из камней. Красивые девушки в нарядах коренных жителей улыбчиво подзывали прохожих. Мужчины же стояли особняком в красивых головных уборах из перьев различных птиц, играя этническую завораживающую музыку. Зеваки кидали им монетки, кто-то даже 20 долларовые купюры. Дети радостно плясали под музыку, а их мамочки хихикали и хлопали им.

В этой толпе отыскать знакомое лицо было сложно. Но лей не сдавалась, в итоге одна из девушек ей подсказала, где искать Тихика. Оказывается, подруга была на полевой кухне, готовя для своих соплеменников. Томми шел за сестрой по пятам, отпугивая всех заинтересованных индейцев.

У плиты с газовым баллоном стояла «пропажа».

– Тихика! – крикнула радостно Лейла, напугав девушку, так что та вздрогнула, разворачиваясь.

– Лейла! Духи привели тебя ко мне! Какая ты красивая, – девушка крепко обняла смущенную Лей.

Томми, не отрываясь, смотрел на их знакомую, когда та заинтересованно вдохнула аромат подруги. Мужчина видел в этом что-то интимное, но был зачарован красотой Тихика. Она изменилась, стала женственнее, формы круглее, губы пухлее. Кадык нервно дернулся и парень отвернулся, когда взгляд уставился в огромного мужчину, что сидел в шатре, а глаза горели в прохладной тени странным желтым блеском. «Вождь этого племени», – вспомнил Томми, но мужчина неотрывно следил за его сестрой, чтобы проверить, что это так она проследил за его взглядом. Девушки мило ворковали, стоя напротив друг друга. Договаривались о прогулке и прочих мелочах, говорили о раздельном прошлом и успехах. Лей словно не ощущала пристального жуткого взгляда.

– Лей? – позвал он сестру. – Похоже, мы доставляем неприятности Тихика. Вождь нам недоволен.

Теперь обе девушки посмотрели в сторону кивка головы юноши.

– Ой, простите, вождь Сион! Мы уже уходим, – поклонилась она огромному мужчине, но уйти они не успели. Мужчина поднялся, блеск в глазах пропал. На улице этот мужчина был добрым 2 метра с лишним. Разворот плеч поражал. Томм застыл, Лея нервно сглотнула, ощутив прилив крови к щекам. Хлопчатая клетчатая рубашка обтягивала мощные плечи и грудь. Но при этом у мужчины были узкие бедра и массивные икры. Она видела его в такой европейской одежде впервые и реакция тела на него была странной. Впервые она смотрела на вождя что был старше её минимум лет на 12, а то и больше, как на привлекательного мужчину. Вождь шумно вдохнул и нервно проворчал.

– Ничего страшного. Мы рады Вам, старые друзья. Томми и Лей. ла, – он словно ласкал её имя языком.

Лей показалось, что покраснели даже уши, а соски напряглись. Глаза уткнулись в пол, брат, который стоял рядом, увидел довольное выражение на фактурном и резком лице. Ситуация в целом ему не нравилась, похоже вождю приятно общество его молоденькой сестры.

– Мы тогда придем вечером, когда будешь свободнее, Тихика, – завершил разговор юноша. – Вождь, всего доброго.

Сестру пришлось тащить под руку волоком.

– Ты что, как дура, стеснялась этого здоровенного мужика?

– Не знаю, Томми. Он так неожиданно со мной заговорил. Раньше он просто смотрел и молчал. А тут такое.

– Будь с ним аккуратна. Он пялился на твою грудь.

– Чего?! Кто бы говорил! До меня только дошло, что тебе нравится Тихика. А ты ее шлюхой называл.

– Без шлюх не было бы настоящих мужчин. Запоминай, – рыкнул брат, когда они добрались до своей легковушки.

– А мужчин – шлюх нет, чтобы делать настоящих женщин? Пару вариантов не завалялось.

– Даже не вздумай! В народе их зовут Казановами. Держись от них подальше! – пригрозил брат, заводя железного коня. – Во сколько вы договорились погулять?

– В шесть вечера. Ты с нами? – хитро улыбалась Лей.

– Конечно, я же должен за тобой присматривать, – машина вырулила с обочины и поехала в сторону гор.

Высунув лицо в открытое окно, молодая студентка боролась с жарой. Но всего на миг её взгляд выхватил фигуру огромного волка с желтыми глазами в одном из тенистых проулков. Веки резко дернулись, прогоняя наваждение. Голова повернулась туда, но проулок с ужасным монстром исчез.

– Томми, а волки могут бродить по городу?

– Они водятся здесь, но в город не сунутся, здесь шумно, да и не голодный сезон. В лесах полно живности. Почему спросила?

– Показалось просто, там…

– Наверно тебе показалось, может какая бездомная шавка?

– От жары привиделось, – руки девушки коснулись темени, которое от палящего солнца нагрелось. – Надо полежать.

– Конечно, потерпи, у бабушки выпьешь холодного лимонада и отдохнешь в прохладе дома.

– Да, у бабушки классно, – улыбаясь, зажмурилась Лейла.

Вечер опустился невесомым покрывалом, спасая от местной жары неприветливого климата. На улицах зажигали газовые фонари, пережитки какой-то эпохи. А вот индейцы разожгли костер, сместившись от городской черты. Играли флейты и бренчали гитары, слышались бубны. Каждый мог сесть в круг во главе с вождём. Пожилые женщины передавали напитки в деревянных чашах. Мужчины набивали табаком трубки для всех желающих раскурить «трубку мира». Краснокожие молодые мужчины обнаженные по пояс и разрисованные письменами и линиями плясали. Постарше мужчины играли на барабанах их кожи бизонов.

Вождь восседал и позволял желающим прикоснуться к таинству. Сейчас от красивого и мужественного ковбоя ничего не осталось. Это был высеченный из камня воин в огромном шлеме из орлиных перьев.

– Вождь, позвольте услышать истории Вашего племени! – подал голос коренастый мужчина с испещренным морщинами лицом.

Кивок головы служил ответом и старая женщина запела. Все замерли, стараясь вслушаться в историю. Лейла в компании спутников Томми и Тихика села на предложенной подругой коврик. Томми же непозволительно быстро пристроился к экзотичной красавице на что, та лишь издевательски хмыкнула. Парень удостоил её под стать улыбкой, наклонившись и что-то зашептав на ушко. Девушка улыбнулась шире и тоже шепнула ему на ухо такое, что глаза у брата Лей стали как блюдца. Молодой человек больше не вел себя столь вольно, казалось, что нахохлился будто молодой воробушек.

История полилась над костром.

– Мир явила нам Бирюзовая женщина. Та, что имеет множество личин. Обручена она с Солнцем, принося нам его свет в ладонях. Народ наш она в мир свой пустила. Ведь дети мы ей, имеем личины и живем одним, пока Солнце светит, а стоит лучам скрыться с небес, другое лицо берём. Посланы нам предками духи живые, что уберегают нас, что дарую нам защиту. Змеи, орлы, кайоты, медведи, бизоны, лани и волки – наши хранители, при рождении к нам приходят и в мир Бирюзовой женщины уводят.

Музыка нагнетала обстановку, трубки раскуривались. Вождь позволил историю продолжить, смотря прямо на Лей.

– Только одиноки в этом мире были дети её. Не жила и одна Многоликая. Сестра её названная – Женщина из Белой Раковины, пожалела сестру и послала им своих потомков Светлооких Лун, что отогревали сердца детей многоликих. Пока живы дети их, живы и Небожители. Союз их благословлен.

Музыка так и возносилась вверх, захватывая всё вокруг. Лейла и Вождь смотрели друг на друга, не отрываясь. Что – то внутри неё потянулось под этнические ритмы к этому могучему воину. Всё исчезло, даже Томми увлекся, когда Тихика поднялась на танец с соплеменниками. Он не смотрел на сестру и уселся к ней спиной.

Лейла не знала, как поднялась. За ней последовал Вождь, не отпуская взгляда. Оба они двинулись на встречу друг другу. Когда они поравнялись, его ладони поднялись, приглашая её. Она вложила свои руки в его колыбель. Тогда внутри неё что-то ожило, запульсировало. Огонь поднимался по всему телу.

– Обещанная Луна, – прошептал он ей. – Моя…

Мозолистые пальцы заскользили по рукам девушки, вызывая доселе неизведанные чувства и желания. Глаза воина полыхнули желтым светом.

– Скажи, да, – просил её Сион. – Только скажи «Да» и я переверну Мир для тебя.

Сердце пустилось вскачь, затеплилось надеждой и неуверенностью.

– Но ты никогда не говорил со мной. О чем ты меня просишь?

– Прими нашу связь. Я знаю, она проснулась в тебе. Ты созрела, я ждал… небеса, как долго ждал.

Лейла нахмурилась, но его ладонь легла на поясницу девушки и двинулась наверх, прижимая её ближе. Звуки смолкли, они стояли в отдалении от костра, так что языки пламени еле касались их кожи.

– Сион, мы не можем…

Но договорить, она не успела, и его губы накрыли её. Сначала упрямый, затем просящий поцелуй превращался в жаркое огненное пламя. Неопытная и неумелая она отвечала, пальцы уже исследовали её под рубашкой, задирая топ, который был последней преградой. Мужчина рычал тихо нетерпеливо, вызывая вибрации непонятного щемящего отклика. Ноги непроизвольно сводились, она почувствовала, что намокают её трусики. Это отрезвило.

– Нет, нет! Прошу отпусти! – шептала и плакала она. – Я …мне страшно…

– Многоликая! Что же ты делаешь со мной? Я чувствую твоё желание, это взаимно…Аромат вишни, ты такая сладкая…моя…не отталкивай, не уверен, что отпущу…

– Не…на..

– Ты её отпустишь, – раздалось гортанное рычание. В темноте огромная фигура отбрасывала тень и два горящих глаза вызывали ужас.

Кошмар, который приследовал её с материнского дома, все-таки настиг её.

– Боже, ты нашел меня! – пискнула Лей, прижимаясь в поисках защиты к Сиону.

– Отойди от него. Ты – моя! – рычал мужчина, теряя человеческий облик. – Слабая человечка… за что мне послали такую пару?

Вождь лишь недобро хмыкнул.

– Ты не достоин этой чести. Многоликий, который повстречал бесценный дар, всё еще считает, что перед ним просто человечка. Уходи, чужак. Это территория моего клана, а она – моя невеста. В отличие от тебя я знаю, как быть с этим притяжением, сопляк.

– Я порву тебе глотку за оскорбление. Я шел за ней через два штата. Кем бы ты её не называл, она – МОЯ! Готовься к бою.

– Уходи, Лей. Я приду за тобой, – оттолкнул от себя девушку. – Ничего не бойся, ты под моей защитой.

Лей бросилась наутек. Сзади раздавались громкие рычания и звук борьбы. Впопыхах она нашла брата, что обнимал Тихика, у одного из шатров.

– Томми, Тихика, господи, ужас!

– Что случилось, Лейла? – спросила подруга.

– Вождь…Сион, они схватились. Тот сумасшедший, что сломал забор он здесь. Они дерутся.

– Что?! Он здесь? Идем! Нужно ему помочь! – вклинился брат.

– Не стоит! Я позову соплеменников. Уходите! – прогнала она обоих, скрывшись в толпе.

Когда брат с сестрой вернулись домой, то оба разошлись по комнатам. Томми запер все окна и двери. Подготовил биту. Сердце бешено билось в груди. Лей лежала в спальне и сама не поняла как желала возвращения Сиона, переживала за него. Но в ту ночь ей так и не удалось дождаться своего воина.

Ранним утром 16 июля Лейла Эбони была похищена из дома своей бабушки Ейвери Стенберд. В комнате обнаружили следы борьбы, несколько следов крови не принадлежавшим похищенной. Разбитое окно на второй этаже и клочья волчьей шерсти…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю