290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Сафари (СИ) » Текст книги (страница 2)
Сафари (СИ)
  • Текст добавлен: 30 ноября 2019, 01:30

Текст книги "Сафари (СИ)"


Автор книги: Алексей Широков






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Глава 2 Камни ифульгурит

Тот десяток секунд был самым долгим в моей жизни. Я ожидал атаки кадавра, не зная точно, убит он или в следующее мгновенье мне придётся познакомиться с его клинками. Торопливо кастуя “Ледяное ядро”, способное, в случае нападения, хотя бы отбросить тварь от меня, я вжимался в землю, чтобы не перекрыть линию стрельбы прикрывающим меня зверолюдам.

А поняв, что всё, атаки не будет, Танцор мёртв по настоящему, я просто откинулся на спину, выпустив из руки подготовленный снаряд, и рассмеялся в полный голос. Глупо улыбаясь, я лежал посреди африканской саванны, рядом с останками нежити и смотрел в высокое, синее небо. Мыслей, как таковых не было, просто в мозгу крутилось – “я сделал это”. Одна из сильнейших тварей пала от моей руки. Пускай сегодня всё висело на волоске, и лишь вмешательство снайперов решило исход боя. Зато теперь я точно знаю, в каком направлении двигаться и над чем работать. Так что в следующий раз буду готов.

– Фальк – Бате. Фальк ответь Бате. Фальк, драть тебя с прогибом, переворотом и подбросом, от счастья рехнулся там что ли! Ответь! – лишь с третьего раза я понял, что это командир разоряется в радиоэфире. – Водители, технику подгоняйте, грузимся и уходим. Трофеи в мою, всё, что осталось от “Угля” во вторую. Фальк ответь, как ты там.

– На связи, – постаравшись, хоть и явно безуспешно, придать голосу серьёзное выражение я ответил в ларингофон. – Фальк на связи, цел, повреждений нет.

– Добро. Внимательно сейчас. Стрелки прикройте меня, посмотрю окрестности.

Через секунду земля мелко вздрогнула так, словно огромное животное сгоняло мелких паразитов со шкуры. Затем ещё и ещё. Даже не видя Романа, я знал что сейчас он стоит, прижав руки к сталагмиту, мгновенно выросшему по воле мага, кастуя “эхо земли”. Посылая импульсы в каменную сосульку, Батя заставлял землю в километровом диаметре вибрировать, передавая ему информацию о любом существе или предмете, находящемся в зоне действия техники.

Чем-то похожим пользовался мой противник на турнире – гном-маг. Как я помню, спрятаться от неё, если ты не умеешь летать, невозможно. Поэтому любой затаившийся враг сейчас будет найден. Вот только в отличие от него Роман Пущин не был продуктом тысячелетней евгенистической селекции. И каст давался ему с трудом и ценой почти полного отключения всех остальных органов чувств на срок от пяти и более минут, в зависимости от продолжительности самой техники.

Так что сейчас он был не боец. А значит, нужно подниматься, к тому же приближающийся рёв дизеля возвестил о появлении автотранспорта группы. Подскочив на ноги, я замахал в воздухе руками, показывая водителю куда править. Затем, подумав, разрядил ловушки, вызвав череду взрывов мин с переохлаждённой водой, и скастовал поверх всего этого заморозку. А то мало ли, засядет машина во влажной почве, замучаемся её доставать, да и в гости может кто-нибудь пожаловать, кого видеть совсем не хочется.

Подъехавший автомобиль заложил лихой разворот, паркуясь задом прямо у моих ног. Похожий на микроавтобусы из того мира, вроде Уазика-таблетки, только бронированный и с крупнокалиберным пулемётом на крыше, он был оптимальным транспортом для нашей группы в местных условиях. Достаточно проходимый, быстрый, покрытый пустынным камуфляжем, что делало его малозаметным в саванне, он позволял, как выдвинуться на место операции, так и при необходимости, быстро оттуда свалить, вот прям как сейчас. А шестиствольный пулемёт системы Гатлинга калибром 14.5 мм с, что ещё более важно, значительным запасом патронов, мог обеспечить приличную огневую мощь. Вот только задействовать его в засадах было сложно. Личи, обладающие электромагией, чувствовали большое количество металла едва ли не лучше чем живых. С учётом того, что они, к тому же, действовали как эдакие радио-сканеры, засекая переговоры, в каждой более менее крупной группе нежити были подобные индивидуумы.

Я ухватился за ручки и распахнул створки задней двери. Водитель КШМ, Кибур Ломикирка, с позывным “Борода”, выкатился из-за руля с криком: “Погодь, ща брезентуху подстелю. А то извазюкает мне технику в дерьмишще, как потом отмывать буду”. Бородатым колобком он припрыгал ко мне, успев сплюнуть при виде дохлой нежити, и с ходу нырнул в нутро салона, где принялся активно шебуршать своими заначками, что-то себе неразборчиво бурча при этом. Колобком я его называл не зря, ведь со стороны он именно его и напоминал.

Совсем не высокий, гораздо ниже среднего роста гнома, наш шофёр обладал размахом плеч, сравнимым со своей высотой и внушительным пивным пузом. Сверху всё это покрывалось бородой, начинающей, кажется, прямо от бровей. Играло свою роль и фактическое отсутствие шеи, создавая законченный образ пожилого и заслуженного хлебобулочного изделия, пережившего не одну лису.

Ко всему прочему, он обладал шебутным характером, под стать прототипу. И за рулём КШМ ощущал себя, ну как минимум пилотом болида “Формулы Один”. Поэтому обычно было не понятно то ли мы быстро едем, то ли медленно летим. Вот и сейчас, не успели мы закинуть тушку нежити, как гном мгновенно оказался за рулём и стартанул, разбрасывая комья грязи по округе.

Уже через несколько секунд мы оказались возле командира. Картина была именно такая, как я и предполагал, он стоял, замерев у колонны, вот только как финальный штрих, из земли торчала половина Танцора, словно репа из грядки. Видимо Батя умудрился подловить того своей техникой в момент падения, от чего местность стала напоминать вотчину садовода-некроманта. А нам теперь предстояло изображать из себя героев знаменитой сказки, правда, отдуваться вдвоём за всех персонажей разом.

Правда, огородничать мне не пришлось. Стоило только остановиться, к нам, с паровозным пыхтением продираясь сквозь траву, подбежала ещё пара гномов, таща с собой местный вариант ручного пулемёта. С чем-то подобным расхаживал Шварценеггер в “Хищнике”. Но если там приходилось идти на различные уловки, типа понижения скорости вращения блока стволов и использования только холостых патронов, то здесь гномы и зверолюды – берсеркеры умудрялись стрелять с рук из 7,62 мм и 9 мм версий. При этом аккумулятор и боеприпасы всё же таскал второй номер расчёта.

Подбежав и сгрузив свою ношу в машину один из них кинулся помогать возившемуся у нежити – репки Бороде, а второй, штатный стрелок КШМ, с позывным Филин, данным ему за вечное ворчание, похожее на совиное уханье, вместе со мной подхватил пребывающего в прострации командира. Пока мы усаживали его и пристёгивали, со стороны занимающихся некро-сельским хозяйством послышался громкий треск, а через несколько секунд в салон закинули остатки тушки Танцора, в процессе извлечения лишившегося не только головы, но и одной из рук-клинков, видимо слишком прочно застрявшей в земле.

Не успела дверь захлопнуться за запрыгнувшим на своё место вторым номером стрелков, обычно ездившим впереди, рядом с водителем, как машина сорвалась с места, словно заправский гоночный болид. Выглянув в окно, я увидел, что остальные тоже выдвинулись вслед за нами, а на месте где погибли “угольки” в небо поднимается столб густого дыма. Значит, то, что не смогли погрузить, сожгли, обильно полив горючим. Всё правильно, нечего зверьё человечиной откармливать.

Через пять минут в себя пришёл командир. Дёрнувшись в ремнях безопасности, он обвёл взглядом салон, осознавая где находится, а затем устроился поудобнее и потребовал доклад.

Привычно подключив через штекер расположенный возле моего штатного места в машине свою радиостанцию к автомобильной антенне я, предварительно переключив звук на внешние динамики, вызвал вторую машину, куда должны были сгрузить останки “угольков”.

– Вторая Фальку. Как там состояние? Живые есть?

– На связи. Никак нет. В фарш порубили. Собрали что могли, остальное сожгли.

Роман со вкусом выматерился. Из своего гнезда в стрелковой башенке ему вторили уханье Филина.

– Какого они вообще там оказались?

– Они решили, что их специально задвинули подальше, чтобы они не смогли отличиться. Поэтому приняли решение выдвинуться к предполагаемой точке атаки. Доложить об этом не было возможности из-за режима радиомолчания, а останавливать их силой не было приказа.

– Принял, конец связи.

Майор потёр лицо, в попытке сбросить напряжение.

– Вот видишь, Фальк, случилось именно то, что я и предполагал, отчего и не хотел брать левых людей на операцию, особенно, таких как эти. Уроды решили погеройствовать, наплевав на все приказы, а теперь мне проверяющие весь мозг съедят чайной ложкой. Радует здесь лишь то, что они аватары. Возродятся через недельку, может умнее станут.

Батя вытащил из крепления на кузове флягу с подсоленной водой, отхлебнул и, поморщившись, протянул мне. Понятно, что за столько времени, сколько машина простояла под солнцем, всё внутри успело прилично нагреться. Я, как только очутился внутри, сразу начал охлаждать салон, вот и сейчас взяв флягу, подержал её несколько секунд и вернул назад уже с холодной водой внутри. Командир напился сам и пустил ёмкость по кругу, давая смочить ссохшееся за время засады горло и восстановить жидкостный баланс.

– Ладно! – Роман хлопнул себя по коленям. – Будем решать проблемы по мере их возникновения. Фальк, объяви всем, чтобы сразу по приезду первым делом написали рапорта и мне на стол их. И свяжись с базой, сообщи, что операция закончена успешно, но имеем восполнимые потери. А потом посмотрим, чего мы сегодня затрофеили.

Я прилежно забубнел в рацию, выполняя распоряжение командира. Только попав в армию, я, наконец, в полном объёме осознал влияние магии на жизнь общества и масштаб использования технологий на её основе. Например, радиостанция, которой я в данный момент пользовался, была целиком артефактной, работающей на рунных цепях. Источником энергии, да и основным инструментом служил сам маг.

Живя в крепости “Пепельных воронов” я не сталкивался с магическими технологиями. Магов, кроме лекарей, там просто не было. Алхимия не в счёт. Да, в ней приходилось учитывать не только химические, но ещё и энергетические составляющие материалов и реагентов. Но, по сути, это оставалась всё та же, знакомая мне химия.

В лицее же, практиковался индивидуальный подход к занятиям. Ну как в США на Земле. Каждому студенту составлялся свой график занятий, и он посещал лишь те предметы, какие ему были нужны. А поскольку поступил я на математическое направление, то и занятия у меня были на девяносто процентов теоретические. К тому же тренировки и бизнес пожирали оставшееся время, не давая возможности пересечься с кем-то более прикладного направления, использующих магию для своей работы.

А ведь их было огромное количество. И не важно, что именно нужно было делать. Если строился дом, то геологоразведку основания проводил маг земли. Да и в комиссии по приёмке готового здания присутствие мага высокого ранга тоже было обязательным.

Даже самые слабые новики могли рассчитывать на неплохую карьеру, пусть и по рабочей специальности. Водяные маги, зачастую, шли в ЖКХ, отчего система водоснабжения и водоотведения функционировала как часы. Ведь достаточно было магу подержать руку под струёй воды, и он мог определить источник течи или проверить состояние труб водопровода. И это лишь малая часть того, что я узнал.

Магия охватывала все сферы деятельности общества, и электричество так же не было исключением. Собственно первое, что я получил на воинской службе это базу с техниками и приёмами для радиосвязи. Да и в наряды ходить приходилось, и сидеть, сжимая проволоку в руках, считывая данные о целостности проволочного заграждения вокруг базы. Более сильные маги могли превратить его в аналог объёмного датчика, получая информацию, не только о повреждениях, но даже о том, кто подошёл к колючей проволоке. А командир, после того как убедился в моей компетентности, с удовольствием свалил на меня управление всей электроникой.

А вот стыдно мне стало, когда я узнал, что шоковой заморозкой вполне успешно пользуются уже очень давно. Другой вопрос, что цена на подобные продукты была астрономической, поскольку технология не подразумевала никакого технического устройства, а лишь работу мага – адепта льда. Ещё существовали рунные артефакты, также выполняющие подобную заморозку, но их задачей было скорее преобразование силы другой стихии в ледяную. Потери сил у оператора при этом были значительными, что ещё больше сказывалось на цене.

Мои же устройства либо совсем не использовали в работе магию, либо задействовали руны на некоторых участках, где не было нужды добиваться получения определённого вида сил. Поэтому себестоимость конечного продукта была очень низкая, а возможность пользоваться ими кому угодно и где угодно и обеспечила тот ажиотаж во время продажи лицензии.

Так же дело обстояло и с микроволновками. Отсутствие магической составляющей, сделало их популярным товаром на рынке бытовой техники. Собственно лицензию на производство я продал очень выгодно четырём крупным производителям за очень хорошие деньги.

Выдав в эфир положенную информацию, я дождался ответа, о чём и доложил Бате. Тот сидел, о чём– то, задумавшись и мял в руке форменную панаму. Мой голос вырвал его из раздумий, майор нахлобучил на место головной убор и потёр руки в предвкушении.

– Ну-с, давай глянем, чего нам там досталось. Филин помоги нижнего достать.

Трупы Танцоров так и валялись на брезенте между двумя боковыми рядами кресел и нужно сказать воняли преотвратно. С помощью гнома мы быстренько переложили тушки так, чтобы сверху оказался наиболее целое тело. Относительно конечно, ибо сдвоенное попадание в голову крупнокалиберных рунических пуль эту самую голову взорвало в буквальном смысле этого слова. Но начиная от нижней челюсти и ниже всё было целым, разве что только в мелких дырочках от моих игл.

– Давай с сердца. Тока целиком грудину снимай. Так, ща. У Бороды в машине всегда запас упаковочной тары под трофеи, – Филин проухал это, уже ковыряясь в запасах водителя. – Довезём в лучшем виде.

Дедовщина во всей красе. Заставили в дерьмо лезть самого молодого. Ну да ладно. Вытянув из-за спины верный тао, я принялся рубить рёбра нежити, оказавшиеся на удивление прочными. Но усиленная рунами сталь хоть и с трудом, но брала их, и через десяток минут я снял грудную клетку, открывая доступ к внутренностям кадавра.

Сердце твари было громадным, по размерам, не уступающим лёгким, особенно сейчас, когда они ссохлись и валялись двумя сморщенными мешочками. Отделив его от остальных органов, я начал осторожно разрезать его, даже не столько рассекая сколько распиливая. Плоть была, словно резиновая и поддавалась клинку неохотно. Но, тем не менее, довольно быстро лезвие царапнуло что-то твёрдое в центре. Удвоив осторожность, я провёл рез по кругу, и с усилием, буквально разорвал руками рассечённое на две половины сердце нежити. В середине одной из них остался торчать ярко-красный Камень длиной в две фаланги указательного пальца.

Передав пустую часть Филину, который ловко упаковал трофей и уложил в специальный ящик, я аккуратно ухватил Камень и, расшатав, вытащил его. Пока гном возился, убирая оставшуюся часть сердца нежити, я обтёр ветошью добычу и, взвесив на ладони, прислушался к ощущениям.

– Выносливость, однозначно, – Батя принял протянутый ему кристалл. – Неплохой размер, не зря бодались с нежитью.

– Ну да, если и во втором что-то будет, один разыграем между собой, – Роман аккуратно уложил Камень в пенал, изнутри обтянутый мягким материалом. – Будешь участвовать? Знак на змея ты заслужил, если повезёт – сильнее станешь, будет проще Танцоров валить.

– Спасибо, воздержусь, – и, увидев вопросительные ухмылки на лицах товарищей, пояснил. – Сейчас тебя мне не догнать, хоть пачками Камни жри. Но вот если команда станет сильнее, быстрее и выносливее то в следующий раз мы сможем отбиться без потерь. Я не прав?

– Хм. Прав. Добре.

Командир выглядел довольным хоть и закрылся от моей эмапати. Филин же скрывать эмоции не собирался, но конкретизировать их я, почему-то, не мог. Вообще в ментале творилось что-то непонятное. Решив, что это результат присутствия двух останков высшей нежити, я потянулся скинуть разделанную тушку и приступить к следующей.

– Стой! Не закончили ещё с этим, – видя моё недоумение, ведь брать там, в принципе было больше нечего, Батя пояснил. – Сейчас всё поймёшь. Вскрывай пищевод, только очень осторожно. От горла и до желудка. Борода, не гони пока, плавней веди.

Буквально всем нутром ощущая какую-то тайну, я провёл остриём, вспарывая неожиданно твёрдую стенку. Под лезвием скрипнул камень.

– Аккуратнее. Не повреди. Вынимай двумя руками и вот сюда давай – майор принял вынутый мной камень, больше всего напоминающий стекловидную трубку, быстро замотал в кусок мягкой ткани и убрал в металлический ящик, словно специально для этого предназначенный.

Больше всего это напоминало кусок запечённого стекла. Но прикосновение к нему выдало мне целый хаос бессвязных чувств и образов. Я посмотрел на командира. Видно было, что настроение у него реально улучшилось

– Почувствовал?

Скрывать от Бати свои, не задокументированные возможности, я не стал, сразу рассказав, что являюсь эмпатом. Глупо таится от человека, от решений которого в бою зависит не только моя жизнь, но и группы в целом. Да и доверие в команде дело не последнее. Так что я прекрасно понял, о чём меня спрашивает Роман.

– Ещё как. Что это за хрень?

– Это магический фульгурит. Песок попадает внутрь пищевода твари и под воздействием её магии сплавляется. После алхимической обработки из фульгурита получаются амулеты защиты от ментала, – он вытянул из-за пазухи цепочку с довольно массивным кругляшом на ней. – Из-за его свойств старых, сильных монстров нереально трудно обнаружить с помощью псионики.

– А если что-то другое попадёт, не песок? В Арктике, например, его нет. Что тогда? – мы с Филином, получив одобрямс командира, в четыре руки быстро поменяли тушки местами.

– А вот об этом тебе знать не положено. И так подписок навешают как блох на собаку.

– Угу. А я-то голову ломал, из чего негатор сделан, – мне вспомнился свой опыт общения с неведомыми артефактами. – Как такого эффекта добились.

Взгляд майора наполнился льдом способным заморозить море.

– Не лезь в эти дела, парень. Ты хороший воин, удачливый предприниматель и успешный изобретатель. Тебя невесты ждут. Влезешь в это дерьмо – я за твою бессмертную шкуру и гроша ломаного не поставлю. Даже за обладание такой информацией аристо сживут тебя со свету, несмотря ни на какого покровителя.

– Ага. Но и игнорировать это глупо, мало ли как жизнь повернётся. А трепаться я не собираюсь.

– Значит, ты понял меня правильно, – взгляд командира потеплел. – Не зря вокруг тебя и Мороз и Стрелковы носятся. Давай режь следующего.

Потрошение второго Танцора много времени не заняло. В нём тоже оказался красный Камень Души, увеличивающий скорость реакции, что вызвало бурю восторгов у гномов и вопрос, что именно останется в группе, даже не поднимался. Выносливость это конечно хорошо, но вот чем быстрее ты реагируешь на опасность, тем дольше живёшь.

Но, был и неприятный момент. Содержимое пищевода не пережило попаданий пуль и последующих объятий техники “Каменной пасти”, и раскрошилось на мелкие осколки. Но Батя не хотел оставлять и крупинки драгоценного материала. Так что пришлось тщательно выскребать внутренности нежити, что не прибавило мне хорошего настроения, зато гарантировало зависание на пару часов в бане, в попытках отмыть трупный запах. Но в итоге самые мельчайшие части были собраны и Роман скомандовал.

– Борода, притормози, выкинем падаль.

На этот раз мне даже не пришлось вылезать из машины. Филин со своим вторым номером, которого называли просто и без затей Башка, вытянули брезент вместе с останками, и облив горючим, запалили, выполняя правила об утилизации останков нежити. Жирный столб дыма поставил точку в наших сегодняшних приключениях. Мы взяли курс на основную базу корпуса.

Библиотека  Knizhkoff_2

Интерлюдия №1

Над столом командующего Отдельным Гвардейским Африканским корпусом гвардии генерал-лейтенанта Николая Дмитриевича Горчакова стоял настолько густой табачный дым, что на нём можно было подвесить до полудюжины топоров. Страсть генерала к курению трубки стала притчей во языцех и обросла байками. Например, поговаривали, что когда он только принял командование, наслышанный о его привычке зам. по тылу установил в кабинет дополнительную вытяжку. И как только её включили, была объявлена пожарная тревога, такой дым пошёл из трубы.

Сам же Николай Дмитриевич, проходя очередную процедуру чистки организма у столичных лекарей, каждый раз давал себе зарок непременно бросить. Но рекорд на сегодняшний день составлял неделю, которую его подчинённые запомнили как самые черные дни в жизни. Лишённый своей трубки генерал стал настолько придирчив и раздражителен, что находиться рядом с ним было сродни подвигу. И лишь когда, в очередной раз, пагубная привычка взяла верх над волей, подчинённые вздохнули спокойно. Затем откашлялись от дыма забористого самосада и пошли работать.

Вот и теперь начальник разведки корпуса, гвардии полковник Юрий Никитич Черкасский, несмотря на то, что устроился на самом дальнем краю стола, вынужден был постоянно поддерживать вокруг себя воздушный кокон, отталкивающий никотиновую завесу. Чуткий нос мага ветра не переносил тяжёлые ароматы, а табака боялся как чёрт ладана. Зато мог различить до нескольких сот различных запахов в обычном ветре, обходя в этом умении даже зверолюдей.

– Ты понимаешь, что всё вот это – генерал, в раздражении, хлопнул рукой по папке с рапортами группы майора Пущина – для проверяющего из столицы, учитывая его отношение к Роману, значения иметь не будет. Вот скажи мне Юрий Никитич, неужели так сложно было вернуть этих трёх недоумков в целости и сохранности.

– Мы тут не в бирюльки играем, Николай Дмитриевич. Они нарушили приказ, покинули отведённую им позицию, и результат налицо, как говорится, – за своих подчинённых начальник разведки собирался биться до конца.

– Это понимаю я, понимаешь ты! А для штабных хлыщей их поступок – инициатива в бою. Которая не смогла быть реализована из-за бездарного командования. И стоять они будут на этом, привлекая все ресурсы свои и родов этих неучей. И я, больше чем уверен, что их версия! – генерал выделил слово многозначительной интонацией. – Уже доведена до министра обороны, и, возможно, не только. А в свете той истории Романа с девицей Вишнивецких, дело может принять совсем дурной оборот.

– И как всегда начнётся вечное противостояние и интриги родов. Ведь, по сути, на этих трёх молодчиков всем плевать, они лишь наживка, на которую попалась рыбка покрупнее – ведун земли вне рода и к тому же холостой. Который отверг все матримониальные предложения и просто сбежал на войну. Хотя как мужчина я его понимаю. А ситуация с этой дамочкой, простите не могу назвать её по другому, очень и очень неоднозначная.

– И я полностью с вами согласен. Но одно дело знать или догадываться, что именно там произошло. А другое то, как это было преподнесено свету и императору, – генерал снова затянулся и выдохнул, выпустив в комнату новые клубы дыма. – А точнее императрице. Вот и получилось, что подлый простолюдин соблазнил невинную девушку, а жениться отказался. И если бы не заступничество князя Николая Георгиевича, закончилось бы всё для Романа не самым лучшим образом. Вошёл бы в род Вишнивецких на самых кабальных условиях и пикнуть поперёк слова главы бы не смел. Ведь альтернатива лишь побег из страны, а кто ж будущего иерарха то отпустит.

– А так закончилось формальной ссылкой. Хотя может и лучше было бы ему жениться хоть на какой-нибудь аристократке. Сейчас бы проблем было поменьше.

– И диверсанта-ведуна тоже. И не известно что хуже. Хотя облажался Роман сейчас по крупному. И главное с чего, непонятно.

– Ну, на мой взгляд этому есть объяснение. Я докладывал вам, что ситуация меняется и меняется стремительно. Нежить вырабатывает новые повадки, поведение. Эти рейды, не в срок и не теми силами, но разные по составу, как будто кто-то прощупывает нашу оборону, подбирает наилучший вариант, – полковник говорил с видом человека, любящего свое дело, и пытающегося достучаться до разума других людей. – Опять же эта ситуация с разведчиками. Я именно потому был категорически против включения новичков в состав , что ждал неприятностей.

– Объективных причин не делать этого, не было. Кроме этого случая, других фактов неестественного поведения кадавров нет.

– Два Танцора в охране у группы Личей – это нелогично, с точки зрения, известной нам на сегодняшний день тактики, модели поведения и иерархии нежити, и это является очень наглядным симптомом. Нежить умнеет, если это можно так назвать, и, боюсь,в скором времени нам придётся столкнуться с серьёзными проблемами. На мой взгляд, нужно готовиться к этому. И сбрасывать со счетов тут нельзя ни одной мелочи. Как, например, рассказ летунов, осуществляющих воздушную разведку в том квадрате. Её командир – майор Одоевский, как вам известно, состоит в дальнем родстве с императорским родом. И в частном разговоре, зная, что я интересуюсь подобным, сообщил, что во время боя группы Аксаков ощущал эффект постороннего взгляда.Словно кто-то внимательно наблюдал за происходящим. Визуально же никого выявить не удалось.

– Я, конечно, признаю пси способности императорского рода, но если мы будем принимать на веру, каждый, не подтверждённый фактами, подобный “эффект”, то быстро превратимся из гвардейского корпуса Империи в кучу суеверных баб.

– Признаю, что для скепсиса тут есть место, но я уже год собираю и анализирую подобные случаи. И выводы напрашиваются не самые радужные. Но, вместо того, чтобы заниматься своими непосредственными задачами, мне и моим подчинённым приходится изображать из себя нянек для столичных сопляков, а потом отбиваться от нападок их родни, если они порежут пальчик.

– Разошёлся ты смотрю, Юрий Никитич. Вот только вся вот эта твоя теория о развитии нежити, кроме домыслов других доказательств не имеет. – Генерал выбил остатки табака в пепельницу и начал набивать трубку по новой. – А тут у нас на руках три трупа. И то что это аватары, а потому скоро возродятся – никакого значения не имеет.

– Есть факт нарушения строгой вертикали подчинения у нежити. Никогда ранее более сильная и развитая тварь не была в свите более слабой. Лич по определению не мог командовать Танцором, вся история войн с нежитью это показывает, – полковник всем видом показывал что будет стоять на своей точке зрения. – Но даже если оставить все теории за бортом, остаётся нарушение приказа приданными в усиление бойцами, в условиях боевой обстановки. Это отражено в рапортах всей группы и именно этот факт привёл к печальным последствиям . На отведённой позиции они были в полной безопасности.

Командующий, словно паровоз, окутался клубами дыма и молча обдумывал ситуацию. С одной стороны, Черкасский был прав, с другой – это было чревато противостоянием с Генштабом, точнее, с некоторыми его представителями. Нужно было вывернуться, не потеряв лучшую разведгруппу корпуса, и при этом не перессорившись с руководством. Конечно, можно было обратиться непосредственно к министру обороны, но это был уже самый крайний случай.

– Значит так, слушай мой приказ. Проверяющий требует расследования и на его время майора Пущина отстранить от командования и посадить под арест. Домашний. Группу распределить по нарядам, нечего бездельничать. Урядника Соколова прикрепить к военному атташе отправляющемуся в Донго, – видя как вскинулся полковник, добавил. – Его рапорт есть? Вот и хватит, а самому ему не стоит в этом участвовать. Достаточно одного завидного жениха и протеже министра, не будем нагнетать обстановку. А то будет тут у нас не воинская часть, а бардак. Так всем будет лучше, мало ли как дело повернётся. А в Донго, к тому же закончили монтаж комбината шоковой заморозки фруктов. Вот и посмотрит заодно всё ли там в порядке.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю