332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Алексей Абвов » Взгляд со дна » Текст книги (страница 7)
Взгляд со дна
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 01:54

Текст книги "Взгляд со дна"


Автор книги: Алексей Абвов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 10 страниц)

'И чтоб меня ещё раз на подвиги потянуло…' – с трудом поднимаясь, думал я. 'Хорошо хоть кожные болевые рецепторы выгорели в числе первых, иначе совсем худо было', – тело плохо слушалось команд мозга, выполняя движения словно неуклюжая кукла, висящая на перепутанных нитях. Опять выжил чудом, если бы не внутренняя тьма, с некоторой задержкой начавшая поглощать весь магический урон, от тела мало чего осталось. Крепко же приложила всех эта Клариса: ни одного живого пирата рядом не чувствуется. А рабыни в трюме, похоже, совсем не пострадали. Непонятное воздействие этой психопатки явно только против мужиков действует, тогда становится понятно, почему не сработал артефакт Богини Лиявы – единственный личный предмет, который в настоящее время имелся на мне. Эх, сколько же мне пришлось вытерпеть. Больше месяца жить чужой жизнью в чужом теле. Ладно бы человек попался хороший, так нет – редкостная мразь, садист и убийца, как и вся его команда. И выйти из образа нельзя до самого последнего момента, иначе хитрая рыбка не заинтересуется вкусной наживкой. Как поймать мастера интуиции, способного остро чувствовать малейшую опасность? Клановые аналитики, перелопатившие всю доступную им информацию, выдали однозначное заключение – пиратская атаманша Клариса имеет весьма неординарные способности. Долгое время её безуспешно пытались ловить одиночки, затем в дело вступили целые флотилии и отдельные эскадры, активно привлекали самых именитых магов, но так и не достигли успеха. И наоборот она легко захватывала корабли, всегда имея заметный перевес сил. Морская торговля между двумя континентами оказалась нарушенной: купцы просто отказывались выходить в океан. Только большие конвои с охраной из нескольких военных кораблей имели шанс перейти на другую сторону. Но пара конвоев тоже пропала без следа, при весьма благоприятной погоде. К ней подсылали корабли-ловушки, в трюмах которых прятались многочисленные бойцы, имевшие задачу связать команды её кораблей боем. На них она нападала, используя дальнобойное разрушительное оружие, и безжалостно топила, затем отрываясь от эскадр преследователей, раздёргивая их и уничтожая корабли поодиночке. Нередко врывалась в островные гавани, где мирно отдыхали пираты. Военные флоты нескольких королевств тоже понесли чувствительные потери. Но больше всего она не любила работорговцев: в силу экономических причин они предпочитали возить с континента на континент захваченных молодых женщин. Клариса всегда старалась перехватить такой груз, но напрасно никогда не рисковала. Для достижения своей цели нам пришлось разработать сложную операцию, главным действующим лицом в которой пришлось стать мне, ибо больше никто бы не справился. Если пиратская атаманша почувствует малейшую фальшь – захватить её живьём не удастся.

Иллюзия давно слетела, а моё пострадавшее тело быстро восстанавливало полученные повреждения, несмотря на продолжающееся слабое тлетворное воздействие со стороны Кларисы. В свой последний удар она вложила всю себя – её жизненная сила постепенно тускнела и она вот-вот отправится на перерождение. Направляю в неё часть своего потока, перемежая с наконец-то поддавшейся моему разуму тьмой. Тело погасшей женщины медленно оседает на палубу, она пытается что-то сделать с помощью силы, но проникшая внутрь тьма парализует её ауру. Шевелиться ей тоже тяжко, однако она не хочет сдаваться, потянувшись к висящему у неё на поясе кинжалу. Рывком подскакиваю к ней и выбиваю его из слабой руки, заодно срывая с шеи какой-то непонятный амулет. Сзади меня появляется кто-то хорошо знакомый, оборачиваясь, замечаю сильно встревоженную Богиню Лияву, молча протягивающую мне улучшенный ей рабский ошейник надёжно подавляющий волю. Нашла же она нас посреди моря, явившись, когда всё уже благополучно закончилось.

– Почему Светлая Богиня помогает этому тёмному монстру? – громко шепчет Клариса, явно обращаясь к ней, в её расширившихся глазах застыл настоящий ужас.

– Жена всегда должна помогать своему мужу, – спокойно отвечает та. – Но тебе этого не понять. Если дашь мне слово не пытаться покончить с собой, не сопротивляться и выслушать, крайние меры по отношению к тебе, 'подруга', могут и не потребоваться.

– Даю слово! – с трудом выдавила из себя подавленная пиратская атаманша.

– Отнеси её в свою каюту, нам надо поговорить наедине, – Богиня обратилась ко мне, так и не отдав ошейника. – И не вздумай подслушивать, это важно! – добавила она, когда я выполнил её просьбу. – Вызови ребят, пусть приберутся на палубе, – попросила она, выставляя меня за дверь.

Мысленно связался с сильно перенервничавшей Аллией, мгновенно почувствовавшей моё скверное состояние, успокоил её и попросил открыть личный портал на удалённый пространственный маяк. Вскоре на палубу высыпали шесть сотен бойцов из 'первого состава' клана, прошедших крепкую морскую подготовку: изначальный вариант операции предполагал полную замену пиратов своими людьми, но потом мы решили перестраховаться. Быстро разбившись на три отдельных экипажа, они собрали трофеи и, выбросив трупы пиратов за борт и убрав самые заметные следы боя, расцепили корабли. Среди павших смертью храбрых морских дьяволиц, кстати, местных жительниц не нашлось, пришлось чистить палубы от их праха. Корабли требовали небольшого ремонта, но его предполагалось осуществить во время дальнейшего плавания. Через три часа небольшая эскадра прибавила парусов на своих мачтах и взяла курс на Крафагу.

– Я готова добровольно исполнить любую твою волю в обмен на одно своё желание, – сказала мне Клариса твёрдым голосом, когда я заявился проведать засидевшихся в капитанской каюте женщин.

Умилительное зрелище – наблюдать за полулежащими на широкой кровати двумя практически идеальными красавицами, до моего прихода ведшими непринуждённую беседу. Одна в роскошном зелёном платье, а другая закована в мифриловый доспех. И ведь каждая из них идеальна по-своему, но, тем не менее, в их образах неуловимо чувствуется что-то общее. К настоящему моменту мне тоже удалось восстановить свой обычный облик, полностью избавившись от неприятного наследства капитана Броза.

– Если это желание окажется в моих силах и не повредит интересам связанных со мной людей… – ответил ей, задумавшись над возможной причиной такого предложения.

– Ты станешь моим мужчиной всего на три дня, после чего делай со мной что захочешь! – вывалила она, повергнув меня в глубокий шок.

Лиява лишь кивнула головой, со своей стороны подтверждая согласие с подобными условиями и то, что их стоит принять. Наверняка сама же их ей и предложила, ибо всё равно отдуваться придётся мне, а не ей. С другой стороны – действительно грамотный выход, позволяющий избежать лишнего насилия. Не просто же так мы эту атаманшу ловили.

– Помоги ей почувствовать себя, это важно, – шепнув на ушко, попросила меня Богиня, оставляя нас с Кларисой наедине, хотя могла бы воспользоваться и мысленной речью.

– Не станем тянуть и откладывать неизбежное, – пиратская атаманша решительно подошла ко мне и повернулась спиной. – Помоги снять доспех, – попросила она.

Я распустил кожаные ремешки креплений и отложил в сторону верхнюю часть доспеха и поддоспешник. Нагнувшись к полу, девушка стянула с себя плотно облегающую тело кольчугу, оставшись в одной просвечивающей шелковой рубашке. Не останавливаясь, она скинула с себя нижнюю часть брони, а затем и плотные кожаные штаны. Последняя рубашка упала сверху на кучу доспехов. Потянувшись ко мне, Клариса попыталась расстегнуть мою одежду, однако с удивлением обнаружила отсутствие на ней каких-либо застёжек или завязок. Улыбнувшись, просто превратил её в тонкий пояс, убрав в пространственный карман, после чего отстегнул и положил в сторону морского змея с сумкой контрабандиста.

– Ну, сделай же это! – обнаженная атаманша легла на спину и с какой-то непонятной жесткостью взглянула в мою сторону.

Тело её при этом оставалось сильно напряжено, а ментальное чутьё улавливало такой фантастический букет противоречивых чувств, что ни о какой близости мне думать совершенно не хотелось. Перевернув её на живот, взялся массировать ей плечи и разминать спину, медленно сгоняя напряжение, чередуя сильные сдавливания и лёгкие поглаживающие касания.

– Ненавижу мужчин! – через какое-то время произнесло лежащее под моими руками тело. – Вы все подлецы, предатели, насильники и убийцы!

Сильно хотелось возразить, мол – не все такие, встречаются и настоящие рыцари, однако пришло понимание – сейчас лучше помолчать и дать деве выговориться.

– Вы всегда следуете только своим желаниям и вам наплевать на тех, кто вас любит. Растоптать чужую любовь – что может быть слаще! Только настоящую силу вы как-то уважаете, и только страх заставляет вас придерживаться каких-то рамок приличия. Но ваше время уже подходит к концу: многие женщины осознали свою силу и право власти.

Такое заявление вызвало у меня весьма странное ощущение. Чувствую – здесь кроется какая-то нелепая ошибка.

– Расскажи о своей жизни, – попросил я снова напрягшуюся девушку, продолжая разминать её спину и постепенно опускаясь ниже.

Клариса стала рассказывать, начав издалека. Поначалу её история оказалось самой банальной. По крайней мере, с её слов, а как там оно на самом деле – трудно сказать. Молодая красотка, подающая большие надежды студентка выпускного курса известного медицинского института, влюбилась в парня. Богатого, сильного, красивого, честного надёжного. Случайно встретила его после тяжелой практики на улице, и он подвёз её до дома на своей роскошной машине. В первый раз он даже не стал, как прочие парни в таких ситуациях приставать к ней, удовлетворившись номером телефона. Девушка не отказалась от второй встречи, затем и от третьей, после которой она почувствовала, что не может дальше жить без него. Ей казалось – он отвечает взаимностью: выгуливает, катает на машине, водит в рестораны, жарко любит ночами. Но их счастье оказалось недолгим. Парень больше неё любил риск, потому пренебрегая всеми мерами безопасности, отключил автомат контроля управления в своей машине. Ночное шоссе, бешеная скорость и закономерный финал – разбитая машина и два изломанных тела, вытащенные спасателями из куска исковерканного железа. Если Клару врачи всё же поставили на ноги, то её любимый остался инвалидом: исправить множественные повреждения позвоночника даже современная медицина и импланты пока не позволяли. Девушка не отчаялась, веря в свои силы помочь своей любви. Как раз в тот время прошла информация о целительной магии из какой-то новой компьютерной игры, способной творить чудеса и с реальными телами. Так Клара оказалась в виртуальном мире с полной уверенностью, что у неё всё получится. Мир идёт навстречу тем, кто горит сильным желанием, потому вскоре она совершила подвиг, в одиночку расправившись с небольшой бандой работорговцев, пытавшихся её захватить, после чего попала в 'Край забытых героев', недалеко от домика знакомого нам Лича. Пробудившаяся интуиция вела её к нему. Сумев заинтересовать его своей историей жизни и сильными желаниями, она узнала о возможности обрести целительский дар. Но алхимия высших порядков плохо поддавалось ей: банально не хватало развития ауры. Пользуясь оставшимися от меня запасами, с большим трудом ей удалось изготовить одну порцию 'пробуждающего эликсира'. В процессе своего ученичества она узнала о Первопроходце Ваде, достигшим куда большего, чем она. Идя по его следу в надежде обрести знания и опыт, девушка стала мастером-убийцей, сумев удивить даже Высшего Вампира. Превзойти его ей не удалось, однако всё больше и больше раскрывающаяся интуиция позволяла избегать неизбежных поражений и одерживать редкие победы. Узнав, куда дальше лежал мой путь, она нашла запретную рощу и тамошнюю хозяйку, став, наконец, настоящей целительницей, способной поставить своего любимого на ноги. Искать меня дальше не имело особого смысла, потому она вернулась в 'большой мир', совершив открытие – для целителей ограничение на возрождение в зависимости от уровня не является проблемой. Их душа сама вырабатывает необходимую жизненную силу, помогая алтарю воссоздать новое тело. Тогда её сделанное открытие не сильно заинтересовало, ибо у неё имелась более важная цель. Применять магию жизни для исцеления реального физического тела оказалось весьма непросто, но упорства и трудолюбия Кларе было не занимать. Третья попытка, когда её любимый пришел в виртуальный мир в повреждённом теле, просто создав копию своего, стала успешной. Наблюдавшие его врачи не верили в чудеса, однако им ничего не оставалось, как признать факт их наличия. Вот только парень отплатил девушке совсем не так, как та ожидала. Напрасно она рассказала ему о своих приключениях, практически ничего не скрывая. Он быстро узнал о том, сколько стоят все эти секреты и почём можно продать Великую Целительницу, каковой стала его девушка. Так Клара оказалась на аукционе рабов в качестве живого товара. Особенную ценность рабыни представляла якобы имевшаяся у неё в голове информация о пробуждающем магию жизни эликсире. Вот только подчинить её волю никому не удалось. Узнав перед самыми торгами о том, кто действительно её продал, она смогла разрушить рабский ошейник и совершить героический побег. Прежний мир для неё в тот момент окончательно рухнул. Добрая девочка Клара превратилась в злобную мужененавистницу Кларису. Дальнейшие похождения только укрепляли её новое мировоззрение.

В какой-то момент оглаживаемое моими руками тело девушки полностью расслабилось, невероятное психологическое перенапряжение наконец-то отпустило её. Она перевернулась на спину, и решительно притянув меня к себе, впилась в губы страстным поцелуем. Нахлынувшее на неё возбуждение мгновенно передалось мне, после чего наши тела переплелись в порыве бешеной страсти. Но в момент кульминации меня опять крепко 'пережевало' хлынувшее от партнёрши алое марево великого гнева. Тьма в этот раз пришла на помощь немного раньше, потому обширных телесных повреждений удалось избежать. Только сильнейшая боль и чувство полнейшей беспомощности стала моей наградой за проведённую психотерапию.

Клариса громко рыдала, уткнувшись в мою грудь, когда я более-менее пришел в себя и устранил полученные повреждения.

– Я больше никогда не стану обычной женщиной, – причитала она, размазывая слёзы по лицу. – Прости меня, нельзя было так жестоко поступать!

– Другого способа справиться с твоим божественным безумием нет, – негромко заметила вошедшая в каюту Богиня Лиява.

– Божественным безумием? – я попытался повернуться к своей первой подруге, однако тело опять практически не слушалось команд мозга.

– Все молодые боги проходят через этап, когда их раскрывшийся аспект и приток веры людей берут над ними верх, – Богиня присела рядом и, положив на меня свои руки, убрала последние неприятные ощущения. – Тогда бог перестаёт быть собой, превращаясь во что-то иное. Не всем дано справиться и остаться прежним, и помощи никто не окажет, ибо помощнику многое приходится брать на себя, попадая под воздействие самых разрушительных сил. Твоя невероятная стойкость оказалась единственным средством спасения разума Клары от неё же самой.

– Она Богиня? – неожиданная догадка повергла меня в прострацию. – Но как…

В ответ Лиява лишь лучезарно улыбнулась и исчезла, не собираясь сейчас ничего объяснять.

– И ведь у вас действительно получилось меня обмануть! – довольная Богиня-атаманша крепко прижалась к моему тёплому боку и рассказывала о себе между очередными 'лечебными процедурами'.

За пару прошедших дней нам удалось справиться с её неконтролируемой силой. Мне пришлось выступать в роли боксёрской груши. Другой бы на моём месте после первого раза точно сбежал, однако любопытство опять победило страх, и пришла уверенность в собственных силах справиться с любой проблемой. С пятого раза моя стойкость к выплескам божественного гнева стала абсолютной, и даже удавалось получить удовольствие. Клариса же постепенно смогла взять сознательный контроль и подчинить живущую в ней разрушительную силу. И всё равно другим мужчинам с ней лучше не вступать в близость, отсутствие случайного срыва никто не гарантирует. Даже бессмертный игрок рискует получить серьёзную психологическую травму.

– О вашем корабле я получила три сообщения от своих информаторов и почувствовала эмоции рабынь, а через них эманации, исходящие от пиратов. Богине, пусть и очень молодой, многое доступно. Отпустить одиночный корабль работорговцев в республику я никак не могла. Но вы грамотно прожили курс, моя основная эскадра просто не успевала выйти на перехват. Пришлось идти двумя клиперами, рассчитывая только на клинки и удачу.

– Тогда почему ты сама не сразу вступила в бой? Могла бы ударить божественным гневом с большого расстояния, быстро положив всех мужиков кроме меня, – мне стало интересно.

– Благосклонность бога никогда не заменит поклоннику личной силы и уверенности, – ответила она назидательным тоном. – Расспроси свою божественную жену, она тебе подробно расскажет. Чем больше уверенности в своих силах у моих поклонниц и соратниц, тем сильнее и жарче их вера при обращении ко мне. Я Богиня всех женщин-воительниц, женщин-защитниц и женщин-мстительниц. Поражения лишь укрепляют нас. Увы, только теперь я осознала свою ошибку, скатившись в радикализм оголтелого мужененавистничества. При всей своей силе мы должны оставаться женщинами. Ты позволил мне обрести вторую жизнь, даже не представляю, в какого кровожадного монстра я бы превратилась через некоторое время.

– Другим богам пришлось бы тебя уничтожить ради сохранения равновесия, – Лиява опять проявила себя, нагло встряв в наш разговор. – Через год-два божественное безумие полностью съело бы твою личность, а сила резко возросла, более ничем не сдерживаясь. И тогда женщины пошли бы войной против мужчин, попадая в твою ауру гнева, расползшуюся на всю планету. Только внешнее вмешательство богов способно остановить такую катастрофу. В истории мира подобное уже происходило. И теперь, ты, Клара, прекрасно понимаешь свою ответственность. Мы поможем тебе сделать первые самые трудные шаги, однако свой путь тебе придётся пройти самостоятельно.

А ещё через шесть дней мы прибыли к конечной точке нашего маршрута, коей оказался сравнительно небольшой остров с удобной бухтой в дне пути от главного порта Крафаги. Обычно он использовался как перевалочный пункт запрещённых товаров, в республике нашлись и такие, а также как база 'вольных торговцев'. Явным пиратством никто из них не занимался, но при удобном случае не брезговал пощипать своего коллегу или другого купца. Из памяти капитана Броза я знал о том, что подобное не считается здесь чем-то особенным. Если у тебя мало сил, дабы защитить своё имущество – не стоит выходить в море. На берегу, впрочем, ситуация не сильно лучше. Крафага признаёт слабость только в комплекте с рабским ошейником. Но и полного беспредела тоже не допускает, жестоко карая редких отморозков. Если тебя случайно поймали со спущенными штанами, то можешь заплатить выкуп и попытаться в следующий раз подловить обидчика. Существуют даже расценки, сколько за кого требовать, а также страховые общества, к услугам которых стоит обращаться, начиная какое-либо рискованное мероприятие типа морской торговли. Лучше всего прибиться к какому-либо центру сил, регулярно отстёгивая часть своей прибыли за полученный знак причастности, и на всякую мелочь не обращать внимания, однако этих центров много и единства среди них не предвидится. Можно случайно попасть в чужие разборки, ибо каждый центр сил действует сам по себе и сам за себя. Лишь внешняя угроза способна приводить к временному объединению части интересов, но такими вопросами обычно занимается сенат, состоящий из самых уважаемых людей республики. Боятся – значит, уважают – это как раз сказано про них. Бедных и слабых сенаторов не бывает. За каждым из них стоит многочисленная прекрасно вооруженная дружина и маги, а также множество зависимых организаций. В случае большой необходимости никто не мешает купить себе небольшую армию для одного или нескольких дел. Ближайшие к республике королевства живут преимущественно за счёт обслуживания многочисленных наёмников, не имея какого-либо иного дохода. И королевствами они остаются только из-за выгоды сенаторов. Каждый из них способен легко подмять под себя дополнительные земли, выгнав с них прежних хозяев, но это нарушит сложившийся баланс. Ответную реакцию остальных долго ждать не придётся, а война далеко не всегда приносит выгоду тем, кто в ней участвует. Совсем другое дело наживаться на чужих войнах – вот в этом деле сенаторы хорошо поднаторели. Потому наша дерзкая задумка не должна слишком далеко выйти за рамки чего-либо обыденного для данных мест.

Корабль капитана Броза здесь хорошо знали, как и его самого. Хоть и неприятно, но пришлось снова влезать в чужую шкуру. Не избежали этой участи и экипажи кораблей, превратившихся в погибших пиратов. Стоит заметить, при использовании качественных иллюзий можно обманывать и внешнюю систему идентификации, которой пользуются игроки и местные жители. Вместо реального имени и уровня она показывает заданные в иллюзию данные. Другое дело – сделать качественную иллюзию могут немногие, магия полноценных иллюзий, изменяющих облик человека целиком, считается одной из самых сложных, доступной только архимагам. Однако опытные маги и владельцы редких амулетов смогут распознать обман. Готовясь к проведению операции, я перестраховался и создал сложнейшую многокомпонентную иллюзию на основе собственной уникальной магии, маги жизни и воздействия тьмы. Времени хватало, да и учителя кое-что подсказали. Теперь даже сам носитель иллюзии не может отличить её от реального изменения тела, чего уж говорить про сторонних наблюдателей. Единственный серьёзный недостаток заключался в необходимости регулярных подновлений иллюзий, оказавшихся недостаточно стабильными.

– У тебя как всегда полный трюм невинных прелестниц? – спросил капитана Броза знакомый перекупщик Лашан, к которому он пожаловал сразу же после прибытия в порт. – Завтра покажешь их мне, я отберу себе несколько, как обычно.

Лашан на самом деле являлся неформальным владельцем всего острова и имел тесные связи сразу с несколькими сенаторами республики и центрами сил пожиже. Он старался всегда оставаться в тени, но твёрдо держать руку на пульсе проходящих мимо него потоков товаров и денег. Какой-либо сентиментальностью никогда не страдал: если с ним не хотели делиться добровольно, он вырывал свои законные куски вместе с мясом глупой жертвы. Иначе нельзя – съедят.

– В этот раз все прелестницы сущая мелочёвка по сравнению с главной добычей, за которую я хочу получить в полной мере тяжелыми желтяками, – фыркнул капитан.

– Ты говоришь так, как будто саму главную дьяволицу в море изловил… – громко рассмеялся перекупщик.

– Мне всегда нравилась твоя догадливость, Лашан, – Броз окинул своего давнего знакомца совершенно серьёзным взглядом.

– Да ну! Неужели, правда? – резко вскинулся тот, потеряв свою прежнюю вальяжность.

– Когда я с тобой шутил, вспомни? – нахмурился капитан.

– И всё же не верится, – Лашан попытался успокоиться, но у него ничего не получалось. – Трудно пришлось? – спросил он, бешено просчитывая дальнейшие возможные варианты.

– В море нет, однако на подготовку ушли все старые заначки, – Броз с большой укоризной взглянул на своего давнего знакомца, как будто читая его мысли.

Ничего хорошего для него в них не имелось. Перекупщик уже успел просчитать три вполне вероятных варианта, как быстро прибрать хозяйство капитана к своим рукам с минимумом потерь. Однако подать сигнал бойцам и магам по связному амулету пока не спешил, прекрасно представляя возможности Броза и его людей, способных преподнести множество неприятных сюрпризов.

– Выкинь из головы дурные мысли будущий сенатор, – хмыкнул выдержавший паузу капитан. – Захватить мой корабль ты, вероятно, сможешь. Знаю, у тебя здесь четыре тысячи опытных головорезов удачно притворяются портовыми грузчиками, однако дорогая рабыня тебе никогда не достанется. Уж об этом-то я хорошо позаботился. Ключ от её ошейника получит только тот, кто заплатит за неё полную цену тяжелыми желтяками и никак иначе. Если ты организуешь здесь аукцион по высшему разряду от своего имени – десятина станет твоей. Никакого торга, посредников и прочих условий, цену товара ты прекрасно представляешь. И ещё. Меня интересует только золото. Писульки банкиров, векселя и доли каких-либо 'особо выгодных дел' не интересуют принципиально.

– Не боишься с такой кучей монет связываться? – Лашан изобразил на своём лице самое искреннее удивление.

– Грядут тяжелые времена, – капитан глубоко вздохнул и заговорщицки улыбнулся. – Чувствую, скоро кроме золота другие деньги сильно потеряют в цене, а ценные бумаги превратятся просто в бумагу. А чем отвадить всех любителей лёгкой поживы после аукциона у меня вполне найдётся.

– Хорошо, завтра жди у себя на борту магов из гильдии посредников, они освидетельствуют товар. Хочешь рискнуть – твоё право, – неформальный хозяин острова принял решение временно пойти на поводу у капитана.

Естественно, десятью процентами, даже с огромной суммы, он не собирался удовлетворяться. Ему требовалось всё. А отнять золото гораздо проще, чем захватить хрупкий живой товар в целом виде. И пусть некоторые лелеют глупую надежду прикрыться наёмниками, тех можно заранее перекупить.

Подготовка к аукциону заняла две долгих недели. Впрочем, для нас время пролетело незаметно из-за множества разных забот. Главная часть операции 'немыслимое' только начиналась. Всё же удачно вышло полюбовно договориться с Кларисой. Иначе пришлось бы ломать её волю с помощью рабского амулета. Мерзко, противно, но для дела крайне необходимо. А так она сама хорошо играет роль, изображая покорность, к месту добавляя слова: 'да, господин', 'как скажешь господин'. Прибывшие для освидетельствования товара три напыщенных мага из гильдии посредников быстро потеряли свою спесь и пребывали в лёгком шоке от всего увиденного, долго выспрашивая, где мне удалось раздобыть мифриловый ошейник с подчиняющей божественной волей, на что получили пространный ответ – 'места знать надо и не пытаться экономить на спичках'. Торговый дом братьев Блинк, главный устроитель рабских аукционов в Крафаге, попытался устроить наезд, но люди Лашана действовали решительно и быстро расправились с потенциальными конкурентами. Тут на острове тем ничего не светило. За день до начала аукциона в островной гавани не осталось свободного места: потенциальные покупатели притащили с собой множество охраны, боевиков и магов. Вокруг острова тоже хватало кораблей, вставших на якоря в открытом море, а также сновавших в непосредственной близости, мест с малыми глубинами всем желающим не хватило. Прибывшие гости ещё не догадались, что их здесь ждёт завтра. Последний день перед торгами для меня оказался самым трудным. Требовалось подготовить масштабный ритуал из арсенала магии резонансов, почёрпнутый мною из переваренной души высшего адепта Тёмного. Вот только в качестве единственной жертвы придётся принести себя самого.

– Мы приветствуем всех собравшихся в этом зале участников торгов, а также немногих зрителей, пожелавших увидеть редкое чудо… – начал свою торжественную речь распорядитель аукциона перед сидящей в зале публикой.

Можно уверенно сказать – здесь присутствовал весь высший свет республики, самые сильные и влиятельные люди мира. Пропустить такое мероприятие не пожелали даже те, кому прекрасная рабыня-целительница была явно не по карману.

– … Сегодня у нас на торгах выставляется только один лот, зато какой! – распорядитель взмахнул рукой, подавая знак, и на сцену вывели смирённую морскую дьяволицу с ошейником и в одной прозрачной ничего не скрывающей сорочке, дабы все смогли оценить красоту и великолепие её тела.

Распорядитель долго расхваливал Великую Целительницу и отважную воительницу, перечисляя её подвиги, от упоминания которых многие сидящие в зале недовольно кривили холёные лица: крайне болезненными оказались потери торговли из-за пребывания Кларисы на воле. Кто-то так вообще остался без всего. И сейчас некоторые были готовы выкинуть огромные суммы, лишь бы сполна рассчитаться с обидчицей.

Торг стартовал с 'очень маленькой' суммы в миллион торговых золотых. Могли бы вообще с серебрушки начать, однако решили лишний раз не мелочиться. Цена сначала резко рванула вверх, но быстро достигнув планки в сорок миллионов, скорость роста заметно снизилась. Потенциальные покупатели решили немного поиграть на нервах друг друга, поднимая ставку, только когда ведущий уже готовился стукнуть молотком. Там не менее за час подобных издевательств, ставка уверенно перевалила сотню миллионов. Совершенно фантастические деньги, которых вполне хватит для покупки нескольких королевств. Но собравшиеся в этом зале знали о существовании секрета, способного со временем окупить любые затраты и принести огромную прибыль. Кое-кто даже успел заключить альянс со своими возможными партнёрами.

– Итак, господа, сто восемьдесят миллионов, кто даст больше? – в который раз спросил ведущий торги, приподняв свой молоток. – Сто восемьдесят миллионов раз, сто восемьдесят миллионов два… сто восемьдесят миллионов… три, – молоток громко стукнул по миниатюрному гонгу. – Продано!

А секунду спустя собравшимся в зале показалось, что воздух мелко задрожал, и в нём появились какие-то звуки на самом пределе слышимости, но никто из них больше не успел ничего почувствовать. Почти все люди на острове и в его ближайших окрестностях провалились в глубокий беспробудный сон. И только едва одетая рабыня на сцене аукционного зала глубоко вздохнула, помотала головой, расправляя шикарные волосы, и, довольно улыбнувшись, расстегнула свой рабский ошейник.

– Господа, в представлении себя я не вижу никакой пользы, вам хватит и того, что вы меня сейчас видите, – заявила со сцены недавно пробудившимся в зале знатным людям республики тёмная фигура скрипучим голосом.

Выглядела она страшно. Тёмный плащ, чернильно-чёрная корона на голове. Но не одежда и некоторые атрибуты придавали ей поистине зловещий вид. Многие могли бы вообще усомниться в её принадлежности к миру живых. Осунувшееся лицо с впалыми щеками, руки с тонкой натянутой кожей, под которой нет и следа жировой прослойки как у высохшей мумии, а в пустых глазницах сплошной мрак, от которого веет смертным ужасом. Рядом с непонятной фигурой вальяжно расселась в кресле бывшая рабыня, ныне облачённая в мифриловый доспех и очень недобро посматривавшая в зал сверху вниз.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю