332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Алексей Абвов » Взгляд со дна » Текст книги (страница 3)
Взгляд со дна
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 01:54

Текст книги "Взгляд со дна"


Автор книги: Алексей Абвов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 10 страниц)

– Откуда ты знаешь моё имя? – удивилась она.

– Сама же и рассказала, после того, как я вытащил тебя из объятий вечной смерти, – тяжело вздохнув для приличия, ответил ей.

– Этого не может быть, ты не он, или… – тут она словно споткнулась, попытавшись внимательнее присмотреться к моей ауре. – О, светлые боги, почему же вы допустили это? – опять же тихо воскликнула она, попытавшись закрыть своё лицо прозрачными руками, уронив на землю пылающие факела истинного света.

– Такова цена победы над Тёмным божеством, – ответил ей, подходя ближе и отнимая руки от лица. – Сразивший дракона сам становится драконом, если не сможет убить ещё одного уже в себе самом.

– Но как же так, Вад? – Вилиена сейчас бы расплакалась, если бы только смогла в своём нынешнем почти бесплотном состоянии.

– Это длинный рассказ, – многозначно ответил ей, переходя на мысленную речь. – Пока дойдём до твоего обиталища, узнаешь, как помотала меня жизнь. И отпусти своих четвероногих помощников, они всё равно не смогли бы причинить мне какой-либо ущерб.

– … Невероятно! – мысленно воскликнула древняя целительница, узнав, как я 'потемнел'. – Надо непременно что-то сделать, не оставаться же тебе вечно в таком состоянии.

– Как говорится у нас – 'всё, что бьёт, но не убивает, способно сделать нас сильнее'. И если от тьмы нельзя избавиться, то стоит заставить работать её на себя. Благо всё несколько не так, как представлялось нам вначале.

После чего рассказал о своём нынешнем понимании данной материи, упомянув и о предложении вернуть Вилиене человеческий образ. Несмотря на ожидание возражений, она сразу же согласилась.

– Первомаг Харл несколько лет назад навещал меня и тоже предлагал сменить форму существования, однако мне не хотелось снова попадать к нему в зависимость и становиться его ручной зверюшкой, – выдала она совершенно неожиданную информацию. – Он не такой уж и добрый, как некоторым иногда кажется, – добавила она чуть позже. – Жажда знаний значит для него гораздо больше, чем возможное страдание самых близких людей. Потому никаких отношений между нами больше не возникнет. Отчасти из-за него я и выбрала свою нынешнюю форму существования, хотя тогда имелись и другие варианты. И тебе придётся всегда прикрывать меня от его домогательств, когда вернёшь мне истинный облик,– прозрачно намекнула она на то, что инициатива часто бывает наказуема.

– Учти, у меня уже имеются четыре 'младшие жены' и как они отнесутся к появлению пятой – весьма сложно сказать, – попытался совсем чуть-чуть припугнуть её наличием соперниц, однако не преуспел.

– Думаю, мы хорошо поладим, – твёрдо заявила она. – И потом, меня ты первой нашел, потому я имею больше прав, чем все они.

Проанализировав свои чувства, ощутил себя настоящим подкаблучником. Почему-то мне гораздо проще согласиться с желанием женщины, нежели отстаивать своё мнение. Естественно, подобное со мной происходит далеко не со всеми женщинами и не со всеми их желаниями, однако явление имеет место быть. С другой стороны, Вилиена обладала весьма приятным характером и могла принести немало пользы. Осталось только узнать мнение остальной семьи.

Возможность представилась практически через несколько минут:

– Знаю, ты без нас сильно соскучился, – мысленный посыл Аллии оказался весьма громким. – Всё, я тебя нашла, встречай гостей!

Из раскрывшегося вертикального круга портального перехода вывались все мои женщины, сразу же пожелавшие затискать меня в своих объятиях до потери чувств. И только потом они обнаружили лишних свидетелей подобного непотребства, пребывающих в бестелесной форме.

– … И о ком ты нам ещё не рассказывал? – напоказ нахмурилась Ладия, после того, как пообщалась с духом Вилиены.

– Ну… – я попытался изобразить смущение, однако получилось весьма неестественно.

– Короче, выполняй взятые на себя обязательства, мы немного подождём! – твёрдо заявила она, выражая мнение всего женского коллектива.

Немного повздыхав для приличия, направился к огромному дубу, в котором пребывала душа древней магини. Накопленный опыт воскрешений позволял сильно экономить время и не делать лишних действий. Однако Богиня Лиява решила подстраховать меня: до этого все операции с душами проходили у меня по сценарию банального поглощения. В общем, уже через час Вилиена сделала первый вздох своей собственной грудью за несколько тысяч лет.

– Я уже и позабыла, как это быть человеком, – удивлённо заметила она, упав на пятую точку после попытки сделать пару шагов своими ногами.

– Ничего, вскоре всё вспомнишь, – хмыкнула Аллия, с каким-то непонятным желанием взглянув в мою сторону. – Умеешь же ты скрытничать Димиус, – зловеще ухмыльнулась она, глазами выражая некоторое недовольство, – Значит все изменение моего тела, как здесь, так и в реальности – исключительно твоя работа! – наконец-то констатировала она.

– Разве тебе не понравилось? – спросил её, выражая искреннее удивление.

– Предупреждать надо! – фыркнула девушка, одновременно окатывая меня смесью благодарности и большого желания, отчего по моей спине пробежали мурашки.

И как у неё получается одновременно демонстрировать практически противоположные чувства и эмоции – никак понять не могу.

В общем, следующие несколько часов можно не описывать. Мои 'младшие жены' устроили себе пару деньков отпуска от забот в 'большом мире', пожелав хорошенько оттянуться за мой счёт, учитывая фактор течения времени. В общем, они сюда заявились надолго. Способности к контролю пространства Аллии вышли на новый уровень, и теперь она могла самостоятельно прокидывать портальные норы, не пользуясь специальным артефактом. Для того нашлось иное применение и вскоре наш Кулибин, за время моего недолгого отсутствия притащивший в клан целую компанию таких же больных на голову горе-изобретателей, обещался запустить пространственный лифт. С помощью него планируется закидывать народ сюда и забирать кого нужно обратно. Моя идея перетащить в эти края всех клановых мастеров нашла всемерную поддержку, ибо к нашим производственным активам уже стали активно подбираться всякие шпионы. И лучше не доводить ситуацию до диверсий или попыток рейдерского захвата. Аллия рассказала и о чрезмерно большом количестве 'засланных казачков', непременно оказывающихся в числе очередной группы рекрутов. 'Белые кланы' появились и в других королевствах и чуть ли не все они пожелали узнать наши секреты. Наш главный контрразведчик перестал справляться и слёзно запросил помощи. Аллия явилась сюда не только отдохнуть, но и отобрать некоторое количество девушек из числа бывших работниц борделя, ставших воинами. У многих из них и прежде заметно проявлялась эмпатия, и они смогли бы быстро освоить полноценную телепатию, как это сделала сама девушка. Мой особенный венец ей уже особо не требовался, нужные навыки закрепились в её энергетической сущности. На мой вопрос, почему она не подберёт кого-либо из числа тех, кто остался на 'большой земле', она обозвала меня дураком и рассказала очередную невероятную историю. Оказывается, все явившиеся на 'призрачную битву' с Тёмным божеством, уже неразрывно связаны со мной и кланом, потому им можно доверять абсолютно. Богиня Лиява подтвердила её слова, удивившись моему собственному неведению такого интересного обстоятельства. И теперь все оказавшиеся в 'Краю забытых героев' относятся к первому составу клана, а все прочие, пропустившие битву и многочисленные новобранцы ко второму. Если первые пойдут за мной до самого конца, пусть даже пока сами этого не понимают, то вторые имеют возможность передумать и уйти в сторону, если им так захочется. Потому отбирать своих непосредственных заместительниц она станет исключительно из числа доказавших свой выбор. Вот только ответить на вопрос, почему она сама не явилась на ту битву, девушка не смогла. За неё тут же вступилась Лиява, оказавшаяся в то время у неё на руках в бессознательном состоянии, после попадания под удар Тёмного божества. Рамия же рассказала об успехах создания нового рода войск клана – тяжелой кавалерии. Проблем хватало, начиная от трудностей в обучении бойцов и кончая недостатком подходящих лошадей. Мой конь Уль, несмотря на некоторую обиду ко мне лично, помогал в меру сил, проникнувшись серьёзностью положения, однако поводов для особой радости пока было явно недостаточно. Ладия хотела отмолчаться, но ей это не удалось. В общем, её идея о расширении развлекательного бизнеса на другие города и королевства пробила изрядную дыру в бюджете клана: слишком много оказалось непредвиденных расходов. Спасали положение лишь спекуляции изрядно подорожавшим железом, к которому у нас имелся прямой доступ практически по себестоимости. Король Хараб Третий прекрасно помнил тех, кто помог ему вернуть трон. Он же приложил и некоторые усилия, дабы найти информацию и мастеров, способных восстановить производство 'солнечного железа'. Пока особых успехов нет, но перспективы выглядят весьма обнадёживающе.

– И кого ты оставишь здесь вместо себя? – спросил свою новую 'младшую жену', собравшуюся в дальнюю дорогу со всеми остальными.

Та изрядно прониклась деловым духом после общения с остальным гаремом, на несколько мгновений взглянув на меня с некоторым сожалением. Мне же его причины были совершенно непонятны: после прибавления её в коллектив дорвавшихся до моего тела изголодавшихся по мужской ласке женщин, тьма впервые стала подчиняться усилиям воли. Общее объединение аур, пусть и на поверхностном уровне, оказалось соломинкой, сломившей хребет чрезмерно упрямому верблюду. А все попытки встроить меня в чей-то личный интерес, которые иногда проскакивали у Аллии и Рамии, благополучно гасились другими 'младшими женами' с моей лёгкой подачи. Всё же реального подкаблучника из меня не вышло: любые попытки скрытого манипулирования не достигали своей цели. И при всём этом я действительно испытывал тёплые чувства ко всем своим подругам. Даже к Вилиене, учитывая проведённый вместе с ней целый год. Не знаю, можно ли назвать те чувства любовью. Меня не охватывает всепоглощающая страсть, вытесняя всё прочее, нет безумного обожания той единственной с отрицанием всех прочих женщин. Есть лишь подлинное уважение, за заслуги и просто так, и желание близости. Не похоти, затмевающей взор и заставляющей срывать одежды, а именно желание обнять и некоторое время провести вместе. И доставить друг другу некоторое удовольствие, естественно. Хочется верить – нечто подобное ко мне испытывают и мои подруги, хотя ментальное чутьё говорит, что с той стороны всё куда серьёзнее. Когда меня посетили подобные мысли, Богиня Любви Лиява лишь хитро улыбнулась, ничего не сказав. Впрочем, её улыбка оказалась понятна и без лишних слов: ей для чего-то требуется окружать меня другими женщинами, но время для объяснений ещё не пришло.

– Взгляни! – древняя магиня указала в сторону леса, откуда к нам степенно вышел настоящий единорог.

Несколько крупнее обычной лошади и с характерным витым полупрозрачным рогом. Его короткая светлая почти белая шерсть просто искрилась от переполняющей тело силы, а в глазах светился настоящий разум. В ментальном посыле, направленным от него ко мне, я не обнаружил ничего хорошего: тот явно посчитал меня своим главным соперником.

– Вернувшийся Хранитель не сильно одобряет мой выбор и тебя несколько недолюбливает, – прокомментировала его посыл Вилиена. – Однако он хорошо помнит и всё сделанное тобой для меня и рощи. Потому ты всегда можешь возвращаться сюда, рассчитывая на его посильную помощь.

При этих словах магини единорог презрительно фыркнул, и резко развернувшись, одним прыжком скрылся среди высоких деревьев.

Про девушку Карен, отправившуюся по моим следам, Ваилиена ничего особенного не рассказала. Да, пришла, да, попросилась в ученицы и через год незаметно ушла в неизвестном направлении, даже не попрощавшись. О себе она не рассказывала, старательно выполняла все задания и пыталась разузнать что-либо обо мне. Причём старательно прятала свои настоящие мысли. Древняя магиня тогда решила, что девушка выполняет чьё-то задание, касающееся моей персоны, причём выполняет не за страх, а за совесть. Как бы то ни было, здесь её следы окончательно теряются, и искать дальше не имеет смысла из-за прошедшего времени.

Глава 3. Пелена Времени

Аллия действительно навострилась в магии пространства: проложенный ею портал вывел точно на маяк в бывшем гнезде гарпий. Стоило отметить – у меня раньше такие 'фокусы' практически не получались. Только один раз, когда пришлось спешно эвакуировать Лияву с поля битвы. Как универсал я нередко проигрываю тем, кто сосредоточился на чём-либо одном. Думаю, даже в 'интегральной магии' меня кто-либо обязательно со временем обойдёт, если не по грубой силе, то по мастерству точно. Потому не стоит пытаться стать во всём лучше всех. Роль исследователя-первооткрывателя тоже весьма почётна.

После прибытия к 'Потайной Базе', как теперь стал называться большой палаточный городок около моря, всем нашлась работа. Неожиданное появление начальства дружный коллектив решил непременно отпраздновать, на несколько часов забросив тренировки и вывалив на наши головы множество вопросов, просьб и пожеланий. Мне удалось сбежать, а вот девушки конкретно попали. Даже Вилиену сумели быстро загрузить делом, едва определив её полезность для окружающих. Через десять дней Аллия прыгнула в 'большой мир', чтобы ещё через неделю вернуться в трёхметровом шаре, сделанном из солнечного железа, вместе с командой наших изобретателей, транжирящих ценные ресурсы на проверки собственных 'гениальных' идей. Но 'пространственный лифт' они все-таки соорудили. Герметично закрывающийся шар мог перемещаться последовательно через несколько стационарных порталов и осуществлять единичные прыжки к заданным пространственным маякам самостоятельно. С помощью него теперь планировалось организовать постоянный мост между нашим кланхоллом и 'Краем забытых героев'. Пассажиры внутри ничего не узнают про подводные порталы, для них недолгое путешествие начиналось в одной точке и заканчивалось в другой. Сферический лифт способен перевезти за один раз до тридцати человек в жуткой тесноте или не более тридцати тонн груза. Большего веса не выдержат силовые щиты, благодаря которым шар удерживается над землёй. Появление устойчивого транспортного канала позволяло начать здесь капитальное строительство, которое изрядно добавило суеты и финансовых трат. Ладия опять хваталась за голову, спешно изыскивая, откуда можно выдернуть лишние несколько миллионов на всё необходимое. Хорошо хоть сторонние строительные бригады привлекать никто не собирался, дабы не раскрывать наших секретов: сборные домики легко ставились своими силами, благо рабочих рук вполне хватало. Убедившись, что моё присутствие здесь больше не требуется, отправился в гости к Первомагу.

– Увы, это тоже выше моих сил, – Первомаг Харл развёл руки в стороны, показывая своё бессилие.

Встретил он меня очень хорошо, даже не обидевшись на то, что я увёл у него бывшую жену. Так и сказал – 'теперь не жалуйся, когда сильно прижмёт'. Весьма интересные у них в далёком прошлом были личные отношения. Вот после испытания его магической машинерии на моей ауре, он действительно расстроился. Тьма оказалась стойкой и плотной, совершенно не желая подчиняться внешнему воздействию. Против Великого Камня Тьмы действенных средств, похоже, у него тоже не нашлось.

– Есть одна идея, которую можно проверить, – после долгой паузы заявил он. – Во время генеральной битвы между защитниками столицы и войском вторжения, когда чаша весов склонилась в пользу захватчиков, первые применили 'оружие последнего шанса'. Некий артефакт с названием 'сфера забвения' долгие века копил в себе концентрат жизни и смерти. Все целители и мертвилели, состоявшие на службе у Императора, регулярно сцеживали в него накопленные излишки. И когда войско вторжения уже видело свою победу, 'сфера забвения' выплеснула из себя свои запасы, из-за чего живые мгновенно обращались в мёртвых, а мертвецы оживали. Всплеск непонятной силы прокатился по всему архипелагу, убив и одновременно дав вечное посмертное существование многим людям. Души живых растворились в мёртвой плоти, а поднявшиеся опустевшие тела вспомнили свои самые стойкие привычки, имевшиеся при жизни. Именно поэтому они до сих пор крепко держат в руках оружие. 'Сфера забвения', возможно, сможет помочь тебе избавиться от своих проблем, если тебе удастся её достать. Над местом той генеральной битвы постоянно висит плотная пелена смерти, против которой я бы ничего не мог противопоставить, даже пребывая в форме скелета. Если войдёшь в неё – обратной дороги уже не будет. Но это твой единственный шанс…

После его рассказа я пребывал в полнейшей прострации. Несмотря на все свои способности, попытка завладеть той 'сферой' выглядела чистейшим самоубийством. Особенно учитывая количество активной нежити, находящейся под пеленой смерти. Там ведь не тысячи, а сотни тысяч. Хватит ли мне сил, в одиночку справиться со всеми ними? Первомаг заметил моё подавленное состояние, решив подкинуть дополнительных задач:

– Когда-то я рассказывал тебе про частицы душ Великих Мастеров, скрывающихся в созданных ими предметах. Так вот, на поле боя ты найдёшь эти предметы. Собирай всё, что тебе только попадётся, невзирая на внешний вид. Оружие, броню, амулеты и личные предметы. Души Мастеров могут прятаться везде, даже в небольших обломках металла. Если ты сумеешь подчинить 'сферу забвения' и снимешь пелену смерти, мы сможем узнать много тайн, расспросив их.

Про мою сумку контрабандиста, способную вместить неограниченное количество предметов, Харл прекрасно знал, однако тоже не смог разобраться, как она работает.

Так как других идей не нашлось, я решился испытать себя в очередной раз. Персональный телепорт выбросил меня недалеко от пелены, затмевающей солнечный свет. За её туманной границей глаз улавливал размытые силуэты мёртвецов, над которыми не властвует вечность. Стоило сделать шаг в туман и сразу стало понятно – выйти не удастся. Пространственное чутьё полностью исчезло, магия развеялась. Даже щит смерти погас, оставив меня практически без защиты. А выглядевшие исключительно свежими мертвяки сразу же почувствовали близкое присутствие живой пищи, дружно потянувшись в мою сторону. Однако мой 'клинок духа' с одного удара в голову навсегда обрывал их посмертное существование. Но мертвяков действительно оказалось несметное количество. И если поначалу попадались медлительные, не способные достать моё тело своим прекрасно сохранившимся оружием, то постепенно подтягивались исключительно шустрые бойцы, по скорости и ловкости не сильно уступающие мне. Отбив один стремительный удар, получал два новых. Рывок, подскок, удар, отскок – мимо. Шустрый мертвяк грамотно парирует мой выпад и пытается достать ударом в ноги. А тут ещё один сзади подходит, сразу же пытаясь зарубить меня. Два кривых клинка в его руках превратились в тускло сияющие диски. 'Пора делать ноги', – промелькнула в голове здравая мысль, после того, как рядом со мной пролетел шальной арбалетный болт. 'Только дохлых стрелков мне сейчас не хватало!' – с каждой минутой ситуация только ухудшалась. Стремительно рванул в сторону плохо вооруженной толпы мертвяков, подтянувшихся к месту схватки. Бодрые мечники бросились за мной. Парочку их ударов в спину я всё же пропустил, получив болезненные ранения. Моя стойкость к физическим повреждениям тоже полностью исчезла, причём, совершенно незаметно. Хорошо хоть жизненная сила быстро затянула повреждения. Против тех 'шустриков' пришлось применить хитрую тактику, окружив себя толпой медлительных зомби с отрубленными руками. Не имея возможности нанести мне особого вреда, те сильно мешали периодически подходящим 'шустрикам' и стрелкам, позволяя выбивать их по одному. Незаметно включился бесконечный конвейер истребления нежити. Внутри пелены смерти отсутствовал день и ночь, здесь царил вечный сумрак. Я колол и рубил, не чувствуя усталости. Растворяясь в теле, тьма давала мне необходимые физические силы. Сознание постепенно превратилось в стороннего молчаливого наблюдателя, тело действовало на одних рефлексах, отбивая подлетающие стрелы и арбалетные болты, а также истребляя подходивших мертвяков без всякого счёта. Двигаясь вдоль границы пелены смерти, я оставлял за собой ковёр из поверженных тел. В какой-то момент вдруг с некоторым удивлением не обнаружил новых противников. Толпы безруких зомби вокруг меня давно не осталось, после того, как тело стало действовать без участия разума, надобность в них полностью исчезла. Прогулявшись к центру накрытого пеленой смерти пространства, где воздух становился вязким как кисель, никого способного двигаться не нашел, как не обнаружил и той пресловутой 'сферы забвения'.

Сферы не обнаружилось и через пару месяцев, по моему внутреннему времени. Даже прочёсывание земли мелким гребнем не приблизило меня к желанной находке. Все материальные предметы с бывших мертвецов давно покоились в пространственном кармане, а заветного артефакта найти не удавалось. Прочих трофеев хватало, редкое оружие и ценная броня, деньги, артефакты и разряженные магические амулеты, одежда и всяческие полезные мелочи, но всё было не то. Выбраться за пределы пелены тоже не получилось, я оказался внутри настоящей ловушки. Пытался даже сделать подкоп, но пелена смерти проникала и в глубину почвы. Устав искать выход, решился на опасный эксперимент. За последнее время тьма во мне стала вполне послушной и позволяла производить с собой некоторые манипуляции. Потянувшись к Великому Камню Тьмы, заблокировавшему мою первую сумку контрабандиста, легко извлёк его наружу, погружая окружающий сумрак в полный мрак. Ожидания оказались обмануты: Великий Камень не доставлял мне каких-либо неудобств. Наоборот появилось чувство пьянящей силы, совершенно не присущей живым существам. Однако, несмотря на возникшие сомнения, моя плоть всё равно оставалась жива, ибо истинная тьма стала её составной частью, как и некая энергетическая субстанция, названная здесь 'смертью'. От неожиданной догадки я громко рассмеялся. Достав ещё и Великий Камень Смерти, резко потянул разлитую вокруг субстанцию пелены из окружающего пространства в себя, а затем направлял её в камень. Тьма же из тела сама стала впитываться шипастой звездой. Вокруг резко просветлело. В какой-то момент прямо передо мной в воздухе ярко засиял шар размером с футбольный мяч, упав ко мне на колени. Следуя голосу интуиции, сразу же поместил внутрь него оба Великих Камня, прекрасно зная о возможности извлечь их оттуда в любой момент. Едва это произошло, как в мою сторону бросилось несколько людей, среди которых я сразу же опознал своих 'младших жен' и Первомага. И только полностью восстановившиеся защитные свойства тела не позволили им затискать меня до смерти.

Самым большим потрясением оказалось проведённое внутри пелены время. Пока я там 'развлекался', в 'Краю забытых героев' прошло почти два года. Меня стали искать, едва Аллия обнаружила потерю телепатического контакта, и достаточно быстро вышли на главного виновника, которым оказался, естественно, Харл. Как тот пережил появление у себя в замке разъярённых фурий в огромном слепящем шаре нашего 'пространственного лифта', для него и самого оставалось полнейшей загадкой. Вся его хвалёная магическая защита и полная отгороженность от мира оказались неспособны остановить моих 'младших жен', крепко накрутившим хвосты нашим изобретателям. Удивления подобная ситуация не вызывала, ибо на стороне женщин действала слаженная команда и современные представления о магии. Грубая мощь оказалась совершенно бесполезна против хитрых технологий. Уже через несколько минут 'общения' ошеломлённый Первомаг готов был сделать всё что угодно, даже шагнуть следом за мной внутрь пузыря смерти, лишь бы от него отстали. Против укоризненного взгляда своей бывшей жены, обретшей реальную поддержку, в том числе и божественную, ему нечего было противопоставить. Да, опять он серьёзно заигрался судьбами других людей и не хотел признавать свою меру ответственности. Не просто же так он подтолкнул меня в ту сторону, имея в том деле свой тайный интерес. Потому вариант отправиться мне на помощь показался ему вполне подходящим. Вот только пелена стала полностью непроницаемой. Спасли Харла от немедленной расправы изобретатели, категорично потребовавшие заменить ему 'высшую меру' пожизненными исправительными работами, обещая что-либо совместно придумать, дабы прорваться за барьер. Впрочем, пелена их совместным усилиям так и не поддалась. С тех пор за ней велось постоянное наблюдение, и когда, наконец, она стала светлеть и терять плотность, сюда немедленно кинулся целый коллектив спасателей. Сначала мне устроили грандиозный разнос, остановившись лишь узнав о полной победе над тьмой, да и то не с первого раза, а потом затискали практически до потери сознания. А когда мы переместились к нашей базе и пару дней отдохнули в закрытом семейном кругу, началась экскурсия и демонстрация достижений народного хозяйства. Стоило отдать должное – долгое отсутствие лидера клана практически не оказало какого-либо значимого влияния, или даже наоборот – принесло немалую пользу. Все запущенные ранее процессы развивались вполне устойчиво. С координацией работ вполне справлялись многочисленные заместители и заместительницы, отбывающие своеобразные 'наряды по руководству'. То есть практически каждый из вошедших в 'первый состав клана' мог ощутить себя в кресле начальника. Впрочем, самих кресел не имелось, вопросы обычно решались на бегу параллельно с другими делами или тренировками. Как это ни странно, качество управления страдало не сильно, а все замеченные ошибки быстро исправлялись, благо ресурсов вполне хватало и необходимости экономить каждый медяк не вставало. Отчасти такое благостное положение обуславливалось выбранной моделью руководства. Каждое отдельное направление создавалось вполне автономным и не нуждающимся в постоянном пригляде со стороны 'старших товарищей'. Для общения и согласования действий друг с другом отдельные части системы выработали особый язык запросов и ответов, учитывающий срочность и актуальность сиюминутных потребностей. Получилась весьма оригинальная сетевая структура, способная быстро приспосабливаться к изменениям внешних условий. И если поначалу подобный подход требовал регулярных корректировок и вмешательства руководства, то теперь к некоторым в голову приходили мысли вообще выбросить лишнее звено. Но никто подобного делать, к счастью, не собирался, ибо имелось представление о необходимости централизации управления на случай военных действий, потому проявившие особый талант активно занимались специфическим самообразованием. И не важно, во сколько всё подобное обходилось клану.

В расщелине между гор и вдоль берега моря за время моего отсутствия вырос весьма оригинальный город. Домики из рубленого камня с большими окнами как гнёзда чаек на приличной высоте прилепились к скалам, а между ними переплелись верёвочные мостики тропинок и переходов. Мой опытный взгляд замечал кое-где трубы технических коммуникаций, выходящих из толщи скал. Удивление вызвали стройные ряды больших круглых зеркал на опорах, торчащих из воды и направляющих солнечные лучи на вершину скалы к ярко сияющему шару.

– Наладили собственное производство солнечного железа, – пояснил наш Кулибин, заметив, куда я так пристально вглядываюсь. – Главная тайна магических печей для его получения лежала практически на поверхности.

Мужик действительно оказался редким энтузиастом, способным создавать совершенно невероятные вещи, буквально из камней и палок, если ничего другого под руками не оказывалось. Однако в комплекте к таланту изобретателя шла практически полная неприспособленность к жизни. Он часто излишне увлекался своими идеями и вводил работодателей в большое разорение всякими экспериментами и прочими причудами. Но если к нему приставить толкового помощника, способного периодически стукать по рукам, то последний недостаток становился совсем незаметным, особенно если поставить горе-изобретателю интересную творческую задачу.

– А как же всякие редкие присадки? – удивлённо спросил его, вспомнив всё про тот редкий сплав.

– Ничего там особого нет, – махнул рукой Кулибин, – сорок семь дополнительных компонентов, быстро разобрались с помощью спектрографа. Правда, с количеством и стабильностью плавок пришлось изрядно повозиться. Зато теперь за один солнечный день до трёх тонн готового металла выходит, если хватает металлолома и руды.

– Металлолома? – чем дальше – тем интереснее…

– Ваши вояки теперь регулярно практиковаться ходят, вычищая от скелетов заброшенные города. Уже достали меня своими просьбами прокинуть портал до бывшей столицы Империи. Увы, туда требуется большую экспедицию собирать, шаром близко не запрыгнешь: слишком много всякой старой магии, сложно рассчитать компенсаторное поле, с помощью которого мы тогда пролезли в логово древнего колдуна. Он, кстати, от вас в нашей мастерской прячется, – сдал Первомага Кулибин. – А столицу мы рано или поздно возьмём, – продолжил он свой рассказ. – До сих пор со стороны город выглядит целым, но внутрь лучше без хорошей подготовки не соваться. Ловушки или мертвяки съедят в два счёта. Впрочем, пока и других мест, где можно чем-то поживиться, вполне хватает. Вот и тащат оттуда всё подряд, невзирая на внешнее состояние. Два больших склада забили всяким барахлом, а металлолом мы уже весь переработали. Обогащённая железная руда поступает нерегулярно, мифрила и истинного серебра нам почти не дают. Скучно становится, сильно не хватает новой интересной задачи, – в конце своего монолога посетовал изобретатель.

– Будет тебе интересная задача! – заговорщицки подмигнул ему. – Не только тебе одному, но и всем твоим дружкам. Только для начала потребуется построить большой ангар и обеспечить полнейшую секретность, в том числе и от своих людей. Если хоть какая информация наружу просочится – нам всем головы оторвут.

Мне, похоже, не до конца поверили, однако строительством ангара действительно озаботились, потребовав регулярной зарядки амулетов для дробления камня, пожирающих энергию без всякого счёта. Изобретатели, похоже, решили подойти к делу серьёзно и построить огромный подземный бункер под ближайшими скалами.

– Как видишь, относительно спокойного времени остаётся не так много, – сделала вывод Ладия, завершая свой доклад, касающийся клановой деятельности в 'большом мире'.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю