332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Алексей Корепанов » Книга 2. Можай » Текст книги (страница 4)
Книга 2. Можай
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 17:47

Текст книги "Книга 2. Можай"


Автор книги: Алексей Корепанов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Глава 3. Служба дни и ночи…

 
По проспекту идет Люба,
А на ней такая шуба,
Сзади ее фраер догоняет.
Говорит: «Послушай, Люба,
На тебе такая шуба!»
Раз – и шубу сняли.
 
Из песни Темных веков.

Шерлок Тумберг сидел в своем кабинете на четвертом этаже динтинского окружного управления полиции. Он пил кофе, и одной половиной собственной личности разговаривал по комму с Мирилинтой, а другой продумывал детали отчета о проделанной работе – его до конца рабочего дня нужно было представить начальнику сектора полковнику Вентору Манжули.

Симпатичная блондинка, которую следователь с чеканным профилем никак не решался взять в жены, говорила, как всегда, много. Однако временами смысл этих слов ускользал от понимания даже такого интеллектуала, каким по праву мог называть себя Тумберг-младший. Теперь уже майор – очередное звание сыщик получил за успешное расследование дела об исчезновении пассажиров с дальнолета «Нэн Короткая Рубашка». Буквально час назад он выяснил последние детали махинаций в сети супермаркетов «Большая корзина» и испытывал чувство глубокого удовлетворения от качественно проделанной работы. Но вот эта болтовня Мири…

– …и он считает, что именно мои новые духи привели к снижению яйценоскости! – зеленые глаза девушки были переполнены возмущением. – Представляешь, Шерик?

Мирилинта три раза в неделю работала в одном пригородном хозяйстве – забирала яйца из-под пульпулек. Эти здоровенные когтистые и клювастые птицы подпускали к себе только блондинок, да и то не всех, и Мири считалась ценным работником.

– Представляю, – рассеянно сказал Шерлок и принялся набирать отчет на вирт-клавиатуре, подыскивая наиболее точные слова.

– Так мне их что, выбросить?! – личико девушки порозовело от негодования.

– Выброси, – не думая о последствиях, произнес Тумберг.

– Вот та-ак?.. – зловеще протянула Мирилинта. – Значит, если не ты подарил, а я сама себе купила, на свои заработанные, то можно и выбросить? А если бы я твой подарок выбросила? Или ты не от души мне подарки даришь, а просто так, чтобы отделаться?

– Ты о чем, Мири? – Шерлок взглянул на экран комма, одновременно вспоминая, как правильно называется должность того типа, который пытался обвести его вокруг пальца, но был загнан в угол и раздавлен железной логикой тезки самого знаменитого следователя всех времен и народов. И не только тезки, но и достойного продолжателя дела великого сыщика с Бейкер-стрит. – Если твоему хозяину не нравятся твои духи, стоит ли вступать в конфликт? Пользуйся другими – в чем проблема-то?

Блондинка чуть не задохнулась от возмущения, а от комма явно повеяло жаром.

– Ты меня вообще хоть когда-нибудь слушаешь? – ее голос чуть не сорвался на крик. – При чем тут хозяин?! Дело в яйценоскости!

– Замечательно! – сказал Тумберг.

Он вспомнил название должности пронырливого берсийца, лоб которого был вогнут даже больше, чем у его сородичей. Ох и хитрый же попался экземплярчик, едва не выскользнул из ловушки!

– И что же тут замечательного? – тяжело дыша, осведомилась Мирилинта. – Я должна выбросить духи, которые купила себе на свои заработанные деньги?

– Не выбрасывай, – сказал Шерлок. – Просто поменяй. У тебя же есть другие?

– Да, есть! – выдохнула блондинка, и комм, кажется, начал плавиться. – Но они же пахнут по-другому, неужели тебе это так сложно понять?! Или тебе все равно, как от меня пахнет?

– Ну почему, – сказал Тумберг, закончив первый абзац отчета. – От тебя всегда хорошо пахнет, милая… Даже не пахнет, а благоухает.

Мирилинта гневно фыркнула:

– Милая! А по-моему, тебе это глубоко безразлично! Ведь ты даже не заметил, что я стала пользоваться другими духами!

Шерлок вздохнул, осторожно подергал себя за аккуратные усики и подключил к разговору с девушкой и вторую свою половину.

– Мири, – проникновенно начал он, – мне отнюдь не глубоко и совсем не безразлично. Поверь, я улавливаю все оттенки твоих духов.

Тумберг старался во всем следовать человеку, в честь которого назвал его отец, Тор Тумберг, продолжающий успешно работать в этом же полицейском управлении. Шерлок Холмс мог с первого взгляда определять образцы различных почв. Шерлок Тумберг с первого нюха определял наименование духов и дезодорантов.

– Да? – не поверила блондинка. – И какими же духами от меня сейчас пахнет?

Этот вопрос заставил майора призадуматься.

– Не знаю, – наконец честно признался он. – Видишь ли, Мири… возможно, для тебя это будет новостью… но комм не передает запахи. Только звуки и изображение. Такая вот недоработка…

– Вот! – торжествующе воскликнула Мирилинта. – Не знаешь! Тебе наплевать, какими духами я пользуюсь, и… и на меня тебе тоже наплевать! Я так и знала!

– Но, Мири!.. – дернувшись, взвыл Шерлок и опрокинул чашку с недопитым кофе. – Вот зараза!

Напиток веселой струйкой побежал по столу.

Мирилинта обомлела и пришла в себя секунд через пять. Тумберг все это время лихорадочно соображал, чем бы вытереть стол – рукавом собственной форменной бежевой куртки или все-таки поискать салфетку.

– Я зараза? – теперь экран комма, казалось, покрылся ледяной коркой. – Вы назвали меня заразой, господин Тумберг?!

– Да не тебя, Мири! – простонал следователь.

– А кого? У тебя там кто-то есть? Кто?

– О-о… – Шерлок закатил глаза и потряс головой.

И в этот момент ожил динамик внутренней связи.

– Шерлок, быстро ко мне! – прозвучал из него голос Вентора Манжули.

– Всё, Мири, меня вызывают. – Тумберг торопливо и с облегчением выключил комм, заставив погаснуть убийственно холодные глаза Мирилинты. – Иду, господин полковник!

Оставив кофейный ручеек подсыхать на столе, следователь выскочил в коридор и бегом спустился на третий этаж. Интонация начальника сектора ясно дала понять: что-то стряслось, и об отчете пока можно забыть. А уж о разговоре с Мирилинтой и подавно.

Грубоватое лицо полковника Манжули было озабоченным, но не хмурым. Значит, случилось не убийство или ограбление века, а что-то рангом пониже.

– Мне позвонил Никл Цукан, – сказал начальник сектора, кивком пригласив подчиненного сесть. – Его только что гоп-стопнули у собственного дома. Всем дорожным и стояночным уже сообщили, я распорядился, но с приметами слабовато. Видел он грабителя только мельком, так что на мнему надежды мало. По камерам наблюдения попробуют отследить – может, что-то и обнаружится. Дуй туда, Парковая, двадцать семь, пострадавший возле дома стоит. Эксперты выехали. Посмотри там своим глазом, поуточняй… ну, тебя учить не надо. Дополнительные штрихи нужны. Не возьмем по свежим следам – шансов будет маловато, сам знаешь. Хватай, как говорится, куртара за ноздри!

– Парковая, двадцать семь, – повторил Тумберг. – Пятый городской участок…

– Городские уже там, Цукан им сразу сообщил, – нетерпеливо сказал Манжули. – Понятно, к чему ты клонишь: мол, не наши проблемы. Но он мне позвонил, понимаешь? Ты знаешь, кто он такой?

– Знаю, – сказал Шерлок. – Коллекционер раритетов. Я к нему года три назад обращался, как к специалисту.

– Ну вот, – кивнул полковник. – И я его тоже знаю. И он, между прочим, подсказал, у кого можно приобрести за разумную цену кинжальчик в подарок министру. На юбилей. Министр был очень доволен. Так что, давай, покажи городским, как надо работать.

– А гоп-стопнули – это как? – спросил Тумберг. – Раздели? Перстень сняли?

– Почти в точку. Только не перстень – кольцо. Которое, правда, было под перстнем. Кольцо коллекционное, Цукан его специально надел, направляясь на встречу с потенциальным покупателем. – Манжули с силой провел рукой по бритой голове, словно намереваясь содрать с себя скальп. – Объяснять надо?

Шерлок повел плечом.

– И так понятно. Грабитель назначил встречу, а сам караулил коллекционера у дома. Сообразил, где у того находится колечко, сдернул с пальца вместе с перстнем и удалился, не прощаясь.

– Именно. Ты уж постарайся, Шерлок, повышай наш рейтинг и свой тоже. Хотя он у тебя и так высок. А не то продадут это кольцо в чью-то частную коллекцию, к которой посторонних не подпускают – и всё. Цукан-то свои вещицы все-таки иногда выставляет, любой может посмотреть. За деньги, конечно.

– Вот кто-то и посмотрел. И присмотрел…

– Вполне возможно. В бой, Шерлок, дежурка уже у подъезда. Не подведи!

– И у нашего юбилей не за горами, – заметил Тумберг, показав пальцем на потолок.

– Правильно мыслишь, майор! – едва заметно усмехнулся начальник сектора.

Дежурное бежевое авто рассчитало оптимальный маршрут с учетом интенсивности движения на городских улицах и, только дважды включив сирену, за десять минут доставило следователя на улицу Парковую. Это был тихий район, застроенный, в основном, двух – и трехэтажными особняками, стоящими в окружении фруктовых деревьев. Возле дома номер двадцать семь было довольно оживленно. Среди людей в бежевой полицейской форме выделялся невысокий лысоватый мужчина в синем костюме. Концы его обмотанного вокруг шеи белого шарфа свисали ниже пояса, брюки были заправлены в желтые сапожки на толстой подошве, и все это вкупе с большими накладными карманами пиджака – темно-красными, с золотыми прожилками – просто кричало о том, что это не какой-нибудь там дистрибьютор или менеджер среднего звена, а некто совсем иной. Мужчина стоял возле красного авто, и выражение его лица отнюдь не соответствовало его наряду. Шерлок сразу узнал Никла Цукана и, выбравшись из полицейской дежурки, направился к нему. Поздоровался с коллекционером и коллегами и приступил к выяснению обстоятельств ограбления. И чем дольше слушал, одновременно осматривая окрестности, тем больше его лицо становилось похожим на лицо потерпевшего – по уровню кислости. Прохожие замедляли шаг и останавливались, стараясь понять, что тут стряслось, но полицейские задерживаться им не давали. Проезжали мимо редкие авто, и вскоре, несомненно, должны были нагрянуть медиары. Легкий ветерок гонял в воздухе пушинки, сдувая их с обрамляющих дорогу деревьев, и у бордюров лежали белые валики, которые так любят поджигать мальчишки.

Картина нарисовалась такая. Некто назначил коллекционеру встречу в ресторане «Весна» с целью осмотреть имеющееся у Цукана старинное кольцо (на всеобщее обозрение оно, вопреки предположению Тумберга, никогда не выставлялось) и обговорить условия его приобретения. Речь шла об обмене с возможной доплатой – у неизвестного, по его утверждению, имелись кое-какие интересные вещицы. Разговор велся по комму, но экран звонившего был выключен. (Номер, разумеется, уже выяснили, он оказался, как и ожидалось, разовым, и установить его обладателя не представлялось возможным.) Коллекционера не насторожила такая таинственность – в их среде подобное было довольно обычным явлением. В Межзвездном Союзе вращалось множество несертифицированных раритетов, чье происхождение оставалось тайной за семью печатями. И все прекрасно понимали, что добыты они не в археологических экспедициях, а стараниями «черных археологов», борьба с которыми велась извечно, но особого эффекта не давала. Никл Цукан дал согласие на встречу и поступил так, как делал уже не раз с подобными раритетами из своей коллекции: надел кольцо на палец и прикрыл широким перстнем. И за полчаса до назначенной встречи вышел из дому, намереваясь ехать к ресторану «Весна» – там к услугам посетителей были отдельные кабинки, где ничто не мешало общению. Неизвестный сказал, что встретит коллекционера у входа.

И встретил. Только не у дверей ресторана, а гораздо ближе. Никл не успел дойти до оставленного у тротуара авто (с утра он ездил на рынок, а после обеда собирался навестить живущую в пригороде племянницу), когда услышал сзади чьи-то приближающиеся шаги (прохожих на улице почти не было, и он, направляясь к авто, не смотрел по сторонам). Кто-то за спиной негромко сказал: «Эй!» Коллекционер обернулся и увидел субъекта в низко надвинутой на глаза кепке наподобие бейсболки, но с более длинным козырьком, закрывающим чуть ли не пол-лица. Впрочем, и вторую половину лица Никл толком не рассмотрел, потому что из выставленной руки незнакомца ударила коллекционеру в глаза белая струя – это был какой-то газ. Цукан непроизвольно зажмурился, прижав ладони к лицу, и тут же почувствовал, что его схватили за правую кисть и сорвали с безымянного пальца перстень вместе с кольцом. Коллекционер дернулся, получил удар в солнечное сплетение и согнулся, пытаясь сделать вдох. Что-то зазвенело, упав на тротуар, шаги стали быстро удаляться. Открыв глаза, Никл увидел, что грабитель перебежал через дорогу и, не оглядываясь, исчез в кустах парка, протянувшегося на весь квартал. Гнаться за ним не было смысла – Цукан и в молодости не отличался спринтерскими данными, а уж теперь… И он принял единственно правильное в данной ситуации решение: позвонил в полицию – сначала в городское управление, дежурному, а потом, для верности, в областное, полковнику Манжули.

Возможно, свидетели этого ограбления и были, но никто из них до приезда полиции не задержался, да и вряд ли они могли увидеть больше того, что увидел Никл Цукан. А он успел разглядеть не очень много, и снятая с него мнемограмма не отличалась обилием деталей. И отпечатков пальцев не осталось – грабитель действовал в перчатках. И след затерялся на тропинках парка, где уже успели побывать полицейские, вооруженные поисковыми приборами. Выходило, что преступник поджидал коллекционера, спрятавшись за толстым стволом дерева, – одного из тех, что росли на тротуаре вдоль дороги. Окликнул он Цукана специально – чтобы тот повернулся и подставил лицо под струю из газового баллончика. Экспресс-анализ, проведенный экспертами-окружниками в лаборатории полицейского авто, показал, что это усыпляющий газ «Сладкий сон», приобретение которого не требовало каких-то сверхусилий. Перстень, брошенный грабителем, Цукан нашел сам, еще до приезда полиции. Судя и по словам коллекционера, и по его мнеме, преступник был примерно одного с Никлом роста, обычной комплекции, без особых примет типа окладистой бороды, шрама через всю щеку, раздвоенного носа или второй головы. Вероятно, это был мужчина (во всяком случае, голос, по утверждению пострадавшего, походил на мужской), не пожилой, достаточно сильный и ловкий – судя по тому, как быстро и безошибочно он провернул всю операцию. К которой, наверное, тщательно готовился. Кепку Цукан более-менее рассмотрел, а вот все остальное смог описать буквально двумя словами: «Что-то серое». То же самое показывала и мнемограмма – фигуру грабителя облегало нечто вроде трико, без каких-либо деталей, и такими же серыми были ступни. Это не значило, что преступник был именно в трико – просто мозг ошеломленного коллекционера не сумел зафиксировать подробности.

Впрочем, нечто, похожее на зацепку, нашлось – не зря Тумберг всю свою сознательную жизнь старался равняться на великого сыщика Темных веков. Хоть и не смог пострадавший разобрать лицо грабителя, но кое-что все-таки заметил. На подбородке, ниже уголков рта, располагались две симметричные синие точки, по одной с каждой стороны. Городским полицейским и экспертам-окружникам эти точки ничего не говорили и были оставлены без внимания. А вот эрудит Шерлок Тумберг-младший сразу вспомнил, что такие отметины характерны для горного народца груйков с планеты Макатрония. Младенцам мужского пола, родившимся в зимнее время, вставляли под кожу подбородка стерженек-оберег, и вынимался этот оберег только после достижения сапиенсом совершеннолетия (по местным меркам). А значит, грабитель был груйком, именно мужского пола, и как минимум пятнадцати стандартных лет отроду. Если, конечно, Шерлок правильно истолковал причину этих отметин.

Да, зацепка была слабенькая. Даже если в Динтине когда-нибудь и обнаружится груйк такого роста и телосложения, поди докажи, что именно он ограбил Никла Цукана! А вероятность того, что преступника удастся отыскать по горячим следам, представлялась Тумбергу совсем крохотной. Судя по тому, что след потерялся в парке, грабитель припрятал где-то там другую обувь и одежду. В это время в парке малолюдно, и он мог без помех быстренько переодеться и переобуться, выйти с другой стороны и преспокойненько отправиться… куда? Если он местный – к себе домой, а если нет – прочь из города. Вряд ли он нападал на Цукана ради того, чтобы держать колечко у себя на кухне и любоваться древним раритетом. Коллекционеры не действуют столь нагло – во всяком случае, Тумберг не мог припомнить такого. Значит, либо этого груйка нанял какой-то другой коллекционер, либо парень, проведав о колечке Цукана (кстати, каким образом проведав?), решил им завладеть, чтобы потом выгодно продать.

С описанием кольца проблем не было – в комме Цукана хранились изображения этой древней вещички, сделанные с разных точек, а в ответ на вопрос Тумберга об обстоятельствах приобретения раритета последовала обычная история о блошином рынке (в этот раз – на Троглонии). О продавце коллекционер, как и ожидалось, не мог ничего сказать. Следователь не стал углубляться в расспросы о том, каким образом Цукан установил ценность этого украшения, на какой планете, в какую эпоху и какой народ изготавливал такие кольца – это сейчас было не главное. Главное было – найти кольцо.

Но как его найти? Шерлок слабо верил в то, что анализ записей камер видеонаблюдения на улицах, стоянках, вокзалах и в прочих местах Динтина поможет выйти на преступника. Преступник, возможно, сейчас уже спокойно потягивал пиво у себя дома и с улыбкой смаковал все детали своей удачной операции. Тут явно попахивало «глухарем»…

Но!

Этот груйк не знал, что за дело взялся майор Шерлок Тумберг-младший.

Сообщив оперативному дежурному дополнительные данные насчет внешности преступника, Шерлок обратился к Никлу Цукану:

– У вас что, иммунитет к усыпляющему газу «Сладкий сон»?

Коллекционер пожал плечами.

– Не знаю… Против меня никогда не применяли газы. Никакие. – Он все время говорил как-то гнусаво, словно грабитель залепил ему кулаком не под дых, а в нос. Нос у коллекционера был крупным и сам так и просился в коллекцию. – Но голова немного кружится, как после пары рюмок вермута, и вздремнуть все-таки тянет. Хотя вряд ли я смогу уснуть после такого… Подкараулили, как мальчишку…

– Странно, – сказал стоящий неподалеку эксперт из окружного управления. – Газ нормальный, ошибка исключена.

Шерлок, опустив голову, задумчиво потеребил усики и вновь поднял взгляд на коллекционера.

– А насморка у вас нет?

– Насморка нет, – ответил Цукан. – Зато есть аллергия на эту дрянь, – он мотнул подбородком на продолжающий порхать с деревьев пух. – Третий день носоглотку орошаю пертивинсом, там уже одеревенело все.

– Ага! – эксперт подошел поближе. – Он у вас с собой?

– Да, – коллекционер вынул из накладного кармана пиджака сине-желтый баллончик.

– Сейчас проверим. – Забрав спрей, эксперт из окружного управления направился к передвижной лаборатории.

Тумберг вновь принялся теребить усики, отстраненно глядя ему вслед.

Газ «Сладкий сон» вырубал человека часа на три, а то и больше. Почему грабитель решил воспользоваться именно этим газом? Взял то, что оказалось под рукой или что удалось достать? Не-ет, он скрупулезно готовился к операции и применил именно то средство, которое и планировал применить. Значит, собирался отправить Никла Цукана в царство грез минимум на три часа. Но пертивинс он предусмотреть никак не мог… Так зачем ему отключать коллекционера на такой долгий срок? Чтобы переодеться и покинуть парк, хватило бы и десяти минут.

Шерлок оставил в покое усики и вцепился пальцами в свой орлиный нос. Цукан молча топтался рядом, с надеждой глядя на него.

Грабитель рассчитывал, что коллекционер сможет поднять на ноги полицию только через три часа после ограбления. За это время из города можно и пешком уйти. Уехать… Уплыть… Улететь… Выходит, он намерен покинуть Динтин? Тогда вся надежда на записи камер видеонаблюдения. И на зоркость глаз полицейских – если грабитель еще не успел выбраться из города… Но можно ведь и не разглядеть едва заметные синие точки на подбородке…

Дело казалось все более безнадежным.

Покинуть город… Или не только город, но и планету?

Тумберг достал из кармана комм. Вошел в справочный раздел, чтобы посмотреть, можно ли в ближайшее время улететь из космопорта «Динтин». И оказалось, что там готовится к старту хорошо знакомый Шерлоку грузопассажирник «Нэн Короткая Рубашка»!

– «Пузатик»… – пробормотал Тумберг.

– «Пузатик»? – встрепенулся коллекционер. – Вы имеете в виду дальнолет? Да-да, сегодня же пятнадцатое… Вы считаете, что этот тип может удрать на «Пузатике»?

– Не исключено…

А почему нет? Для того и понадобились грабителю эти три часа. Он мог заранее купить билет на дальнолет и, сделав свое дело, отправиться в космопорт.

Шерлок взглянул на часы. Судя по времени, посадка еще не началась, и значит, есть возможность присмотреться в накопителе к каждому, кто собирался подняться на борт лайнера.

Но все-таки он не питал особых надежд насчет этого варианта – вряд ли преступник будет сам себя загонять в ловушку. С дальнолета не убежишь… если ты не пандигий и не иргарий…

Тем не менее такое предположение не следовало сбрасывать со счетов.

– Господин майор, газ действительно нейтрализуется этим спреем, – доложил вернувшийся эксперт. – Какая-то его часть все-таки проникла в легкие, отсюда и сонливость, и головокружение.

– Понятно, – сказал Тумберг и перевел взгляд на коллекционера. – Господин Цукан, вы можете идти домой. Полежите и придете в себя. Теперь уже от вас ничего не зависит… ну, разве что вы припомните какую-нибудь очень важную деталь…

– Увы… – коллекционер со вздохом развел руками. – Если бы знал заранее, пригляделся бы…

– Если бы знали заранее, и ограбления бы не случилось, – усмехнулся Шерлок. – Кстати, кольцо застраховано? – он не исключал и возможность инсценировки разбойного нападения, хотя это казалось маловероятным.

– Нет…

– А вообще коллекция?

Цукан замялся, переступил с ноги на ногу.

– Кое-что застраховано, кое-что – нет… Понимаете, тут есть нюансы…

– Понимаю, – вновь усмехнулся следователь, но уже с холодком. Он и раньше считал коллекционеров не совсем чистоплотными людьми, и Никл Цукан только подтверждал это мнение. – Идите домой, а мы будем изучать записи средств видеонаблюдения. Если все-таки что-то вспомните – звоните, вот мой номер.

На обратном пути в окружное управление Шерлок связался с начальником сектора и кратко обрисовал ситуацию.

– То есть мы глубоко в прямой кишке, – прокомментировал Вентор Манжули. – Сейчас соберу всех бездельников, садитесь и включайте глаза. Вот гадство, всю статистику нам портит этот собиратель старья!

…Обед Тумбергу пришлось заменить все тем же кофе. Он вместе с другими привлеченными окружниками засел в малом зале на втором этаже и просматривал записи камер видеонаблюдения, стараясь определить преступника. Глаза чуть ли не слезились от напряжения, а результата все не было. Несколько раз приходил вызов от Мирилинты, но майор не отвечал. Только общения с ней ему сейчас и не хватало для полного счастья! Нет, Шерлок продолжал любить эту миловидную блондинку, но боялся даже представить будущую совместную жизнь с ней.

«Пузатик» уже покинул планету и ушел в космос, направляясь к конечному пункту маршрута – Лабее, и ни в одном пассажире, взошедшем на его борт в космопорте «Динтин», полицейские не опознали похитителя кольца. Оказался в накопителе и один груйк с синими точками на подбородке. Но этот макатронец был преклонных лет, совсем низеньким и с солидным животом, и никак не тянул на преступника, напавшего на Никла Цукана. Тем не менее, ему вежливо предложили пройти в спецкомнату, обыскали с головы до ног, перетряхнули все вещи и проверили сканером. И такой же проверке подвергли все, что груйк уже сдал в багаж. Никаких колец у макатронца не нашли. Пришлось извиняться…

Дело шло к вечеру, глаза уставали все больше, а во рту было горько от кофе. Да, надежда на успех угасала… точнее, угасала у тех, кто не был Шерлоком Тумбергом-младшим. Шерлок же не унывал. Прошлогодний случай с исчезновением двух пассажиров «Пузатика» тоже выглядел провальным, но ведь не стал таким! И вообще, Тумберг был из тех, кто не останавливается на полпути. Из тех, у кого есть и ум, и хватка.

И, видимо, еще кое-что, поскольку лишь умом и хваткой не объяснить, почему именно Шерлоку досталась для просмотра эта запись со стоянки частных мобилей. Именно ему, а не кому-либо из десятка окружников, привлеченных к этой работе. Случайность? Но что такое случайность? Случайности благоволят тому, кто из кожи вон лезет и жилы рвет, стараясь раскрыть преступление, а не уподобляется описанному древним фантастом сыщику, что просто сидел и ждал, когда преступник сам придет к нему. Так что вполне закономерна эта случайность, пришедшая на помощь Шерлоку Тумбергу. Ну, и он не сплоховал, сумел ухватить зорким своим глазом некое несоответствие, которое другой бы, возможно, и не принял во внимание.

Вот что показала запись. К синему мобилю, запаркованному на стоянке неподалеку от пивного зала «Бурный поток», направлялись мужчина и две женщины. Мужчина не подходил под описание грабителя – он был высок, грузен и шагал вперевалку. Женщины тем более не имели ничего общего с мнемой Цукана. Блондинка лет двадцати пяти, в брючном костюме лазурного цвета, шла рядом с женщиной повыше, одетой гораздо более пестро, да еще и обмотавшей голову платком, который скрывал две трети лица. Такая манера носить платок была присуща обитательницам полупустынь и адептам некоторых религий и выдавала иноземку. Мужчина забрался в покачнувшийся от его тяжести мобиль, блондинка последовала за ним, а иноземка чуть задержалась. Камера показывала ее анфас, и Тумберг отчетливо увидел, какое движение правой рукой она сделала перед тем, как тоже сесть в мобиль. Такое движение присуще только мужчинам, поправляющим свои стесненные трусами причиндалы, они же «хозяйство», они же «достояние», они же «сокровище». Женщина так делать не будет никогда, ей нечего устраивать в трусиках поудобнее. Шерлок прокрутил запись назад и теперь уже сосредоточил внимание на походке иноземки. И обнаружил, что походка похожа на мужскую. Затаив дыхание, чтобы не спугнуть удачу, он вновь просмотрел запись и мысленно попросил сердце стучать потише.

Выяснить путь следования мобиля не составило особого труда, и вскоре Тумберг уже разглядывал изображение, сделанное видеокамерами одной из стоянок космопорта «Динтин». Тот же синий мобиль опустился на свободную площадку, и та же троица выбралась из него. Судя по числам в верхнем правом углу, все это происходило еще до старта «Пузатика». Но мужчина и женщины, покинув стоянку, направились не налево, к терминалам космопорта, а направо – явно к служебному входу.

Окинув взглядом продолжающих трудиться в поте лица коллег, Шерлок отыскал номер тамошнего дежурного и послал вызов. И когда на большом экране стационарного комма появилась круглая, словно опухшая физиономия с подернутыми щетиной подбородком и щеками, представился и показал на соседний экран, где застыло увеличенное изображение вышедшей из мобиля троицы.

– Этих господ вы пропустили на территорию порта, – Тумберг не спрашивал, а утверждал, причем делал это напористо и металлическим тоном. – Время вы сами видите, – он постучал пальцем по уголку экрана-демонстратора. – Вопрос… вернее, два: на каком основании вы их пропустили и с какой целью они туда направились? Если не помните, загляните в журнал учета.

Мутноватые глазки дежурного забегали, но ответил он почти сразу и без особого испуга:

– Так это… Господин Чаргон на яхте своей прокатиться решил. С допуском у него все в ажуре… – дежурный быстро шевелил пальцами, вызывая на свой экран информацию. – За техосмотр уплачено… За стоянку вообще до конца года… Вот, талон на эксплуатацию номер…

– Кто такой этот Чаргон? – перебил Шерлок дежурного.

– Так это… Местный, динтинский… Какой-то бизнес у него. Ага… есть, он заполнял. Проживает по Сикерийской, восемьдесят девять, в графе «род занятий» – предприятие «Нега».

– Аббревиатура? – спросил майор.

– Что? – не понял дежурный.

– «Нега» – большими буквами, без кавычек? Типа МС?

– А что такое «эмэс»?.. А, нет, в кавычках. «Эн» большое, остальные маленькие.

– «Нега»… – повторил следователь. – А кто с ним понежиться отправился?

– Так это… Известно кто… Знакомые какие-нибудь. У того, кто при деньгах, всегда много знакомых, верно ведь?

– Верно…

Шерлок уже нашел в информатории зарегистрированное в Динтине предприятие «Нега». Дата регистрации… Юридический адрес… Владелец – Ольшан Чаргон. Сфера деятельности – оказание бытовых услуг на дому и по месту работы… Уход… Присмотр… Помощь…

«Помощь – это хорошо, – мысленно усмехнулся он. – Особенно на дому. Прямо в постели…»

Мирилинта что-то такое упоминала, когда искала работу. Только название было другое. Видать, не одно такое предприятие существует в портовом Динтине.

– И часто он такие покатушки устраивает? – спросил Тумберг.

– Так это… когда как…

– И пассажирки у него все время разные? – не ослаблял хватку следователь.

– И разные бывают, и те же самые… И так, и этак… – На лбу у дежурного выступили капельки пота.

– Значит, говорите, часто устраивает? – повторил Шерлок.

– Так это… Можно по журналу посмотреть, – промямлил дежурный, явно обеспокоенный такой настойчивостью следователя.

– Что ж, коль можно – давайте посмотрим.

Тумберг уже открыл в уголке экрана расписание движения дальнолетов по космопорту «Динтин». В своих действиях майор руководствовался таким не алгоритмируемым понятием, как «нутром чуять», и это нутро сейчас определенно чуяло, что он на верном пути.

Сравнив записи в журнале дежурного с расписанием, Тумберг без труда обнаружил закономерность, мимо которой не прошел бы и школьник: даты выхода в космос яхты Ольшана Чаргона совпадали с датами отправления из порта «Динтин» некоторых грузопассажирников Космофлота. В том числе покинувшего сегодня Селеби «Пузатика». Конечно, в жизни бывают и не такие совпадения, совершенно случайные, но на них как минимум стоит обращать внимание.

Задачка была из тех, где просто нужно сложить два и два, а Тумбергу приходилось за годы службы в полиции и корни кубические извлекать, и брать интегралы, и выполнять гораздо более сложные действия…

– А с этих прогулок господин Чаргон возвращался вместе со своими спутницами или в одиночку? – задал майор очередной вопрос.

– Э-э… э-э… – Лоб дежурного уже лоснился от пота. – Так это… вместе, конечно же, а как же? Вот же, в журнале же записано… Сколько стартовало, столько и финишировало. А как же? Не в космосе же их оставлять? – Из-за этих бесконечных «же» его речь напоминала жужжание. – Там же, говорят, дышать же нечем…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю