332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Алексей Богомолов » Добрый дедушка Сталин. Правдивые рассказы из жизни вождя » Текст книги (страница 14)
Добрый дедушка Сталин. Правдивые рассказы из жизни вождя
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 20:00

Текст книги "Добрый дедушка Сталин. Правдивые рассказы из жизни вождя"


Автор книги: Алексей Богомолов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

И.В. Сталин: У меня нет никакой дачи

 
Лейся песня серебряной птицей,
Обгоняй в небесах самолет;
Кто поет о Советской столице,
Тот о Сталине песню поет.
 
 
Москве свои песни, любовь и заботы
Приносит Советский Народ.
Там партии воля, там сердце народа,
Там Сталин любимый живет.
 
(Из песни «Песня о столице» – сл. В. Лебедева-Кумача)

Большинство историков и публицистов соглашаются в том, что толчком к строительству Ближней дачи в Волынском, или, как ее еще называли, «кунцевской» либо «зеленой» дачи, на которой Сталин прожил двадцать лет, послужило самоубийство его жены Надежды Аллилуевой в ночь с 7 на 8 ноября 1932 года. Сталин почти сразу же дал распоряжение подготовить себе новую квартиру в первом корпусе Кремля. Видимо, тогда же было принято и решение о строительстве дома в Волынском. На много лет этот комплекс строений стал домом для «вождя народов». Но сам он время от времени отмечал, что эта дача не является его личной собственностью. Приведем, например, часть стенограммы беседы Сталина с писателем Роменом Ролланом:

Ромен Роллан. Завтра условлено, что Горький приедет в Москву Мы с ним уедем на его дачу, а позже, может быть, я бы воспользовался Вашим предложением побыть тоже на Вашей даче.

Сталин (улыбаясь). У меня нет никакой дачи. У нас, у советских лидеров, собственных дач нет вообще. Это просто одна из многих резервных дач, составляющих собственность государства. Это не я Вам предлагаю дачу, а предлагает Советское правительство, это предлагают Вам Молотов, Ворошилов, Каганович, я.

Там Вам было бы очень спокойно, там нет ни трамваев, ни железных дорог. Вы могли бы там хорошо отдохнуть. Эта дача всегда в Вашем распоряжении. И если Вы этого желаете, можете пользоваться дачей без опасений, что кого-либо стесняете.

Заказ на проектирование получил уже упоминавшийся нами 37-летний архитектор Мирон Мержанов. В историческом путеводителе «Ближняя дача Сталина» приводятся слова одного из руководителей сталинской охраны, которыми зодчий должен был руководствоваться при строительстве:

Дача должна иметь те же комнаты, как в кремлевской квартире. Все дополнительные достройки будут делаться на месте.

О строительстве дачи в красках рассказывает один из сотрудников охраны Сталина Алексей Рыбин:

Я приехал в Москву из Ленинграда, где работал инспектором ДСИ. В Москве я оказался в дивизии ОСНАЗ и обучался в 3-й пограншколе. Но вскоре начальником штаба дивизии Мироновым был направлен в оперотдел ОГПУ правительственной охраны.

Тогда мне было всего двадцать три года. Теперь я, обычный парень из уральской деревни Рыгач, каждый день видел и слышал всех, на кого еще совсем недавно мог посмотреть лишь в газете. Вот как мне повезло! Вот какая выпала честь!

Скоро вместе с Жагорниковым и Горундаевым я поехал на строительство сталинской дачи в районе Кунцево. Это место едва ли можно назвать райским. С севера за сосновым лесом пролегало Можайское шоссе, откуда слышался постоянный гул транспорта, сигналы машин, неслись выхлопные газы. Западнее, в деревне Давыдково, вечерами под гармошку вовсю горланили пьяные мужики, которых неистово бранили голосистые жены. С юга, примерно на таком же расстоянии, находилась Киевская товарная станция, где не умолкал грохот буферов при сцепке вагонов, а маневровый паровоз почему-то непрестанно издавал пронзительные гудки. От всего этого содома не спасали ни сосны, ни дощатый забор.

Одноэтажная дача из семи комнат строилась круглые сутки. Спальня Сталина была где-то двадцати метров. Стены зала обили мореной фанерой под дуб, а комнат – в основном под соломку. Швы прикрыли такими же рейками. Откуда-то привезли деревянную полуторную кровать, на которой мы спали поочередно. Потом ее занял Сталин. Никаких бассейнов или массажных на даче не имелось. Никакой роскоши – тоже. Солидно выглядел только паркетный пол в зале.

Смотреть готовую дачу приехали И.В. Сталин, К.Е. Ворошилов и С.К. Орджоникидзе. Пожилой архитектор Мержанов по старому обычаю снял картуз и держал его левой рукой на уровне груди, а правой здоровался с гостями. Под конец все поднялись на просторный солярий. Сопровождавший их Г. Ягода все время держался поодаль и потому остался внизу, около своей машины. Дачу приняли комендант Ефимов с помощником Мозжухиным. А мы с Горундаевым стали выполнять обязанности личной охраны И.В. Сталина. Он появлялся все чаще. Затем начал жить постоянно. В Кремль ездил на черном «Паккарде». Иногда после работы отдыхал на солярии. Во время дождя укрывался в небольшой деревянной будке.

Как человек внимательный, я обратил внимание на одну деталь: автор приведенного выше отрывка называет архитектора Мержанова «пожилым». А ведь тому в конце года, когда было закончено строительство Главного дома, было всего 38 лет. Хотя молодым людям (самому Рыбину было тогда лет двадцать) все, кому «за тридцать», иногда кажутся «пожилыми». И снова отмечу тот факт, что личное присутствие Рыбина на Ближней даче ничем не подтверждается.

Мы уже отмечали, что Ближняя дача строилась из фибролитовых блоков. Этот модный в те времена материал, который представлял собой нечто вроде древесно-стружечной плиты, обладал высокими теплоизоляционными свойствами, но был относительно недолговечен. Через несколько лет, весной 1938 года, основной, или как его еще называют «Главный» дом разобрали и построили заново – уже из кирпича. Тогда же к Главному пристроили и служебный дом – довольно большое здание хозяйственного назначения, которое связывалось с основным изогнутым длинным коридором. А в 1943 году построили второй этаж, на который можно подняться и по лестнице, и на лифте. Сталин, кстати, бывал на втором этаже редко, это было помещение для почетных гостей. Например, у него там довольно долго жил Мао Цзэдун.

По современным меркам элитного загородного жилья, сталинская дача – не самое роскошное строение. Но построена она добротно, и на нормы жилой площади в расчете на каждого жильца тут внимания не обращали. Из парадных дверей попадаешь в прихожую, которая на самом деле была многофункциональным помещением. Площадь ее – 49 метров, то есть чуть больше обычной однокомнатной квартиры. Ну и потолки, конечно, повыше.

Две вешалки – сталинская и гостевая. У сталинской вешалки я обратил внимание на специальное устройство для самостоятельного снимания сапог. Говорят, что генсек всегда делал это сам.

Гостевая вешалка (на ней 18 крючков) имела двойное назначение. Дело в том, что в последние годы жизни Сталин предпочитал не бриться сам, а пользовался услугами парикмахеров. А в середине вешалки было большое зеркало. Перед ним ставилось кресло (сейчас, как и в те времена, оно стоит в углу прихожей), Сталин садился, из ящичка под зеркалом доставались бритвенные принадлежности, и процесс начинался.

Из прихожей можно попасть в Большой зал, в Малую столовую и так называемую вторую комнату. На стенах у входа в Большой зал висят карты Европы и Европейской части СССР, на одной из которых с помощью красных и синих карандашей обозначена боевая обстановка. А у дверей в Малую столовую – политическая карта мира. Милован Джилас, будущий вице-президент Югославии, который посещал Ближнюю дачу, писал о том, что на одной из карт отдельно был отмечен район Сталинграда. Он же вспоминал интересный случай с тем, как Сталин искал Кёнигсберг:

…Сталин начал отыскивать на карте Кёнигсберг, потому что его следовало переименовать в Калининград, и мы натолкнулись на места вокруг Ленинграда, которые еще с екатерининских времен назывались по-немецки. Сталину это не понравилось, и он сказал кратко Жданову:

– Переименовать! – глупо, что эти места до сих пор носят немецкие названия!

Жданов вынул записную книжечку и карандашиком записал сталинское распоряжение.

И еще о картах: раньше, как рассказали сотрудники Ближней дачи, в коридоре, который ведет в западную часть дома, висели еще две карты – различные районы СССР. Но основными считались все же те, которые были в прихожей. Как вспоминал в свое время Вячеслав Молотов: «Здесь мы топтались подолгу». Будучи приглашенными к Сталину на обед или ужин, члены политбюро, глядя на карты, обсуждали различные экономические проблемы.

Как мы уже отмечали, одна из дверей прихожей ведет в 7б-метровую Малую столовую, комнату, в которой основное место занимает, как и положено, стол с восемью стульями. На самом деле этот трехметровый стол при необходимости можно было раздвинуть, так что за ним могло поместиться и 12 человек. В комнате также стоят пять-шесть кресел с тканевой обивкой. Отдельно нужно отметить телефонный столик с тремя аппаратами и камин, который вождь любил топить сам.

Вообще эта комната была, по всей видимости, самой любимой у Сталина. Он здесь обедал, а часто и работал. Работал и сидя за столом, и лежа на диване. В ней он и был поражен инсультом 1 марта 1953 года.

Каждая комната дачи имеет свою историю и что-то значила для Сталина. Например, четыре комнаты № 1, 2, 3, 4 в 1951 году были перестроены в комнаты № 1 и 2. В «новую» комнату № 1 были объединены спальня дочери и библиотека. Указание дал сам вождь, уезжая в очередной отпуск. В первой комнате – книжные шкафы с различной художественной, научной и политической литературой. Сейчас на Ближней даче воссоздана примерная обстановка, а сами книги из коллекции вождя, равно как и его грампластинки с пометками, находятся в архиве. Есть в комнате письменный стол, привычный диван и сервант, в котором, кроме посуды, генералиссимус хранил свои лекарства и пистолет.

Комната № 2 ошутимо больше комнаты № 1. До 1951 года на ее месте были гостевая и рабочая комнаты. В ней основное место занимает обеденный стол, за которым Сталин, в последние годы жизни просыпавшийся около 11 часов утра, начинал свой рабочий день. Тут он знакомился с прессой и письмами и заказанными им в «Ленинке» книгами. Естественно, в комнате есть пара диванов, несколько стульев, кресел и пара столиков с лампами. При жизни вождя на них были еще и курительные принадлежности.

Сталин жил на своей Ближней даче и во время Великой Отечественной войны. Как мы уже упоминали, для него было сделано серьезное бомбоубежище, в котором можно было и работать, и отдыхать. Но однажды, в октябре 1941 года, в самые сложные для Москвы дни Верховному Главнокомандующему пришлось ждать, пока дачу приведут в порядок. И дело было не в разрушениях (в Главный дом и другие строения бомбы ни разу не попадали). Алексей Рыбин, скорее всего со слов коменданта дачи Орлова, вспоминал об этом случае:

Наш театр и ближнюю дачу заминировали. В городе возникли беспорядки, подогретые слухами, будто Сталин уехал на Калининский фронт или куда-то еще подальше. Где же он был тогда? Шофер Митрюхин помнит, что из Кремля Сталин хотел ехать на Ближнюю дачу. Румянцев начал его отговаривать под предлогом, будто там уже сняты шторы, отвернуты краны, выключено отопление и тому подобное. Но Сталин все равно приказал ехать. Ворота были уже на запоре. Орлов с той стороны доложил обстановку. С досадой крякнув, Сталин сказал:

– Сейчас же все разминируйте.

Пришлось Орлову отпирать ворота и топить печку в маленьком домике, где тоже имелась кремлевская «вертушка». Пока Сталин разговаривал с командующими, прибывшие саперы разминировали основной дом.

На то время, когда Главный дом был заминирован, Сталину пришлось переселиться в построенный перед войной Малый дом – относительно небольшое одноэтажное строение, метрах в ста от основного здания. Там было несколько комнат: кабинет, как и другие помещения отделанный деревянными панелями (площадь – 27 квадратных метров), спальня, на пару квадратов больше, столовая 46 квадратных метров и 13-метровая ванная, переоборудованная во время войны в комнату отдыха. Тут все было обставлено более скромно, чем в Главном доме. Но обязательно присутствовали диваны, – их Сталин очень любил. Малый дом использовался относительно редко. Иногда в нем жила дочь Светлана, а во время какого-то ремонта в Главном доме туда на некоторое время переселялся и сам вождь. Работал или в столовой, или в кабинете, сам топил камин…

Самой большой комнатой Главного дома, в которой проходили обеды и ужины Сталина с гостями, особенно в расширенном составе, был Большой зал. Именно так это 155-метровое помещение называл сам «вождь народов».

Большой зал полностью отделан, как любили говорить в советские времена, «ценными породами дерева». И стены, и потолок находятся до сих пор в прекрасном состоянии. А центр комнаты занимает огромный прямоугольный стол. В момент нашего посещения около него было поставлено 18 стульев, но при необходимости можно было усадить и больше гостей. Если входить в этот зал из прихожей, то место Сталина было по правую руку у ближнего угла стола. Я не преминул сфотографироваться у исторического предмета мебели, за которым время от времени решались судьбы не только страны, но и мира.

С правой стороны, как и в других комнатах, стоят диван в полотняном чехле и несколько кресел, а с левой – сервировочный стол и телефонный стол с двумя креслами. Сотрудники дачи обратили мое внимание на то, что у одного из них ножки надставлены (это было сделано по просьбе генсека в 1952 году). Так Сталину было удобнее разговаривать сидя. Стоящие на столике сегодня аппараты тех же моделей, что и оригинальные сталинские. Трудно было найти аппарат ВЧ в хорошем состоянии, но не так давно это было сделано.

Естественно, в комнате был и столик с курительными принадлежностями, стоявший близ выхода из спальни. А еще до смерти Жданова в комнате стоял рояль (позже его перенесли в спальню). Последние годы вождь слушал музыку только посредством радиолы, которая и сейчас находится в Большом зале.

На самом деле до 1945 года комната использовалась в качестве рабочего кабинета и была отделана, как и другие, деревом, правда, примерно до середины стен. Потом комнату расширили за счет южной веранды, и Сталин назвал ее Большим залом, причем, как вспоминали сотрудники дачи и охранники, всегда поправлял тех, кто по ошибке именовал помещение Большой столовой.

Именно в Большом зале прошли последние дни генералиссимуса. В ночь с 1 на 2 марта сотрудники охраны И.В. Лозгачев, В.М. Туков и горничная Матрена Бутузова перенесли Сталина из Малой столовой на диван главного зала.

После смерти Сталина Берия решил передать Ближнюю дачу в ведение Минздрава для преобразования в детский санаторий. Вся мебель и все вещи оттуда были вывезены. Но после ареста Берии было принято другое решение. 2 сентября секретариат ЦК КПСС издал строго секретное постановление об организации в Волынском мемориального музея Сталина. Все вещи и мебель Главного дома были возвращены, хотя и не полностью, и с помощью бывших сотрудников охраны установлены на своих местах. Другие здания передавались Высшей партийной школе.

Но музей Сталина просуществовал недолго, причем для широкой публики его так и не открыли. Посещали его организованные экскурсии проверенных активистов КПСС, слушателей Высшей партийной школы и пр. В декабре 1955-го одним из последних посетителей Ближней дачи в «музейном» варианте стала дочь вождя Светлана Аллилуева. А в феврале следующего года состоялся XX съезд КПСС, на котором Хрущев выступил с докладом «О культе личности и его последствиях». Понятно, что после этого выступления судьба музея была решена. Уже с апреля 1956 года он стал числиться «спецдачей ЦК КПСС «Волынское». В конце восьмидесятых годов на территории дачи был построен особняк, который собирался использовать Михаил Горбачев. Собирался, но не успел. Как рассказали нам сотрудники дачи, в 1990 году дачу снова передали Девятому управлению КГБ в качестве объекта «Волынское-1>».

Для автора остается загадкой, как удалось сохранить сталинскую дачу в «лихие девяностые». Столь лакомый кусок земли с историческими строениями, да еще почти в центре Москвы, да еще на природе… И никому ведь не оказалось по силам ее «приватизировать». На момент моего посещения (2011 год) Ближняя дача, поддерживаемая в превосходном состоянии, находилась в ведении Федеральной службы охраны РФ. А это, пожалуй, единственная гарантия того, что она будет оставаться в целости и сохранности…

Где хозяин? В очередном отпуске

 
Страна Советов, родина свободы,
Наш край прекрасен, и просторен, и богат,
Я выбираю власть сынов народа,
Товарищ Сталин – мой первый кандидат!
 
(Из песни «Страна выбирает»)

Действительно, прекрасен, просторен и богат наш край. И товарищ Сталин выбирал для своего отдыха, что называется, жемчужины этого края. Вождь умел не только работать, но и отдыхать. Иногда его отпуска, по свидетельству охранников и архивным документам, могли продолжаться до трех месяцев. В начале тридцатых он, например, мог уехать из Москвы в конце июля, а возвратиться к ноябрьским праздникам. А уехать ему было куда. Во-первых, он, как мы уже знаем, любил путешествовать по европейской части СССР на поезде, на теплоходе, а иногда и автомобилем. А конечными пунктами его путешествия, как правило, были курорты Черноморского побережья Кавказа, любимые места в Грузии, реже Крым. Чтобы читатели имели представление о количестве сталинских резиденций и их размерах, я составил следующую небольшую и скорее всего не совсем полную справку.

ДАЧИ СТАЛИНА – КРАТКАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Всего существовало более 20 дач, на которых в 1919–1953 гг. бывал И.В. Сталин. На некоторых он жил подолгу, другие посещал 1–2 раза за время их существования.

1. Дача «Волынское» («Ближняя»), Москва – 2 этажа, около 1 000 кв. м.

2. Дача «Семеновское» («Дальняя»), Московская область, Чеховский район – 1 этаж, около 800 кв. м.

3. Дача «Новая Мацеста» («Зеленая Роща»), Сочи – 2 этажа, около 200 кв. м.

4. Дача «Пузановка», Сочи – 1 этаж, около 100 кв. м.

5. Дача «Ривьера», Сочи – 1 этаж, около 200 кв. м (не сохранилась).

6. Дача «Блиновка», Сочи – 2 этажа, около 200 кв. м (Сталин отдыхал тут один раз, потом отдал дачу Ворошилову). По некоторым сведениям, сгорела.

7. Дача «Холодная речка», 14 км от г. Гагра в Абхазии – 2 этажа, около 500 кв. м.

8. Дача «Рица» (Абхазия) – 1 этаж, около 200 кв. м. (Был пожар в 1989 г., деревянный флигель сгорел. Остальное восстановлено.)

9. Дача «Новый Афон» (Абхазия) – 2 этажа, около 200 кв. м. (Сталин был на ней один раз.) (Не сохранилась.)

10. Дача «Сухуми» (Абхазия). Находится на территории Сухумского Ботанического сада – 2 этажа, около 600 кв. м.

11. Дача «Мюссеры» (Абхазия) – 1 этаж, около 300 кв. м.

12. Дача «Боржоми» (Грузия) – 2 этажа, около 300 кв. м. (Сталин отдыхал на ней в 1951 г.)

13. Дача «Цхалтубо» (Грузия) – 2 этажа, более 200 кв. м.

14. Дача «Кореиз» (Крым) – 2 этажа, более 600 кв. м. (Сталин жил на этой даче во время Ялтинской конференции в 1944 г.).

15. Дача «Головинка» (Крым) – 1 этаж, 150 кв. м. (Сталин бывал здесь дважды.)

16. Дача «Трапезниково» (Крым) – 2 этажа, около 300 кв. м. (Сталин отдыхал здесь несколько раз в конце 20-х – начале 30-х гг. Впоследствии дача была передана Е. Ярославскому.)

17. Дача «Явейная» (Крым) – 1 этаж, около 150 кв. м. (Была построена для Сталина, но он ни разу на ней не был).

Сталин также бывал на подмосковных дачах в «Липках» (Дмитровское шоссе) – сюда он переехал в 1943 году, когда надстраивался второй этаж Ближней дачи, «Зубалово», где он жил до 1934 года и куда иногда приезжал к дочери (дача была взорвана в октябре 1941 г., потом восстановлена). «Горки-10» в 35 км от Москвы по Рублевскому шоссе и др., а также на даче в г. Кисловодске.

Книга «Охота и политика» подробно описывает весьма длительный отпуск Сталина летом – осенью 1933 года. Он выехал из Москвы обычным поездом «Москва – Горький» (к нему был прицеплен один спецвагон) 18 августа (любопытно, что решение политбюро об отпуске Сталина принято задним числом 20 августа. – Авт.}.На следующий день вместе с Ворошиловым и своими детьми погрузился на пароход «Клара Цеткин» для путешествия по Волге. Посетил Саратов и Сталинград, 24 августа успешно поохотился в Сальских степях, а уже через день был в Сочи в санатории «Пузановка», который позже был перестроен и стал объектом № 9 (потом № 1) на Черноморском побережье – знаменитой сталинской дачей «Зеленая роща». Около месяца отдыхал, ездил по побережью, охотился, гулял, устраивал пикники. А 21 сентября поселился на даче «Холодная речка» близ Гагры.

Все это время в Москве «на хозяйстве» оставался Лазарь Каганович. Товарищ Сталин же отдыхал до 1 ноября, и 3 ноября, в канун празднования очередной годовщины Октябрьской революции, вернулся и приступил к работе.

В историческом путеводителе «Ближняя дача Сталина» сообщается и о том, что отпуск 1934 года у Сталина тоже не был коротким:

Мало того, в 1934 году после ремонта служебных правительственных помещений в зале Кремлевского Сената кабинеты ответственных работников, коридоры и лестницы, исключая интерьеры Овального и Екатерининского залов, оказались оформлены в любимом сталинском стиле.

Впрочем, сам Сталин при реконструкции не присутствовал. Пока архитекторы и строители воспроизводили сталинские вкусы в оформлении служебных помещений Кремля, вождь несколько месяцев отдыхал на юге, где поочередно жил на нескольких государственных дачах близ Сочи и в Абхазии.

Конечно, во время Великой Отечественной войны вождю было как-то не до отдыха, и с отпусками пришлось повременить. Первый послевоенный отпуск в Крыму и Сочи (мы уже рассказывали о некоторых его деталях) генералиссимус провел в 1947 году. Но особого удовольствия он не испытал. Светлана Аллилуева в своих воспоминаниях писала о том, что уже во второй половине сороковых годов даже отдых на столь любимых им черноморских курортах не так радовал генералиссимуса:

Летом 1947 года он пригласил меня отдыхать в августе вместе с ним в Сочи, на «Холодной речке». Впервые после многих лет мы провели вдвоем какое-то время: три недели. Это было приятно и печально, – и бесконечно трудно… Я опять никак не могла привыкнуть к его перевернутому режиму, – полдня он спал, часа в три был завтрак, часов в десять вечера – обед и долгие полуночные бдения с товарищами. Нам было трудно говорить, – и не о чем, как ни странно… Когда мы оставались одни, я изнемогала в поисках темы, о чем же говорить? Было такое ощущение, что стоишь у подножья высокой горы, а он – наверху ее; ты кричишь что-то туда, наверх, надрываясь, – туда долетают лишь отдельные слова… И оттуда долетают до тебя лишь отдельные слова; всего не скажешь, таким образом, много не наговоришься. Мы гуляли иногда, это было легче. Я читала ему вслух газеты, журналы – ему это нравилось. Он постарел. Ему хотелось покоя.

Последний отпуск Сталина пришелся на осень 1952 года. Жить ему оставалось несколько месяцев…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю